Николай Сванидзе, телеведущий, член Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России

 

 

В Берлине погибли полмиллиона наших солдат

 

 

В культурном центре ФСБ в Москве состоялся круглый стол, на котором шла речь, в частности (ориентируюсь на сайт Newsru.com, по нему же в дальнейшем и цитирую), о тех фальсификациях истории Великой Отечественной войны, которые имеют место в произведениях российских кинематографистов. И это несмотря на то, что «в прошлом году министр обороны подписал приказ о полном снятии секретности с военных архивов, касающихся 1941–1945 годов».

То есть архивы открыты. Но киношники туда не ходят, а знай себе, как последние сукины дети, фальсифицируют. Насколько можно понять, повинны в фальсификаторском грехе в равной степени работники как игрового, так и документального кино. Все они скопом врут, правды знать не знают и не хотят и нечистыми рылами сподниза подрывают самое дорогое, что у нас есть.

И кстати, надо полагать, не за просто так. Поскольку, как подчеркнул начальник Центра общественных связей ФСБ России Сергей Игнатченко, «поражает одна вещь: дело в том, что вы знаете ту программу, которую разрабатывают наши западные оппоненты, чтобы фальсифицировать историю, и под это даже выделяются деньги. Получается, что наши производители кино фактически льют воду на мельницу противника».

 

Опаньки! Вот тут-то и прокололись ребята, тут-то мы их и ухватили за самое место! Одни, там, на Западе, бабки выделяют на пропагандистскую обработку. А другие, здесь, с радостным хрюканьем хавают гнилую вражескую капусту. И теперь хочется спросить, и мы спросим: если это не хорошо оплаченная подрывная деятельность, то что это?

С одной стороны, у меня, как у представителя журналистского цеха, подобная постановка вопроса не может не вызывать мерзкой, то есть свойственной нашему цеху, радости. Причина: люли, в порядке исключения, адресованы не нам. Раньше именно мы, журналюги, мелкие, хотя и окабаневшие продажные твари, не любили Родину, жрали что ни попадя, гадили там, где жрали, и вообще крайне отрицательно себя вели. Ну еще, конечно, правозащитники и всякая энкаошная сволочь. Вот теперь и киношникам пришла охота продать Россию за жирные западные харчи. То есть, не мы одни гады. Не нас одних обвиняют в измене Родине. И это, повторяю, приятно. С другой стороны, где-то из глубины организма поднимаются вопросы.

 

Вопрос первый. Неужели эти уважаемые господа в тех архивах, которые они открыли, или частично открыли, или обещают открыть, сами не встречали оборотов вроде «западные деньги», «лить воду на мельницу противника»? А если встречали, то зачем тогда дословно повторяться, ведь русский язык велик и могуч? Ну неужели слабо придуман, что-нибудь новенькое, хотя бы из чувства эстетическом брезгливости?

Вопрос второй. Неужели эти уважаемые господа на полном серьезе полагают, что им ведома абсолютная истина по части взглядов на страну, на ее историю, на то, что для нее хорошо и что плохо, и они этой истиной делятся по-пастырски щедро и совершенно безвозмездно, исключительно из патриотических побуждений. А все остальные, истиной не обладающие, пропагандируют то, что им за деньги предлагают из-за границы? Наконец, вопрос третий. А что именно фальсифицируют наши киношники?

У нас очень разные фильмы о войне. В смысле, очень разные по качеству. Но ни в одном из них, ни в игровом, ни в документальном, я не видел, что мы войну проиграли, а Гитлер выиграл. Или что мы выиграли, но не сыграли решающей роли в победе, а сыграли ее англичане и американцы. Не было такого. Напротив, роль союзников, на самом деле очень значительная (хоть великих наших маршалов почитать), минимизируется и на первый план, с разной степенью профессионализма, выносится одна, главная, действительно абсолютная ценность — жертвенный подвиг народа.

Так что же не нравится участникам круглого стола в культурном центре ФСБ? В чем они видят заказную, оплаченную фальсификацию истории, покушение на самое святое?

А вот в чем. Близоруко, односторонне показана сама война, точнее, роль советского руководства в суровые военные годы. Не так ее надо сегодня показывать. Не было растерянности и трусости. Не было страшных и необязательных потерь. Не было заградотрядов. Не было людоедства в Ленинграде и пирожных в хрустальной вазочке в кабинете Жданова. Не было самоубийственного наступления под Харьковом. Не было лобового удара по Зееловским высотам, не имевшего никакого оправдания, кроме желания опередить американцев, и полумиллиона наших солдат, погибших в Берлине.

А еще раньше — не было страстного романа с Гитлером. Не было секретных протоколов к Пакту Молотова — Риббентропа. Вернее, они были, но они были вынужденными, и незачем привлекать к ним внимание. И уж конечно, не было Катыни.

Не было всего этого. И не надо очернять нашу историю. Нашу славную победу. Роль Сталина. Роль органов государственной безопасности. Да, были отдельные ошибки. Но в целом, товарищи, менеджмент был сильный. Правильный был менеджмент.

 

Намекая на финансирование российских киношников акулами мирового империализма, Сергей Игнатченко не называет ни одной фамилии, и не зря. Ибо сказано у великого киноклассика земли американской Квентина Тарантино: «Ты не видишь указателя «Склад дохлых негров», потому что его тут нет!» Российское кино, лгущее про события Второй мировой войны, финансирует не американское ЦРУ, не британская МИ-6, и даже не израильский «Моссад». Деньги на него выделяет российская вертикаль власти во главе с ветераном КГБ-ФСБ Владимиром Путиным, на которого работают и Сванидзе, и сам Игнатченко. Деньги идут либо напрямую из бюджета, либо через банки, контролируемые государством, типа ОАО «Банк «ВТБ», финансировавшего антисоветские и антирусские пакости Никиты Михалкова.

Есть только одно заметное исключение: германо-российско-украинский фильм «Четыре дня в мае». Картина, в которой группа совестливых советских разведчиков вместе с благородными немецкими зольдатен защищают немецких сироток от толп пьяного красноармейскою быдла, снят на немецкие деньги. Зато автором его первоначального сценария является бывший начальник пресслужбы «Единой России» Дмитрий Фост, а одним из самых рьяных пропагандистов идеи стал бывший председатель Комитета по культуре Государственной думы oт «Единой России» Владимир Мединский, так что полковнику Игнатченко и тут лучше помалкивать.

Обвинение, состоящее из одних намеков и умолчаний, смотрится чрезвычайно тупо, Сванидзе этим пользуется и с издевкой просит уточнить: о каких это лживых фильмах, снятых на грязные доллары и евро, идет речь? Отвечаем: речь идет о фильме «Сволочи», в котором детей-диверсантов во вражеский тыл забрасывают не немцы, как в жизни, а наши. О картине «Первый после бога», где списанною с прославленного советского подводника Александра Маринеско персонажа мучают бериевцы за брата-белогвардейца, а потом спасают от немцев английские летчики. (И то, и другое — бред воспаленных мозгов киношников никаких англичан во время потопления Маринеско лайнеров «Вильгельм Густлофф» и «Генерал Штойбен» в помине не было, а страдал Александр Иванович прежде всего от флотского начальства за вредный характер и загулы) Наконец, о дегенеративном «Предстоянии» Михалкова.» котором отважно и умело сражавшиеся кремлевские курсанты представлены дебилами, падающими в сугроб от звука хлопушки и пыряющими штыком немецкий танк. И о его же «Цитадели», где вторично призванных с оккупированных территорий солдат не отправляют в воинские части обычным порядком, а гонят с одними черенками от лопат на немецкие пулеметы…

Продолжать можно еще долго, но какой смысл говорить об этом сынку одного из руководителей Издательства политической литературы ЦК КПСС, бывшему коммунистическому активисту и лакею всех последних хозяев Кремля? Он ведь, и отвечая дубоватому полковнику, продолжает врать и передергивать. Нет ни единого документа, доказывающего, что 1-й секретарь Ленинградского горкома и обкома ВКП(б) Андрей Жданов обжирался пирожными (а также икрой, осетриной, персиками, ананасами и рябчиками) в блокадном Ленинграде. Только сплетни проституток от идеологии, подобных Сванидзе.

Круче же всего отличился член Комиссии по борьбе с фальсификациями по части описания Берлинской операции. Обычно его собратья, говоря о потерях при штурме Берлина, жульничают простейшим образом. Прибавляют к 81 116 убитым 280 251 раненого и рассказывают о том, как бездарные советские военачальники в последние недели войны зазря погубили более 300 тысяч душ. Но Николай Карлыч решил не мелочиться и сразу округлил до 500 тысяч убитых!

Сколько же тогда выходит раненых? Взяв реальное соотношение в операции, получаем 1 727 471 человека. А поскольку всего с советской стороны в ней принимали участие 2,5 миллиона человек, получается, что на Эльбу встречать наступающих с запада американцев вышли исключительно обозники, кашевары, медсестры и, конечно, только что завершившие изнасилование всех попавшихся на пути немецких женщин, свиней и кур бериевские палачи.

 

Сергей Кургинян, театральный режиссер, бывший ведущий телепрограммы «Исторический процесс»

 

 

У Павлика Морозова отец убил мать

 

 

Никто из наших либеральных коллег не говорит о том, что если в течение долгого времени они так истерично выли по поводу Павлика Морозова: «Павлик Морозов, Павлик Морозов…» — то, извините меня, у Павлика Морозова отец убил мать, помимо всего прочего.

Из выступления на круглом столом информагентства «Росбалт», 21 июня 2012 года

 

Председатель совета села Герасимовка Тобольской губернии Трофим Морозов был очень неприятным типом Он присваивал деньги раскулаченных односельчан, желающим избежать ссылки продавал липовые справки, обирая их до нитки, полученные деньги пропивал, а жену Татьяну регулярно бил. Потом Трофим и вовсе бросил супругу с четырьмя детьми, уйдя жить к смазливой соседке Антонине Амосовой.

Неудивительно, что Татьяна и ее старший сын 13-летний Пашка с удовольствием помогли следствию посадить Трофима, рассказав на суде о его безгрешном бизнесе. Бывший председатель получил 10 лет и отправился строить Беломорско-Балтийский канал.

За это двоюродный брат Павла Данила под руководством отца Трофима — Сергея Морозова зарезал Пашку, а заодно и его младшего брата Федю, как свидетеля. Впоследствии в СССР эту чисто бытовую историю раздули, а Павлика превратили в культовую фигуру для советских детишек, не мстящего бросившему семью пьянице, а сдавшего его органам по идейным соображениям. Но ни один коммунистический агитатор не обвинял Трофима Морозова в убийстве жены, которая, надолго пережив сына, умерла естественной смертью.

 

Эсэсовка Лени Рифеншталь снимала документальные фильмы с пытками

 

 

В чем смысл Победы? Кого победили? Фашизм? В чем содержание? В чем масштаб и статус зла, которое победили? А если статус проблематичен, а масштаб снижен, то как возвысить Победу? Я-то считаю, что статус абсолютен — этой Победе нет равных в человеческой истории. И что масштаб адресует к абсолютной святости. Но кто оценивает это аналогичным образом и на основе чего? Где смысл? И что можно сделать без него? Если Лени Рифеншталь — это уже чуть ли не положительный образ, если эту эсэсовку ленинградцы (в том числе интеллигенция) приветствовали стоя 21 июня 2001 года, в канун 60-летия начала Великой Отечественной войны… Какая Победа? Победа над кем?

«Кремль. орг», 4 апреля 2005 года

 

 

Мы в любом фильме 60-х годов требовали образ доброго немца. Началось с этого, а кончилось преступным приемом Лени Рифеншталь 22 июня в Ленинграде, где элита, интеллигенция аплодировала эсэсовке, снимавшей фильмы документальные с пытками и всем прочим. Вот чем мы кончили.

«Радио «Свобода», 12 февраля 2007 года

 

Великий германский кинорежиссер Лени Рифеншталь, приезд которой на петербургский фестиваль документального кино «Послание к человеку» вызвал истерику Кургиняна, никогда не состояла в СС. Расследовавшая деятельность Рифеншталь Судебная палата, признала ее не нарушавшей закон, а в итоговом вердикте следователей подчеркивалось, что подследственная не являлась членом Национал-социалистической рабочей партии Германии и не числилась в составе ни одного из ее филиалов, признанных преступными.

Кургинян не пишет, в какой из картин Рифеншталь имелись документальные съемки пыток, и не зря — их нет. За время работы в Третьем рейхе режиссер сняла четыре документальных фильма. Это «Победа веры» (1933 год) и «Триумф воли» (1935 год) о съездах гитлеровской партии в Нюрнберге, «День свободы! — Наш вермахт!» (1935 год) о военных маневрах и «Олимпия» (1938 год) об XI летних Олимпийских играх в Берлине. Уже из их тем понятно, что никаких пыток там не было и быть не может.

Других документальных фильмов при Гитлере Рифеншталь не снимала, однако известно о выезде ее киногрупп на фронт во время вторжения германских войск в Польшу. Может быть, именно там фроляйн смачно запечатляла на камеру расправы с мирным населением? Она действительно могла наблюдать одну из них, но кино из этой прискорбной истории не получилось, о чем с иронией рассказал в своих мемуарах будущий фельдмаршал, а тогда начальник штаба группы армий «Юг» Эрих фон Манштейн.

 

«В один прекрасный день у нас появилась в сопровождении свиты кинооператоров известная киноактриса и режиссер, заявившая, что она «движется по стопам фюрера». Она сообщила, что по заданию Гитлера приехала на фронт снимать фильм. Такая деятельность, да еще под руководством женщины, была нам, солдатам, откровенно говоря, крайне неприятной. Однако речь шла о задании Гитлера.

Впрочем, она выглядела очень милой и мужественной женщиной, примерно как элегантная партизанка, заказавшая себе костюм на рю де Риволи в Париже. Ее прекрасные, подобные огненной гриве волосы, ложившиеся волнами, обрамляли интересное лицо с близко расположенными глазами. На ней было нечто вроде туники, бриджи и высокие мягкие сапоги. На кожаном ремне, перепоясывавшем ее стан выше бедер, висел пистолет. Оружие для ближнего боя дополнялось ножом, заткнутым на баварский манер за голенище. Штаб, как я должен признаться, был несколько ошеломлён появлением подобной необычной фигуры. Поэтому я вначале направил ее к генерал-полковнику фон Рундштедту, чтобы она могла сообщить ему о своем задании. Он, как подобает галантному кавалеру, принял ее очень любезно, но вскоре направил снова ко мне. Мне не оставалось ничего иного, как «передать ее по команде». Таким образом, она очутилась у нашего начальника разведки с грубым голосом, в функции которого входило также и все связанное с пропагандой.

Этот офицер, чудесный, брызжущий юмором баварец, не пошел по моим стопам (я пытался отсоветовать даме совершить поездку по фронту). Он отнесся к этому делу, не обращая внимания на пышный костюм актрисы, чисто по-служебному, сухо и трезво. Он принял даму чрезвычайно корректно, выслушал ее дело, проверил документы, принадлежавшие ей и ее спутникам, затем поднял телефонную трубку и вызвал офицера-медика. Положив трубку на рычаг, он деловым тоном сказал: «Вам сначала нужно сделать прививку. Я вызвал врача. Пожалуйста, раздевайтесь!» В пользу нашей гостьи говорит то, что она не вскипела, а только засмеялась и отказалась подвергаться прививке. Лишь ее киноспутники должны были подвергнуться этой процедуре, вернее говоря, один оператор. Он подошел, щеголяя своим коричневым загаром, врач поднес шприц, и несчастный на глазах у злорадствующих зрителей тут же упал в обморок.

Начальнику разведки пришла в голову блестящая идея направить эту экспедицию к генералу фон Рейхенау, который хорошо знал эту даму и казался нам подходящим покровителем. Она направилась с сопровождающими ее лицами в Штаб 10-й армии в Конске. Вскоре, однако, она оттуда возвратилась. При занятии Конске еще и раньше несколько раз происходила перестрелка, в которой приняли участие и гражданские лица. Вследствие нервозности офицера-зенитчика на рыночной площади, где собралось много народа, возникла ничем не оправданная паника, была открыта бессмысленная стрельба, повлекшая за собой много жертв. Киногруппа была свидетельницей этой достойной сожаления сцены, и наша гостья, потрясенная случившимся, решила вернуться».

Э. Манштейн. «Утерянные победы»

 

Нет документальных пыток и в художественной картине «Долина», которую отказавшаяся от поездок на поле боя Рифеншталь снимала в 1940–1944 гг. В отличие «Триумфа воли», «Долина» — это даже не нацистский фильм, а не слишком удачная мелодрама по опере немецкого композитора французского происхождения Эжена Д’Альбера, которая, в свою очередь, поставлена по пьесе испанского драматурга Анхеля Гимеры. Сюжет простейший: богатый помещик Себастьян собирается жениться на невесте из богатой семьи, но куда девай, любовницу — цыганку-танцовщицу Марту? Сначала обещавший взять ее в жены, Себастьян решает выдать красавицу за пастуха Педро и посещать тайком от жены, используя мужа в качестве прикрытия. Марта сначала при ходит в ужас, но потом они с Педро влюбляются друг в друга. Взбешенный Себастьян кидается на Педро с кинжалом, но тот, к удовольствию прочих поселян, душит злого сеньора и уходит с молодой женой…

 

На чем тогда основан бред Кургиняна? Дело в том, что в качестве статистов в «Долине» снимались несколько десятков цыган, ранее заключенных в концлагерь Максглан. По данным германской цыганской организации «Ром», после окончания съемок 20 из 48 статистов были отправлены обратно в лагерь, и часть из них впоследствии погибла в Освенциме. Судебные разбирательства по этому поводу длились едва ли не до самой смерти Рифеншталь, которая скончалась 8 сентября 2003 гола. Суд установил, что режиссер ничего не знала о судьбе своих статистов после съемок и потому не несет ответственности за их дальнейшую судьбу. С тем же успехом зэки, использованные Эльдаром Рязановым в массовке фильма «Вокзал для двоих», могли бы подавать на него в суд за действия начальника колонии.

Но и Кургиняна понять можно — профессиональная ревность штука страшная. Обидно осознавать, что люди будут восхищаться «Олимпией» и «Триумфом воли» спустя века. Когда твой собственный погорелый театр давно забудут вместе с создателем.


 

Лени Рифеншталь на польском фронте. Режиссер-неудачник Сергей Кургинян так и не обнаружил снятые ею кадры с пытками

 

Кроме того, человеку по должности надо периодически клеймить фашизм, но ругать очередных скинов, запинавших таджикского дворника, скучно. Возмутиться Владимиром Путиным и «Единой Россией», которые уже второе десятилетие организуют визиты в суворовские и нахимовские училища ветеранов власовской армии, боязно. Связываться с тогдашним заместителем главы президентской администрации Владиславом Сурковым (в раннем детстве Асламбеком Дудаевым) тоже неохота. Хоть Сурков и пригласил для работы с юными путницами украинского нациста Дмитро Корчинского, который воевал против России в Чечне и в своих мемуарах особенно смачно разъяснил, как надо резать горло русским пленным, но тот, кто об этом лишний раз вякнет, сразу из телевизора вылетит. Поневоле приходится демонстрировать антифашистский темперамент на столетней старушке.

 

Михаил Саакашвили, Президент Грузии

 

 

Грузинская армия нанесла России наибольший ущерб за 10 лет

 

 

То, что происходило в последние дни, не имеет никакого отношения к свободе слова. Они хотели сорвать сегодняшний праздник для того, чтобы отомстить нашей армии, которая в совершенно неравной борьбе в 2008 году в августовские дни оказала в сотни раз большее сопротивление, нанесла противнику гораздо больший ущерб, чем ему был нанесен за последние десять лет.

Из комментариев к разгону митинга оппозиции, на пути военного парада 26 мая 2011 года перед участниками парада.

 

Конфликт 8–13 августа 2008 года был не слишком кровопролитным: вооруженные силы России, Абхазии и Южной Осетии потеряли свыше ста человек убитыми, а грузинская армия — около двухсот, после чего резво разбежалась. Кроме того, с обеих сторон погибли несколько сотен гражданских лиц. За время боевых действий в Чечне и Дагестане с 7 августа 1999 года российские силовые министерства потеряли свыше 7 тысяч погибшими. Заявляя, что его, не продержавшееся и недели воинство, сражалось успешнее чеченских сепаратистов, поедатель галстуков жестоко оскорбляет соратников Джохара Дудаева и Шамиля Басаева. За такое могут и болтливый язык отрезать.

 

Немцы не вошли в Грузию потому, что они не смогли прорвать фронт в Керчи

 

 

Во Второй мировой войне в процентном выражении погибло больше грузин, чем представителей любой другой советской республики. Немцы не вошли в Грузию потому, что они не смогли прорвать фронт в Керчи. В Керчи главным защитником был грузинский корпус. Брат моей прабабушки сражался в этом корпусе, и он был одним из немногих, кто остался жив. 90 % наших бойцов полегло на Керченской земле.

Из интервью телекомпании «Рустави 2» 26 декабря 2009 года.

 

Саакашвили не знает не только историю, но и географию. Керчь расположена в Крыму, и прорваться через нее в Грузию невозможно — далеко и Черное море мешает. В Грузию немцы неудачно прорывались не через Керчь, а через горные перевалы Кавказского хребта, тогда как наступление на Керченском полуострове 8–19 мая 1942 года стало одной из самой убедительных побед вермахта. Из 249 800 человек, числившихся в составе Крымского фронта, 162 282 были убиты или попали в плен, и лишь 87 518 бойцов и командиров, в том числе 14 284 раненых, сумели эвакуироваться.

Никакого грузинского корпуса под Керчью вообще не было. Из всего состава Крымского фронта (16 стрелковых дивизий, одна кавалерийская дивизия, три стрелковые и четыре танковые бригады) грузинской могла считаться только разгромленная в первые дни операции 63-я горнострелковая дивизия. Некоторые причисляют к грузинским и 224-ю стрелковую дивизию, которой в мае 1942 года командовал полковник Валериан Дзабахидзе, но это неверно. Призывники из Грузии в большом количестве появились в ней начиная с июня 1942 года, когда почти целиком уничтоженную в Крыму дивизию формировали заново.

Лжет Саакашвили и про 300 тысяч соотечественников, погибших в Великой Отечественной войне. К 22 июня 1941 года в СССР проживало приблизительно 100 миллионов русских, 34 миллиона украинцев, 7,5 миллиона белорусов, 4,5 миллиона татар и 2,5 миллиона грузин. Военные потери каждого народа, по официальным данным, составили соответственно 5756 тысяч, 1378 тысяч, 253 тысячи, 188 тысяч и 80 тысяч. В процентном отношении выходит соответственно — 5,8 %, 4,1 %, 3,4 %, 4,2 % и 3,2 %. В официальные потери не включены погибшие на оккупированной территории партизаны из гражданских лиц, а также сформированные и уничтоженные в 1941 году части народного ополчения. Их учет добавляет к количеству погибших многие сотни тысяч, но среди них преобладали представители славянских народов, а уроженцев Грузии почти не было. Партизанские отряды и дивизии ополчения формировались не в Грузии и не вели боев на ее территории.

 

Томас Ильвес, Президент Эстонии

 

 

Русские сослали в Сибирь сотни тысяч эстонцев

 

 

Оккупационная власть захватывает страну, депортирует сотни тысяч человек в Сибирь и присылает сюда своих людей. И теперь, когда мы наконец обрели независимость, должен ли язык оккупационной власти быть вторым языком страны? Не задавайте мне смешные вопросы! Мой совет: русские по происхождению люди должны побеспокоиться об эстонском гражданстве.

Швейцарская газета Der Bund, 10 декабря 2011 года

 

Первая депортация из Эстонии прошла в июне 1941 года, и данные по ней хорошо известны.

 

«Докладная записка НКГБ СССР

№ 2288/М в ЦК ВКП(б), СНК СССР и НКВД СССР об итогах операции по изъятию антисоветского, уголовного и социально опасного элемента в Литве, Латвии и Эстонии.

17 июня 1941 г.

Подведены окончательные итоги операции по аресту и выселению антисоветского, уголовного и социально опасного элемента из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР.

По Литве: арестовано 5664 человека, выселено 10 187 человек, всего репрессирован 15 851 человек.

По Латвии: арестовано 5625 человек, выселено 9546 человек, всего репрессирован 15 171 человек.

По Эстонии: арестовано 3178 человек, выселено 5978 человек, всего репрессировано 9156 человек.

Всего по всем трем республикам: арестовано 14 467 человек, выселено 25 711 человек, всего репрессировано 40 178-человек.

В том числе по трем республикам:

а) активных членов контрреволюционных националистических организаций арестовано — 5420 человек, выселено членов их семей — 11 038 человек;

б) бывших охранников, жандармов, полицейских, тюремщиков арестовано — 1603 человека, выселено членов их семей — 3240 человек;

в) бывших крупных помещиков, фабрикантов и чиновников бывшего госаппарата Литвы, Латвии и Эстонии арестовано — 3236 человек, выселено членов их семей — 7124 человека;

г) бывших офицеров польской, латвийской, литовской, эстонской и белой армий, не служивших в территориальных корпусах и на которых имелись компрометирующие материалы, арестовано — 643 человека, выселено членов их семей — 1649 человек;

д) членов семей участников контрреволюционных организаций, осужденных к ВМН, арестовано — 27 человек, выселено — 465 человек;

е) лиц, прибывших из Германии в порядке репатриации, а также немцев, записавшихся на репатриацию и по различным причинам не уехавших в Германию, в отношении которых имеется компрометирующий материал, арестовано — 56 человек, выселено — 105 человек;

ж) беженцев из бывшей Польши, отказавшихся принять советское гражданство, арестовано — 337 человек, выселено — 1330 человек:

з) уголовного элемента арестовано — 2162 человека;

и) проституток, зарегистрированных в бывших полицейских органах Литвы, Латвии и Эстонии, ныне продолжающих заниматься проституцией, выселено — 760 человек;

к) бывших офицеров литовской, латвийской и эстонской армий, служивших в территориальных корпусах Красной Армии, на которых имелся компрометирующий материал, арестовано — 933 человека, в том числе: по Литве — 285 человек, по Латвии — 424 человека, по Эстонии — 224 человека…»

 

Итого всего по Эстонии арестовано и выслано 9156 человек. Таким образом, речь идет об арестах и высылке из приграничных регионов потенциально враждебных элементов, причем в не слишком значительном количестве. Да и не только потенциально, среди арестованных имелись лица, связанные со спецслужбами Германии и Финляндии, а между прочим, война началась уже через восемь дней. Конечно, Ильвес на это может возразить, что не надо было оккупировать его маленькую мирную страну, но в Москве прекрасно помнили, что в 1919 году, едва став независимым, вышеуказанный политический карлик почти два года с помощью британских союзников пытался откусить от полураспавшейся России приграничные территории (и в итоге оттяпал Иван-город с Печорами). Поскольку можно было не сомневаться, что самостийная Эстония с охотой поможет фюреру Третьего рейха на ленинградском направлении, выбирать не приходилось… Ну, а жаловаться на очистку территории от уголовников и проституток вообще смешно — за это благодарить надо!

 

…После окончания Второй мировой войны, в ходе которой 29-й и 33-й эстонские полицейские батальоны проводили карательные акции под Ленинградом, 37-й наводил орднунг в Пскове, а 36-й сгинул аж на Дону, репрессии были более масштабные. В 1949 году на Восток Отправились 20 535 эстонцев, и еще несколько тысяч уехали туда ранее в послевоенном потоке власовцев и полицаев. Однако многие пособники Гитлера, включая значительную часть бойцов 20-й дивизии СС, были просто отпущены по домам, до сих пор любят пройтись в полной форме по любимому Таллину.

 

Андрей Макаревич, лидер рок-группы «Машина времени» и ведущий кулинарной телепрограммы «Смак»

 

 

Золотая Орда не давала Ивану Грозному красной икры

 

 

Крамаров (в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». — Ю.Н.) перечисляет кушанья: комедия. Насчет красной икры на царском столе сильно сомневаюсь — лосось водится в местах, сильно удаленных на восток, и были эти места дики и безлюдны, а между ними и Русью Ивана Грозного еще стояла Золотая Орда — далековато было за икрой ездить. Водилась, правда, в Балтике балтийская форель — тоже лососевая рыба, а только Санкт-Петербурга еще не было даже в прожектах, и ловить ее там, кроме племен чуди белоглазой, было некому.

Из книги «Наше вкусное кино».

 

Золотая Орда никак не могла помешать Ивану Васильевичу навернуть красной икорки, поскольку распалилась задолго до его рождения — в середине XV века На ее территории воевали между собой Казанское, Астраханское, Крымское и Сибирское ханства, Большая и Ногайская орды и другие государства, пробираться через которые к Тихому океану и вправду было непросто. Зато балтийское побережье от реки Нарова до устья Невы принадлежало России, и, кроме чуди белоглазой, здесь вокруг крепостей Иван-город, Ям, Копорье и Орешек проживало многочисленное русское население. Оно вряд ли бы посмело отказать суровому самодержцу в бочонке красной икры, но при монаршем дворе ее не ели, да и в других местах мало употребляли, пренебрежительно называя «рыбьими яйцами». Как и на кухне Ивана Грозного, там отдавали предпочтение черной и сейчас почти не используемой желтоватой щучьей икре.