Приложение 18.
Повесть о победе над крымскими татарами в 1572 году.

Того же году июля в 23 день прииде крымский царь Девлет-Гирей на государевы украины, а сним дети ево, а с ними крымские и нагайские многие люди. И с украины крымской царь пришел к Оке реке к берегу июля в 27 день.

А государевы бояре и воеводы за ним, царем, к Москве же пошли.

А на Москве в ту пору оставлены были: князь Юрьи Иванович Токмаков да князь Тимофей Долгорукий.

И первое дело было с крымским царем в субботу сторожевому полку князь Ивану ПЕтровичю Шуйскому на Сенкине броду. А на завтрее в неделю царь крымской Оку реку перелез. И было дело с ним правой руке князь Миките Романовичи) Адуевскому да Федору Васильевичи» Шереметеву на Оке реке верх Нары.

А большое дело было бояром и воеводам с крымским царем в среду у Воскресенья на Молодех. И божиею милостию крымского царя Девлет-Гирея и ширинских князей побили и Дивея мурзу взяли.

И боярин князь Михаиле Иванович Воротынский с товарищи послали к государю с сеунчем князь Данила Ондреевича Нохтева-Суздальского.

А как крымской царь приходил, - и на Сенкине перевозе стояли по ею сторону Оки двести человек детей боярских. И Теребердей мурза с нагайскими татары пришол на Сенкин перевоз в ночи и тех детей боярских разогнали и разггромили и плетени ис подкопов выняли да перешли на ею сторону Оки реки.

А бояре и воеводы в ту пору стояли от Серпухова три версты. Июля в 28 день в понедельник тот Теребердей мурза пришел под Москву и круг Москвы отнял все дороги, а не воевал ничего.

А крымской царь в неделю в 27 день из-за Оки реки к наряду пришел и стрелял по полком государевых бояр и воевод. А государевы бояре и воеводы князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи по татарским полком ис пушек из гуляя города стрелять не велели. И тое ночи крымской царь на том же Сенькине Перевозе перелез Оку со всеми своими полки и на том месте оставил тотар тысячи с две, а велел им противится покаместа он Оку реку перелезет.

А бояром и воеводам пришла весть в понедельник рано, что крымской царь перелез через Оку на ею сторону на московскую со всеми людьми. И того же дни бояре и воеводы со всеми людьми пошли за царем. И передового полку воеводы князь Ондрей Хованской да князь Дмитреи Хворостинин пришли на крымской сторожевой полк. А в сторожевом полку были два царевича. И учали дело делать у Воскресения на Моло-дех и домчали крымских людей до царева полку. И царевичи прибежали и учали царю говорить, что к Москве итти не по што. Московские люди побили нас здесь, а на Москве у них не без людей же.

И царь крымской послал нагайских и крымских татар двенатцать тысечь. и царевичи с татары передовой государев полк мчали до большого полку до гуляя города, а как пробежали гуляй город справо, - и в те поры боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи велели стрелять по татарским полком изо всего наряду.

И на том бою многих татар побили. И крымской царь оттого убоялся, к Москве не пошел, что государевы бояра и воеводы идут за ним, да, перешед Пахру, крымской царь семь верст, стал в болоте со всеми людьми. А государевы бояра и воеводы пошли за царем и на другой день во вторник с крымскими людьми травилися, а съемного бою не было.

И крымский царь воротился из-за Пахры назад против государевых бояр и воевод. И июля в 30 день крымской царь сошелся с государевыми бояры и воеводы в среду на Молодех у Воскресенья от Москвы за полпятадесят верст. И учали передовые люди трави-тися. А слуга и боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи в ту пору гуляй город поставили. И большой полк стоял в гуляе городе, а иные полки стояли за гуляем городом, недалече от города. И почали с крымским царем битися. И в среду было дело великое.

И божиею милостию и государевым счастьем крымского царя побили и нагайского большого мурзу Теребердея убили; да на том же бою взял суздалец сын боярской Темир Алалыкин крымского большого мурзу Дивея; и многих мурз поймали да ширинских князей трех братов убили да царевича астраханского взяли жива.

А в четверг да в пятницу с крымскими людьми травилися, а съемного бою не было. А в суботту царь крымской послал царевичей и нагайских татар и многие полки пеших и конных к гуляю городу выбивати Дивея мурзу. И татаровя приишли к гуляюи изымали-ся у города за стену руками, и тут много татар побили и руки пообсекли бесчисленно много. А боярин князь Михаиле Иванович Воротынской обошел с своим большим полком крымских людей долом, а пушкарем приказал всем из большого наряду ис пушек и изо всех пищалей стрелять по тотаром. И как выстрелили изо всего наряду, - и князь Михаиле Воротынской прилез на крымские полки ззади, а из гуляя города князь Дмитреи Хворостинин с немцы вышел.

И на том деле убили царева сына да внука царева, колгина сына и многих мурз и тотар живых поймали.

И того же дни августа в 2 день в вечеру оставил крымский царь для отводу в болоте крымских тотар три тысечи резвых людей, а велел им травится, а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных тотар пришли всеми людьми и тех тотар пробили до Оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья тотар две тысечи человек. И тех тотар тут побили человек с ты-сечю, а иные многие тотаровя перетонули, а иные ушли за Оку.

И бояра и воеводы князь Михаиле Иванович Во-ротынской с товарищи пошли назад по старым местом: в Серпухов, в Торусу, в Колугу, на Коломну, где стояли до государева приходу.

Гоосударственный исторический музей, Щукинское собрание, N 496.