6. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ НАЦМЕНЬШИНСТВ, РАБОТАЮЩИХ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ

 

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА:

 

Октябрь 2004 года. Волгоградская область

 

На подступах к Сталинграду. Родственники известного чеченского бандита терроризируют российскую глубинку под прикрытием своих земляков в правоохранительных органах (издание «Газета»)

 

В небольшом городке Суровикино Волгоградской области компактно проживают родственники печально известного главаря чеченских бандформирований Руслана Гелаева, убитого в январе 2004 года в горах Дагестана. Ни первая чеченская, ни вторая, ни теракты, ни обвинения России в дискриминации чеченского народа не помешали Гелаевым вести в Суровикино свой выгодный бизнес, делать карьеру в правоохранительных органах и успешно лоббировать свои интересы во властных структурах. Несколько раз Гелаевы оказывались замешанными в серьезных межэтнических конфликтах, последний из которых привел к стрельбе на центральной площади города. На днях здесь начался суд по этому делу, однако на скамье подсудимых оказались вовсе не Гелаевы, а местные жители Алексей Мослов и Павел Каплин. На месте событий побывал наш специальный корреспондент.

 

Странные люди

 

Суровикинский район находится в 133 километрах к западу от Волгограда. Именно здесь летом 1942 года начиналась Сталинградская битва. Когда трактора фермера Хабибуллы Якубова пашут землю, слышен звон металла: это задевают о плуги осколки снарядов, гильзы, солдатские каски. Хабибулла – глава местной чеченской диаспоры. Официально она насчитывает 346 человек, всего же в Волгоградской области зарегистрировано около 40 тысяч чеченцев, объединенных в национальную общественную организацию «Барт» («Согласие»). После Чечни именно в Волгоградской области больше всего чеченцев.

По информации РУВД Суровикино, на территории района проживают чеченцы из тейпов Зумсой (тейп Гелаева и Радуева), Варандой, Гуной, Мулкой (тейп Мовсара Бараева, захватившего Театральный центр на Дубровке), Чермой, Мялхи (тейп Дудаева), Вашандрой, Борзой (тейп Салаудина Темирбулатова по прозвищу Тракторист), Памтой и Хилдехарой.

Официально суровикинские чеченцы владеют семью единицами огнестрельного оружия. Если верить официальной статистике, в экономике района они почти не задействованы. На лиц чеченской национальности зарегистрированы всего 3 фермерских хозяйства и одна торгово закупочная фирма, которая уже долгое время не работает. При этом местные жители рассказывают, что чеченцы давно уже стали фактическими хозяевами района.

– По улицам их навороченные «десятки» и «Волги» с тонированными стеклами ездят как хотят, – рассказывает инспектор местных электросетей Анатолий Каплин, сын которого после стычки с чеченцами оказался на скамье подсудимых. – Если два чеченца встретились, для них перегородить дорогу своими машинами – обычное дело. Возразишь – в лучшем случае не заметят, в худшем – изобьют. Особенно распоясались братья Гелаевы, родственники того самого Руслана Гелаева. Кем они ему приходятся, трудно понять: пока он был жив, хвастались, что чуть ли не родные братья, а когда его убили, вдруг сразу стали дальними родственниками. Один из Гелаевых, Шуды, – исполняющий обязанности начальника следственного отдела в местной милиции, майор. У нас в милиции вообще много чеченцев, но этот самый высокопоставленный. Его покровительство Гелаевых и развратило. Один из них даже ездит на машине с номером 666 – число зверя. Вы можете себе представить, чтобы я где нибудь на Кавказе разъезжал с надписью «Аллах капут!» на борту?! Если чеченцы зашли в кафе или ресторан, все остальные предпочитают заткнуться. Ни один мент в нашем районе не имеет права проверить у чеченца документы. Девушки в темное время суток на улицу стараются не выходить. Так и живем.

Кроме чеченцев и русских в районе живут 1032 казаха, 193 азербайджанца, 108 грузин, 86 армян, а также удмурты, марийцы, украинцы, белорусы, осетины, татары, таджики и даже один эфиоп. Если не считать нескольких бытовых стычек русских с армянами, у всех этих этнических групп между собой серьезных конфликтов не возникало. Вместе с тем недовольство чеченцами почему то крепнет у всех. Странные люди. Наверное, националисты.

 

«Кавказские пленницы»

 

«Да, это беспредел. И его надо пресекать. Чеченская молодежь, особенно Гелаевы, я не побоюсь этого сказать, ведут себя плохо. У меня самого сыновья… Этих отморозков тут не будет!»

Эти слова глава районной администрации Иван Шульц произнес 17 января на последнем сходе суровикинских жителей, состоявшемся после серьезной межнациональной стычки. Я видел это выступление, оно записано на видеокассету. В зале тогда собралось около 700 человек. На сцене в президиуме кроме Шульца начальник районной милиции Иван Горин (теперь уже бывший), прокурор Дмитрий Коробов и казачий атаман Олег Маняшкин. Публика громко обзывала их всех «кавказскими пленницами» и смеялась, когда те пытались доказать, что «все под контролем». Фраза про чеченский беспредел вырвалась у главы администрации в отчаянной попытке хоть как то сохранить авторитет. Люди главе вроде бы поверили и разошлись. Но пресечение беспредела ограничилось тем, что через несколько дней Шульц подписал постановление о запрещении в городе массовых мероприятий.

– А почему «кавказские пленницы»? – спрашиваю я у Каштана.

– Да потому, что они у них с рук едят. Я думаю, они и сами рады были бы вырваться из этого плена, а уже не могут. Мы раньше то не знали, как эти люди плетут свои сети, а теперь знаем. Они начинают с услуг: там на шашлык позовут, там коньячком угостят, там деньгами помогут, там в женском вопросе подсобят. И так постепенно не заметишь, как ты уже у них на крючке.

 

Новогодний бунт

 

Межэтнические столкновения, в которых оказались замешаны братья Гелаевы, начались 1 января с пьяной драки в питейном заведении «Последние деньги». Подрались русский и чеченец; охранники выставили обоих за дверь, и там чеченец потерпел поражение. Этим, однако, дело не закончилось. На следующий день соплеменники чеченца назначили обидчику и его приятелям «стрелку» возле кафе «Вечернее».

– Туда приехали от наших шестеро человек, – рассказывает охранник «Последних денег» Владимир Мануйлов. – Думали, этого достаточно. Но чеченцев приехало в несколько раз больше, поэтому разговор получился короткий. Они дубинами расколошматили машину, всех изувечили, больше других досталось Казаеву и Ляпину – они оказались в больнице с проломленными головами. Но и на этом чеченцы не успокоились. Утром 8 января к нам в «Последние деньги» заявились Гелаевы – два двоюродных брата, оба Асланбеки. Мы их различаем по прозвищам: одного зовут Шрам, потому что у него шрам на голове, он двоюродный брат Шуды, а другого – Рыжий, он же Бешеный. Этот майору приходится родным братом. Они у местной диаспоры «торпеды». Решают вопросы такими методами, которыми более представительные люди пользоваться не могут. Вместе с ними приехал и сам майор Шуды Гелаев, но он внутрь заходить не стал. Зачем они пришли еще раз? Дело в том, что на прежнюю «стрелку» к ка­фе «Вечернее» не явился Сергей Жуков – тот самый, что избил чеченца 1 января. За ним они и пришли…

Мануйлов кое что не договаривает: для визита чеченцев утром 8 января в «Последние деньги» была еще одна причина, о ней мне рассказал прокурор района Дмитрий Коробов. Дело в том, что 8 го утром в кафе находились братья Амирханян. Эти самые братья провернули одну нехорошую аферу, и если судить «по понятиям», они суровикинских чеченцев просто подставили: «Дали под проценты 60 тысяч рублей фермеру из соседней станицы Обливская, – рассказал мне прокурор. – А чтобы тот наверняка отдал, сказали, что это деньги Гелаевых. Когда пришло время расплаты, фермер был не при деньгах. Амирханяны включили счетчик. За короткое время накрутилась сумма, равная стоимости комбайна, который в один прекрасный день армяне и попытались изъять у фермера, прикрываясь авторитетом братьев Гелаевых. Фермера такой подход не устроил, и он побежал к своей «крыше» – тоже чеченской, умоляя, чтобы те договорились со своими соплеменниками об отсрочке. Тамошние чеченцы приехали к здешним, а те ни сном ни духом. Естественно, Гелаевым это не понравилось, и они приехали задать Амирханянам несколько неприятных вопросов. Поскольку вопросы Шрам и Рыжий задавали, приставив к виску одного из армян дуло пистолета, дальнейшие события развивались бессмысленно и беспощадно.

Хозяин «Последних денег» Бальцкевич и охранник Мануйлов выставили чеченцев за дверь и зачем то решили защищать нашкодивших армян до последней капли крови.

– Мы тут же поцапались с Шуды, – вспоминает теперь Бальцкевич. – Он мне пытался доходчиво объяснить, с кем дружить надо, а с кем не надо. Нормально, да? Майор милиции приезжает на разборки вместе с бандитами. Зачем, мол, мне эти армяне. А я и сам не понимаю зачем, просто достали меня уже эти чеченцы, и случай с армянами стал последней каплей. Сначала драка 1 января, потом побоище 2 января, теперь еще эти разборки. Да и до 1 января чеченцы устраивали такое, что мама не горюй…

– Того же Лешку Маслова они год назад уже вывозили в лес и били, – включается в разговор владелец магазина запчастей Александр Сысоев. – Тогда народ собрался на «стрелку» на рыночной площади, только вместо чеченцев приехала милиция. Кого задержали, кто убежал. А лично со мной был такой случай. У меня как то раз сын загулял, и я поехал его искать по городу. Смотрю, он с приятелем выезжает на дорогу. Ну я за ним. И тут из подворотни выезжает «десятка» с тремя «шестерками» и так вальяжно едет прямо по осевой. Ни слева не обогнать, ни справа. Я сначала фарами поморгал – не реагирует. Стал сигналить – уступила. Но не успел я оторваться вперед, как та же «десятка» обгоняет меня, подрезает и останавливает на обочине. Из машины вылезают чеченцы, и Шуды с ними. Ко мне подходит один, открывает дверь и начинает бить. По встречной едет милицейский патруль, все это видит, но проезжает мимо. У меня была арматура, но я сдержался. Решил сделать все по закону, еду, избитый, в милицию. Подъезжаю – смотрю, стоит та же самая «десятка» и Шуды на капоте сидит. Не успел я войти внутрь, как он начинает меня материть, дескать, если ты мужик, на х… в ментуру идешь, давай разберемся по мужски, один на один. Все это видят куча ментов и молчат.

Я бывший военный, могу и по мужски, но понимаю, что он мне тогда пришьет нападение на офицера милиции при исполнении. Молчу, иду дальше. Тогда он просто преградил мне путь и начал бить на глазах у всего личного состава РУВД. И все молчали! Даже один приятель, я с тех пор с ним не разговариваю. Я уже весь в крови. Так, думаю, все понятно, надо идти в поликлинику освидетельствоваться. Разворачиваюсь и ухожу. Он меня догоняет и еще несколько раз бьет в морду. Короче, я освидетельствовался, прихожу к начальнику милиции Горину, мол, что за беспредел. Тот бьет себя пяткой в грудь: пиши заявление, завтра же его посажу. Пишу заявление, в течение 10 дней они должны по нему возбудить уголовное дело. И тут начинается ко мне великое посольство: каждый день приходят чеченцы, говорят, что надо забрать заявление. Не угрожали, правда, но наседали упорно. Даже главный судебный пристав приходил, Кочиев. Он осетин, но тоже с ними заодно. Я ни в какую. Наконец, у жены нервы сдали. «Не связывайся, – говорит, – с ними. У нас дети растут. Что, не знаешь, как можно человека ни за что посадить? Подбросил пару патронов – и все, привет». Забрал я заявление, но осадок остался. И таких, как я, в городе много, очень много.

«Короче, накипело и прорвалось», – подытожил Бальцкевич.

 

Рождественский бунт

 

8 января в третьем часу дня возле клуба «Последние деньги» собралась толпа. Русские подтянули своих, армяне – своих. Кто то трезвый, кто то пьяный, но все на взводе.

– Чеченцы нам назначили «стрелку» возле элеватора, – рассказывает Алексей Маслов. – Мы еще раз позвонили Шуды, сказали, чтобы он успокоил своих. Даже не помню, ответил ли он. Во всяком случае, когда пришло время, никакого сигнала о примирении мы не получили, поэтому решили ехать. Русские сели в 5 или 6 легковых машин, армяне попрыгали в «ЗИЛ», на котором Пашка Каплин мусор из «Последних денег» обычно вывозил, кто то взял с собой деревянные биты и камни, и мы поехали к элеватору. Приезжаем – их там нет. Поехали их по городу искать. Смотрим – машина Шрама едет. Мы за ней. Он нас заметил и стал названивать своим. Возле рынка «Ритм», где в тот момент была куча народу, дети из школы шли, он остановился. Между прочим, прямо под окнами прокурора. И тут началось.

Если коротко, то на центральной площади города произошла стрельба с применением то ли одного, то ли двух автоматов «Сайга» и пистолета «ТТ», причем все стволы были в руках чеченцев. По неподтвержденным данным, у «зиловцев» был один газовый пистолет. Потери со стороны местных: у одного человека пулевое ранение, один автомобиль помят, другой прострелен в шести местах. Потери со стороны Гелаевых: оба автомобиля сильно пострадали от столкновения с «ЗИЛом», Шрам и Рыжий оказались в больнице с легкими телесными повреждениями. Подробности стороны описывают по разному.

– Шрам еще на ходу стал стрелять из пистолета назад через окно машины, даже не глядя, куда стреляет, – рассказывает Алексей Маслов. – Потом он остановился, выскочил из машины и стал стрелять уже прицельно. Володя Мануйлов только чудом остался жив. Его куртка была прострелена в двух местах. Когда у Гелаева закончилась обойма, он полез в салон, чтобы перезарядить. Воспользовавшись этим, ребята побежали к машине, одни стали долбить ее битами, а я полез в салон за Шрамом. Но он очень быстро успел перезарядить обойму и выстрелил. Когда я открыл дверь машины, увидел, как он целится мне в грудь. Если бы я тут же не отскочил, все могло бы кончиться очень плохо. А так пуля попала в локоть. После этого он выскочил из машины и снова стал стрелять.

– Тут уже к нему на «десятке» подоспел другой Асланбек, Рыжий, – продолжает Павел Каплин. – В его машине был еще один его родственник – Руслан. Я как раз в это время подъезжал на подмогу на «ЗИЛе». Мы с этой «десяткой» столкнулись, оттуда выскочил Рыжий с «Сайгой» и стал стрелять в мою сторону. Я стал разворачиваться и тут увидел, как на подмогу своему брату идет майор Шуды, тоже с «Сайгой» и тоже стреляет в мою сторону. Я лег на сиденье и стал разворачиваться вслепую – из за этого задом протаранил автомобиль Шрама. В это время наши стали разбегаться. Что они могли сделать с палками и камнями против стволов? Со стороны, наверное, смешно смотрелось.

– Знаете, как они теперь нас называют? – вдруг расхохотался Бальцкевич. – Индейцами. Ага. А тот самый «ЗИЛ» у них теперь «армянский танк». Потому что в его кузове армяне ехали.

 

«Пренебрегая общепринятыми нормами морали и нравственности»

 

По версии следствия, все было не совсем так. Одна из машин, на которой ехали местные жители, подрезала Шрама и заставила его остановиться. После этого вооруженные битами люди, «реализуя свой преступный умысел, грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу, пренебрегая общепринятыми нормами морали и нравственности, действуя согласованно с целью нанесения телесных повреждений Гелаеву А. С., выбежали из автомобиля и деревянными битами стали наносить удары по кузову автомобиля Гелаева А. С., чем причинили ему имущественный вред». В материалах следствия говорится: «Открыв левую переднюю дверь, Маслов А. А. стал вытаскивать Гелаева А. С. из салона автомобиля с целью причинения телесных повреждений. В этот момент Гелаев А. С., находясь в состоянии необходимой обороны, произвел в воздух не менее пяти выстрелов из не установленного следствием пистолета «ТТ», нанеся одно огнестрельное ранение локтевого сустава Маслову А. А. После получения ранения Маслов А. А. отошел в сторону и прекратил свои преступные действия». Тем временем Павел Каплин, «используя автомобиль «ЗИЛ 130» в качестве оружия», совершил два умышленных наезда на автомобили братьев Гелаевых. Майора Шуды на месте происшествия, по версии следствия, не было вообще. Впрочем, прокурор в приватной беседе проговорился мне, что Шуды все таки был и даже стрелял, но все чеченцы стреляли исключительно вверх. После вопроса, откуда тогда в машине Владимира Мануйлова 6 пулевых отверстий, прокурор поправился: «Ну, может, несколько пуль случайно отрекошетили». С численностью «нападавших» на чеченцев все еще сложнее. В обвинительном заключении называются цифры 50 60. В досье, которое мне вы­дали в РУВД, говорится о 30. Сами нападавшие считают, что их было не более 15. Так или иначе, после того как толпа разбежалась, спустя некоторое время они собрались в гораздо большем составе. Около 80 разъяренных человек с самыми серьезными намерениями направились в сторону дома Шуды Гелаева. К счастью, дорога к нему ведет мимо РУВД, проходя мимо, люди переключили свою ярость на милиционеров. «Менты испугались не по детски, – вспоминает Бальцкевич. – Мы сами не понимали, что делали. Еще немного – и пошли бы на РУВД штурмом. Они стали клясться, что виновные будут наказаны, справедливость восторжествует и все такое. И черт меня тогда дернул крикнуть: «Ладно, ребята! Не надо крови. Давайте остынем, подождем до завтра». Сейчас я бы сидел, конечно, но, по крайней мере, знал бы за что. А теперь живу и не знаю зачем».

 

Худой мир

 

На следующий день после побоища перед администрацией на сход жителей собралось 200 человек. Потом было еще два схода – пришло уже под тысячу. Люди требовали выселить всех Гелаевых из района. Власти обещали, что разберутся и виновных накажут. Люди пошумели и разошлись. Торжество справедливости ограничилось увольнением начальника РУВД Ивана Горина. Кафе «Последние деньги» закрылось, якобы само собой. Что же касается уголовного дела о новогодних беспорядках, то его искусственно разделили на несколько эпизодов. Нападение чеченцев на местных жителей 2 января у кафе «Вечернее» – одно уголовное дело, нападение местных на чеченцев возле рынка «Ритм» – другое. Получилось, что несколько десятков местных жителей решили напасть на Гелаевых просто так, ни с того ни с сего, исключительно из хулиганских побуждений. Из вещдоков исчезла простреленная куртка Мануйлова; пистолет «ТТ», из которого стрелял Шрам, назвали «неустановленным»; почему Рыжий возит с собой собранную «Сайгу», никого не заинтересовало, а Шуды Гелаева, как уже было сказано, вообще не было на месте происшествия. На судебные разбирательства в отношении чеченцев по событиям 2 января потерпевшие не являются. Бальцкевич утверждает, что они уже давно съехали из Суровикино и больше никогда сюда не вернутся. По делу о перестрелке 8 января судят Павла Каплина, который сидел за рулем «ЗИЛа», и Алексея Маслова, которому прострелили руку.

 

«Пусть хоть вся область раком станет»

 

В зале суда в соседнем с Суровикино райцентре Чернышковский два из четырех окон заделаны полиэтиленом. Дело о перестрелке от греха подальше было решено не рассматривать по месту преступления: председатель суда Суровикинского района – чеченец.

За 10 минут до начала заседания на «десятке» с тонированными стеклами и номером О666МН приезжает потерпевший – Асланбек Гелаев (Рыжий). Подходим знакомиться. «Мы думали, нам врали про три шестерки, – смеется наш фотограф. – А все таки почему такие номера?» – «Каждый сходит с ума по своему, – бойко отвечает Аслан. – У меня три шестерки, а у тебя борода». «Да, я русский ваххабит», – шутит фотограф. «Нет, у ваххабитов борода без усов. А у тебя с усами. А если серьезно, то вот мой паспорт. Здесь написано: гражданин Российской Федерации. И пусть хоть вся область раком станет, я отсюда не уеду».

… К удивлению подсудимых, Гелаев готов на примирение. Но молодая прокурорша проявляет принципиальность: по закону по тяжким преступлениям примирение невозможно. Начинается допрос потерпевшего. Асланбек держится уверенно, даже вызывающе, на вопросы отвечает с раздражением. Все идет по сценарию из фильма «Мимино»: был ли у обвиняемых факт личной неприязни к потерпевшему или они совершили это исключительно из хулиганских побуждений? Судя по материалам следствия, факта личной неприязни не было. Заседание заканчивается тем, что по ходатайству защиты в суд решено вызвать дополнительных свидетелей.

«А вообще у вас, журналистов, в головах что то не в порядке», – сказал мне после суда отец Каплина Анатолий. «Это почему?» – «Когда русские кого то там обидели – хай на всю страну. А тут целый город месяц на ушах стоял, и ни один журналист из Москвы сюда не пожаловал».

В начале 90 х Анатолий создавал в Суровикино отделение партии «Демократическая Россия», у него был партийный билет номер один. Теперь он хочет примкнуть к националистам.

– Но вообще, если честно, я считаю, что чеченцы молодцы, – вдруг выдает Каплин. – Они не пьют, они почитают старших, они среди своих твердо держат слово. Единственный их недостаток в том, что мы в их планы никак не входим, вся их добродетель направлена лишь на людей своей национальности. Я своим детям всегда говорю: берите с них пример. Если бы русские были хотя бы наполовину чеченцами, здесь бы такого не случилось.

 

«Мы чеченцы, а не узбеки какие нибудь или татары»

 

Встретиться с Шуды Гелаевым у меня не получилось благодаря новому начальнику районной милиции Юрию Шоме. Он сказал, что Шуды на днях уехал в отпуск. На самом деле тогда он еще находился в Суровикино, а уехал потом, но об этом я узнал слишком поздно.

«Скажу одно, – выразил свое мнение милицейский начальник Шома. – Как профессионал меня Шуды вполне устраивал. Остальное – без комментариев». – «А почему вы говорите про него в прошедшем времени?» – «Да потому, что он после отпуска уезжает в Чечню. Сначала в командировку, а потом насовсем. Достали его тут. После этого Нового года он понял, что тут сделать карьеру ему не дадут. Дважды мы отправляли в Волгоград документы на его назначение начальником следственного отдела, и дважды ему отказывали. А в Чечне с его опытом и образованием он сразу рванет вверх. После этой истории он даже фамилию сменил. Теперь он Бахов. Радуйтесь».

… Председатель районного суда Иса Махаев для тех, кто в районе не любит чеченцев, объект номер один. Среди прочего ему не могут простить того, что он, еще будучи обычным судьей, восстановил в судебном порядке на работе Шуды Гелаева, когда тот был уволен со службы. Случилось это в 1996 году, после того как Шуды был задержан в Ставропольском крае с фальшивым отпускным удостоверением. Гелаев на собственной машине направлялся в Грозный.

При личном знакомстве Иса Алхазович производит впечатление интеллигентного человека. Он живет в Суровикино еще с советских времен. Поговаривают, что Махаев сам устал от наплыва в последние годы соплеменников, испорченных войной. Ему даже приписывают такую фразу: «Они меня достали». Но публично он такого не скажет никогда.

– Шуды пришлось в два раза трудней, чем всем нам, – вздыхает Махаев. – Мы все страдаем из за того, что мы чеченцы, а он еще и от того, что он Гелаев. Почему он должен страдать из за преступлений, которые совершил его родственник, тем более дальний? У меня, например, в Чечне погибли 11 родственников. Кто передо мной будет отвечать за это? Мы хотим повернуть к себе лицом чеченский народ, а сами стоим к нему спиной. Чеченцы – очень интеллигентный народ. Мы не узбеки какие нибудь или татары, которые вырывают из груди своих живых жертв сердце. Вот у меня удостоверение, подписанное лично президентом, но даже я не чувствую себя в полной безопасности.

В кабинет к Махаеву заходит глава местной диаспоры Хабибулла Якубов. Просит решить один хозяйственный вопрос: помочь с соляркой дружественному совхозу из соседнего района. Иса Алхазович набирает какой то номер, и в считаные секунды вопрос оказывается решенным. «Наше самое гуманное в мире правосудие вас не забудет», – шутит в трубку судья.

Хабибулла в переводе с арабского означает «любимец Аллаха». Якубов полностью оправдывает это имя. Он самый богатый в районе чеченец, причем его богатство – следствие ума, трудолюбия и терпения. Он начинал здесь еще в 60 е годы обычным пастухом, пас овец. Когда совхоз развалился, взял в аренду земельные паи и стал работать самостоятельно. Но не просто тупо вкалывал, а действовал стратегически: лоббировал свои интересы на всех уровнях – от соседей по хутору до районных властей. Сегодня у него 2000 гектаров земли, 10 единиц техники, 18 работников из местных, которые получают 5 6 тысяч в месяц. На базе Хабибуллы держат технику многие местные фермеры, в том числе и один из старейшин суровикинских Гелаевых – Мумади. Об этом человеке тоже стоит сказать отдельно. Вечером 8 января после стрельбы на площади в Суровикино собралось около 200 чеченцев. Они хотели идти «в ответку». Решающее слово было как раз за Мумади. Он сказал: «Нет». Это уже потом на собрании у главы района он кричал, что на месте сыновей стрелял бы в местных жителей на поражение, но в тот, самый решающий, момент сказал: «Нет». И на том спасибо.

 

ПО МАТЕРИАЛАМ СМИ: Декабрь 2002 года. Москва

 

Начальник управления Мосгорпрокуратуры в открытую ездил на краденой иномарке («МК»)

 

Новый серьезный скандал разгорается в столичной прокурорской системе. Не успели затихнуть страсти вокруг ареста следователя по особо важным делам Юго Восточной прокуратуры Салмана Рзаева, замешанного в автомобильных махинациях с угнанными иномарками, как тучи сгустились еще над одним блюстителем закона – и рангом повыше. На горячей любви к дорогим иномаркам поскользнулся, как на банановой кожуре, начальник организационно контрольного управления Мосгорпрокуратуры Рауф Гасанов. Это один из самых влиятельных прокурорских работников в столице. По значимости его должность приравнивается к должности заместителя прокурора города.

История начинается 1 мая 2001 года. В этот день в управление полиции Ганновера (Германия) обратилась женщина, пережившая разбойное нападение. Дама, по ее словам, сидела за рулем новенькой «Ауди», когда на нее напали неизвестные мужчины и силой вытолкнули из авто. Розыском автомобиля занялся Интерпол, а также страховая фирма – ведь угнанная машина была застрахована на серьезную сумму.

Не прошло и месяца, как искомая «Ауди» засветилась в России: 31 мая ее обнаружили при постановке на учет в МРЭО ГИБДД Зеленограда. Новой владелице криминальной иномарки были выданы регистрационные знаки (О 286 РН 99), а в паспорте транспортного средства, как положено, сделали отметку о том, что автомобиль находится в розыске Интерпола.

Тут необходимо пояснить, что в России отметка о розыске не слишком мешает жить новому обладателю иномарки, поскольку российское законодательство, в отличие от законодательств остального цивилизованного мира, почему то позволяет разъезжать на «криминальных» машинах – лишь бы они были угнаны за пределами России. Даже если украденную машину и найдут, то законному владельцу ее вернут только если иностранец (или его представитель) сам приедет в Россию и сможет доказать свои права на авто в суде.

31 летняя жительница Зеленограда, мать двоих детей, понятия не имела, что стала обладательницей дорогущей иномарки (ее примерная стоимость – около 150 тысяч долларов). Сидя дома без работы и без денег, она тупо звонила по газетным объявлениям, сулящим заработок. В одном месте ей предложили за полчаса заработать 50 баксов. Все труды – предоставить свой паспорт.

Женщина согласилась. С документами она подошла к МРЭО ГИБДД, расписалась, где показали, а потом еще съездила к нотариусу и подписала какую то доверенность на имя некоего Гасанова. Она абсолютно не вникала в суть происходящего – взяла заработанный «полтинник» и была такова.

– Разыскать машину нам не составило труда, – рассказывает Сергей М., российский представитель немецкой страховой компании. – В доверенности был указан адрес господина Гасанова – Брюсов переулок, д. 4/2. Это в двух шагах от Кремля. Действительно, машина там стояла. Но забрать ее можно только по решению суда. В Германии стали готовить необходимые документы. Это заняло какое то время, а машину мы решили пока не выпускать из поля зрения.

За «Ауди» организовали настоящую слежку. И – вот странность! – выяснилось, что машина ежедневно ездила одним и тем же маршрутом: из Брюсова переулка на Новокузнецкую улицу. А там стояла до вечера у… Мосгорпрокуратуры. Страховщики навели справки и обомлели. Фактическим хозяином разыскиваемой иномарки оказался начальник организационно контрольного управления Мосгорпрокуратуры Гасанов Рауф Мамедович.

Обомлеть было от чего. Дело в том, что господин Гасанов не мог не знать, что машина, которой он пользуется, имеет криминальный душок. В паспорте «Ауди» ведь ясно написано: «розыск Интерпола». Блюстителю закона, одному из первых лиц столичной прокуратуры ездить на краденой машине… Это уже перебор.

Тем не менее Рауф Мамедович не постеснялся поставить на машину спецсигналы: сирену, мигалку и прочие аксессуары типа «чтобы все боялись». А на лобовое стекло Гасанов прицепил пропуск прокуратуры Москвы с полосой «оперативная машина».

А каким, собственно, образом краденая «Ауди» вообще попала к прокурору?

– Для нас было важно одно – забрать машину, – продолжает свой рассказ страховщик Сергей. – Изобличать прокуроров не наше дело. Мы собрали необходимые документы и направили их в зеленоградский суд, по месту жительства формальной владелицы машины. Та честно все рассказала, и суд признал нашу правоту. Было вынесено определение: наложить на машину арест.

Казалось бы, теперь все должно встать на свои места. Есть судебное определение, с которым не поспоришь. А потому непонятливый прокурор наконец поймет, как он был не прав. Начнет краснеть, бледнеть, оправдываться… Не тут то было.

– 27 ноября этого года мы вместе с судебным приставом и замученной своей тяжкой долей формальной собственницей автомобиля подъехали к дому Гасанова, – Сергей приближается к самому интересному моменту. – Стали ждать. Он приехал часов в 5 6 вечера. Подъехал на «Ауди», поставил ее на охраняемую стоянку и пошел домой. Судебный пристав позвонил ему и попросил спуститься вниз для снятия с себя права на хранение машины. Прокурор, согласно судебному предписанию, должен был отдать ключи от «Ауди», документы на машину и расписаться в исполнительном листе. Но Гасанов вместе со своей супругой устроили настоящий цирк. Выглядело это так: почтенная семейная пара, интенсивно жестикулируя, в два голоса выкрикивала фразы вроде: «Вы не знаете, с кем связались», «Вы пожалеете», «Только попробуйте» и все такое… Разговор был записан на диктофон. Там есть примерно такой диалог.

Судебный пристав: «Так вы отказываетесь выполнить решение суда и отдать машину? На каком основании?»

Гасанов: «Отказываюсь, потому что я опаздываю на самолет. Если я опоздаю, вы не представляете, что с вами будет».

– Он просто взял и уехал, – пожимает плечами Сергей. – Задерживать его никто не имеет права – он прокурор. При этом Гасанов постоянно угрожал, что у всех участвующих в исполнительном производстве будут большие проблемы. Это он под диктофон говорил неоднократно. В конце концов машину мы все равно вскрыли и забрали, потому что есть решение суда. Правда, на место пришлось вызывать заместителя прокурора города Синельщикова.

Так как же все таки криминальная машина попала к прокурору Гасанову? Мы можем только предполагать. Наиболее вероятно, что краденую «Ауди» Рауф Гасанов просто получил в подарок от неких криминальных структур. Не исключено, что от того же важняка Рзаева за крышевание. Они, кстати, оба выходцы из Азербайджана. Все это, повторюсь, только предположения.

Факты же таковы: живет Рауф Мамедович в элитном доме с видом на Кремль. Его соседи – Надежда Бабкина, Константин Эрнст и еще полтора десятка знаменитостей. Говорят, что заслуженные деятели культуры не слишком довольны соседом прокурором. В свое время, когда общее собрание жильцов решило устроить парковку возле дома по принципу «одна квартира – одна машина», Гасановы почему то потребовали для себя два места. Им, естественно, отказали – с какой стати делать исключения? И тогда отношения между соседями вовсе разладились. Именитые жильцы даже писали на Гасанова жалобу в Генпрокуратуру.

Какая, говорите, у прокуроров нынче зарплата?

 

Июнь 2003 года. Ставропольский край

 

Старший сын Ахмада Кадырова устроил перестрелку в Кисловодске («Новая газета»)

 

Сын главы Чеченской администрации Ахмада Кадырова, Зелимхан, был задержан в одной из гостиниц Кисловодска за пьяный дебош и попытку изнасилования. Среди людей, с которыми он вступил в серьезный конфликт, – охранник гостиницы и прапорщик ФАПСИ. Об этом в понедельник пишет «Новая газета».

Как отмечает издание, после этого сын Кадырова устроил перестрелку. Сотрудники местных правоохранительных органов задержали дебошира и провели обыск в его гостиничном номере, где были обнаружены наркотики. В настоящий момент Зелимхан Кадыров находится в следственном изоляторе Кисловодска и дает показания. Стоит отметить, что Зелимхан Кадыров сам является сотрудником правоохранительных органов1.

 

Ноябрь 2003 года. Ставропольский край

 

Повышая свою квалификацию, чеченские милиционеры избили и ограбили коллегу из Пятигорска (ИТАР ТАСС)

 

В Пятигорске за хулиганство задержаны трое сотрудников МВД Чечни. «Чеченские милиционеры избили в районе гостиницы «Бештау» капитана местной милиции, – сообщили в среду в УВД города. – Пострадавшему сломали несколько ребер, кроме того, во время драки у него пропала золотая цепочка».

Двое рядовых и лейтенант оперативно розыскного бюро МВД Чечни прибыли в Пятигорск для повышения квалификации в Северо Кавказском учебном центре. Пока не установлено, что послужило поводом для драки. Поскольку один из нападавших был вооружен ножом, прокуратура Пятигорска возбудила уголовное дело по части 3 статьи 213 УК РФ (хулиганство с применением оружия)2.

 

Июнь 2004 года. Сочи

 

Группа армян во главе с сотрудником милиции жестоко избила отдыхающих (газета «Сочи»)

 

Год назад наша газета писала о том, как бандиты кавказской национальности избили бейсбольными битами мирных отдыхающих неподалеку от пляжа в микрорайоне Мамайка. Среди пострадавших сочинцев и их гостей были женщины и дети. Этот возмутительный случай, бросающий тень на наш курорт, произошел в августе 2003 года. Но до сих пор виновные не понесли заслуженного наказания. А безнаказанность рождает новые преступления. И вот спустя год, 18 июня, произошло еще одно подобное преступление.

Началось все с того, что несколько сочинских семей собрались в кафе «Сочи», расположенном в районе парка «Ривьера», чтобы отметить день рождения своей знакомой. Среди гостей были три российских офицера с женами. Средний возраст отдыхавших – 30 40 лет.

Из заявления прокурору Центрального района г. Сочи:

«Из кафе мы вышли примерно в 00.30 19 июня. Находясь у проезжей части дороги, напротив кафе «Кипарис», мы стали голосовать, пытаясь остановить такси. Проезжавшая в направлении гостиницы «Москва» автомашина остановилась. Мы стали говорить с водителем, чтобы он отвез нас по домам.

В эту минуту со стороны парка «Ривьера» вылетела автомашина «ВАЗ 2115» и резко остановилась у заднего бампера такси. Вышел водитель и, используя громкую нецензурную брань, стал наносить удары руками и ногами по кузову такси, после чего, открыв водительскую дверь, начал хватать водителя, пытаясь вытащить его на проезжую часть дороги. Водителю удалось вырваться, и он тут же уехал на большой скорости…

Затем молодой человек подошел к нам и, представившись сотрудником милиции в звании старшего лейтенанта юстиции, сказал, что, мол, мы «попали», что он и его спутники, находящиеся в его автомашине, сейчас будут нас избивать, а если захотят, то и убьют. Все это он объяснял тем, что мы, остановив такси, помешали ему проехать.

После чего он махнул рукой, и из его машины, к нашему удивлению, вышло еще несколько человек кавказской национальности спортивного телосложения, возраст до 25 лет. По его команде они набросились с дикими криками на нас (мужчин). Не слушая никаких уговоров, молодые люди стали нас избивать. Водитель автомашины «ВАЗ 2115», представившийся сотрудником милиции, взял из автомашины предмет, похожий на бейсбольную биту, и тоже стал наносить удары. Мы сопротивлялись, как могли, но сила была на стороне нападавших. Наши жены кричали о помощи…»

Наверное, устав наносить удары, молодчики погрузились в свой автомобиль и стартанули с места. При этом они сбили автомобилем одного из членов компании. Мужчина сначала упал на капот машины, которая протянула его за собой на несколько метров, а затем отлетел на бордюр. По его руке прошлась автомобильная шина…

Как же отреагировали на этот инцидент сотрудники милиции, которые несли службу у «Ривьеры»? Со слов пострадавших, они посоветовали им «рассосаться». В переводе с «милицейского» – поскорее покинуть место происшествия.

Ошарашенные участники трагедии стали пешком двигаться в сторону кинотеатра «Спутник», чтобы там поймать такси и доехать до УВД Центрального района. Но, дойдя до площади у кинотеатра, они увидели все тот же автомобиль «ВАЗ 2115», а рядом – своих обидчиков…

Из заявления прокурору Центрального района г. Сочи: «… Вся эта толпа пошла по направлению к нам с криками: «Это они обидели нашего брата!» и набросилась на нас. Меня сбили с ног и стали избивать ногами. В один момент В. К. потерял сознание, что испугало нападавших, которые, подумав, что убили его, побежали врассыпную. Часть из них сели в автомашину. Убегая, молодые люди кричали, что они нас запомнили, что они нас найдут и зарежут…»

Из рассказа Оксаны Д. корреспонденту газеты «Сочи»: «Я на колени падала перед этими бандитами, крича: «Оставьте в покое наших мужей!» Но они ничего не слышали, глаза у них были словно остекленевшие. Наши друзья взяли в тот вечер с собой дочь, которой 21 год. Когда девушка бросилась на подмогу своим родителям, ее отшвырнули в сторону, и она покатилась по асфальту…»

Врачи «Скорой помощи» осматривали пострадавших прямо на площади у кинотеатра «Спутник», после чего нескольких мужчин увезли в травматологическое отделение больницы, одного из них – с подозрением на разрыв селезенки.

Жены все же добрались до УВД Центрального района, где рассказали о случившимся, но их просили подождать, пока подъедет дежурный следователь. Пока ждали, в здание УВД зашел… тот самый водитель, что представлялся сотрудником милиции, и еще двое нападавших.

Из заявления прокурору Центрального района г. Сочи: «Дежурный следователь Григорян В. сначала поговорил с этим сотрудником милиции и только потом – с нами. От Григоряна В. мы узнали, что данным молодым человеком является Богосян, следователь Центрального УВД г. Сочи, действительно старший лейтенант юстиции. Григорян В. долгое время пытался нас примирить, но мы отвечали отказом, так как считаем, что такое преступление не может остаться безнаказанным, ведь от действий этих преступников могут пострадать и другие люди».

У любого сведущего в юриспруденции человека невольно возникнет вопрос: а почему же пострадавшие подали в конечном счете заявление об избиении не в УВД города Сочи, а в прокуратуру? А в милиции у них заявление о нападении просто напросто не приняли. Посоветовали «забыть все произошедшее как страшный сон», а то, дескать, затаскают, неприятностей не оберетесь…

Хотелось бы чисто по журналистски закончить материал словами: «Комментарии излишни». Но, увы, не излишни! Когда мы в редакции предложили пострадавшим прочесть статью годичной давности, офицеры поразились: «Ну будто про нас написано!» То есть в Сочи точь в точь повторился случай, произошедший два года назад. Все по тому же сценарию. Из автомашины выскакивают молодые кавказцы с битами и без всяких на то оснований набрасываются на отдыхающих, избивая палками, угрожая убийством, осыпая нецензурной бранью.

Тогда этих молодчиков «установить не удалось». Потому что некоторые из них были приезжими (один – из Нагорного Карабаха) и находились в Сочи без регистрации. И потому что милиции не хотелось устанавливать их личности. Под судом оказался лишь водитель джипа, на котором приехали громилы, избивавшие ногами и палками даже приехавшую с родителями на отдых из Тюмени 10 летнюю девочку!

И что же? Осужден ли хотя бы организатор этой бойни Мартин С.? Вовсе нет. Судья Сергей Мартыненко вот уже второй год тянет с вынесением приговора и выполняет любые абсурдные требования находящегося на свободе подсудимого. Например, перевести на армянский язык 140 листов «Обвинительного заключения» для человека, который прекрасно владеет русским, как устным, так и письменным.

На момент сдачи материала прокуратура Центрального района, пропустив все процессуальные сроки, так и не приняла никакого решения по данному делу.