Инфляция и конкуренция с российской спецификой

 

         Обсуждая проблему инфляции, некоторые вполне серьёзно утверждают, что с ростом цен вообще не нужно бороться, достаточно компенсационных выплат населению. Такая точка зрения напоминает позицию больного, который не желает лечиться, ограничивается симптоматическими средствами и загоняет болезнь вглубь. Другие видят в качестве главной причины инфляции совокупность монетарных факторов. Третьи считают, что инфляция - это не российское явление и занесена к нам из-за рубежа. Перечень мнений можно продолжать. Но дело в том, что всё это - частности. Сегодня важно понимать, насколько изменилось содержание традиционных понятий инфляции и конкуренции в сложных условиях современной экономики. Более того, необходимо учитывать, что в нынешней России эти явления имеют свои особенности. Наша реальная жизнь сильно отличается от того, чему продолжают учить традиционные экономические теории.
          В экономических журналах, на бесчисленных форумах, симпозиумах и круглых столах с важным видом ведутся разговоры о том, насколько сложным феноменом является инфляция, какое великое множество факторов на неё влияет и как трудно всё это изучить и понять. Конечно, не следует преуменьшать сложность этого экономического явления. Но трудно отделаться от впечатления, что бесконечные разговоры об этом грешат явным преувеличением. Всё больше признаков того, что на этой сложности пытаются спекулировать. Чем "сложнее" явление инфляции, тем "убедительнее" теоретическое обоснование самоуспокоенности и бездействия тех, кто обязан с инфляцией бороться. Можно год за годом писать респектабельные статьи и защищать диссертации, готовить правительству невнятные "рекомендации", участвовать в подготовке обтекаемых "концепций", давать хорошо оплачиваемые "консультации". Одним словом, тянуть время и имитировать реальную работу, не забывая при этом регулярно получать заработную плату. А инфляция тем временем делает своё чёрное дело - подтачивает реальную экономику и бьёт по благосостоянию большинства населения.
         Пора осознать, что в основе российской инфляции и до сих пор лежат последствия "шоковой терапии" начала и середины 90-х годов. В одночасье стало возможным зарабатывать не путём выпуска реальной продукции, а путём повышения цен при свёртывании производства. В тотально монополизированной советской экономике цены удерживались в приказном порядке. В либеральной экономике при свободном ценообразовании ограничителем цен служит конкуренция. И вот первый ограничитель исчез, а второй не появился. Экономика оказалась и без плана, и без рынка. Отсюда - неизбежная стагфляция начала 90-х.
        Этот всплеск спекулятивной мотивации оказался настолько сильным, что инерция этого психологического фактора сохраняется до сих пор. Предпочитают идти по линии наименьшего сопротивления: ведь повышать цены куда проще, чем наращивать выпуск, совершенствовать технологию, заботиться о качестве продукции. Возникла и до сих пор раскручивается инфляционная спираль зарплата-цены. Этот порочный круг и в самом деле нелегко разорвать. Ситуация усугубляется зависимостью страны от импорта. Открытость экономики оказалась палкой о двух концах: с одной стороны, она избавила страну от тотального дефицита на период обвального спада производства, а с другой - стала тормозом на пути восстановления и развития отечественного производства. В этом аспекте всплеск инфляции частично объясняется ростом объёма денежной массы, за которым не успевает рост предложения отечественных товаров, а дорожающее импортное продовольствие подливает масла в огонь.
        Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), регулярно публикующий анализ динамики потребительских цен, отмечает отсутствие объективных причин резкого повышения цен на отдельные виды продовольствия. В частности, сопоставляя динамику цен на молочные продукты в цепи «сельский товаропроизводитель - молочная промышленность – торговля» специалисты ЦМАКП усматривают наличие корыстного умысла сетевых компаний. Влияние роста цен мирового рынка на наши внутренние цены хорошо прослеживается на примере непрерывного подорожания бензина и солярки. При этом дополнительная выручка от постоянного повышения цен не направляется на расширение объемов производства и модернизацию предельно изношенного оборудования нефтеперерабатывающих заводов. Сдерживание монетарной инфляции по традиции предлагается путем всемерного ограничения денежной массы в виде денежных доходов населения и бюджетных ассигнований на развитие экономики. Необходимость сохранения нищенского уровня заработной платы в бюджетном секторе и такого же уровня пенсий на протяжении многих лет обосновывается угрозой роста инфляции. В то же время в рыночном секторе, не подвластному правительству, высокие темпы роста зарплаты сохраняются, так как они выгодны руководству и работникам, а также обусловлены нарастающим дефицитом рабочей силы.

         Регулирование цен не является чем-то недопустимым в рыночной экономике. Повышение мировых цен на продовольствие, спровоцированное тем, что при нынешнем уровне цен на нефть значительные объемы сельскохозяйственного сырья стали использоваться для производства моторного топлива, потребовало от многих стран введения регулирования цен в тех или иных масштабах. В КНР введена регистрация цен на важнейшие виды продовольствия, а для их повышения в последующем поставщики должны представить властям веские доводы необходимости такого шага. Малайзия создает Национальный совет по ценам, который займется мониторингом себестоимости производства продовольствия и созданием продуктовых запасов. При совете круглосуточно действует горячая телефонная линия, по которой потребители могут сообщать о случаях резкого роста цен на продукты. Меры по регулированию цен вводятся во всех странах по мере необходимости, то есть в тех случаях, когда товарные ресурсы не покрывают нормальный спрос, а рост цен влечет за собой нежелательные последствия в виде роста социальной напряженности или раскрутки инфляции в смежных сферах производства.
        Конечно, самым надёжным средством борьбы с инфляцией в нынешней России является восстановление и развитие отечественного производства, увеличение предложения нашей собственной продукции на товарных рынках, продажа её населению по регулируемым ценам. Но, во-первых, на это требуется время. Во-вторых, этот процесс сам по себе не пойдёт или пойдёт крайне медленно. Ему мешают последствия спада производства, разбалансированность между отраслями после отказа от централизованного планирования, рецидивы модной "дезинтеграции", изношенность оборудования, несовершенство технологий, неразвитость инфраструктуры, усугубляющаяся нехватка компетентных кадров, высокий уровень экономической преступности и многие другие негативные факторы, накопившиеся за годы бездумной "радикальной экономической реформы".
       В такой обстановке необходимая политика ясна: координация деятельности предприятий всех форм собственности в общенациональных интересах; предельно чёткое и конкретное планирование на основе бюджетных и внебюджетных ассигнований; неослабный контроль за целевым расходованием выделенных средств и доведением работ до запланированных результатов; укрепление финансовой и производственной дисциплины; беспощадное пресечение коррупции, мошенничества, жульничества, расхлябанности во всех звеньях государственного управления; мониторинг экономической деятельности и государственная поддержка тех частных предприятий, которые реально участвуют в выполнении планов и целевых программ. Всё это отнюдь не исключает меры по поддержке малого и среднего бизнеса. Но рыночная экономика России не должна быть стихийной и спекулятивной. Она должна стать регулируемой, производительной и социально ориентированной.

         Что касается конкуренции, то бесконечные упования на нее прикрывают профессиональную несостоятельность многих чиновников на ответственных постах в экономических ведомствах. Они насаждают конкуренцию даже там, где она неуместна и вредна. Для оценки идеи разделения системы электроснабжения на монопольные и конкурентные области даже невозможно подобрать корректное выражение. Остается радоваться, что у наших рыночных энтузиастов ещё не дошли руки до аналогичной "дезинтеграции" газовой отрасли. Другой пример - расхожие утверждения о том, что конкуренция позволит решить проблемы ЖКХ. Конкуренция в ЖКХ – обман обывателя, маскирующий уход государства от обязательств в сфере жизнеобеспечения. Состояние отрасли определяют котельные, водопроводные станции и станции водоочистки, которые были и останутся безальтернативными, как и инженерные сети. Вместо планомерного приведения мощностей коммунальных предприятий в работоспособное состояние, разрушают существующие ЖЭКи, подбрасывают населению право выбора управляющей компании и повсеместно насаждают товарищества собственников жилья.

         Были мы свидетелями и того, насколько пагубны последствия неконтролируемого роста цен на авиационное топливо в сочетании с некомпетентностью и безответственностью новоявленных частных авиаперевозчиков. Мытарства людей в авиапортах - закономерный результат подмены планомерной работы бездумными затеями по приватизации и дезинтеграции в жизненно важной отрасли. Тогда тоже разглагольствовали о пользе конкуренции с целью повышения эффективности, снижения цен и т.п. Интересно, сколько ещё таких экспериментов, предпринимаемых с самыми благими намерениями и приводящих к прямо противоположным результатам, предстоит пережить нашей стране?  Примечательно, что неумеренные любители конкуренции не выговаривают слово «специализация», которая является антиподом примитивно воспринимаемой конкуренции. Однако именно специализация в сочетании с концентрацией производства является залогом успеха в завоевании лидирующего положения на современном рынке. В первую очередь это относится к высокотехнологичным отраслям производства, выходящим на глобальный рынок. Для управления современным производством в исполнительной власти и на уровне корпораций нужны грамотные, системно мыслящие инженеры, а не только финансовые менеджеры.

        Конечно, в современной рыночной экономике ценообразование и конкуренция по-прежнему взаимосвязаны. Но давно ушли в прошлое времена полного господства благотворной свободной конкуренции, этого честного соревнования товаропроизводителей, двигателя экономической эффективности и научно-технического прогресса. Такая конкуренция осталась лишь на бумаге в экономико-математических моделях, с помощью которых студентов учат экономической теории. В реальной жизни конкуренция не утратила своей былой роли, но приобрела новые черты, часто выходящие на первый план. Концентрация производства способствует монополизму. В любом экономическом учебнике можно прочитать о вреде монополизма, который стремится прибрать к рукам весь рынок, задушить экономическую свободу, повысить цены, воспрепятствовать научно-техническому прогрессу. Справедливо подчёркивается необходимость и важность антимонопольного законодательства. Всё это так. Но в наше время явление монополизма тоже претерпело эволюцию.

       Необходимо отметить как минимум две важные особенности современной экономики, которые часто не воспринимаются или игнорируются нашими экономистами ультралиберального толка. Во-первых, в наше время крупное предприятие совсем не обязательно является злонамеренным монополистом со всеми его пороками. В одном из лучших отечественных учебников по рыночной экономике [38] приводится в качестве примера корпорация ИБМ, которая является признанным лидером мирового производства элементов компьютерных и информационных технологий. Подчёркивается, что эта компания уже многие годы наращивает (а не сокращает) производство, постоянно совершенствует (а не ухудшает) качество изделий, находится на передовых рубежах научно-технического прогресса (а не препятствует ему), гибко маневрирует ценами (а не старается сохранить их монопольно высокими). Авторы делают важный вывод: "ИБМ и подобные ей корпорации едва ли можно считать монополиями" [38, с. 261].
       В другом популярном, переведенном с английского, учебнике также высказывается немало интересного о современном понимании конкуренции и монополии [10]. Авторы, отдавая должное конкуренции как стимулу материального интереса и экономического роста, в то же время отмечают многие её негативные черты в условиях современного высокотехнологичного производства. Обращается внимание на то, что современная конкуренция слишком часто оборачивается крайней степенью эгоизма. Подчёркивается, что в нынешнюю эпоху "достижение максимальной эффективности производства на основе применения новейшей технологии часто требует существования небольшого числа крупных фирм, а не большого числа мелких" [10, стр. 88-89]. Авторы пишут и о том, что у конкурентной экономики со временем выявились такие недостатки, как расточительность использования ресурсов в погоне за немедленной прибылью, экономическая неэффективность, резкое неравенство доходов, систематические нарушения рыночного механизма, неустойчивость и т.д.
         Кроме того, современной конкуренции присуще стремление не столько к состязательности, сколько к монополизму. Это важное изменение производственных отношений современного капитализма впервые отметил ещё Джеймс Гэлбрейт в середине минувшего века. Он утверждал, что в результате концентрации производства современный капитализм утратил прежнюю способность к саморегулированию через механизм взаимодействия спроса и предложения на основе классической рыночной конкуренции. На смену свободной конкуренции пришло новое экономическое явление, которое Гэлбрейт назвал "уравновешивающей силой". Эту теорию он развил в своей книге "Американский капитализм: концепция уравновешивающей силы" [39]. Согласно этой теории, в современной экономике сформировался "коллективный монополист" покупателей. Ему противостоит коллективный монополист продавцов. Их интересы противоположны: продавцы хотят дороже продать, покупатели - дешевле купить. Силы обеих сторон уравновешиваются путём соглашения. Процесс такого уравновешивания выступает, согласно Гэлбрейту, регулятором производственных отношений современного капитализма.
        Думается, что эту теорию Гэлбрейта не следует возводить в абсолют. Трудно установить "китайскую стену" между совокупным продавцом и совокупным покупателем. В реальной жизни всегда бывает так, что продавцы одних товаров являются покупателями других. Тем не менее, эта теория в современных условиях нынешней России приобретает актуальность. "Перетягивание каната" между продавцами и покупателями всё чаще проявляется со всей очевидностью. Стремление "коллективной монополии" продавцов повышать цены у нас называют "сговором". Арбитром в этом жёстком ценовом противостоянии обязано выступать государство в лице федеральной и региональных властей.

          В регионах уже накоплен опыт в этом отношении. Интересным примером является перевозка населения маршрутными такси. В Ярославле допуск частников к автомобильным перевозкам населения в своё время позволил немедленно решить транспортную проблему, которая не решалась в течение десятилетий до этого! Не скажешь, что здесь всё идеально: случаются аварии, сбои, нарушения установленных правил перевозок. Но, при всех изъянах, это - пример того, как свобода предпринимательской деятельности способна дать быстрые положительные результаты. При всей очевидной множественности частных водителей как "субъектов предпринимательской деятельности", между ними едва ли может возникнуть сколько-нибудь серьёзная конкуренция. Здесь она, по всей вероятности, была бы неуместна и даже вредна. Есть установленные маршруты, эксплуатационные требования, правила безопасности, которые никому не позволено нарушать. Возможности для состязательности ограничены. Естественно, частные автоперевозчики заинтересованы в высокой цене, а пассажиры - в низкой. Арбитром выступает городская власть, благодаря чему система стабильно работает на благо всех горожан.
         Спрашивается, что мешает перенести этот положительный опыт в сферу регулирования цен на другие, наиболее социально значимые, товары и услуги? Конечно, розничная торговля продуктами питания или отпуск топлива на бензоколонках - это не перевозка пассажиров маршрутками. Но есть и много общего. Есть производители, заинтересованные в достаточно высоких ценах, покрывающих производственные издержки и дающие прибыль. Есть покупатели, заинтересованные в возможно более низких ценах. И есть торговцы - посредники, заинтересованные в как можно более высокой торговой наценке. Всё это вполне поддаётся регулированию региональными властями, а в случае необходимости - с участием центра.
       Думается, в данном случае не достаточно эффективно используется федеральный закон о защите конкуренции. Сегодня главная цель этого закона должна состоять в противодействии необоснованному завышению цен как индивидуальными, так и коллективными монополистами. Для этого желательно ещё раз вернуться к формулировке некоторых статей этого закона и, возможно, откорректировать их. Например, пункт 1 статьи 6 даёт крайне путаное определение монопольно высокой цены товара. Пункт 2 этой статьи звучит вполне удовлетворительно. Но в нём нет ответа на вопрос, какова допустимая величина прибыли, а без этого данный пункт теряет всякий смысл. Могут возразить, что ответ надо искать в других законодательных актах. Если это так, то это нерационально: всё, что касается прибыли, необходимо коротко и ясно отразить и в этом законе. В пункте 1 статьи 10 запрещается "изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены товара". Это - хороший пункт. Он направлен на противодействие подавленной инфляции. И здесь необходимо продумать все меры, необходимые для выполнения этого закона на практике.
       Предотвращение искусственного товарного дефицита вслед за установлением регулируемой цены может стать главной заботой тех, кто будет проводить закон в жизнь. Для борьбы с сокрытием товаров может быть полезен закон о торговле.  Необходимо тщательно проанализировать всю цепочку движения товаров от производителя до потребителя через торговлю, выявить все возможные способы сокрытия товаров. В законе необходимо прописать и всё, что касается порядка установления торговых наценок. Опираясь на базовый закон, регионы смогут своими подзаконными актами вводить перечни особо значимых товаров, на которые должны действовать ограничения по торговым наценкам. Законы о защите конкуренции и о торговле могли бы стать неплохой базой для борьбы с инфляцией и недобросовестной конкуренцией, особенно при условии ужесточения административной и уголовной ответственности руководителей компаний, нарушающих это законодательство.