9. НЕЗАКОННЫЙ ЗАХВАТ ЖИЛЬЯ

 

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА:

 

Январь 2001 года. Воронежская область

 

Русский подарил чеченцам свою квартиру. В благодарность они его сделали наркоманом («Известия»)

 

Маленькое сообщение в воронежской газете «Молодой коммунар»: «Железнодорожник станции Отрожка Воронежской области Юрий Павловский отдал собственную квартиру (у него их было две) чеченской семье. До этого целый год те жили в купе вагона в лагере для беженцев».

Я сначала не поверил. Версия первая – воронежец отказался от имущества под пытками. Вторая – квартира на самом деле была продана, дарение – схема ухода от налогов. Третья – хозяин жилья поссорился со своим потомством и решил оставить его без наследства. Но все оказалось не так.

 

«Это хороший русский. Это корреспондент»

 

– Алло, это станция Отрожка? Будьте добры Юрия Павловского.

– Таких нет. Квартиру чеченцам подарил?! Да тут и чеченцев то нет, слава богу, а уж таких чудаков тем более…

Нахожу автора сообщения. Журналист Юрий Чугреев. Работает в газете Юго Восточной железной дороги «Вперед» и этому названию соответствует всем своим естеством. Друзья его рассказывают, что во время застолий Юрий не успевает ничего съесть. Потому что все время говорит. За двадцать минут, проведенных мной в редакции этой газеты, он успел познакомить меня с двумя «потрясающими людьми» очно, четырьмя – заочно и рассказал о том, как на днях ему удалось потрогать за хвост льва в цирке.

Почему я так подробно говорю о Чутрееве, станет ясно потом.

Узнав о моем звонке в Отрожку, Юра посмеялся: «Я этого персонажа засекретил. Мало ли что. Люди по разному реагируют. Но завтра познакомитесь. Он сам из Отрожки, а квартира его бывшая в Новоусмановском районе, село Хлебное».

 

Хлебное – это километров сорок от Воронежа. Обозревая по дороге окрестности, Юра, конечно, не умолкал. И чем дальше, тем чаще он, стопроцентный русский, отпускал в сторону окружающей действительности реплики весьма русофобские. Действительность к критике располагала, но было как то не по себе. Таксист наш всю дорогу кряхтел и ерзал.

Вот и дом – обычный, двухэтажный, трехподъездный. А вот и новые хозяева квартиры. Анзоровы – Аслан, его жена Молкан, десятилетняя дочь Розита и девятнадцатилетний сын Спартак. Сына вообще то зовут Ахмет, но имя Спартак приклеилось еще в Грозном. Он не боялся выходить под бомбежки и даже с федералами умел разговаривать, вот и назвали.

– А где же тот самый? Который квартиру подарил? – спрашиваю Юру.

– Я вам потом объясню, – шепотом говорит мне коллега. – Он не смог… Не хочет… Потом, потом расскажу.

Похоронив в душе свой репортаж и ругая про себя на чем свет стоит Чугреева, вяло беседую с Асланом. В 89 м году пришел из армии, поступил во Владикавказский строительный техникум. Но недоучился: в 93 м начался осетино ингушский конфликт. Поступил в Грозненский университет на филологический. И тут – первая чеченская война. Ее он провел в Ингушетии, кочевал вместе с семьей по знакомым. В 96 м вернулись, открыли мини пекарню. Только развернулись – опять война, опять Ингушетия, лагерь для беженцев. Год жили в вагоне, одно купе на четверых. Потом – направление в Воронеж. Ночи на вокзалах, дни – в бесплодных поисках жилья и работы. В какой то момент улыбнулась удача: узнали, что в Воронежской области есть такой район – Верхнехавский и возглавляет его чеченец. Уж он то не откажет. Но он… отказал. «Я просто в шоке была, – вступает в разговор Молкан. – Испугался, наверное. А то подумают власти, что он тут собирает у себя диаспору, с должности снимут. И вот через несколько дней встречаем Юру, русского, который нас просто ошарашил». Молкан показывает в сторону комнаты, где Чугреев разговаривает то ли со Спартаком, то ли с Розитой. Слышу обрывок разговора: «Ну чего ты, русские же разные бывают, это хороший русский, это корреспондент…»

– Какого Юру? – спрашиваю, следуя глазами за ее жестом и начиная смутно догадываться.

– Как какого? Вы же с ним приехали. Сказал бы нам кто нибудь год назад, что чеченец прогонит, а русский квартиру подарит, – не поверила бы.

Репортаж воскресает. Чугреев нехотя признается в содеянном:

«Хочу жи и ить!»

– Я возвращался из Россоши, из командировки. Стою на вокзале в очереди. Я вообще то железнодорожник, но тут стою, потому что перед кассой – они. («Мы отчаялись, – перебивает Молкан. – И решили возвращаться на Кавказ».) Аслан говорит кассирше: «Четыре билета до Беслана». «Аслан, давай три, – сказала тогда ему Молкан, – я Розиту на руки возьму». «Аслан едет в Беслан» – у меня это тогда как то в голове сложилось само собой. Может, с этого все и началось.

Через полчаса я их уже уговаривал сдать билеты. Они не верили (Молкан кивает: «Да, не верили»), подвох какой то искали. Наконец уговорил. Решили ехать в Воронеж на автобусе: меньше вероятности на ментов нарваться. Но тут заколебался я: «Что то не то делаю». Решил убежать. Мы со Спартаком пошли на рынок. Я все искал мясной отдел, где свинина. Думал, Спартак туда не пойдет, он же мусульманин, и я как нибудь улизну. Но не получилось. И вот мы уже стоим у автобуса, и тут Спартак – наверное, угадал мои мысли – говорит такую фразу, после которой я уже не сомневался: «Мне, – говорит, – так хочется просто жи и ить!» Это «жи и ить!» все во мне перевернуло.

Приехали сюда, начались проблемы с милицией. Аслана вызвали на допрос: «Кто, зачем, откуда?» Я стоял за дверью, вдруг чувствую – надо зайти. Захожу, а там милиционер с топором стоит. «Руби, – говорю, – сначала меня, а потом брата». Он оцепенел: «Ты кто?» И тут я вдруг ни с того ни с сего говорю: «Клоун». Я когда то действительно работал клоуном в цирке, но с чего это вдруг всплыло, не знаю. Однако сработало. Милиционер оказался выбит из колеи начисто. Он потом подошел ко мне и говорит: «Ты мусульманин, что ли?» – «Нет, – говорю, – пра­вославный». – «Нет, – говорит он мне, – это я православный». – «Нет, – говорю я ему, – это я православный».

– Но он не хотел бить меня топором, – перебивает Аслан. – Так просто, попугать.

Все это случилось в начале декабря. А на днях Анзоровы получают ордер. Юра из квартиры уже выписался. Чугреев помог Спартаку устроиться на единственное предприятие в поселке – конезавод с названием «Культура». Рабочий день конюха начинается в 5 утра и заканчивается в 7 вечера. Зарплата – 1 р. 39 копеек в день с головы. Под началом Спартака с напарником 30 лошадей, получается 20 рублей в день. Напарников за полтора месяца у него уже поменялось трое: увольняют по пьянке. Но выбирать не приходится. Из 760 жителей пьют почти все, кроме Спартака и Аслана. Молодежь дружит с наркотиками. Вообще прогулка по Хлебному меня шокировала. Сломанные заборы, прорванная канализация, брошенная техника, пацаны лет двенадцати курят траву у разрушенного ветлазарета. Я поймал себя на том, что в душе рождаются те же реплики, которые отпускал по дороге сюда Юра. Еще немного, и следующее поколение будет недееспособно. Люди здесь явно не хотят просто «жи и ить».

Аслан пытается устроиться на автобазу водителем. Розита учится, уже есть русские подружки. Единственное, что может помешать карьере Спартака, – это армия. Но отношение у Анзоровых к армии здоровое: «Пусть станет мужчиной». «Спартак, а если в Чечню пошлют?» – «Пойду воевать». – «Со своими?» Спартак задумывается.

С ним мы провели целый день. Ходили на конюшню, там есть лошадь по имени Диверсия. Вроде бы сдружились. По крайней мере, когда мы жали друг другу на прощание руки, я почувствовал, что мы оба подались вперед, чтобы обняться. Но почему то остановились. Кто остановился первый – не помню.

А вечером я беседовал с женой Юры Натальей. У них два ребенка: одному пять лет, другому десять. «Как же вы их, – говорю, – без наследства оставили?» В ответ Наталья рассказала мне историю жены своего брата. Та русская, но когда то жила в Грозном. Уехала оттуда еще до войны. А мать ее осталась. И когда начались бомбежки, она поехала за матерью. А обратно не пускают. Наши же русские солдаты не пускают. «Назад! – кричат. – Или стреляем!» И точно так же ей тогда помогли какие то незнакомые чеченцы (живы ли они?). Вывели, рискуя жизнью, какими то своими тропами.

История Чугреевых и Анзоровых – мистическая. Один человеческий поступок через шесть лет аукнулся другим человеческим поступком. Иначе не бывает, если поступки человеческие.

 

Р.S. Хеппи энд у этой истории оказался ложным. Узнал я об этом лишь спустя 2 года, когда по работе снова оказался в Воронеже и решил увидеться с Юрием Чугреевым. Передо мной был совсем другой человек. Он очень мало говорил и выглядел каким то напряженным, как будто в чем то виноватым. Я стал приставать с вопросами, и ответы повергли меня в шок.

Спустя несколько дней после моего отъезда из села Хлебное в истории с квартирой наступил час икс. От Юрия требовалась последняя подпись, после которой полноправным владельцем квартиры должны были стать Анзоровы. Юра не колебался – он уже принял решение. Но чеченцы волновались: вдруг передумает. Как потом оказалось, в тот день за завтраком они подсыпали ему в чай наркотик. Юре было очень хорошо, он готов был обнять весь мир и каждому ближнему и дальнему подарить по квартире. Все прошло идеально, подпись стояла, где должна была стоять, Анзоровы расслабились. А Юра потом еще целый год не мог слезть с героина. Говорит, что теперь слез, но как то неуверенно говорит. Когда он понял, как круто влип, он спросил у Аслана: «Зачем ты это сделал? Разве я давал повод для сомнений?», Аслан отвел глаза и соврал: «Я не хотел. Жена настояла».

Сегодня численность чеченской диаспоры в Хлебном около 20 человек.

 

ПО МАТЕРИАЛАМ СМИ:

 

Февраль 2003 года. Москва

 

Двое азербайджанцев похитили москвича, чтобы завладеть его квартирой (РИА «Новости»)

 

Как сообщила пресс служба ГУВД Москвы, двое активных участников азербайджанской организованной преступной группировки Джафаров и Магомедов 1970 го­да рождения были задержаны накануне в 12.30 у дома номер 32 корпус 3 по улице Федора Полетаева. В салоне автомобиля вместе с преступниками находился похищенный ими 46 летний гражданин Зеленое.

Незадолго до задержания, угрожая обрезом охотничьего ружья, бандиты заставили Зеленова сесть в свою машину. Преступники собирались похитить мужчину, чтобы в дальнейшем завладеть его квартирой на улице Беломорская в Москве.

 

Июль 2003 года. Ростов на Доцу

 

Армянская мафия выживает жителей общежития из своих квартир («Новая газета», ИА «Русская линия»)

 

Из коллективного обращения жителей Ростова на Дону в Генеральную прокуратуру 25 мая 2003 года: «Доводим до вашего сведения, что 1 марта 2003 года в 2 часа ночи на адвокатов юридической консультации «Эквитас» Полупанову Любовь Викторовну и Полупанова Анатолия Васильевича в подъезде их дома по ул. М. Горького, 260 было совершено разбойное нападение, в результате которого им обоим причинены серьезные телесные повреждения. Указанное нападение напрямую связано с их профессиональной деятельностью по оказанию правовой помощи гражданам, проживающим в общежитии по ул. Ком­мунаров, 33 в г. Ростове на Дону. Адвокату Полупановой был нанесен удар дубинкой по голове, после чего нападающий стал бить дубинкой по ноге. Нападающий прошептал: «Забудьте об общежитии. Это предупреждение». Полупанов А. В. в это время уже лежал без сознания и его избивал второй из нападающих. Оба бандита с места преступления скрылись».

Предыстория событий такова. В апреле 2002 года, в юридическую консультацию «Эквитас» обратились жители общежития, расположенного по адресу: ул. Коммунаров, 33 с просьбой оказать им юридическую помощь.

Общежитие на улице Коммунаров было продано акционерному обществу «Стройтрест № 7» 11 лет назад. Вместе со 100 семьями, там обитающими. При этом был нарушен закон «Об основах жилищной политики» и указ президента Ельцина, предписывающие при приватизации предприятий передавать все принадлежавшие им жилые дома и общежития в муниципальную собственность. Потом стройтрест обанкротился и перепродал свое общежитие, опять же вместе с жильцами (так когда то помещики продавали свои деревни – вместе с крепостными). В конце концов 4 этажное здание (5 тысяч квадратных метров) досталось, если верить документам, всего за 500 тысяч рублей некоей Ашхен Оганесян, 75 лет от роду. На самом деле всем заправлял ее сын; на первом этаже здания он сразу разместил свое охранное агентство. Людей из дома начали выживать. На самых шустрых, вздумавших отстаивать свои права, новые хозяева подали в суд иски о выселении. Потом всему дому начали отключать тепло, свет, воду (а без воды и канализация из строя вышла). Зимой прошлого года отопление не включали вовсе, думали, наверное, что от такого кошмара «коммунары» разбегутся кто куда. Одного не учли: идти бедолагам некуда.

Господин Оганесян, хозяин общаги, требует от каждой семьи уплатить ему по 25 30 тысяч рублей. Чтобы накопить такие астрономические суммы долгов, надо годами не платить за тепло, свет, газ и воду. Между тем обитатели общаги платили исправно, но по муниципальным расценкам, подписанным мэром, а господин Оганесян, их хозяин, установил свои цены – по полторы тысячи с носа. И это после того, как арбитражный суд Ростовской области признал наконец недействительным договор купли продажи общежития. Решение суда давно вступило в законную силу, а Оганесян продолжает издеваться над своими «крепостными». У него тылы надежные – Пролетарский районный суд в лице отдельных своих представителей той же, что и сам хозяин общежития, национальности.

Жильцы создали свою общественную организацию, пригласили хороших адвокатов и начали борьбу: жалобы властям, письма депутатам, судебные иски… Тут то и полыхнуло. Однажды ночью неизвестные подожгли машины, стоящие под окнами. Когда люди попытались выбежать из дома, дверь подъезда оказалась подпертой снаружи бревном. С большим трудом мужчины вышибли ее и успели потушить пожар до того, как загорелись бензобаки. Уголовное дело по факту поджога то закрывается, то снова открывается…

Следующая акция устрашения – нападение на адвокатов жильцов общежития, Любовь Полупанову и ее мужа. Молодая журналистка местной телекомпании «Дон ТР» Ольга Кобзева подготовила о ситуации вокруг общежития спецрепортаж и через несколько дней тоже стала жертвой нападения. Кобзева возвращалась домой вечером после работы, когда на нее набросился парень. В руках у него была розочка – разбитая бутылка. Преступник полоснул девушку по лицу и скрылся. Ольга была госпитализирована в отделение челюстно лицевой хирургии, где ей сделали срочную операцию. Потом еще одну.

Этот дикий случай получил широкую огласку, им занялись сразу несколько следственных бригад. Прокурор Южного федерального округа Сергей Фридинский публично обещал взять расследование под свой контроль. С тех пор прошел почти год, оба преступления до сих пор не раскрыты.

Из обращения в Генпрокуратуру НП «Славянская мудрость»: «Мы расцениваем действия гражданина Оганесяна А. как армянский шовинизм и разжигание межнациональной розни… Бездействие городских властей всех уровней может привести к аналогичным действиям русских в отношении армян. Национальное согласие в Ростове на Дону может рухнуть в один миг в результате действий армянского шовиниста.

Русских людей г. Ростова на Дону и Ростовской области возмущает попустительство городской и областной администрации, прокуратуры, милиции и Пролетарского суда г. Ростова на Дону армянскому фашизму и полное игнорирование закона по пресечению экстремистской деятельности».

 

Октябрь 2003 года. Москва

 

Престарелого москвича похитили и чуть не убили за нежелание подарить «гостям столицы» квартиру («МК»)

 

За нежелание жениться и прописать супругу в своей квартире едва не поплатился жизнью пожилой житель столицы. Сейчас за жизнь мужчины борются медики.

Как стало известно «МК», жертвой злодеев стал 64 летний Геннадий, отец двоих детей. Пенсионер развелся с женой и остался жить в однокомнатной квартире на улице Белореченская.

В один из походов к местному ларьку в начале августа Геннадий познакомился с 21 летней цыганкой Еленой и 32 летним азербайджанцем. Злодеи решили завладеть квартирой слабохарактерного хозяина. Они предложили Геннадию «сообразить на троих», а затем усадили захмелевшего мужчину в машину и отвезли в съемную квартиру на улице Героев Панфиловцев. Здесь у пожилого человека забрали паспорт и ключи от квартиры и удерживали несколько дней, напаивая водкой с клофелином и избивая. Преступники пытались заставить Геннадия жениться на Елене и предоставить ей возможность заключать сделки с квартирой. Однако пенсионер категорически не хотел связывать себя брачными узами. Тогда злоумышленники отвезли Геннадия в его квартиру, где, угрожая убийством, заставили подписать бумаги на приватизацию жилья, которые привез специально приглашенный риелтор. На обратном пути мужчине удалось сбежать. После этого Геннадий приехал к бывшей супруге, рассказал о своих злоключениях, и вместе они отправились в риелторскую фирму. Сделка была признана не­действительной.

Вскоре Елену и ее приятеля задержали сотрудники отдела по борьбе с оргпреступностью УВД Юго Восточного округа. У обоих не было даже регистрации, зато оба находились в состоянии наркотического опьянения, При себе у парочки нашли героин для личного пользования. Геннадий опознал обоих похитителей.

 

Ноябрь 2003 года. Москва

 

Мошенники из Грузии торговали квартирами, устраивая браки с «мертвыми душами» («МК»)

 

Хитроумных мошенников задержали перед праздниками сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД Юго Восточного округа столицы. 48 летняя гражданка Грузии Любовь Гунава и ее земляк, начальник одного из участков дирекции по эксплуатации зданий района Кузьминки Теймураз Цицкишвили, помогали гражданам обосноваться в Москве весьма необычным способом. Клиенты мошенников заключали фиктивный брак с… умершими гражданами!

Как сообщили «МК» в УВД Юго Восточного округа, преступный тандем возник более года назад. Цицкишвили по своим каналам получал данные о «перспективном» жилье. Таковым считались неприватизированные квартиры, хозяева которых умерли и не имеют близких родственников. После этого Гунава подыскивала покупателей, преимущественно иногородних. Клиенты отдавали «риелторше» паспорта, платили весьма солидное вознаграждение, не считая стоимости квартиры, а южанка отправлялась в загс, где у нее также были надежные связи. Дамочка оформляла поддельное свидетельство о браке своей подопечной с уже умершим хозяином желанной квартиры. После этого «новобрачная» становилась обладательницей заветной прописки и быстро приватизировала квартиру. Затем скрывать факт кончины супруга уже не было смысла. Всего мошенники провернули около 10 подобных афер.

 

Март 2004 года. Москва

 

Подмосковные цыгане отбирали квартиры у одиноких москвичей («МК»)

 

Члены цыганской семьи, специализировавшейся на похищении одиноких владельцев жилья, задержаны на днях сотрудниками отдела по борьбе с оргпреступностью Юго Восточного административного округа и их коллегами из 8 го отдела УБОП ГУВД в подмосковном Чехове. Гангстеры силой женили пленников на женщинах из своего клана и отбирали у бедолаг квартиры.

Как сообщили «МК» в УБОП ГУВД, жертвами цыган становились в основном одинокие москвичи. Новоявленные мужья некоторое время после свадьбы работали на цыганском подворье на Новосельской улице в Чехове, а потом аферисты отправляли мужчин с глаз долой в Тульскую область.

В прошлом году цыгане познакомились с жителем микрорайона Марьинский Парк. 14 декабря цыгане попросили гражданина помочь им разгрузить машину и, когда бедолага, ничего не подозревая, вышел из квартиры во двор, затащили его в свою «восьмерку» и увезли в Чехов.

Пленник просидел в особняке похитителей до 28 февраля. Цыгане били несчастного до тех пор, пока мужчина не согласился подписать часть документов на переоформление квартиры. После этого жулики отвезли бедолагу в загс одного из соседних городов, где мужчина и сочетался браком с тетей молодого цыгана. Супруга стала владелицей московской квартиры, а хозяина жилья выписали в Тульскую область. Накануне принудительного отъезда мужчина попросил мучителей отвезти его «в Москву за документами. По пути гражданину удалось сбежать, и он обратился в милицию. Сотрудники антимафиозного ведомства при поддержке бойцов отряда милиции специального назначения столичного ГУВД выехали в Чехов, где задержали хозяина дома, его родителей и фиктивную супругу обманутого москвича. Сейчас 53 летний глава семейства по состоянию здоровья отпущен под подписку о невыезде, а его сообщники домочадцы находятся в каталажке.

 

Февраль 2004 года. Волгоград

 

За жизнь пенсионера члены чеченской ОПГ требовали двухкомнатную квартиру (ГТРК «Волгоград ТРВ»)

 

В Волгограде был освобожден пенсионер, за жизнь которого вымогатели требовали двухкомнатную квартиру по адресу ул. Пархоменко, 33. А жертвой стал хозяин квартиры, нигде не работающий, 58 летний гражданин, передает ГТРК «Волгоград ТРВ».

Бывший инженер, как человек одинокий, был поставлен на особый учет в различных службах. По словам оперативников, списком этого учета и воспользовались преступники.

Рассказывает Станислав Одерий, заместитель начальника отдела УУР КМ ГУВД Волгоградской области: «Группа лиц чеченской национальности совместно с риелтором занималась подбором и обработкой одиноких лиц и алкоголиков. После этого они оформляли через знакомых в коммунально бытовой сфере документы и выставляли квартиру на продажу».

Потерпевшему предложили обменять квартиру на частный дом и доплату. Но уже во время подготовки к сделке хозяин понял, что ничего не получит. Месяц он провел как в кошмаре. Его насильно возили из квартиры в квартиру, били и заставляли подписывать какие то документы. Конец этому положила операция, тщательно разработанная сотрудниками УБОПА и ГИБДД. Всего в 2002 году таких преступлений по области было 17.

 

Апрель 2004 года. Москва

 

Пустив в квартиру приезжих из Азербайджана, москвичка стала заложницей («МК»)

 

Четырех азербайджанцев, которые, поселившись в квартире москвички, два с лишним месяца удерживали хозяйку в плену, повязали сотрудники милиции в среду.

Как сообщили «МК» в правоохранительных органах, первым в доме на Волгоградском проспекте поселился приятель 33 летней хозяйки квартиры. С ним женщина познакомилась на местном рынке, где работала продавщицей. Азербайджанец пообещал очень быстро съехать, поэтому москвичка не возражала. Но через 4 дня к ней в квартиру приехала родня постояльца – мать, два брата и жена одного из них. С этих пор хозяйка квартиры фактически стала заложницей своих гостей. Приезжие не разрешали ей выходить на улицу и держали взаперти, причем в жуткой тесноте (в разное время в этой квартире проживало до 8 человек, знакомых и родственников азербайджанцев).

Попытки матери и тети москвички выпроводить нежеланных гостей не увенчалась успехом. Не помогло и вмешательство местного участкового. Отсидев в околотке за проживание в столице без регистрации и оплатив штраф, гости вернулись и жестоко избили хозяйку. С этих пор ей запретили даже звонить родственникам и отобрали одежду. Матери и тете своей жертвы они стали угрожать расправой, если те попытаются еще раз обратиться в милицию.

Однако женщины, несмотря на запугивание, написали заявление в отдел по борьбе с организованной преступностью. В тот же день четверых приезжих задержали. Сейчас мужчинам вменяется незаконное лишение человека свободы. Однако, скорее всего, к этому обвинению добавятся еще и другие. За те два месяца, что москвичка пробыла в плену у азербайджанцев, она полностью облысела и частично ослепла. Не исключено, что ее кормили психотропными препаратами или даже подсыпали в пищу яд, чтобы после смерти завладеть квартирой.

 

Май 2004 года. Москва

 

В результате грандиозной аферы 150 жителей армянского села чуть не получили в Москве 40 квартир («МК»)

 

Махинация началась в 1995 году, когда 26 летний Самвел Саркисян (фамилии изменены в интересах следствия) перебрался в Москву из армянского села Апари. Мужчина заключил фиктивный брак с жительницей Одинцовского района Подмосковья и вскоре получил российское гражданство. На следующем этапе Саркисяну помог родственник – директор стадиона «Зенит». Прямо на стадионе, принадлежавшем машиностроительному заводу «Авангард», он открыл шиномонтажную мастерскую. Вскоре Самвел завел нужные знакомства в местном ОВД «Войковский» и в администрации завода. В 1998 году он устроился электриком в местное ЖКО, а на следующий год стал владельцем отдельной квартиры в одном из ведомственных домов «Авангарда».

Тогда на балансе предприятия находилось несколько домов, большинство квартир в которых были коммунальными, а многие жильцы – наркоманами и пьяницами. Несколько корпусов ведомственного дома № 12 в Старопетровском проезде предназначались под снос. Чтобы при переселении выиграть в метраже, Саркисян решил воспользоваться удачным моментом. И в обшарпанных коммуналках началась череда «свадеб».

Одним из «женихов» стал младший брат Самвела, 23 летний Рубен. На роль «суженой» Рубена сгодилась жительница одного из корпусов, 17 летняя наркоманка Елизавета Дубко. Для нее мошенники изготовили фиктивную справку о беременности. Наличие этой бумаги давало возможность расписать молодых в день подачи заявления. Это и случилось в Левобережном загсе, где, к слову, невесту и в глаза не видели.

Вместо руки и сердца девушка получила от жениха 500 долларов. Едва молодой супруг обрел желанную прописку, а потом и гражданство, сразу развелся. Позднее аферисты еще дважды выдавали Дубко замуж, правда, уже без ее ведома. И каждый раз девушка в момент заключения брака находилась на «шестом месяце беременности».

Дело было поставлено на широкую ногу. Братья, руководившие аферой, подыскивали среди жильцов забулдыг и заключали с ними фиктивные браки. В основном в качестве вознаграждения «женихам» и «невестам» предлагали погасить задолженности по оплате коммунальных услуг. А некоторых просто запугивали, угрожая в случае отказа от фиктивного брака подкинуть в квартиру наркотики. Если же москвичи были неумолимы, жулики похищали их паспорта, и свадьбы были заочными. После «бракосочетаний» прибывшие из Армении «жены» и «мужья» всеми правдами и неправдами становились гражданами России. В этом им помогали паспортисты ЖКО машиностроительного завода и недобросовестные милиционеры. А потом браки расторгались. Для этого аферисты просто приезжали в загсы с паспортами московских «половин».

За семь лет братья мошенники перетащили в Белокаменную из Апари 150 родственников и односельчан. Всем этим самозваным очередникам требовалось 40 квартир – от однушек до 4 комнатных.

Недавно армянские семьи уже получили 4 квартиры на Дубнинской улице. Правда, жить им там вряд ли суждено. Афера раскрылась. Решением суда незаконные регистрации должны быть аннулированы, а на полученные обманом квартиры полагается наложить арест. Теперь клубок махинаций распутывают сотрудники столичного УБОП, отмечает газета. Однако вопрос о том, сколько еще сел, аулов и кишлаков переместилось в Москву таким способом, остается открытым.

 

Апрель 2006 года. Московская область

 

Пенсионера похитили и избивали, чтобы он переписал квартиру на приезжего из Абхазии («МК»)

 

Бандита, который 4 года назад похитил пожилого москвича ради квартиры, задержали на днях сотрудники УБОП ГУВД столицы в Талдомском районе Подмосковья. Преступника повязали в доме, где он устроил «тюрьму» для пленника.

Как сообщили «МК» в правоохранительных органах, 71 летнего москвича преступники похитили 7 мая 2002 года с улицы Мусы Джалиля. Его вывезли в деревню Спас Угол, в дом, где был прописан уроженец Абхазии Георгий Сартания. Здесь пенсионера запугивали и избивали, требуя, чтобы он переписал свою квартиру на Ореховом бульваре на кавказца. Жертву даже в туалет (он находился во дворе) выводили в наручниках.

Мужчина понимал, что как только подпишет все бумаги, то окажется на улице или будет убит. 9 мая похитители изрядно выпили. Пенсионер решил этим воспользоваться. Он попросился по нужде, и потерявшие бдительность похитители отправили пленника в туалет в сопровождении лишь одного конвоира. Мужчине удалось разобрать заднюю стенку ветхого сортира и бежать. Конвоир хватился жертвы только через час. После побега похитители скрылись.

На днях оперативники узнали, что владелец дома, в котором была устроена в свое время тюрьма, снова объявился в Подмосковье. Они выследили 47 летнего Сартанию и задержали его.

 

Июнь 2006 года. Санкт Петербург

 

Квартирант из Дагестана регулярно избивал старика блокадника

 

На прошедшей неделе в службу общественного контроля Движения против нелегальной иммиграции в Санкт Петербурге обратился отец Илья, православный священник, с просьбой помочь человеку, попавшему в беду. Василий Александрович Федосеев – пенсионер, коренной житель Петербурга, блокадник, поселил в октябре прошлого года к себе на квартиру «погостить» дагестанца. В итоге его систематически избивали, неоднократно выкидывали из собственной квартиры, украли большую сумму денег.

Сначала Расул исправно платил деньги, потом «по дружбе» занял у деда кругленькую сумму, чтобы съездить продать дом в Дагестане и перевезти семью в Петербург. Вернувшись из Дагестана, Расул не спешил отдавать занятые у пенсионера деньги и, кроме того, перестал платить за аренду. В ответ на требования Василия Александровича об оплате Расул стал «учить» блокадника жизни кулаками. Василий Александрович обращался в милицию, но эффекта это не возымело.

В начале июня старик пошел за пенсией. Дома его поджидал подвыпивший гость. Он в очередной раз избил пенсионера и, не получив его пенсии, выгнал из собственной квартиры на улицу.

Зафиксировав побои в травмопункте, группа поддержки ДПНИ вместе с пострадавшим пенсионером направились в дежурную часть 47 о/м Фрунзенского района, однако сотрудники милиции повели себя до крайности странно: капитан милиции Татаринов, который соизволил с нами пообщаться, не только дал понять, что заниматься данным делом не будет, но и пригрозил, что в случае, если с этим Расулом что то случится, то и соратники ДПНИ и отец Илья сядут в тюрьму. Пришлось написать на него и его помощника жалобу руководству и в прокуратуру. А после общения с руководством МВД рангом постарше милиционеры сделали так, что Расул с вещами и своими беспокойными друзьями, проживавшими в последнее время с ним на квартире Василия Александровича, срочно съехал.

 

Ноябрь 2005 года. Республика Карелия

 

На российскую газету «Из рук в руки» заведено дело за разжигание межнациональной розни (ИА «Русская линия»)

 

На издательские дома «Из рук в руки» и «Все», занимающиеся размещением объявлений, заведено уголовное дело по факту разжигания межнациональной розни. Поводом к возбуждению уголовного дела стало размещение в периодических изданиях «Из рук в руки» и «Все»… объявлений «сдаю квартиру русским» и «нерусских не беспокоить».

Объявления вызвали «праведный гнев» карельских мусульман. Они не стали разбираться в том, почему подобного рода объявления появляются в печати и что заставляет русских людей обращать особое внимание на национальный признак при их подаче, но обратились в прокуратуру с требованием «разобраться с издателями». Прокурорские работники с готовностью отреагировали на это обращение и после «тщательной» проверки направили в издательства свои предупреждения.

Представители издательских домов «Из рук в руки» и «Все», в свою очередь, заявили, что не согласны с выводами прокуратуры и теперь намерены добиваться справедливости в суде1.