О централизованном планировании и советских пятилетках

 

        В 2011 году исполнилось 90 лет созданию и 20 лет разрушению Госплана СССР.  Централизованное планирование было главным достижением и опорой в системе управления народно-хозяйственным развитием советской страны.

       Ещё задолго до Октябрьской революции, в августе 1903 года, на съезде в Лондоне была принята первая программа Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Именно тогда была сформулирована цель ввести "планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества". Подумать только, Владимир Ильич Ленин поставил эту историческую задачу за 14 лет до ноября 1917 года, когда ему самому было всего 33 года! После победы революции, в 1921 году, VIII съезд Советов одобрил, и советское правительство утвердило государственный план электрификации России (ГОЭЛРО). В феврале 1921 года Совнарком принял Положение о Госплане. Первым его председателем по предложению Ленина стал его друг и соратник Глеб Максимилианович Кржижановский, который руководил Госпланом почти десять лет.
        Впервые в мировой практике был образован общегосударственный орган, осуществлявший перспективное и текущее планирование экономики, обеспечивавший соблюдение общегосударственных и отраслевых пропорций, планомерно увязывающий развитие всех отраслей пятнадцати союзных республик и всех экономических районов страны. Его роль поистине неоценима. Аппарат Госплана СССР (в нем работало свыше 3 тысяч специалистов) состоял из отделов по отраслям промышленности, по сельскому хозяйству, транспорту, товарообороту, внешней торговле, культуре и образованию, здравоохранению, жилищному и коммунальному хозяйству, бытовому обслуживанию населения и др. Важную роль выполняли сводные отделы: народно-хозяйственного плана, территориального планирования и размещения производительных сил, капитальных вложений, материальных балансов и планов распределения, труда, финансов и себестоимости и др. Возглавлялся Госплан, как правило, председателем в ранге заместителя председателя правительства. В составе Госплана было пять крупных научных организаций: Научно-исследовательский экономический институт (НИЭИ), Совет по изучению производительных сил (СОПС), Институт комплексных транспортных проблем (ИКТП), Всесоюзный на­учно-исследовательский институт комплексных топливно-энер­гетических проблем, Научно-исследовательский институт плани­рования и нормативов (НИИПиН). Они проводили большую рабо­ту по методологическому обеспечению системы планирования, его совершенствованию.
        Госплан являлся межведомственным органом и тесно взаимодействовал с Министерством финансов, Центральным статистическим управлением, Государственным комитетом по труду и заработной плате, Государственным комитетом по науке и технике. По статусу Госплан стоял над ними. Особенно тесное взаимодействие существовало между Госпланом и Минфином. И это понятно, поскольку проектировки годовых и пятилетних планов предусматривали рост производства продукции промышленности и сельского хозяйства, строительство новых предприятий, другие виды деятельности – все это сопровож­далось увеличением объемов общественного продукта и национального дохода, а следовательно, ростом доходной части государственного бюджета. Но существовала и обратная связь: аккумулируемые в доходной части бюджета средства закладывались в проектировки плана на развитие новых производств. Госплан СССР в пределах своей компетенции издавал постановления, обязательные для исполнения всеми министерствами, ведомствами и другими организациями. Ему было предоставлено право – и Госплан им пользовался – привлекать для разработки проектов планов и отдельных народно-хозяйственных проблем Академию наук СССР, академии наук союзных республик, отраслевые академии наук, научно-исследовательские и проектные институты, конструкторские и другие организации и учреждения, а также отдельных ученых, специалистов и передовиков производства. Работа Госплана по составлению планов и контроль за их выполнением сочетались с тщательной проработкой многочисленных прогнозов. Как и планы, прогнозы носили кратко-, средне- и долгосрочный характер.
         По мере роста масштабов производства и усложнения связей в народном хозяйстве разработка планов сложившимися методами становилась все более трудной, часто даже непосильной. Поэтому по инициативе А.Н.Косыгина, реализованной Н.К.Байбаковым, в начале семидесятых годов Госплан приступил к формированию автоматизированной системы плановых расчетов (АСПР). Она была спроектирована и создана силами Главного вычислительного центра, отделов Госплана и его институтов с участием большого числа организаций, министерств, ведомств и союзных республик. К 1985 году были задействованы две очереди АСПР, что позволило поднять качество технологии планирования на совершенно новый уровень. Впервые в практике Госплана плановые проектировки стали многовариантными. При проведении вариантных расчетов была реализована отечественная экономико-математическая модель межотраслевого баланса. За ее разработку группа ученых НИЭИ Госплана во главе с его первым директором академиком А.Н.Ефимовым (1908–1987) была удостоена Государственной премии СССР.
         Конечно, не всё гладко было в работе Госплана. По независящим от него причинам он был слишком политизированным, из-за чего составляемые им планы не всегда надлежащим образом выполняли роль регулятора пропорций общественного производства, в чем оно постоянно нуждалось. Не секрет также, что наши планы нередко отражали волюнтаристские намерения высших руководителей страны, порою далекие от реальных возможностей. При Хрущёве, к примеру, не складывалось выполнение пятилетки. С его подачи Госплан вместо пятилетки разрабатывает семилетку, единственную в истории страны. А чего стоило горбачёвское «ускорение», настойчиво навязанное в последнем пятилетнем плане и оказавшееся нереальным по многим причинам, включая бездумную антиалкогольную кампанию. Поэтому вместо ускорения с началом перестройки и произошло нарастающее затухание темпов развития страны. Можно с основанием критиковать и чрезмерную регламентацию производственной деятельности, стремление запланировать всё и вся. Но неоспоримый факт, что разработанные Госпланом СССР 12 советских пятилеток были реальными ступенями экономического и социального прогресса, вывели Советский Союз на положение второй сверхдержавы мира. Само же советское планирование явилось выдающимся историческим явлением, послужило примером для применения многими странами мира. Первой «ласточкой» оказались годы Великой депрессии 30-х годов прошлого века, когда самый выдающийся в истории США президент Франклин Рузвельт воспользовался успешным опытом СССР в части государственного регулирования экономики с помощью плана и задействовал это у себя в стране, что позволило успешно выйти из кризиса.
        Действительность такова, что централизованное планирование в США существует и поныне, причем не ограничивается только государственным бюджетом и целевыми программами. В послевоенный период под патронажем правительства США были соз­даны мощные организации по долгосрочному и стратегическому планированию. Многие крупные американские корпорации по своим масштабам даже превосходили советские отраслевые министерства, планирование внутри корпораций осуществлялось самыми что ни на есть директивными методами. Демократия и рыночная экономика не помешали США в плановом порядке успешно реализовать общенациональные программы борьбы с бедностью, преодоления отставания от СССР в освоении космоса, вывода Америки в мировые лидеры научно-технического прогресса. Здоровые силы на Западе недоумевали по поводу разрушения планирования в стране, где оно зародилось. Нельзя не вспомнить, что в период ельцинских бесчинств в России выдающийся американский экономист Джон Гэлбрейт настоятельно не рекомендовал нашим "реформаторам" трогать Госплан. Но тех не интересовала здоровая российская экономика. Свою задачу они видели в том, чтобы сделать процесс крушения необратимым, и они в этом преуспели. В годы ельцинской "радикальной экономической реформы" слова «план» и «планирование» исчезли из управленческого лексикона, как и Госплан, занимавшийся их разработкой. Это была одна из величайших глупостей ельцинских реформаторов.
         В конце 1994 года, когда обвальный характер ельцинского «реформирования» стал очевидным, на Западе появилось заявление нобелевских лауреатов. В числе подписантов был наш соотечественник Василий Васильевич Леонтьев, проживавший с 30-х годов прошлого века в Штатах. Он не уставал обосновывать необходимость сочетания плана и рынка, убедительно доказывал, что планирование на всех уровнях – от предприятия до национальной стратегии развития экономики страны – жизненно необходимо, поскольку экономические действия, имеющие единственной целью получение любой ценой максимальной прибыли, не могут принести обществу ничего, кроме вреда. Кроме Василия Леонтьева, заявление подписали ученые с мировым именем: Лоуренс Клейн (университет Пенсильвании), Джеймс Тобин (Йельский университет), Дуглас Норт (университет Вашингтона) и Кэннет Эрроу (Стэнфордский университет). Этот серьезный документ содержал не только критику российских реформ мировыми светилами науки, но и их серьезные предостережения: «Без эффективной государственной программы, говорилось в Заявлении, идущие в России преобразования приведут к следующим результатам: сокращению валового национального продукта; высокой инфляции; увеличению импорта конечного продукта до уровня, уничтожающего спрос на внутренние товары; криминализации экономики и установлению атмосферы всеобщего страха и запуганности; ухудшению положения в социальной сфере, включая государственное здравоохранение, образование, безопасность населения; сокращению инвестиций в экономическую инфраструктуру; падению уровня жизни и росту разрыва в доходах». Ныне мы видим, что всё это подтвердилось.
        В настоящее время государственное планирование экономики используют многие страны. Особый разговор о Китайской Народной Республике. На путях строительства социализма с китайской спецификой исключительно важная роль принадлежит Государственному комитету по делам планирования и развития КНР. В отличие от нас, китайцы, начиная реформы, не стали бездумно крушить свой Госплан, созданный по образу и подобию советского. Этот орган занимается планированием и формированием стратегии в области народного хозяйства и социального развития, разработкой программ развития в краткой и долгосрочной перспективе, изучает и анализирует экономическую ситуацию и тенденции ее развития как внутри Китая, так и во всем мире. Проводит необходимые исследования и определяет стратегическое направление политического курса в отношении использования иностранного капитала. Сегодня Китайская Народная Республика и Россия – страны с противоположными социально-экономическими системами: у них – социализм с китайской спецификой, у нас –  олигархический, коррумпированный капитализм. За 33 года реформ социалистический Китай продемонстрировал миру свое «экономическое чудо». Достаточно привести всего одну цифру: к настоящему времени ВВП страны по сравнению с 1978 годом, началом китайских реформ, увеличился в 20 раз! В экономической иерархии мира Китайская Народная Республика поднялась на вторую ступень. Россия же испытывает кризис за кризисом и переживает хронически низкие темпы роста, а временами – и спад развития экономики.

        Нынешней России нужен обновлённый общегосударственный орган, координирующий отрасли и экономические блоки страны, ее территориальный разрез. Современный уровень развития информационных технологий и вычислительной техники позволяет решить эту проблему. С методической точки зрения, имеются и российские разработки в области стратегического планирования, и разработки в США, Великобритании, Франции, Италии, Германии, Японии, Китае. В специфических российских условиях представляется важным учёт инициативы регионов, увязка региональных планов с общефедеральными. В конечном итоге, планирование в центре и в регионах должно быть совместным. Нужен орган, способный организовать разработку долговременной стратегии экономического и социального развития страны с единым горизонтом видения. И это можно и нужно сделать с учётом нынешних российских реалий. Планирование должно охватывать предприятия всех форм собственности. Оно не должно уничтожать разумную инициативу и предприимчивость. Оно призвано координировать и направлять экономическую деятельность государственного сектора и частного бизнеса в общенациональных интересах. Такой орган вполне может быть образован на базе нынешнего Минэкономразвития.  Обновлённый плановый орган  должен обладать широкими полномочиями, позволяющими ему координировать работу всех служб (министерств, крупных фирм, экономических регионов и др.), располагать собственной солидной научной базой, правом привлекать для разработки планов всех, кто потребуется. Его статус должен быть высоким, оно должно возглавляться вице-премьером, а может быть и премьером страны. Особенно важны тесная координация планового органа с Минфином, единая ценовая политика, борьба с инфляцией, разумная налоговая политика. Без всего этого работа планирующего органа не будет эффективной.
         В советское время планирование было возведено в ранг закона. При этом государство по отношению к предприятию выступало в ролях и заказчика, и поставщика, и инвестора. Это обстоятельство обеспечивало высокую степень определенности и значительно облегчало задачу планирования. В условиях рынка эти три основные составляющие процесса планирования представляют собой группы независимых и, более того, неопределенных факторов. Безусловно, роль и принципы планирования в условиях рынка принципиально отличаются от тех, которые были в условиях государственной плановой экономики. Тем не менее, значение планирования в условиях не стихийного, а современного цивилизованного рынка, очень важно. Многие ли российские предприятия имеют стратегию и планы своего развития? План – это продуманные действия, а не рефлексивная суета. План позволяет определить критерии и контролировать эффективность работы менеджмента. Безусловно, идеальных планов, которые будут выполнены в точности, как это задумывалось первоначально, не существует. Планы разрабатываются для определения стратегии и тактики, а жизнь вносит в них свои коррективы. План позволяет мобилизовать необходимые ресурсы для достижения совершенно определенных целей и превратить процесс принятия управленческих решений из хаотичного в целенаправленный, хорошо организованный и последовательный. Государство, полностью отказавшееся от планирования в промышленности, обречено на гибель. Оно не в состоянии эффективно управлять экономикой. Только достоверная информация о планах развития предприятий позволяет сделать выводы, без которых невозможно развитие современной экономики. Сколько будет создано новых рабочих мест? Будут ли сохранены старые рабочие места? В каком направлении должна развиваться система переподготовки кадров, какие затраты планировать на обучение? Сколько денег потребуется на выплаты пособий по безработице? Какие планируются "технологические цепочки", когда одно предприятие может получить заказ от другого и, следовательно, рационально загрузить производственные мощности? Какой уровень потребления электроэнергии, топлива, воды и т.д. ожидается в будущем? Какой объем ресурсов потребуется для реализации планов основных промышленных потребителей? Все эти и многие другие вопросы нельзя решить без планирования. Правда, некоторые из тех, кто относит себя к экономической элите, до сих пор продолжают твердить, что в рыночной экономике эти вопросы решаются автоматически, сами собой. Но догмы, вычитанные из устаревших западных экономических учебников, уже давным-давно неприменимы к современной рыночной экономике. Дальнейшее использование этих либеральных догм не сулит России ничего хорошего.
         Без планирования невозможно и разумное привлечение инвестиций. На рынке России сложилась парадоксальная ситуация. Есть немало инвесторов, особенно иностранных, желающих инвестировать. И есть практически полное отсутствие профессионально подготовленных предложений со стороны предприятий. Если предприятие не в состоянии представить реалистичный бизнес-план, демонстрирующий стратегию его развития и эффективность инвестиционного проекта, то оно не может рассчитывать на привлечение инвестиций. При этом, бизнес-план должен быть подготовлен в полном соответствии с международными стандартами, независимо от того, кто является потенциальным инвестором. Без планирования нельзя решить и задачу создания ответственных и эффективных собственников. Анализ итогов массовой приватизации начала 90-х показывает, что главная ее цель – создание эффективного собственника - так и не была достигнута. Эффективный собственник – это тот, кто готов принять на себя всю полноту ответственности за предприятие, находящееся в его собственности. В России отсутствуют реальные механизмы контроля над приватизированной собственностью. Более того, сама идея такого контроля подвергается обструкции как чуждая либеральной экономике. Неужели директор предприятия, на котором работают сотни, а иногда и тысячи людей, не должен быть ответственен перед государством за те социальные последствия, которые могут возникнуть в результате его непрофессиональной работы? Ведь именно государство сплошь и рядом расплачивается за негативные последствия безответственных и некомпетентных действий собственников. Государство обязано и контролировать процесс приватизации, и предвидеть его последствия. Необходимо ввести в практику жесткое требование: разрешение на приватизацию может получить только тот инвестор, который предлагает эффективную и реалистичную программу развития предприятия. Должны быть предусмотрены и санкции по отношению к инвесторам в случае невыполнения продекларированных ими программ или планов развития, вплоть до смены собственника. Существующая процедура банкротства сложна и громоздка, необходимы более действенные и менее коррупционные инструменты.
         Разрушители централизованного планирования утверждали, что нельзя руководить из центра такой огромной страной, как Россия. Они мотивировали свои решения желанием уничтожить оковы для экономической инициативы и самостоятельности, раскрепостить возможности для предпринимательства, пробудить массовый интерес к созидательной деятельности. И интерес действительно появился. Но совсем не тот, на который рассчитывали наивные борцы за свободу и экономическую демократию. Вместо созидательной деятельности новоявленные нувориши проявили огромный интерес к разграблению и разворовыванию не ими созданного советского экономического наследия. Реальной работе по приумножению национального благосостояния они предпочли приумножение собственных личных доходов, причём любыми способами, часто и не вполне законными. А принятие ельцинских законов открыло широкую дорогу для коррупции и экономической преступности. Многие из этих законов продолжают действовать и до сих пор. Необходимо отдавать себе отчёт в том, что возрождение в обновлённом виде плановой системы управления народным хозяйством потребует серьёзного пересмотра коррупционного законодательства, принятого в 90-е годы и действующего до сих пор. Пока этого не произойдёт, мы так и будем заниматься сизифовым трудом - одной рукой плодить экономические преступления, а другой рукой бороться с ними. Необходим ряд новых законов. Надо вводить прогрессивную шкалу налогообложения доходов, причём целесообразно проанализировать возможность применения не традиционной, а прогрессивно-стимулирующей системы. Сущность её - в использовании системы налоговых вычетов для тех налогоплательщиков, которые активно инвестируют в социально-экономические программы развития страны. Надо вводить закон, делающий возможным изъятие стратегически важных предприятий у неэффективных и недобросовестных собственников. Нужен закон о регулировании оплаты труда в Российской Федерации с тем, чтобы оплата труда первых лиц на предприятии любой формы собственности была привязана к средней зарплате на этом предприятии. Надо вводить обязательные декларации об источниках доходов при покупке предметов роскоши и других товаров очень высокой стоимости. Надо пересматривать закон о предприятиях и предпринимательской деятельности, вводить уголовную ответственность за лжепредпринимательство. Следует ввести в цивилизованные законодательные рамки понятие коммерческой и банковской тайны, чтобы эта тайна перестала быть прикрытием бессовестных махинаций, способом незаконного обогащения. Необходимо усилить административную и уголовную ответственность за взяточничество в первую очередь среди высокопоставленных чиновников, а уж затем спускаться на более низкий уровень.
         Отказ от планирования загнал страну в экономическую ловушку, в порочный круг стихийного процесса разрушения и стагнации. Обвал реальной экономики и резкое снижение производительности труда стали препятствием для достойной заработной платы большинства честных тружеников. А отсутствие эффективной заинтересовывающей мотивации, в силу обратной связи, тормозит экономическое развитие. Этот порочный круг не разорван и до сих пор. Он создаёт серьёзные препятствия для научно-технологической модернизации. Упования на развитие малого и среднего бизнеса в такой ситуации лишены основания - нет условий для саморазвития экономического базиса. Не помогут и призрачные надежды на создание "конкурентной среды", этого волшебного ключика либерального недомыслия. Все эти меры могут, в лучшем случае, лишь немного способствовать экономическому развитию. Но они по определению не могут стать его локомотивом. В ситуации порочного круга, когда люди мало получают и не заинтересованы в труде, а это сдерживает экономический рост и, в свою очередь, тормозит достойную оплату труда, есть только один выход. Он хорошо известен из нашей советской истории. Молодая советская страна сумела в труднейших условиях и за исторически короткий срок совершить фантастический прорыв из нуля к статусу мощной промышленной державы. Можно сколько угодно охаивать тот период, вспоминать репрессии, ругать жестокости советского руководства и т. д. Но факты упрямая вещь. Лень, расхлябанность, жульничество и некомпетентность придётся изгонять из нашей жизни, и делать это не слишком приятными способами. Реальные дела не делаются без дисциплины, без ответственности. Хотим мы того или нет, но придётся взять на вооружение многое из прошлого советского опыта. Лишь тогда поумнеем и воссоздадим нормально работающую экономику, способную обеспечить инфраструктурные условия и эффективную заинтересовывающую мотивацию труда.
          На это уйдут годы. Но это совершенно необходимо, иначе бесплановая Россия неминуемо погибнет. Она погибнет по той простой причине, что не может огромная, многонациональная страна, к тому же обладающая колоссальным ракетно-ядерным потенциалом, продолжать стихийное развитие в угоду либеральным догматикам. Эти догмы не имеют ничего общего с современным цивилизованным пониманием экономической свободы. Они стали рассадниками хаоса, безответственности, недисциплинированности, преступности и коррупции. Такая страна, как Россия, не может и дальше вместо реального производства заниматься финансовыми спекуляциями и криминальным перераспределением материальных благ. Такая страна, как Россия, объективно не может только продавать сырьё и ввозить из-за рубежа важнейшие потребительские товары. Страна не может не обеспечивать своих работоспособных граждан рабочими местами за достойную заработную плату. Страна не может окончательно забросить научно-технический прогресс. Неужели двадцати с лишним лет мало для понимания очевидного: хватит уповать на наш вечный российский "авось", само собой ничего не сделается, сколько бы ни твердили об этом наши либеральные фантазёры. Не застой и не бездумные либеральные реформации, а только всестороннее развитие на плановой основе в течение достаточно продолжительного времени способно вывести страну на путь сбалансированного, устойчивого, бескризисного развития. Только на этом пути страна сможет решить свои сложные экономические проблемы.