Приложение 19.
Разрядная книга о нашествии крымских татар в 1572 году.

Тово же лета роспись бояром и воеводам на берегу по полкам:

В большом полку на Коломне: бояре и воеводы князь Михаиле Иванович Воротынской да Иван Меньшой Васильевич Шереметев.

Да в большом же полку воеводы у наряду: князь Семен князь Иванов сын Коркодинов да князь Захарей Сугорской. А у города у гуляя были они же.

В правой руке в Торусе: боярин и воеводы князь Микита Романович Адуевской да Федор Васильевич Шереметев. И князь Микита Адуевский бил челом государю в отечестве на князя Михаила Воротынского.

В передовом полку в Колуге: воеводы князь Он-дрей Петрович Хованский да окольничей князь Пмит-рей Иванович Хворостинин.

В сторожевом полку на Кошире: воеводы князь Иван Петрович Шуйский да окольничей Василей Иванович Умново-Колычов. И князь Иван Шуйский бил челом государю о местех на князь Микиту Адуевско-го. И государь велел челобитье ево записать. И челобитье ево записано.

А в левой руке на Лопасне: воеводы князь Онд-рей Васильевич Репнин да князь Петр Иванович Хворостинин. И князь Ондрей бил челом государю о местех на князя Ондрея Ховансково.

И тово же лета смотр был у государя ево государевым людям на Коломне апреля в день бояром и дво-ряном и детем боярским дворовым и городовым конской и их даточным людям хто что дал государю в полк людей. И после смотру, собрався с людьми, бояром и воеводам велел государь итти и стоять на берегу по местом: в большом полку в Серпухове, а правой руке в Торусе, передовому полку в Колуге, сторожевому полку на Кошире, а левой руке на Лопасне.

А как по вестям были воеводы в сходе на берегу из украинных городов:

В большом полку в сходе з бояры и воеводы со князем Михаилом Ивановичем Воротынским да с Иваном Васильевичем Меньшим Шереметевым: з Де-дилова воевода князь Ондрей Дмитреевич Палецкой, из Донкова князь Юрьи Курлятев; да в большом же полку был Юрьи Франзбек с немцы.

В правой руке з боярином и воеводою со князь Микитою Романовичем Адуевским да с воеводою с Федором Васильевичем Шереметевым с Орла воевода Василей Колычев.

В передом полку с воеводою со князь Ондреем Петровичем Хованским да с окольничим со князь Дмитреем Ивановичем Хворостининым из Новосили воевода князь Михаиле князь Юрьев сын Лыков.

А к наряду велено голов прибавить князю Михаилу Воротынскому.

Тово же году государь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси из Новагорода от себя посылал на берег перед царевым приходом к бояром и воеводом и ко всей рати московской и новгороцкой с своим государевым жалованным словом и з денежным жалованьем князь Осипа Михайловича Щербатово Оболенского да Ивана Черемисинова, да думново дьяка Ондрея Щелкалова. И князь Осип Щербатой государевым словом бояром и воеводам и всей рати говорил, чтоб государю служили, "а государская милость к вам будет и жалованье". И поехали в Новгород к государю.

Тово же году июля в 23 денл прииде крымской царь Девлет Гирей на государевы украины, а с ним дети ево, а с ними крымские и нагайские многие люди. И с украины крымской царь пришел к Оке реке к берегу июля в 27 день.

А государевы бояре и воеводы за ним, царем, к Москве же пошли.А на Москве в ту пору оставлены были: князь Юрьи Иванович Токмаков да князь Тимофей Долгорукой.

И первое дело было с крымским царем в суботу сторожевому полку князь Ивану Петровичи) Шуйскому на Сенкине броду. А на завтрее в неделю царь крымской Оку реку перелез. И было дело с ним правой руке князь Миките Романовичи) Адуевскому да да Федору Васильевичу Шереметеву на Оке реке верх Нары. А большое дело было бояром и воеводам с крымским царем в среду у Воскресенья на Молодех. И божиею милостию крымского царя Девлет Гирея и ширинских князей побили и Дивея мурзу взяли. И боярин князь Михаиле Иванович Воротынский с товарищи послали к государю с сеунчом князь Данила Он-дреевича Нохтева Суздальсково.

А как крымский царь приходил, и на Сенкине перевозе стояли по ею сторону Оки двести человек детей боярских. И Теребердей мурза с нагайскими татары пришел на Сенкин перевоз в ночи и тех детей боярских разогнали и розгромили и плетени ис подкопов выняли да перешли на ею сторону Оки реки. А бояре и воеводы в ту пору стояли от Серпухова три версты. Июля в 28 день в понедельник тот Теребердей мурза пришел под Москву и круг Москвы отнял все дороги, а не воевал ничего.

А крымской царь в неделю в 27 день из-за Оки реки к наряду пришел и стрелял по полком государевых бояр и воевод. А государевы бояре и воеводы князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи по татрским полком из пушок из гуляя города стрелять не велели. И тое ночи крымской царь на том же Сенкине перевозе перелез Оку со всеми своими полки и на том месте оставил тотар тысячи з две, а велел им противитца покаместа он Оку реку перелезет. А бояром и воеводам пришла весть в понедельник рано, что крымской царь перелез через Оку на ею сторону на московскую со всеми людьми. И тово же дни бояре и воеводы со всеми людьми пошли за царем. И пере-довова полку воеводы князь Ондрей Хованской да князь Дмитрей Хворостинин пришли на крымской сторожевой полк. А в сторожевом полку были два царевича. И учали дело делать у Воскресенья на Моло-дех и домчали крымских людей до царева полку. И царевичи прибежали и учали царю говорить, что к Москве итти не пошто: московские люди побили нас здесь, а на Москве у них не без людей же.

И царь крьмской послал нагайских и крымских татар двенатцать тысечь. И царевичи с тотары передовой государев полк мчали до большово полку до гуляя города, а как пробежали гуляй город вправо, и в те поры боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи велели стрелять по татарским полком изо всего наряду. И на том бою многих тотар побили. И крымский царь оттого убоялся, к Москве не пошел, что государевы бояря и воеводы идут за ним; да пере-шот Пахру, крымской царь семь верст стал в болоте со всеми людьми. А государевы бояря и воеводы пошли за царем и на другой день во вторник с крымскими людьми травилися, а съемного бою не было. И крымской царь воротился из-за Пахры назад против государевых бояр и воевод. И июля в 30 день крымской царь сошелся з государевыми бояры и воеводы в среду на Молодех у Воскресенья, от Москвы за полпя-тадесять верст. И учали передовые люди травитися. А слуга и боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи в ту пору гуляй город поставили. И большой полк стоял в гуляе городе, а иные полки стояли за гуляем городом, недалече от города. И почали с крымским царем битися. И в среду было дело великое. И божиею милостию и государевым счастьем крымского царя побили и нагайсково большово мурзу Теребердея убили; да на том же бою взял суздалец боярский сыр Темир Алалыкин крымсково большово мурзу Дивея; и многих мурз поймали да ширинских князей трех братов убили да царевича астрахансково взяли жива.

А в четверг да в пятницу с крымскими людьми травилися, а съемного бою не было. А в суботу царь крымской послал царевичей и нагайских татар и многие полки пеших и конных к гуляю городу выбивати Дивея мурзу. И тотаровя пришли к гуляю и изымали-ся у города за стену руками: и тут многих тотар побили и руки пообсекли бесчислено много. И боярин князь Михаиле Иванович Воротынской обошол с своим большим полком крымских людей долом, а пушкарем приказал всем из большово наряду, из пушек и изо всех пищалей стрелять по тотаром. И как выстрелили изо всего наряду и князь Михайло Воротынской прилез на крымские полки ззади, а из гуляя города князь Дмитрей Хворостинин с немцы вышел. И на том деле убили царева сына да внука царева колгина сына и многих мурз и тотар живых поймали.

И тово же дни августа в 2 день в вечеру оставил крымской царь для отводу в болоте крымских тотар три тысечи резвых людей, а велел им травитца; а сам царь тое ночи побежал и Оку реку перелез тое же ночи. И воеводы на утрее узнали, что царь крымской побежал и на тех остальных тотар пришли всеми людьми и тех тотар пробили до оки реки. Да на Оке же реке крымской царь оставил для обереганья тотар две тысячи человек. И тех тотар побили человек с тысе-чю, а иные многие тотаровя перетонули, а иныя ушли за Оку.

И бояр и воеводы князь Михайло Иванович Воротынской с товарищи пошол назад по старым местом: .в Серпухов, в Торусу, в Колугу, на Коломну, где стояли до государева приходу. А были они в приход крымсково царя на Молодех по полком.

В большом полку: слуга и бояре и воеводы князь Михайло Иванович Воротынской да Иван Меньшой Васильевич Шереметев.

В передовом полку: князь Ондрей Петрович Хованский да окольничей князь Дмитрей Иванович Хворостинин.

В правой руке: боярин и воеводы князь Микита Романович Адуевский да Федор Васильевич Шереметев.

А в левой руке: воеводы князь Ондрей Васильевич Репнин да князь Петр Иванович Хворостинин.

В сторожевом полку: воеводы князь Иван Петрович Шуйский да окольничей Василей Иванович Ум-ново-Колычев.

И как крымской царь перелез Оку реку и пошол в Крым скоро наспех, а государевы бояре и воеводы стояли на берегу по своим местам.

А к государю царю и великому князю боярин и князь Михайло Иванович воротынской с товарищи послали в Новгород с сеунчом князя Даниила Ондре-евича Нохтева Суздальсково да Микифора Давыдова, что крымсково царя побили. А государь прислал к бо-яром и воеводам с золотыми Офонасья Олександрова сына Нагово.

А царь и великий князь и царевичи были в Но-вегороде; а хотел государь итти из Новагорода на непослушника своего на свейского короля Ягана за его, королеве Яганово, неисправление.

А головы были писменные на Молодех: в большом полку князь Данило Ондреевич Нохтев Суздальской, да князь Семен Куракин, князь Иван Охлеби-нин, князь Борис Серебряной, Иван Михайлович Морозов, князь Давыд Гундоров, Иван Михайлов сын Головин, Михайло Меньшой Головин, Мамыш Ододу-ров, Беленица Головин.

А после царева приходу были воеводы по полком:

В большом полку был князь Ондреи Хованской, Иван Морозов да из Донкова князь Юрьи Курлятев.

В передовом полку князь Ондреи Палецкой.

В сторожевом полку князь Михайло Лыков да Василей Колычев.

А быти воеводам по росписи без мест.

Государственный исторический музей, отдел рукописей. Собрание Щукина, дело 496.