Россия, которую мы потеряли в 1917 году

Здесь можно обсуждать события нашей и мировой истории

Модераторы: Камиль Абэ, express, Мормон, Ефремов

Аватара пользователя
Fleri
Публицист
Публицист
Сообщения: 357
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 07:08
Откуда: Москва
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 6 раз

Re: Заметки о царской России

Сообщение Fleri » 07 сен 2010, 09:14

как мрамор с кладбиш ободрали для отделки
Я вот всё думаю... Вы, Мишутка, правда такой ...(как бы помягче), дурак...или прикидываетесь??????
Это ж надо такое ляпать....Ох и сплетник...
Оставлю это сообщение...пусть народ посмеётся...
Повторяю последний раз...ежели Вы что то сообщаете...подобное...прошу ссылки на документы. Без ссылок всё будет стираться.

А теперь о метро.

"...Одним только мрамором мы должны были облицовать 22 тысячи квадратных метров. Если бы этот мрамор употребить на облицовку фасадов, скажем, пятиэтажных домов, то эти дома составили бы проспект длиной в 3 километра....
...Но прежде всего надо было добыть мрамор. 560 вагонов мрамора!

Коричневый «бьюк-янкой» должен был одеть колонны и перила станций «Красносельская» и «Арбатская», простенки эскалаторного зала станции «Красноворотская». Желтой кадыковкой надо было облицовать колонны станций «Парк культуры и отдыха», «Смоленская», «Комсомольская» и панели эскалаторных вестибюлей станции «Охотнорядская». Красивый розовый «чоргунь» предназначался для отделки станции «Комсомольская», эскалаторного зала станции «Дзержинская». Коричнево-красным с белыми прожилками «шроша» и коричнево-серым с золотистым узором «садахло» предстояло отделать пилоны станции «Красноворотская», колонны подземных вестибюлей станций «Библиотека Ленина» и «Охотнорядская». Серо-голубой «уфалей» и белый «коелга» покрыли пилоны и стены станций «Кировская» и «Дзержинская», колонны станций «Дворец советов» и «Улица Коминтерна».

Впервые в СССР для отделочных работ применялся в таких количествах мрамор. В очень короткий срок — в какие-нибудь два-три месяца — весь этот мрамор надо было добыть на карьерах, привезти в Москву и здесь его обработать. Первое удалось без особого труда. Организовать добычу и вывозку помогли местные партийные организации. Но обработка встретила большие затруднения.

Мрамор привозили в блоках. Это — грубые шероховатые камни, которые надо резать специальными пилами. Полученные части надо было в свою очередь обрабатывать на фрезерах, чтобы придать им нужные размеры и формы. И только после этого готовые плиты полировались и шлифовались на специальных станках.

Московские мраморные заводы (по сути это были полукустарного типа предприятия, вырабатывавшие могильные памятники и умывальники) не могли в нужные нам сроки справиться с обработкой, привезенного мрамора. У них не было для этого ни оборудования, ни людей.

Пришлось им помогать.

Буквально в течение нескольких дней заводы были дооборудованы, мы привезли пилы и фрезера. Людей перебросили с Метростроя. Под руководством специалистов бывшие проходчики и крепильщики начали осваивать обработку мрамора. Спустя очень короткое время они уже показывали высокий класс работы. Особенно отличались девушки. Их аккуратностью, точностью и быстротой восхищались даже старые, опытные мраморщики.

Все это позволило перевести наши мраморные заводы на круглосуточную работу, значительно увеличить их пропускную способность. «Мраморный вопрос» постепенно терял свою остроту. Казалось, с обработкой удастся справиться без особых трудностей.

Но без трудностей все же не обошлось. Уже в октябре выяснилось, что заводы всего мрамора не обработают и нужно что-то срочно выдумывать. В Московском комитете партии состоялось специальное совещание, обсуждавшее вопрос о мраморе. После этого совещания заместитель начальника строительства тов. Абакумов предложил организовать на принадлежащем Метрострою железобетонном заводе мраморный цех.

Через три недели Метрострой имел самый большой в СССР мраморный завод, оборудованный 15 пилами, 10 фрезерами и 23 шлифовальными станками. Рабочих пришлось обучать уже на ходу. Но метростроевцы и на этот раз себя оправдали. Быстро освоив сложный процесс обработки, они дали свыше 8 тысяч квадратных метров готовых плит. Это была четверть всего нужного строительству мрамора....."

http://www.metro.ru/library/kak_my_stroili_metro/297/

Аватара пользователя
m-sveta
Корифей форума
Корифей форума
Сообщения: 9947
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 21:39
Благодарил (а): 432 раза
Поблагодарили: 907 раз

Re: Заметки о царской России

Сообщение m-sveta » 08 сен 2010, 21:27

Мишатка писал(а):Прокудин-Горский мариинскую систему каналов фотографировал.
Я так понимаю, что это название упоминается, как доказательства строительства хоть какого-нибудь канала при Николае 2?
Для тех кто умеет читать из энциклопедии Брокгауза и Ефрона
http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz ... 0%B0%D1%8F
Мариинская система - важнейший из водных путей, соединяющих реку Волгу с С.-Петербургским портом. Основные части системы: река Шексна, Белоозеро, река Ковжа (Каспийского бассейна), искусственные соединения, река Вытегра, озеро Онежское, река Свирь, озеро Ладожское и река Нева (Балтийского бассейна).
Ну не бог весь что.
Мысль о соединении р. Ковжи с р. Вытегрой принадлежит Петру Великому, который лично посетил эту местность вскоре после устройства им Вышневолоцкой системы; им же было поручено иностранцам Перри, Вестри и Алимари произвести изыскания намеченной местности (в 1710-14 гг.). Исполнение мысли Петра Великого последовало только при Павле I, а окончен путь при Александре I, в 1808 г. Вначале судоходство по М. системе было небезопасно, особенно при следовании судов по озерам Белому и Онежскому, и только с прорытием обходных каналов Белозерского и Онежского (1852 г.) можно считать устройство М. системы оконченным.
Пока до Николая дело не дошло
Способы тяги судов и плотов по М. системе применяются следующие: 1) по р. Шексне — за пароходами, за туерами и конная; 2) по Белоозерскому кан., р. Ковже и по Ново-Мариинскому кан. — людская, конная и за пароходами; 3) по шлюзованной части р. Вытегры — людская; 4) по свободной части р. Вытегры и по Онежскому кан. — конная и за пароходами;...
Поясните, Мишатка, "Людская" это бурлаки что ли? Что там на эту тему поведают фото Прокудина-Горского?
Переустройство М. пути решено в 1890 г.; тогда же приступлено было и к самым работам. Цель переустройства — приспособить весь путь для плавания судов с подъемной силой в 40000 пудов, так что большая часть волжских грузов получит возможность доходить до С.-Петербурга без перегрузки и грузопропускная способность самой системы возрастет до 120 млн. пд., вместо нынешних 80. Для достижения этой цели перестраиваются все шлюзы, выпрямляются, расширяются и углубляются реки и каналы, входящие в состав системы и, наконец, порожистая часть р. Шексны должна быть шлюзована. На переустройство М. системы ассигновано 12565000 р., производство работ рассчитано на 51/2 лет. В июне 1896 г. все работы закончены и М. система открыта вновь для судоходства.
Гордись, Мишатка, дошли и до Николая 2.
6 лет перестраивали.
И как всегда сравним с советским временем
Беломо́рско-Балти́йский кана́л — канал, соединяющий Белое море с Онежским озером и имеющий выход в Балтийское море и к Волго-Балтийскому водному пути.
Построен между 1931 и 1933 годами в рекордно короткий срок. Открыт 2 августа 1933 года.
Общая протяжённость канала — 227 километров. Включает 19 шлюзов.
Учись студент :mi_ga_et:
Мишатка писал(а):А что дома в городах при царе построили али при советах.
Нет, тут ты прав Мишатка. Конечно же ДОМА в городах строили исключительно при царе, а в советское время в городах строили тока курные избы, да сырые подвалы для развлечения кровавой гэбни

Аватара пользователя
m-sveta
Корифей форума
Корифей форума
Сообщения: 9947
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 21:39
Благодарил (а): 432 раза
Поблагодарили: 907 раз

Re: Заметки о царской России

Сообщение m-sveta » 11 сен 2010, 23:42

“Благословенная Россия”?
(правда цифр и клевета вымыслов)


Уж столько чернил и бумаги извели господа демократы, чтобы очернить Советскую власть! И если вкратце представить все их измышления, вот что получается: “Мол, жила-была себе, благоденствовала Россия под мудрым правлением добрейшего императора, процветала, хлебом весь мир кормила. Народ в ней был добрый, здоровый и богобоязненный, чтивший свою национальность и веру и не дававший спуску всяким инородцам. Интеллигенция - преимущественно дворянская - вела честную, чистую и праведную жизнь, создавая великие изобретения и замечательные литературные произведения, сея разумное, доброе, вечное. Но вот пришли большевики, и... (нужное вписать, ненужное зачеркнуть, особенно важное подчеркнуть два раза)”...

Но давайте разберемся на примерах из изданий и документов той поры, что же на самом деле творилось в “благословенной Российской империи”. Итак:

Миф первый: “Россия была настолько сыта, что хлеб приходилось вывозить”. Ежегодно Коллегия Лейб-Канцелярий, в составе которой входили врачи, инженеры, специалисты сельского хозяйства, готовили для царя отчет, озаглавленный “Полное сообщение о положении дел в Империи Российской”. В таком докладе от января 1913 года говорится: “Урожайность в России на круг - 18 пудов 30 фунтов с десятины, в Малороссии - 37 пудов 20 фунтов”. (То есть, в переводе на современную систему мер, три центнера с гектара в России и шесть - на Украине. Для сравнения: в 1970 году на Украине и в Центрально-Чернозёмном районе
России - до 30 центнеров с гектара, по остальной части России - 13,58 центнеров с гектара). Смотрим тот же доклад далее: “Произведено 30 пудов на душу населения” - то есть около 480 килограммов в год. По данным того же доклада, 53 % урожая продано за границу. Посчитайте сами, что же народу оставалось? Неудивительно, что за вторую половину XIX века было свыше двадцати “голодных годов”, причем (по данным доклада царю за 1892 год): “Только от недорода потери составили до двух миллионов православных душ” (то есть, считали только тех, кого отпевали в православных церквах, а свидетельства о количестве умерших “инородцев” и старообрядцев нет вообще). По данным доклада за 1901 год: “В зиму 1900-1901 гг. голодало 42 миллиона человек, умерло же их них 2 миллиона 813 тыс. православных душ”. А в 1911 году (уже после столь расхваленных столыпинских реформ): “Голодало 32 миллиона, потери 1 млн. 613 тыс. человек”. Причем, в каждом докладе подчеркивалось, что сведения составлены на основе данных, поставляемых церквами, а также сельскими старостами и управляющими помещичьих имений. А сколько было глухих деревень?

Миф второй: “О милосердном царе-батюшке, мученически погибшем”. Голодный народ, естественно, бунтовал, да как ещё! В N10 “Российского Еженедельника” за 1903 год читаем: “На подавление бунта крестьян и рабочих Полтавской и Харьковской губернии отправлено до двухсот тысяч солдат регулярной армии, а также местные казачьи и жандармские силы”. Газета “Киевский вестник”, от 9 марта того же года, раздел “Происшествия”: “Вчера три жандарма изрубили саблями слепого певца, исполнявшего песни возмутительного содержания, в коих были таковы слова: “Ой, настанет доброе время, будет труженик есть досыта, а панов - на одну ракиту!”” И далее автор статьи, некто П. Горман, лицемерно возмущается: “Гнев понятен, но на что же рубить его, когда, ежели на то пошло, уместнее было собственную власть употребить и свести его в участок”.

Еще одна закономерность: цифры роста преступности в каждом годовом докладе удивительно “повторяют” процент голодных в данном году. Что ж, многие люди, не в силах голодать и видеть голодными свои семьи, шли на кражи, грабежи, подделку денег и документов. Случалось, бессмысленно-жестоко убивали купцов, попов, жандармов. Газета “Голос”, Москва, 6 мая 1910 года опубликовала последнее слово на суде такого отчаявшегося: “Работал я на фабрике купца Золотихина. Потом кашлять стал, меня и за ворота. А у меня детей трое. Было пятеро, двое ещё до того умерли. Что было, продали и стали голодать. Младший у меня родился весь синий и без ноготков на пальцах и прожил два дня только. Иду по улице, а из трактира купец с такой харей, что впору его схарчить самого вместо свинины. Я взял булыжник и по черепу его. А не брал ничего. Я преступник, судите меня. Хоть не видеть бы ничего!” Суд приговорил его к пожизненной каторге.

Да и как началось царствование “милосердного царя-батюшки”? Журнал “Столица” за июнь 1896 года так писал о Ходынских событиях: “18 мая, за время коронования Николая Второго в Москве, на Ходынском поле, в неописуемой давке за обещанными заранее царскими подарками (платками, чашками, лакомствами и проч.) было только в больницы доставлено раненых и искалеченных 2689 человек”.

А в 1905 году даже умеренные, либеральные газеты (вроде Питербургской “Дело”) не смогли удержаться от откликов на “Кровавое воскресенье” 9 января, когда была расстреляна мирная демонстрация, “с иконами и псалмами шедшая к царю-батюшке с петицией”.

Не менее впечатляет и военная статистика: русско-японская война унесла почти миллион жизней, Первая мировая - 7,9 млн., и до 2 млн. позднее умерло от ран и болезней (из 16 млн. мобилизованных) - данные по материалам “Военного вестника”. И в то время как газета “Голос” в декабре 1914 года захлебывалась от патриотического угара на 1-й странице, а на третьей странице осторожно признавалась: “большая нехватка ощутима по части продовольствия, обмундирования и особенно оружия”. А газета “Окопная правда” (не большевистская, заметим!) - единственная, отважившаяся полностью опубликовать письмо генерала Брусилова к царю, пишет: “во время прорыва ряды строились так, что половина солдат была безоружна и ждала, когда убьют товарища, дабы взять его винтовку”. Более того, в докладе Брусилова содержаться высказывания “тупости и бездарности командования”, о “хамстве и вседозволенности офицеров”, об откровенных издевательствах над солдатами.

Миф третий: “О здоровых, счастливых людях”. По докладу на ежегодной сессии Министерства здравоохранения Российской империи: “Из 6-7 миллионов ежегодно рождаемых детей 43 % не доживает до 5 лет. 31 % в той или иной форме обнаруживают различные признаки пищевой недостаточности: рахита, цинги, пеллагры и проч.” Уже тогда ставился вопрос о том, что “повальное пьянство беднейшего населения нарушает здоровье ребёнка еще до рождения его”.

Еще один характерный факт: на листе отчета за 1912 год против слов: “До 10 % крестьянских детей являют признаки умственной недостаточности” рукой царя написано: “Не важно”.

Такая же пометка стоит в том же докладе против строк, что “средняя продолжительность жизни в России 30,8 года”. Кстати, по законам того времени, в общую статистику расчета средней продолжительности жизни не входили: смертность детей до 1 года, убийства, самоубийства, гибель солдат, смертность заключённых, беспаспортных, старообрядцев, не признававших “официальную” православную церковь и “инородцев”.

Итак: с 1880 по 1916 год, по данным тех же ежегодных докладов царю можно подвести печальный итог: от “неестественных причин” (голода, эпидемий, детской смертности, убийств, самоубийств, при подавлении крестьянских бунтов, в “мелких войнах” и т.п.) погибло до 20 миллионов “православных душ”.

Миф четвертый: “Об инородцах”. Итак, “инородцев” (то есть, людей не православных: старообрядцев, татар, башкир, якутов, казахов, киргизов и т.п.) как будто бы не считали за людей. Их численность не была точно известна - поскольку результаты переписей учитывали в основном “православное население”. Их смертность не входила в общую статистику. Ежегодно в газетах “Петербургские ведомости”, “Столица”, “Образовательная газета” и других публиковались “Правила приёма в учебные заведения Российской империи”. И в них из года в год подчёркивалось, что в многие “привилегированные” учебные заведения (в частности, Институт гражданских инженеров, многие торгово-промышленные учебные заведения, почти во все военные училища кроме трех школ прапорщиков): “принимаются только российские граждане, пола мужского, вероисповедания православного”. И только в началом войны 1913 года было сделано исключение для военных училищ: все 17 российских школ прапорщиков стали принимать “инородцев”. Но желающих нашлось немного: уровень грамотности таких народов был ещё ниже, чем в целом по России. А может быть, и не хотелось им воевать за такую Россию?

В газетах того периода (чаще в отделах происшествий и уголовной хроники) сохранились и многочисленные свидетельства того, что мы сегодня назвали бы “межнациональными конфликтами”: зоной постоянной напряженности оставались многие районы Кавказа, да и в России нередко происходили кровавые стычки “православные - на инородцев”. И в то же время: в новогоднем номере от 2 января 1910 года “Петербургские ведомости” сообщали: “... состоялся малый новогодний приём, на коем присутствовали Его Величество император Всероссийский с семьёй и приглашены были 20 богатейших людей России. Номера их приглашений соответствовали капиталу их на 1 января минувшего года”. Ниже был опубликован список приглашенных в порядке номеров приглашений. Открывали этот список: Нобель (хозяин множества нефтепромыслов), банкир Ротшильд и фабрикант Зингер. За ним следовали Р.Чандлер (автомобильная компания), П. Шметсхен (пароходные компании) и т.п. А ГРАЖДАНАМИ России (не говоря о национальности и вероисповедании) в этом списке были только трое: фабрикант Путилов (12-е место), заводчик Манташев (13-е место) и грузинский князь генерал Дато Чиковани (20-е место).

Всего же, по статистике “Русского Экономического общества” (публиковавшейся в начале каждого года в газете “Биржевые новости”), к началу 1913 года 62 % всей отечественной промышленности находилось полностью в руках иностранцев (то есть, не имевших российского гражданства), и ещё 19 % - в паевой собственности (акционерной и т.п.).

Миф пятый: “О русских женщинах”. Измышлений по этому поводу, начиная с болтовни об “обобществлении жен”, которыми белогвардейцы пугали обывателей, продолжая восхищением “здоровыми русскими бабами, рождающими прямо в поле” и кончая лицемерными вздохами, что “коммунисты не оставили женщине права быть Женщиной, а отправили её на работу” - было больше чем достаточно. Но вдумаемся: на 1913 год 51 % занятых в промышленности были женщины. В сельском хозяйстве, особенно во время войн, этот показатель, естественно, был ещё больше. Каждая вторая трудоспособная женщина была неграмотна. Каждая третья из взрослых женщин не доживала до 50 лет.

По материалам Пироговского общества хирургов (доклад председателя этого общества в Академии наук, январь 1913 года): “80 % отказов от операций ввиду суеверий, 78 % отказов от госпитализации по всякой причине, 74 % жертв знахарей, - женщины. У 25 % женщин регистрируются заболевания половой сферы, из них до половины случаев - послеродовые осложнения. 18 % же вызваны надрывами от поднятия тяжестей, более 23 % простудами и проч. Смертность рожениц от гнойных осложнений - 3 %, от кровотечений - 2 %, от послеродовой горячки - 4 %”. Как видим, не так-то легки были пресловутые “роды в поле”.

Царским законодательством запрещалось женщинам: “занимать должности выше начальника артели или подрядчика с числом подчинённых более 10 человек”, “вести собственное дело при наличии мужа или иных близких родственников мужского пола”. Ни в одно высшее учебное заведение России женщин не принимали (это специально было оговорено в правилах приёма), существовали только “Высшие женские курсы”.

И в то же время (пролистаем хотя бы подшивку газет “Голос” или “Петербургские ведомости” за 1910-1913 годы) - нередки сообщения о том, что “не выдержав режима такого-то пансиона, покончила с собой ученица такая-то”. В тех же, и многих других газетах в феврале 1913 года широко освещался скандал вокруг истории о том, что одна из классных дам Смольного института благородных девиц открыто занималась сводничеством, продавая малолетних учениц “любителям свеженького”. Да собственно, и скандал-то начался только потому, что одна из девочек (имя её в газетах, по понятным причинам, не сообщалось, указано было только: “в возрасте 11 с половиной лет, происходящая из одной южной губернии”) оказалась смелее остальных (цитируем): “Попавшей под руку вилкою ударила насильника в глаз, выбросилась удачно в окно второго этажа и пешком в одной ночной рубашке добралась до квартир Гренадерского полка, где служил её старший брат”. Скандал был шумный, но после “внезапной смерти” классной дамы постепенно затух. А ведь, судя по отделам происшествий тех же газет, регистрировалось 2-3 самоубийства учениц этого заведения в год, в 1912 году их было 6, а в 1913 - 3, но случались они и далее. Десятками насчитывались иные “деликатные скандалы” в женских учебных заведениях, вплоть до епархиального училища. В газетах рангом пониже того времени удостаивались внимания иногда и “простонародные судебные дела”, касавшиеся воспитанниц приютов, церковных школ, монастырей, участниц церковных хоров, а также “малолетней прислуги и работниц” (то есть, в возрасте от 10 до 15 лет).

А вот и ещё одна примета того времени. В газете “Владивостокский вестник” от 2 января 1913 года в “Отделе рекламы развлечений” читаем: “Незабываемые ощущения с 6-летними бесстыдницами”. Так, что детская проституция - увы, примета не только нашего времени, но и тогдашней “благословенной России”. В медицинских отчетах была даже отдельная строка: заболеваемость сифилисом среди малолетних (кстати: цифры сравнимы с сегодняшними, 2-3 % в год).

Миф шестой: “О богобоязненном русском мужичке”. Великий русский педагог Ушинский в своём “Собрании русских пословиц и поговорок” приводит, например, такие “Боголизы, боголазы хуже всяческой заразы” или “У ханжей забота есть - на бога лезть”, “Лучше с жидом да татарином, чем с попом да боярином”.

Нередко потрясали суды и городские управы многих мздоимством “отцов церкви”. Да это и неудивительно, поскольку церкви и монастыри были крупнейшими собственниками земель и угодий, мастерских и даже небольших заводиков. В голодные годы к этому прибавлялось и ростовщичество: под огромные проценты ссужались деньги, зерно, скот.

Вообще-то, об этом писали и позже, но ведь дерьмократы настолько не верят всему написанному в Советское время, что в одном из интервью даже певец Малинин возмущался: “Войска Александра Невского в советских учебниках рисуют под красным флагом”. Ну, во-первых, то был не флаг, а хоругвь, во-вторых - действительно, она была красная, и тут уж ничего не поделаешь. Красный флаг - не только революционный символ. С глубокой древности наши предки отстаивали свою Родину от всевозможных захватчиков именно под красным флагом. А сомневающихся отошлём… ну хотя бы к “Слову о полку Игореве”, написанном за полтора столетия до Александра Невского. Как и то, что пятиконечная звезда в том виде, как она обычно изображается - это древний символ “защиты от всей нечистой силы” (а у сатанистов, кто не знает, звезда перевернута, то есть, “поставлена” на один луч вместо двух). Это к вопросу о том, что насчет звезды и красного флага часто вопят, будто “это символы, чуждые и народу, и православию”.

Итак, здесь приведены только документальные данные дореволюционной поры. Но не ясно ли уже только на их основе, каким на самом деле было положение в царской России, насколько “мудро и милосердно” правил царь и насколько “любил” его народ, настолько “богатой и независимой” была Россия? А отсюда - один шаг до понимания того, что и все многочисленные народные бунты и восстания, да и революция 1917 года не были “подстроены” или “сделаны” какими бы то ни было отдельными людьми, а естественно вытекали из всего хода событий. Потому и победу революции, и то, настолько быстро её идеи овладели большинством народа - следует считать закономерными.

http://marxdisk.narod.ru/blagos.htm

И. Козленко, г. Киров
Последний раз редактировалось m-sveta 13 сен 2010, 20:41, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Fleri
Публицист
Публицист
Сообщения: 357
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 07:08
Откуда: Москва
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 6 раз

Re: Заметки о царской России

Сообщение Fleri » 12 сен 2010, 18:54

Из книги Е.Прудниковой "Технология невозможного"



"Сейчас говорят, что рабочие до революции жили хорошо. Иной раз ссылаются и на Хрущева, который в 30-е годы как-то в порыве откровенности сказал, что-де он, когда был слесарем, жил лучше, чем когда стал секретарем МК. Может статься, и так. Особенно учитывая, что в качестве секретаря МК он был на глазах у Политбюро, а тогдашнее Политбюро партийцам воли по части приобретательства не давало. Еще приводят в подтверждение данные о соотношении цен и зарплат, рассказывают о Путиловском заводе и Прохоровской мануфактуре, об отцах-фабрикантах и добром царе, который вводил рабочие законы. Да, все это было. Иные рабочие и детей в гимназиях учили, тот же друг Сталина Аллилуев, например – зарплата позволяла. Но судить об уровне жизни российского рабочего по положению тончайшего слоя квалифицированной «рабочей аристократии» – все равно что судить о жизни СССР 70-х годов по коммунистическому городу Москве. Отъедешь от Москвы всего ничего, хотя бы до Рязани – а там уже колбасы нет.
Были и «отцы-фабриканты», один на сотню или же на тысячу – Николай Иванович Путилов еще в 70-е годы XIX века с мастерами здоровался за руку, открыл для рабочих школу, училище, больницу, библиотеку. Да, был Путилов и был Прохоров, но был и Хлудов – о нем и его «отеческом попечении» мы еще расскажем. Но если о 999-ти прочих умолчать, а о Путилове рассказать, то получится, доподлинно, «золотой век».
…Среди моих домашних «ужастиков» не последнее место занимает исследование К. А. Пажитнова «Положение рабочего класса в России», 1908 года выпуска, которое, в свою очередь, содержит анализ многочисленных отчетов фабричных инспекторов и прочих исследователей и проверяющих. Чтение, надо сказать, не для слабонервных.
С чего бы начать? Одной из главных приманок большевиков был лозунг восьмичасового рабочего дня. Каким же он был до революции? Большая часть относительно крупных фабрик и заводов работала круглосуточно – в самом деле, не для того хозяин дорогие машины покупал, чтобы они по ночам стояли. Естественно, так работали металлурги с их непрерывным циклом, а кроме того, практически все прядильные и ткацкие производства, заводы сахарные, лесопильные, стеклянные, бумажные, пищевые и пр.
На фабриках и заводах с посменной работой естественным и самым распространенным был 12-часовой рабочий день. Иногда он являлся непрерывным – это удобно для рабочего, но не для фабриканта, потому что к концу смены рабочий уставал, вырабатывал меньше и был менее внимателен, а значит, и продукт шел хуже. Поэтому часто день делился на две смены по 6 часов каждая (то есть шесть часов работы, шесть отдыха и снова шесть работы). Товар при этом шел лучше, правда, рабочий при таком режиме «изнашивался» быстрее – но кого это, собственно, волновало? Эти изотрутся – наберем новых, только и всего!
Но и это еще не самый худший вариант. А вот какой порядок был заведен на суконных фабриках. Дневная смена работала 14 часов – с 4.30 утра до 8 вечера, с двумя перерывами: с 8 до 8.30 утра и с 12.30 до 1.30 дня. А ночная смена длилась «всего» 10 часов, но зато с какими извращениями! Во время двух перерывов, положенных для рабочих дневной смены, те, что трудились в ночную, должны были просыпаться и становиться к машинам. То есть, они работали с 8 вечера до 4.30 утра, и, кроме того, с 8 до 8.30 утра и с 12.30 до 1.30 дня. А когда же спать? А вот как хочешь, так и высыпайся!
12-часовой рабочий день существовал на достаточно крупных предприятиях, с использованием машин. А на более мелких кустарных заводишках, где не было посменной работы, хозяева эксплуатировали рабочих кто во что горазд. Так, по данным исследователя Янжула, изучавшего Московскую губернию, на 55-ти из обследованных фабрик рабочий день был 12 часов, на 48-ми – от 12 до 13 часов, на 34-х – от 13 до 14 часов, на 9-ти – от 14 до 15 часов, на двух – 15, 5 часов и на трех – 18 часов. Как можно работать 18 часов?
«Выше 16 и до 18 часов в сутки (а иногда, хотя трудно поверить, и выше) работа продолжается постоянно на рогожных фабриках и периодически – на ситцевых… а нередко достигает одинаковой высоты рабочее время при сдельной работе на некоторых фарфоровых фабриках.
Из Казанского округа сообщается, что до применения закона 1 июня 1881 г. работа малолетних (до 14 лет! – Е. П.) продолжалась на некоторых льнопрядильных, льноткацких фабриках и кожевенных заводах 13,5 часов, на суконных фабриках – 14-15 часов, в сапожных и шапочных мастерских, а также маслобойнях – 14 часов…
Рогожники г. Рославля, например, встают в час полуночи и работают до 6 часов утра. Затем дается полчаса на завтрак, и работа продолжается до 12 часов. После получасового перерыва для обеда работа возобновляется до 11 часов ночи. А между тем, почти половина работающих в рогожных заведениях – малолетние, из коих весьма многие не достигают 10 лет» .
Предприятий, где продолжительность рабочего дня была более 12 часов, насчитывалось в 80-е годы около 20%. И даже при таком рабочем дне фабриканты практиковали сверхурочные по «производственной необходимости». То время, которое рабочий тратил на уборку рабочего места, на чистку и обслуживание машин, в рабочий день не входило и не оплачивалось. А иной раз хозяин воровал у работников время по мелочам – на нескольких прядильных фабриках были обнаружены особые часы, которые в течение недели отставали ровно на час, так что продолжительность трудовой недели получалась на час больше. Рабочие своих часов не имели, и, даже если знали о таких фокусах хозяев – то что они могли сделать? Не нравится – пожалуйте за ворота!
В среднем по всем обследованным производствам продолжительность рабочей недели составляла 74 часа (тогда как в Англии и в Америке в то время она была 60 часов). Никакого законодательного регулирования продолжительности рабочего дня не существовало – все зависело от того, насколько жажда наживы хозяина перевешивала его совесть.
Точно так же от совести хозяина зависела и выплата заработанных денег. Мы привыкли получать зарплату раз в месяц, а то и два – а если на неделю задержат, так это уже вроде бы ущемление прав. А тогда на многих производствах деньги выдавались не каждый месяц, а когда хозяину на ум взбредет. «Взбредало» обычно под большие праздники, а то и вообще два раза в году – на Рождество и на Пасху. Как мы увидим чуть ниже, у такой практики был свой шкурный интерес.
Контора платила рабочим когда хотела, не признавая за собой никаких обязательств, зато рабочий был опутан договором, как сетью. Так, на фабрике Зимина (Московская губерния) за требование расчета раньше срока рабочий лишался полутора рублей за каждый оплачиваемый месяц. На химическом заводе Шлиппе у пожелавших уйти вычитали половину, а на бумагопрядильной фабрике Балина и Макарова «рабочие и мастеровые, поступившие на фабрику с Пасхи, все обязаны жить до октября месяца, а ежели кто не пожелает жить до срока, то лишается всех заработанных денег». Не говоря уже о том, что администрация могла уволить работника когда сама пожелает – за собой она никаких обязательств не признавала. Если это и можно признать «отеческим» отношением, то разве что в духе диких народов: «Мой сын – мое имущество: хочу – продам, хочу – сам съем».
Такой порядок расчета давал фабрикантам еще одну дополнительную, но весьма приятную статью дохода. Поскольку расчет рабочий получал лишь в конце срока найма, или как хозяин соизволит, то денег у него не было – а кушать ведь хочется каждый день! И тут на сцену выходили фабричные магазины, где можно было брать продукты в долг под зарплату. Естественно, цены в этих магазинах были на 20-30% (в лучшем случае) выше, чем в городе, а товар завозился самого дурного качества. Монополия-с….
Теперь о заработной плате – ведь человек может работать в любых условиях и не жаловаться, если ему хорошо платят. В 1900 году фабричная инспекция собрала статистику средних зарплат по отраслям. А то у нас любят с цифрами в руках доказывать, что рабочие жили хорошо – берут высококвалифицированного слесаря или токаря и показывают: вот столько он зарабатывал, а вот столько стоил хлеб… Забывая, что кроме слесарей были ведь еще и чернорабочие.
Итак, в машиностроительном производстве и металлургии рабочие получали, в среднем, 342 рубля в год. Стало быть, в месяц это выходит 28, 5 рублей. Неплохо. Но, обратившись к легкой промышленности, мы видим уже несколько иную картину. Так, обработка хлопка (прядильные и ткацкие мануфактуры) – 180 рублей в год или 15 в месяц. Обработка льна – 140 рублей в год, или 12 в месяц. Убийственное химическое производство, рабочие на котором до старости не доживали – 260 рублей в год, или 22 в месяц. По всей обследованной промышленности средняя зарплата составляла 215 рублей в год (18 в месяц). При этом платили неравномерно. Заработок женщины составлял примерно 3/5 от уровня взрослого мужчины. Малолетних детей (до 15 лет) – 1/3. Так что в среднем по промышленности мужчина зарабатывал 20 рублей в месяц, женщина – 12, а ребенок – около семи. Повторяем – это средний заработок. Были больше, бывали и меньше.
Теперь немножко о ценах. Угол, то есть место на койке в Петербурге стоил 1–2 рубля в месяц, так называемая «каморка» (это не комната, как можно бы подумать, а кусочек комнаты, разгороженной фанерными перегородками, что-то вроде знаменитого общежития из «Двенадцати стульев») стоила 5–6 рублей в месяц. Если рабочие питались артелью, то на еду уходило, самое меньшее, 6–7 рублей в месяц на человека, если поодиночке – более семи. Одиночка, при среднем заработке, мог прожить, но ведь любому человеку свойственно стремиться создать семью – и как прикажете ее кормить на такой заработок? Поневоле дети рабочих с 7–10 лет тоже шли работать. Причем женщины и дети составляли категорию самых низкооплачиваемых рабочих, оттого-то потеря кормильца была уже не горем, а трагедией для всей семьи. Хуже смерти была только инвалидность, когда отец работать не может, а кормить его надо.
Да, кстати, еще штрафы мы забыли! Как вы думаете, за что штрафовали? Во-первых, естественно, за опоздание. Завод Мартына (Харьковский округ): за опоздание на 15 минут вычитается четверть дневного заработка, на 20 минут и более – весь дневной заработок. На писчебумажной фабрике Панченко за час опоздания вычитается как за два дня работы. Но это как бы строго, однако понятно. А как вы думаете, за что еще штрафовали? Впрочем, тут современной фантазии не хватит, чтобы такое придумать, надо доподлинно быть «отцом» рабочих. Фабрика Пешкова: штраф в один рубль, если рабочий выйдет за ворота (в нерабочее время, ибо выход за ворота фабрики был вообще запрещен!). Мануфактура Алафузова (Казань): от 2 до 5 рублей, если рабочий «прошелся, крадучись, по двору». Другие примеры: 3 рубля за употребление неприличных слов, 15 копеек за нехождение в церковь (в единственный выходной, когда можно поспать!). А еще штрафовали за перелезание через фабричный забор, за охоту в лесу, за то, что соберутся вместе несколько человек, что недостаточно деликатно рабочий поздоровался и пр. На Никольской мануфактуре благодетеля нашего Саввы Морозова штрафы составляли до 40% выдаваемой зарплаты, причем до выхода специального закона 1886 года они взыскивались в пользу хозяина. Надо ли объяснять, как администрация старалась и как преуспевала в самых разнообразных придирках?
Ну, переведем дух и двинемся дальше. Об условиях труда и быта рабочих – отдельный разговор. Об охране труда в то время говорить вообще почти не приходилось – это относилось всецело на христианское чувство хозяина. (Кстати, в случае увечья рабочего он ничем не отвечал: может кинуть пособие, а может прогнать за ворота – и живи, как знаешь).
В Царстве Польском по части условий труда было, пожалуй, самое лучшее положение в Российской империи. И вот что пишет фабричный инспектор Харьковского и Варшавского округов Святловский, который лично осмотрел 1500 (!) предприятий с 125 тыс. рабочих – то есть, в основном, мелких. «Относительно рабочих помещений можно принять за правило следующее положение: если во вновь воздвигаемых фабриках далеко не всегда обращается внимание на требования строительной гигиены, то в старых фабриках и, особенно, в мелких заведениях эти требования всегда и благополучно игнорируются, и нигде не имеется приспособлений ни для вентиляции, ни для удаления пыли» . Так, сушильни на махорочных фабриках таковы, что даже привычного рабочего, который пробыл там 15 минут, иной раз вытаскивали в глубоком обмороке. «При входе в сушильню дух захватывает почти в той же мере, как и при входе в помещение химических заводов, где вырабатывается соляная кислота».
Да, кстати, химические заводы – вот где были настоящие фабрики смерти. Московская губерния (относительно цивилизованная): «На химических заводах в подавляющем большинстве случаев воздух отравляется различными вредными газами, парами и пылью. Эти газы, пары и пыль не только вредят рабочим, причиняя более или менее тяжкие болезни от раздражения дыхательных путей и соединительной оболочки глаз и влияя на пищеварительные пути и зубы, но и прямо их отравляют… На зеркальных мелких заводах рабочие страдают от отравления ртутными парами. Это обнаруживается в дрожании рук, в общем упадке питания и дурном запахе изо рта». Кстати, один из таких заводов – по производству свинцовых белил – красочно описан Гиляровским в очерке «Обреченные».
Фабрики тогдашние мало походили на нынешние, где, даже если есть проблемы с вентиляцией, то, по крайней мере, достаточно самого воздуха. Но исследователи условий труда на кустарных и полукустарных производствах, таких, как табачные, спичечные фабрики и пр., пришли в ужас, когда измерили, сколько воздуха приходится на одного работающего. Получалось иной раз половина, а иной раз и треть кубической сажени (сажень – около 2 метров, соответственно, кубическая сажень – около 8 куб. метров). При этом единственной вентиляцией зачастую служила открытая дверь и форточка в окне, которую рабочие закрывали по причине сквозняков.
Ну, а теперь дадим слово самим фабричным инспекторам. Вот все о тех же несчастных рогожниках (более половины работающих – дети!) «На всех фабриках без исключения мастерские дают на каждого рабочего, или, вернее, живущего, менее принятой нами нормы в 3 куб. сажени, а 2/3 из них дают менее 1 куб. сажени на человека, не считая при том массы воздуха, вытесняемого мочалой и рогожами. На 7 кожевенных заводах было найдено отопление «по черному» – без труб. Из 1080 фабрик Московской губернии периодическое (!) мытье полов существовало только на трех!»
«Работа в паточной (на сахарных заводах – Е.П.) положительно вызывает особую, чисто профессиональную болезнь, именно нарывы на ногах. В паточном отделении рабочий все время стоит в патоке босиком, при чем малейшая ссадина или царапина разъедается, и дело доходит до флегмонозных воспалений. Высокая температура и господствующие сквозняки вызывают ревматические заболевания…»
«В квасильне, где более всего работают дети от 7 лет, у здорового, но непривыкшего человека через четверть часа разболится до обморока голова от невыносимой вони и сырости, которую издает квасящийся уголь… В костопальне дети от 7 лет (которые работают также 12 часов) ходят и распластывают горячую крупку, от которой пыль буквально покрывает их с головы до ног… В прачечной – девочки от 14 лет, совершенно голые, моют грязные от свекловичного сока салфетки в сильно известковой воде, от которой лопается у них кожа на теле…
К числу наиболее вредных работ на сахарных заводах следует отнести работы с известью, которые состоят в гашении, переноске и разбалтывании извести с водою. Мельчайшие частицы ее носятся в воздухе, покрывают платье и тело рабочих, действуют разрушающим образом на то и другое, разъедают глаза и, несмотря на повязки (российский фабричный «респиратор» – во вредных цехах лица обматывали тряпками – Е.П.), проникают в легкие и вызывают разного рода легочные страдания…
…Особенно часто плохи на суконных фабриках «мокрые» отделения – это настоящие сырые, промозглые подвалы, а, между тем, полураздетые работницы постоянно ходят из них в сушильню, где температура доходит до 40о С.
…Существует одна фабрика (Головиной), которая во время работы… ходит ходуном. Для того, чтобы попасть в помещение, где установлены чесальные машины, нужно пролезть через входное отверстие, отстоящее от парового двигателя с его движущимися частями не более, как вершков на 6-7 (около 30 см – Е.П.); валы расположены на высоте ниже человеческого роста…
…Желудочные скоропреходящие боли (гастралгии) знакомы всем табачным работникам. Это, можно сказать, настоящее профессиональное их заболевание. Вообще нервные страдания (от отравления никотином) так часты на табачных фабриках, что зачастую на вопрос: “Ну, как здоровье?”, получается от рабочих ответ: “Да мы все больны, у всех одышка, у всех головная боль”…
…На перчаточной фабрике Простова пахнет не лучше, чем в общественных и при том никогда не дезинфицируемых писсуарах, потому что кожи на этой фабрике вымачиваются в открытых чанах, наполненных полусгнившей мочой. Мочу доставляют, конечно же, сами рабочие, для чего в помещении в нескольких углах находятся особые чаны, ничем не прикрытые. В небольших кожевенных заведениях люди спят и едят в тех же зловонных мастерских, где воздух не лучше, чем в плохом анатомическом театре…»
Эти доклады относятся к началу 80-х годов XIX века. Но, может быть, за 20 лет что-нибудь изменилось? Посмотрим. Мы снова на сахарном заводе, и снова слово фабричному инспектору. «Работа на заводе продолжается 12 часов в день, праздников не имеют и работают 30 дней в месяц. Почти во всем заводе температура воздуха страшно высокая. Работают голышом, только покрывают голову бумажным колпаком да вокруг пояса носят короткий фартук. В некоторых отделениях, например, в камерах, куда приходится вкатывать тележки, нагруженные металлическими формами, наполненными сахаром, температура доходит до 70 градусов. Этот ад до того изменяет организм, что в казармах, где рабочим приходится жить, они не выносят температуры ниже 30 градусов…» Разница если и есть, то в том, что к тому времени на таких заводах не стало детей. Почему – о том речь впереди…
Особое внимание инспектора обращали на туалеты, или, как тогда говорили, ретирады – на эти заводские заведения трудно было не обратить внимания по причине того, что они сразу же напоминали о себе вездесущим зловонием: «В большинстве случаев это нечто совсем примитивное: какие-то дощатые загородки, общие для обоих полов, часто очень тесные, так что один человек с трудом может пошевелиться в них. На некоторых заводах вовсе не имеется никаких ретирад». В 1882 году доктор Песков, осмотрев 71 промышленное предприятие, лишь на одной Шуйской мануфактуре нашел туалет, более-менее соответствовавший представлениям доктора об отхожем месте – как он пишет, «целесообразное устройство». Но самый замечательный анекдот произошел на печально знаменитой (мы еще к ней вернемся) Хлудовской мануфактуре. Там, когда фабричный инспектор поинтересовался, почему администрация не принимает никаких мер к улучшению ретирад, получил ответ, что это делается намеренно: «С уничтожением миазмов эти места превратились бы в места отдохновений для рабочих, и их пришлось бы выгонять оттуда силой». Каковы же были хлудовские сортиры, если даже привычный ко всему русский работяга мог выносить их вонь лишь самое краткое время!
Что же касается быта – то человек, не знающий, что такое рабочая казарма, вообще не имеет представления о «России, которую мы потеряли». На многих фабриках рабочие пользовались жильем от хозяина. Иной раз это были домики, где семья могла за сносную плату получить комнату и даже кусок земли под огород, но это было настолько редко, что можно и не учитывать. Так, на Обуховском заводе, одном из крупнейших и богатейших в Петербурге, хорошими помещениями пользовались всего 40 семей из 2 тысяч работающих. Хорошими считались казармы завода Максвелла – правда, там не полагалось отдельных помещений даже для семейных, а место на койке стоило 2 руб. 25 коп. А вот, например, кирпичные заводы – они группировались по Шлиссельбургскому тракту. Снова слово фабричным инспекторам – лучше, чем они, не скажешь.
«При всяком заводе имеются рабочие избы, состоящие из помещения для кухни и чердака. Этот последний и служит помещением для рабочих. По обеим сторонам его идут нары, или просто на полу положены доски, заменяющие нары, покрытые грязными рогожами с кое-какой одежонкой в головах.. Полы в рабочих помещениях до того содержатся нечисто, что покрыты слоем грязи на несколько дюймов.… Живя в такой грязи, рабочие распложают такое громадное количество блох, клопов и вшей, что, несмотря на большую усталость, иногда после 15-17 часов работы, не могут долго заснуть… Ни на одном кирпичном заводе нет помойной ямы, помои выливаются около рабочих жилищ, тут же сваливаются всевозможные нечистоты, тут же рабочие умываются…»
Теперь о «вольных» жилищах. «На Петербургском тракте квартиры для рабочих устраиваются таким образом. Какая-нибудь женщина снимает у хозяина квартиру, уставит кругом стен дощатые кровати, сколько уместится, и приглашает к себе жильцов, беря с каждого из них по 5 коп. в день или 1 руб. 50 коп. в месяц. За это рабочий пользуется половиной кровати, водою и даровой стиркой».
А вот подлинная клоака, в окрестности пороховых заводов. «В особенности ужасен подвал дома № 154: представляя из себя углубление в землю не менее 2 аршин, он постоянно заливается если не водою, то жидкостью из расположенного по соседству отхожего места, так что сгнившие доски, составляющие пол, буквально плавают, несмотря на то, что жильцы его усердно занимаются осушкой своей квартиры, ежедневно вычерпывая по несколько ведер. В таком-то помещении, при содержании 5, 33 куб. сажен (при высоте потолка 2 с небольшим метра это комната площадью около 20 кв.м. – Авт.) убийственного самого по себе воздуха я нашел до 10 жильцов, из которых 6 малолетних (Это он нашел столько. А сколько во время его визита были на работе? – Е.П.)». Что там Достоевский с его «униженными и оскорбленными»? Разве это бедность? Ведь даже нищее семейство Мармеладовых жило хоть и в проходной комнате, но в отдельной, на одну семью, и в доме, а не в подвале – рабочие заводских окраин посчитали бы такие условия царскими!
А теперь, как говорит Пажитнов, «запасемся мужеством и заглянем вглубь России». Мужество, действительно, потребуется – даже и читать про такое существование, если вы, конечно, человек с воображением, жутко. На большинстве фабрик в глубине России помещения для рабочих подразделялись на две категории: казармы и каморки. Что такое казарма, знает каждый, читавший историю ГУЛАГа – это обычный барак с нарами, примерно при той же или большей тесноте. Но у зэка по крайней мере было свое отдельное место на нарах, а у рабочего не было – нары, как и цеха, использовались в две смены. Каморки – это тот же барак, но поделенный на отдельные клетушки – такое жилье предназначается для семейных рабочих. Только не стоит думать, что в комнате помещается по одной семье – обычно по две-три, но иной раз и до семи. Однако даже таких каморок для семей не хватает – что за народ такой, нет, чтобы в поте лица добывать хлеб и на этом успокоиться, а им еще какой-то там личной жизни хочется! Совсем разбаловались!
В ожидании своей очереди на кусок комнаты семейные пары размещаются все в тех же казармах. В этих случаях они отделяют свои места на нарах занавесками. «Иногда фабриканты идут навстречу этому естественному стремлению рабочих и на помосте нар делают дощатые перегородки вышиною в полтора аршина (около метра – Авт.), так что на нарах образуется ряд, в полном смысле слова, стойл на каждую пару». Через некоторое время в ногах такого «жилья» появляется люлька – значит, люди ухитряются еще и заниматься любовью в этом помещении! Воистину, к чему только ни приспособится человек…
Наконец, «на большинстве фабрик для многих рабочих, по обыкновению, особых спален не делают». Это значит, что спят рабочие в тех же цехах, где и работают. Ткачи (ручные) спят на станках, столяры – на верстаках, несчастные рогожники – на тех же самых мочалах и рогожах, которые они изготавливают, в тех же сырых и удушливых помещениях. Учитывая, что у рогожников еще и самый длинный в России рабочий день
– до 18 часов, то вся жизнь их проходит в этих темных душных цехах. А работают здесь, в основном, еще раз напоминаем, женщины и дети.
Доподлинно, любимицей господина Пажитнова была хлудовская мануфактура, та самая, где сортиры не чистили, чтобы рабочие в них не отдыхали. «Служа гнездом всякой заразы, миллионная фабрика Хлудова является в то же время образцом беспощадной эксплуатации народного труда капиталом», – так говорится в исследовании земской санитарной комиссии (1880 г.)… «Работа на фабрике обставлена крайне неблагоприятными условиями: рабочим приходится вдыхать хлопчатобумажную пыль, находиться под действием удушливой жары и переносить удушливый запах, распространяющийся из дурно устроенных ретирад. Работа идет днем и ночью, каждому приходится работать 2 смены в сутки, через 6 часов делая перерыв, так что в конце концов рабочий никогда не может выспаться вполне. При фабрике рабочие помещаются в громадном, сыром корпусе, разделенном, как гигантский зверинец, на клетки или каморки, грязные, смрадные, пропитанные вонью отхожих мест. Жильцы набиты в этих каморках, как сельди в бочке. Земская комиссия приводит такие факты: каморка в 13 куб. сажен служит помещением, во время работы, для 17 человек, а в праздники или во время чистки машин – для 35–40 человек…
Эксплуатация детского труда производилась в широких размерах. Из общего числа рабочих 24,6% составляли дети до 14 лет, 25,6% составляли подростки до 18 лет. Утомление, сопряженное с трудом на фабрике, было так велико, что, по словам земского врача, дети, подвергавшиеся какому-нибудь увечью, засыпали во время операции таким крепким, как бы летаргическим сном, что не нуждались в хлороформе…
23 января 1882 года хлудовская мануфактура загорелась, и от громадного пятиэтажного корпуса остались одни каменные стены. Впрочем, Хлудов не оказался в большом убытке – он получил 1 миллион 700 тысяч руб. одной страховочной суммы, а потерпевшими оказались те же рабочие. После пожара остались семь возов трупов. По распоряжению директора Миленча, рабочие были заперты в горевшем здании, чтобы не разбежались и лучше тушили пожар, а сторожа снаружи даже отгоняли желавших помочь горевшим...В заключение можно сказать, что чистый доход равнялся 45% в год» . Маркс, кажется, говорил, что нет такого преступления, на которое не пойдет капиталист ради 500% прибыли? Право, он слишком хорошо думал о людях!
В биографии того же фабриканта Хлудова есть и такой случай: он сделал пожертвование на поддержание типографии, которая печатала богослужебные книги для раскольников-единоверцев, а затем, вернувшись домой, распорядился, в порядке компенсации, снизить своим рабочим жалование на 10% – таким было его понимание «христианского чувства».
Пока рабочие были сезонниками, приехавшими в города на заработки, они мирились с таким нечеловеческим существованием. Сто лет спустя многие вахтовики, шабашники и пр. тоже жили если не в таких условиях, то далеко не в самых лучших, и тоже работали по 16 часов и спокойно выдерживали все это, потому что потом возвращались с деньгами к семьям. Но все изменилось, когда рабочие стали отрываться от деревни, и это ужасающее существование становилось для них единственным. И тогда в их душах начинали созревать гроздья гнева. А как, скажите, должен реагировать человек, если хозяин жертвует 120 тысяч на типографию, а потом на 10% урезает нищенское жалованье рабочих?
И неправда, что рабочие начали бунтовать, соблазненные социал-демократами и прочими «интеллигентами». Первые стачки проходили сами по себе, тогда, когда эсдеки не только не нашли еще дорогу в рабочие казармы, но когда и эсдеков-то самих не было. Вернемся к нашему любимому герою миллионеру Хлудову. После того, как он объявил о десятипроцентном понижении жалованья, терпение рабочих лопнуло. Они собрались и потребовали либо расчета, либо отмены сбавки (напомним, что расчет тоже было непросто получить). К толпе вышел хозяйский сын, который в ту пору случился на фабрике, и стал проводить «миротворческую акцию»: с одной стороны, приказал принести орехов и пряников из лавки и стал угощать рабочих, предложив им «погулять», а с другой, тут же послал за урядником. Урядник явился с плетью и начал стегать собравшихся. Возмущенные таким коварством, рабочие урядника избили – после чего были вызваны войска и приехал губернатор. Впрочем, губернатор был человек умный и попытался уладить дело миром, посоветовав Хлудову отменить сбавку. Хозяин согласился было, но тут подоспели солдаты, заняли фабрику, арестовали зачинщиков, и бунт был усмирен. Результат – сбавка стала не 10, а 15%. Из 2200 человек бастующих 800 были отправлены по этапу «на родину», то есть, в деревню, а 11 арестованы. Такими были первые стачки. Но рабочие быстро учились науке забастовок."

http://lost-empire.ru/index.php?option= ... 4&page=250

Мишатка

Re: Заметки о царской России

Сообщение Мишатка » 13 сен 2010, 16:49

Как у вас хорошо получается без фактов-то. Где документы? Все какие-то книжечки. И ведь не сотрете

Аватара пользователя
Fleri
Публицист
Публицист
Сообщения: 357
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 07:08
Откуда: Москва
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 6 раз

Re: Заметки о царской России

Сообщение Fleri » 13 сен 2010, 18:30

Мишатка писал(а):Как у вас хорошо получается без фактов-то. Где документы? Все какие-то книжечки. И ведь не сотрете
Какие проблемы? Берете книжечку такую
Пажитнов К. «Положение рабочего класса в России». СПб., 1908 г.
и сверяете....

Для справки.

ПАЖИТНОВ Константин Алексеевич (1.03.1879– 2.08.1964), экономист, специалист в области истории народного хозяйства, истории общественной мысли, чл.-корр. АН СССР (1946). В 1907 окончил юридический факультет Московского университета. В 1906 опубликовал исследование «Положение рабочего класса в России» (т. 1–3), выдержавшее затем ряд изданий.

Может быть я ВАМ должна больше доверять? И Вашим " один знакомый сказал"?

Аватара пользователя
Критик
Ветеран форума
Ветеран форума
Сообщения: 1167
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 01:03

Re: Заметки о царской России

Сообщение Критик » 13 сен 2010, 20:57

На сайте МГУ лежит, для тех кто читать умеет.

Аватара пользователя
m-sveta
Корифей форума
Корифей форума
Сообщения: 9947
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 21:39
Благодарил (а): 432 раза
Поблагодарили: 907 раз

Re: Заметки о царской России

Сообщение m-sveta » 13 сен 2010, 21:26

Мишатка писал(а):Как у вас хорошо получается без фактов-то. Где документы? Все какие-то книжечки. И ведь не сотрете
Спасибо, Мишатка. Чтобы доказать тебе что здесь все правда, полезла выяснять и тут же налетела на доказательство, что это инфа - фейк. Нет, не все. Но многое, поэтому для остальных - отсюда не копируйте.
Удалять не буду. Буду пытаться доказывать что смогу. Подшивок дореволюционных газет у меня нет, поэтому звиняйте, что смогу.

Земной поклон Ефремову. Как всегда, пала ему в ножки: "спасай, родимый, опростоволосилась".
Не дал изойти позором - выручил даму, как истинный рыцарь

Итак, что смогу. Начнем с урожайности:

Таблица 5
Урожайность хлебов в России и других странах в 1913 г. (пудов с десятины)
Страна Пшеница Рожь Ячмень Овес Картофель
Россия 55 56 62 63 491
Австрия 80 92 107 94 602
Венгрия 88 82 92 41 470
Великобритания 149 — 127 117 1086
Бельгия 168 147 180 171 1338
Болгария 80 75 81 60 —
Германия 157 127 148 146 1057
Голландия 160 122 168 148 1176
Испания 52 61 64 45 —
Румыния 44 70 71 68 641
Сербия 72 58 65 46 —
Франция 89 71 68 86 571
Швейцария 153 123 130 150 1038
Швеция 161 94 139 123 —
Канада 94 61 108 107 750
США 68 68 85 70 408

Это по Статистический справочник за 1913 год.
В среднем по территории примерно нынешней России. Без Украины, Польши, Финляндии и т.д.
ДЕСЯТИ'НА, ы, ж.
1. Русская единица земельной площади до введения метрической системы мер, равная 2400 кв. саж., или 1,092 гектара.
Пуд. Старая русская мера = 40 фунтов = 16,381 кг.
пуд / десятина = пуд * 16,381 / десятина * 1,092 = кг / га = кг / га / 100 = ц / га.

Но это я взяла урожайный год, в следующей таблице № 6 за преведущие годы урожайность в России была ниже.

Критик, ау, что у тебя по урожайности в 1970 году, у меня только 90-й
Урожайность в России по этому справочнику пшеницы в центнерах на гектар:
1990 21
1912 6,8

Так же можно разобрать и другие факты и цифры.
Ходынка была? была! Кровавое воскресенье было? было

Возьмем ту же красную хоругвь, о которой упоминается в конце текста. Ведь тут опять автор не врет. Тут тоже спасибо моему другу
Цвет полотнищ стягов на миниатюрах чаще всего - красный различных оттенков. На 147 миниатюрах Радзивилловской летописи (из 168) стяги красные; остальные - синие, зеленые, коричневые или вовсе не окрашенные (возможно, белые) . В этой летописи и в житиях полотнища стягов, как правило, одного цвета (двухцветный стяг нарисован только один раз). В Лицевом своде есть и двухцветные полотнища: прилегающая к древку часть желтая, а вершина треугольника - красная, реже - зеленая.

Важно отметить, что художник мог изобразить на одной и той же миниатюре или на соседних у двух враждебных отрядов стяги с полотнищами одного цвета. Например, Невская 6итва в Лицевом своде иллюстрирована 9 миниатюрами. На них изображены 19 стягов: у русских красных - 3, коричневых - 5, зеленых - 4, фиолетовый - 1, у шведов красных - 4, коричневый - 1, зеленый - 1. Куликовской битве посвящено 54 миниатюры, на них 117 знамен. У русских знамена красные - 64, зеленые - 15, коричневые - 7, синее - 1; у татар красные - 16, зеленые - 9, коричневые - 2, у литовцев зеленые - 3. Это обстоятельство не представляется случайным, поскольку навершия стягов в тех рукописях, где они вообще различались, художник подобным образом не путал. Видимо, для него [179] главным отличительным признаком знамени был не цвет, а форма навершия. Возможно, что так и было в действительности. Стяги различались по навершиям и изображениям на полотнищах, а цвет их должен был быть достаточно ярким, чтобы различать его издали. И в XVII в. царские знамена бывали разных цветов: алого, малинового, лазоревого, зеленого с желтым откосом, черного с алым откосом и т. п. Понятие о присущих феодальному государству определенных цветах, столь характерное для Западной Европы, в России было воспринято лишь в конце XVII в.

Все же излюбленным цветом полотнища стяга, по-видимому, был красный. Исследователи справедливо подвергают сомнению точность текста летописи о «черном» знамени Дмитрия Донского на поле Куликовом. Знамя его, вероятно, было «чермным», то есть красным, каким и изобразил его, кстати, иллюстратор Лицевого свода.
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Cu ... vnznam.php

В сотый раз предлагаю Мишатке: давайте возьмем конкретный факт, конкретное событие и разберем его по косточкам.

Аватара пользователя
m-sveta
Корифей форума
Корифей форума
Сообщения: 9947
Зарегистрирован: 02 окт 2009, 21:39
Благодарил (а): 432 раза
Поблагодарили: 907 раз

Re: Заметки о царской России

Сообщение m-sveta » 13 сен 2010, 21:47

Ой забыла самое главное, что Ефремов мне дал

http://www.situation.ru/app/aut_t_132.htm

Особенно прошу наших православных нациков обратить особое внимание на смертность между православных и мусульман в царское время, а потом вопить про уничтожение русских в советское время
http://www.situation.ru/app/j_art_308.htm

Далее автор даёт вычисления числа умерших на 1.000 родившихся в течение года на примере Казанской губернии:

всего до 1 г.

у русских Свияжского уезда 432

Юматовской вол. 467

у татар Свияжского уезда 135

Косяковской вол. 252


А это про упоминавшуюся в поставленной мною статье "Слове о полку Игореве"
Страшным врагом славян стали кочевники-половцы. Удельные князья под своими стягами ходили походами на врага. Величайший памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» повествует об одном из таких походов. В рукописи упоминается, что во главе боевых дружин князя в 1185 г. были «чрьлен стяг, бела хорогвь, чрьлена чолка», т. е. красный стяг, белая хоругвь, красная челка. Великий князь Андрей Боголюбский перенес столицу Руси в свой город Владимир. Появились стяги великих князей.
....
В древнейшем документе «Поведание и сказание о побоище Великого князя Дмитрия Донского» имеются такие строки: «Князь же Великий Дмитрий Иванович, видев полки свои достойно оуряжены, обвеселися сердцем, и сшед с коня, паде на колено прямо великому полку и черному знамению, на нем же бе воображен образ владыки нашего Иисуса Христа». Этот стяг впервые называется знамением, в отличие от других стягов без лика Христа. Следует признать, что вопрос о цвете стяга Дмитрия Донского не бесспорен. В одних рукописях он указан как «чермный» - красный, в других - как черный, но многие исследователи считают это опиской. Красный цвет был широко распространен на Руси, чего нельзя сказать о черном цвете. Однако аскетические начала древнерусской живописи позволяют думать, что и стяг, с которым народ шел на сражение на «грозный суд божий», был суровым, грозным, черным.
http://www.intur.biz/Russian/tcal/Russia/flag/flag.htm

Уфффффффф, на сегодня хватит

Мишатка

Re: Заметки о царской России

Сообщение Мишатка » 14 сен 2010, 15:49

Светусь, ну так на стягах, знаменах, хоругвях военных большим размером изображался Спас-чрепие (знаешь что это значит) или Спас нерукотворный. А у казаков Дмитрий Солунский или Георгий - победоносец. А в 17 по контуру знамени славянская вязь. А черно-желто-белые знамена напр. Бородинской битвы. А орлы. А ты видела какой красный стяг вышили монашки атаману Семенову как раз тот о которых говоришь.
А у Д.донского - знаменитый нередицкий Спас - черный и с белыми православными звездами.

А при советах кто вместо них на знаменах? У турок тоже стяг красный. Разницу усекаешь :-)

А по экономике - пожалуйста уже писал с цифрами и источниками. Повторить?
http://www.rusidea.org/?a=410201#_ftn5

http://www.diary.ru/~mgsupgs/?tag=1500447 Тама еще много чего и с картинками и с пояснениями

Российская империя до 1917 года.

В отличие от ученого мира, массовое общественное сознание живет мифами. В каждом обществе есть свой национальный исторический миф, который играет центральную роль в национальном самосознании. Общество, утратившее этот национальный миф, рано или поздно обречено на распад. Везде в мире национальный миф склонен видеть историю своего народа лучше, чем она есть – помнить о героических эпохах и забывать о фактах, неприятных для общества. Особенностью современной России является то, что здесь, напротив, исторический миф представляет прошлое нашей страны во многом хуже, чем оно было в реальности.

В 1917 г. произошел разрыв национального самосознания. Главным делом культурной политики большевиков стало создание советского мифа, частью которого стало формирование негативного облика дореволюционной России. В этом большевики выступили преемниками левой интеллигенции, которая десятилетия готовила революцию, разрушая религиозные, национальные и монархические основы русской культуры. Теперь, в отличие от советского периода, свободно выходят научные работы, в которых объективно изучается мир старой России, однако эти сведения по большей части остаются достоянием ученых. Большинство современных школьных и вузовских учебников по истории России все еще будто написаны по образцу «генеральной линии» партии, слегка подновленной. И сейчас школьники и студенты узнают о прошлом нашей страны по рассказам о бездельниках и кровопийцах помещиках, безземельных крестьянах, нищих рабочих, поголовной неграмотности населения и бездарных царских генералах, которые проигрывали все сражения. Ниже приводится только часть наиболее распространенных в нашем обществе мифов о прошлом, а также данные воспоминаний современников и научных исследований – русских, американских, английских, французских по этим темам.

Миф 1. Россия, в отличие от передовой Европы всегда была крепостнической страной.

Почти все государства Европы (кроме Норвегии и Швеции) прошли долгий период крепостного права. Причем для стран Западной Европы характерно его более раннее начало и соответственно и ранний конец. Так, в Англии крепостное право установилось в VII в. и закончилось для большинства населения к XIV в., хотя небольшая часть крестьян была зависима ещё до середины XVII в. В большинстве стран Центральной и Восточной Европы в том числе и в России в это время большинство крестьян были свободными. Крепостное право пришло гораздо позже и закончилось соответственно позднее. Не была исключением из этого ряда и Россия.

Конечно, в крепостном праве было мало хорошего. Русское государство было вынуждено установить этот порядок в конце XVI в., чтобы таким образом содержать дворянское войско – главную военную силу государства, без которой его бы быстро разнесли по клочкам воинственные соседи России. Великий русский историк С. М. Соловьев видел в крепостном праве «вопль отчаяния государства, находящегося в безвыходном экономическом положении». Эпоха крепостного права продолжилась в России с конца XVI в. (в науке до сих пор идет спор о точной дате) до 1861 г, когда крестьянская зависимость была отменена указом императора Александра II. Освобождение произошло вскоре после отмены крепостного права в ближайших к России государствах Центральной Европы Пруссии (50 лет) и Австрии (12 лет).

Таким образом, эпоха продолжалась в России немного больше 2,5 столетий, в то время как история Российской государственности насчитывала свыше 1 тысячи лет 862 – 1917 гг. Крепостное право заняло не более 1/4 часть истории старой России.

Вообще, неправильно определять всю историю через один признак – крепостная Россия, буржуазная Англия и т.п. Например, в США отменили рабство только через 4 года после отмены крепостного права в России и через 1,5 века после отмены рабства (холопства) Петром I. А пережитки этого рабства (неполноправное положение негров) были в США ликвидированы, вообще, только в 60 гг. XX века после упорной общественной борьбы. Но всем понятно, что называть США рабской страной неправильно, хотя этот институт сопровождал американцев на протяжении большей части их истории (кстати, рабами были не только негры, имелись и белые рабы).

А вот в отношении России многие наши соотечественники считают эпитеты рабская, крепостная вполне уместными. Но на самом деле эти определения ничего не говорят о России, а только о нашем отношении к ней. Американцы видимо больше любят свою страну.

Миф 2. Русские – рабский народ, что и неудивительно, все русские крестьяне до 1861 г. были крепостными.

Кроме дворян и крестьян в России существовали другие многочисленные сословия и группы населения. Были вольные казаки, гулящие люди, посадские люди, купцы, ясачные люди, служилые иноземцы, служилые люди по прибору и их потомки – однодворцы, ямщики, монахи, священники и т. п.

Кроме того, в России далеко не все крестьяне были крепостными. По подсчетам русского историка Ю. В. Готье по 2 ревизии (1743 г.) в Велико-россии было 3 443 292 душ муж. пола крепостных 53,7 % от всех крестьян и 3 000 000 душ муж. пола государственных крестьян. 3 ревизия (1763 г.) на-шла 3 786 771 душ муж. пола крепостных (53 %) и 3 400 000 государственных крестьян, 4 ревизия (1783 г.) 5 092 869 душ муж. пола крепостных (53 %) и 4 470 600 государственных, 5 ревизия (1796 г.) 5 700 465 душ муж. пола крепостных (53 %) и 5 000 000 государственных. Таким образом, на протяжении XVIII в. крепостные крестьяне составляли чуть более половины в общей массе великорусского крестьянства. Были в России целые провинции, по своей территории превосходившие целые европейские госу-дарства, где крепостного права не было вообще – Поморье, Сибирь. Характерно, что на вошедших в Российскую империю западных территориях процент крепостного населения был гораздо выше. Так в Прибалтике 85 % крестьянства составляли крепостные.

В XIX в. количество крепостных крестьян быстро сокращалось путем перехода в другие сословия. Только в 1816 – 1856 гг. в другие сословия перешло свыше 1 млн. душ муж. пола крепостных крестьян. Последняя пе-ред крестьянской реформой 10 ревизия 1857 г. нашла в империи 62,5 млн. человек населения, из них крепостных крестьян было 23 млн. крестьян всего 34 % населения. Таким образом, к моменту отмены крепостного права крепостных было меньшинство – 1/3 всего населения.

Миф 3. Русские крестьяне были самыми бедными в Европе.

Это очень распространенное в нашем обществе представление, при этом сами европейцы, долго прожившие в России и имевшие возможность сравнить уровень жизни русских с народами Европы, дают совершенно другие сведения о жизни русского народа. Хорват и католик Юрий Крижанич (1618 – 1683) проживший в России более 15 лет и хорошо изучивший русскую жизнь того времени, отмечал большее богатство и более высокий уровень жизни населения Московской Руси XVII в. по сравнению с ее ближайшими соседями – «Русская земля богаче и лучше Литовской, Польской и Шведской». В то же время государства Западной и Южной Европы – Испания, Италия, Франция, Англия превосходили в то время Русь по богатству и уровню жизни высших классов. Однако, при этом низшие классы – крестьяне и горожане, по словам Крижанича, «живут на Руси намного лучше и удобнее, нежели в тех пребогатых странах». Интересно что даже крестьяне и холопы на Руси в это время носили рубахи, украшенные золотом и жемчугом. Крижанич, критически относясь ко многим русским традициям, в то же время пишет, что как бедные, так и богатые люди на Руси, в отличие от Западной Европы, мало отличаются в своем столе «едят ржаной хлеб, и рыбу и мясо». В результате Крижанич делает вывод – «ни в одном королевстве простые люди не живут так хорошо, и нигде не имеют таких прав как здесь».

Реформы Петра I разорвали культурную связь между высшими и низшими классами, положение простого народа ухудшилось. Однако и в XVIII в. по данным современников уровень жизни крестьян России был выше, чем во многих странах Западной Европы. По наблюдениям французского путешественника Жильбера Рома, проехавшего по Сибири в 1780 гг. сибирский крестьянин жил лучше своего французского собрата. Англичанин Джон Паркинсон отмечал, что русские крестьяне одеваются намного лучше, чем простой народ в Италии. А во время заграничных походов русской армии 1813 – 1814 гг. офицеры были удивлены нищетой польского и французского крестьянства по сравнению с русским.

А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, отмечал: «Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю… Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности».

Свидетельство Пушкина подтверждается иностранцами. Капитан английского флота Кокрейн, путешествовавший по России 4 года писал в 1824 г. «положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии». Кокрейн отмечал в России «изобилие продуктов, они хороши и дешевы», а также «огромные стада» в обычных деревнях. Другой английский путешественник в 1839 г. писал, что русские мужики живут намного лучше, чем низшие классы не только в Ирландии, но также в Англии и в Шотландии.

Миф 4. Крепостные крестьяне не имели никаких прав, помещики безнаказанно мучили и убивали крестьян.

Права крепостных крестьян были ограничены по сравнению с другими группами населения, однако крепостной крестьянин мог быть истцом и свидетелем в суде, присягал на верность царю, имел право с согласия помещика переходить в другие сословия. По словам одного из крупнейших современных историков Б. Н. Миронова, «вопреки распространенному в литературе мнению, крестьяне и юридически и фактически вплоть до 1861 г. имели право жаловаться на своих помещиков и активно им пользовались». В 1767 г. Екатерина II запретила подавать жалобы лично ей, «мимо учрежденных на то правительств».

В отличие от многих государств Европы (например, Польши, где убийство крепостного вообще не считалось государственным преступлением и подлежало только церковному наказанию) законы России защищали жизнь и имущество крестьян от помещиков. «Убийство крепостного рассматривалось как тяжкое уголовное преступление». Соборное Уложение 1649 г. разделяет меру ответственности помещика за неумышленное и предумышленное убийство крестьянина. В случае неумышленного убийства (в драке) дворянин подвергался тюремному заключению до специального распоряжения царя. При предумышленном убийстве крестьянина виновного казнили, независимо от социального происхождения. В правление Елизаветы Петровны, когда смертная казнь в России была фактически отменена, дворян, виновных в смерти своих крестьян, обычно отправляли на каторгу.

Правительство внимательно следило за отношениями помещиков и крестьян. Екатерина II в 1775 г. уполномочила генерал – губернаторов преследовать помещиков за жестокое обращение с крестьянами вплоть до конфискации имений и передачи их в управление опекунским советам. Александр I в 1817 г. указал за произвол помещиков предавать их суду и брать имения под опеку казны. За 1834 – 1845 гг. правительство привлекло к суду 2838 дворян и осудило из них 630 человек. В правление Николая I в опеке находилось ежегодно около 200 имений, взятых за плохое обращение помещиков с крестьянами. Правительство постоянно регулировало отношения помещиков и крестьян. В 1834 – 1845 гг. в России было осуждено 0,13 % крестьян за неповиновение помещикам и 0,13 % помещиков за превышение власти над крестьянами.

Миф 5. Освобождение от крепостного права проводилось исключительно в интересах помещиков.

Подобная оценка надолго утвердилась в нашей исторической литературе, благодаря В. И. Ленину, который писал, что реформу «проводили крепостники в интересах крепостников». Справедливости ради надо сказать, что юрист по образованию и партийный вождь по призванию В. И. Ленин никогда не получал исторического образования, не был ни историком ни просто объективным исследователем, и писал работы не в научных, а исключительно в политических интересах. Эта крайняя форма ангажированности, когда русская действительность просто подгонялась под взгляды вождя, вызывала удивление даже у основателя русского марксизма Г. В. Плеханова.

На самом деле реформа 1861 г. привела к массовым разорениям помещиков, продаже десятков тысяч помещичьих имений, так что говорить о том, что правительство проводило реформу только в их интересах, явно не приходится. По мнению хорошо осведомленного современника событий, князя В.П. Мещерского, главные руководители реформы 1861 г. Я.И. Ростовцев, Н.А. Милютин, великий князь Константин Николаевич и другие представители интересов петербургской бюрократии, не только не руководствовались интересами помещиков, но наоборот скорее хотели разрушить основы земельного дворянства, создав для него «критическое и трудное положение». Конечно, и эта оценка является односторонней. В реформе 1861 г. государство пыталось найти компромисс между крестьянами, помещиками и своими интересами.

Крестьяне получили в ходе реформы 1861 г. в среднем 4, 8 десятин на душу муж. пола, или по 14, 4 десятин на двор (1 десятина составляла примерно 1,1 гектара). По подсчетам экономиста Ю. Э. Янсона прожиточный минимум для крестьянской семьи составлял в 1870 гг. 10 – 11 десятин на двор. Таким образом, в целом полученной земли хватало. Главными проблемами русской деревни к началу XX в. являлся бурный демографический рост (в 1858 – 1914 гг. крестьянское население увеличилось в 2, 2 раза и, соответственно, на столько же уменьшился средний душевой надел) и низкая культура земледелия (уцелевшие после 1861 г. помещичьи хозяйства получали на таких же землях урожаи в несколько раз выше, чем у большинства крестьян).

По словам французских историков, «несмотря на все ограничения, русская реформа оказалась бесконечно более щедрой, чем подобная же реформа в соседних странах, Пруссии и Австрии, где крепостным была предоставлена совершенно голая свобода, без малейшего клочка земли».

Миф 6. Всей землей до 1917 года владели помещики.

Это одно из самых печальных и долгих заблуждений в отечественной истории. В течение нескольких десятилетий перед катастрофой 1917 г. русские революционеры агитировали среди крестьян, пытаясь доказать, что все их экономические проблемы вызваны исключительно засильем помещичьего землевладения. После победы большевиков эта клевета естественно вошла во все учебники отечественной истории, и до настоящего времени воспроизводится частью современных учебных пособий. Между тем ученые, работающие с архивными и статистическими материалами, давно доказали, что подобные взгляды совершенно не соответствуют действительности. Обратимся к фактам. Всего в Европейской России имелось 381 млн. десятин земли, из них до реформы 1861 г. помещики (120 тысяч землевладельцев) владели 121 млн. десятин, т.е. менее чем 1/3. Почти вся остальная территория принадлежала государству, которое земли, пригодные к обработке, предоставляло общинам государственных и дворцовых крестьян. Кроме того, надо учитывать, что десятки млн. десятин по природным условиям (тундра, тайга) не могли быть задействованы в сельском хозяйстве. В 1861 г. бывшие помещичьи крестьяне получили 34 млн. десятин от своих помещиков, у которых осталось сразу после реформы 87 млн. десятин. Реформа 1861 г. нанесла тяжелый удар по дворянскому землевладению, около половины помещиков не смогли вести хозяйство в новых условиях и продавали землю. В последующее время ежегодно продавалось около 1 млн. десятин помещичьей земли, главными покупателями которой стали именно крестьяне.

В результате к 1905 г. помещикам принадлежало только 53 млн. десятин, а 42 млн. десятин помещики продали за этот период крестьянам (26 млн.) и купцам (16 млн.). Помимо покупных земель у всех крестьян (бывших государственных, дворцовых и помещичьих) и казаков имелось 139 млн. десятин надельных земель. Таким образом, к 1905 г. с учетом купленной земли у крестьян и казаков имелось 165 млн. десятин земли против 53 млн. десятин у помещиков, но, кроме того, значительная часть дворянской земли находилась у крестьян в аренде.

К 1916 г. в результате продаж у помещиков осталось только 40 млн. де-сятин земли, причем значительной частью это были земли с лесом. В резуль-тате к 1916 г. по данным земской статистики крестьяне владели 90 % пашенной земли и также 94 % скота в Европейской России, а также 100 % в Азиатской России (2). По словам русского историка С. Г. Пушкарева «по составу землевладения Россия уже в 1905 г. была совершенно крестьянской страной (в большей степени, чем какая-либо из европейских стран)» (3). Когда в 1918 г. крестьяне разделили между собой 40 млн. десятин помещичьей земли, выяснилось, что крестьянские наделы выросли незначительно и большого значения эти земли не сыграли, 1 дворянская десятина к этому времени приходилась на 5,5 крестьянских. В это время большевики откровенно заявляли, что лозунг захвата помещичьих земель не имел «серьезного экономического значения», а был поднят для поднятия крестьян против законной власти. В целом, характеризуя начало XX в. профессор Гарварда Ричард Пайпс отмечает, что в отличие от государств Европы Англии, Испании, Италии, Франции, где подавляющая часть земли находилась в руках крупных землевладельцев, до революции 1917 г. «Россия … была классическим примером страны малых крестьянских хозяйств». Ирония истории заключается в том, что именно после победы революционеров крестьян насильно загнали в крупные хозяйства – колхозы, через которые государство эксплуатировало народный труд, сделав фактически всех крестьян батраками. А те, кто сопротивлялся – были убиты или отправлены в ссылку. Современные историки оценивают количество жертв только коллективизации примерно в 10 млн. человек.

Миф 7. Царская Россия была экономически отсталой страной.

К началу XX в. Россия входила в 5 крупнейших по уровню экономического развития государств мира: США, Германия, Англия, Франция, Россия. По данным американского исследователя Р. Кеннеди к 1900 г. Россия занимала 4 место в мире по уровню мирового промышленного производства, ее доля составляла 9 %. При этом темпы роста российской экономики на протяжении длительного периода 1890 – 1914 гг. являлись самыми высокими среди всех 5 ведущих промышленных государств мира. К 1917 г. в России было построено 81 тыс. км железных дорог, за последние 37 лет с 1880 г. строилось в год свыше 1,5 тыс. км. Даже в годы войны промышленность России продолжала расти (теперь в основном за счет военного произ-водства). После небольшого спада в 1914 г. – 1,3 %, в 1915 г. прирост составил 10,8 %, а в 1916 г. 10,2 %. Только в 1917 г. после начала революции происходит глубокий спад в промышленности – 20,2 %. В результате только в годы правления Николая II русская промышленность учетверила свою производительность.

Ускоренное развитие происходило не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Традиционно Россия являлась крупнейшей сельскохозяйственной страной мира и своими продуктами снабжала государства Европы. За 20 лет правления Николая II 1894 – 1914 гг. сбор урожая хлебов удвоился, вырос с 2 млрд. до 4 млрд. пудов. В 1913 г. урожай хлебов был на 1/3 выше, чем трёх других крупнейших сельскохозяйственных стран у Аргентины, Канады и США вместе взятых. Россия давала 1/4 мирового производства хлебов и занимала 1 место в мире по общему объему сельскохозяй-ственной продукции.
В царствование императора Николая II быстро росло благосостояние населения. Показателем этого стал демографический рост. За 20 лет население увеличилось на 50 млн. чел. (на 40%). Потребление основных продуктов выросло более чем в 2 раза. Вклады в сберегательных кассах выросли с 300 млн. в 1894 до 2,200 млрд. в 1913 г. Английский писатель М. Беринг, пробывший в России несколько лет, писал: «Широкие массы, крестьянство, в лучшем экономическом положении, чем когда-либо».

В 1913 один из самых крупных экономистов мира Эдмон Тэри по заданию французского правительства изучил состояние русской экономики и сделал вывод: «если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 г. идти также, как они шли с 1900 г. по 1912 г., Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

Миф 8. Русские рабочие жили в нищете.

Можно сказать, что для всех государств был характерен дешевый рабочий труд на первых этапах развития предприятий капиталистического типа. Позднее, вопреки марксистскому учению о постоянном и неуклонном обнищании рабочего класса по мере развития капитализма, заработная плата рабочих постепенно увеличивалась. В России вторая половина XIX в. стала временем массового строительства капиталистического производства, в это время многие предприниматели пытались получить сверхприбыли за счет эксплуатации рабочих. Характерно, что императорское правительство заняло твердую позицию по рабочему вопросу. В правление Александра III и Николая II был издан ряд законов, защищавших рабочих от произвола фабрикантов, для надзора за исполнением законодательства учреждена фабричная инспекция. Закон 1897 г. запрещал работу свыше 11,5 часов в день, а в субботу, предпраздничные дни и в ночную смену свыше 10 часов. В это время в большинстве стран Европы вообще еще не существовало законодательных ограничений времени мужского труда. Закон 1903 г. возложил на предпринимателей ответственность за несчастные случаи с рабочими на производстве.

Как выглядело российское рабочее законодательство на фоне мирового опыта? В 1912 г. президент США Тафт публично заявил, что Николай II «создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может». В этом факте нет ничего удивительного, правительство России было независимо от влияния своих и иностранных капиталистов, в отличие от Англии, Франции или США, где эти круги оказывали главное влияние на политику.
В 1896 г. на встрече с петербургскими промышленниками С. Ю. Витте заявил: «Можете себе представить правительство более благосклонное к промышленности, чем настоящее… Но вы ошибаетесь, господа, если воображаете, что это делается для вас, для того, чтобы облегчить вам наибольшую прибыль; правительство главным образом имеет в виду рабочих; этого вы, господа, кажется, не поняли».

В советское время работы по истории рабочего класса содержали обязательное положение о том, что нищета рабочих все увеличивалась. Характерно, что сами русские революционеры, когда им не надо было агитировать массы, писали в своих воспоминаниях о другом уровне жизни рабочего класса. Основатель русского марксизма Г. В. Плеханов вспоминал о рабочих Петербурга второй половины XIX века – «вся среда отличалась значительной умственной развитостью и высоким уровнем своих житейских потребностей. Я с удивлением увидел, что эти рабочие живут нисколько ни хуже, а многие из них даже гораздо лучше, чем студенты. В среднем каждый из них зарабатывал от 1 руб. 25 коп. до 2 руб. в день». По словам Плеханова часть рабочих снимали уже в это время «прекрасно меблированные комнаты, покупали книги и любили иногда побаловать себя бутылкой хорошего вина». Кроме того «все рабочие этого слоя одевались несравненно лучше… нашего брата студента». Каждый из них имел хороший костюм и в нем выглядел «барином» гораздо больше любого студента, причем, студенты – в то время обычно выходцы из дворянских и буржуазных семей, часто упрекали рабочих за «буржуазную склонность к франтовству».

Но, может быть, такой уровень жизни имелся только в столице? Заработная плата рабочих в России была меньше, чем в Англии и Франции, но купить на нее можно было больше, по причине дешевизны продуктов. Американский историк Блюм выяснил, что в 1856 г., например, питание кузнеца и плотника на Урале было здоровее и обильнее, чем у их современников английских и французских рабочих этих специальностей, несмотря на более высокие заработки последних.

При этом в России уже в XIX в. далеко не все заводчики искали только наживы, имели место интересные эксперименты с привлечением рабочих к участию в прибылях. Инженер Н. Н. Изнар в своих воспоминаниях рассказывает о Мальцевском заводском округе, расположенном в Смоленской, Курской и Орловской губерниях. В этом округе имелось 22 больших завода по изготовлению паровозов и вагонов, на которых работали несколько десятков тысяч рабочих. В 1875 г. капиталист С. И. Мальцев создал товарищество с капиталом в 6 млн. рублей, в котором рабочим и служащим было предоставлено участие в прибылях. На трудных работах был установлен восьмичасовой рабочий день. Рабочим были построены каменные дома по 3 – 4 комнаты, с большим участком под сад и огород. Были также построены школы, ремесленные училища, больницы. Заработная плата рабочих составляла уже тогда 170 рублей в год. Мальцевские заводы были не единичным примером. Русские экономисты начала XX в. отмечали в качестве одной из главных причин медленного развития заводов Урала особые отношения, сложившиеся между старыми заводчиками и рабочими. В отличие от новых капиталистов, старые владельцы заводов, нажившие большие капиталы «совершенно не были заинтересованы в дальнейшем развитии своих заводов и вели дело крайне рутинно, даже без некоторого оттенка чистой благотворительности местному рабочему населению, которое без заводских работ рисковало голодать. Население в свою очередь привыкло смотреть на то, что заводы должны его кормить и что иначе и быть не может».

К XX в. достаточно высокий жизненный уровень был характерен и для рабочих провинций. Н. С. Хрущев вспоминал, что до 1917 г., работая слесарем на донецкой шахте, он материально жил лучше, чем в 1930-е гг., когда был высокопоставленным партийным чиновником в Москве «… работая простым слесарем, зарабатывал 45 руб. при ценах на черный хлеб в 2 коп., на белый – 4 копейки, фунт сала – 22 коп., яйцо стоило копейку, ботинки, самые лучшие «Скороходовские» – 7 руб. Чего уж тут сравнивать. Когда я вел партработу в Москве, то и половины этого не имел, хотя занимал довольно высокое место». Затем Хрущев честно признается, что в 1930-е гг. «другие люди были обеспечены еще хуже, чем я». Понятно, что простые рабочие и служащие получали намного меньше секретаря Московского горкома партии.

Но, может быть, Н. С. Хрущев принадлежал к высококвалифицирован-ной рабочей аристократии и его уровень жизни резко отличался от большинства рабочих? К 1917 г. Хрущеву было только 22 года и получить такую квалификацию он просто не успел. В 1909 г. современник, требуя прибавить зарплату молодым ученым, сообщает – «только плохой слесарь получает 50 р. в месяц – жалованье кандидата в профессора, – а хороший слесарь получает 80 – 90 руб. в месяц». Следовательно, молодой Н. С. Хрущев получал не как представитель рабочей аристократии, а как «плохой слесарь». Его уровень жизни был типичным.

Большевики подняли рабочих на революцию, обещая им золотые горы. Но в реальности политика «военного коммунизма» большевиков привела Россию к экономическому краху. К 1921 г. русская промышленность сократила свою производительность в 7 раз, а уровень жизни рабочих по признанию экономиста большевика Крицмана снизился до 1/3 от 1914 г. В период НЭПА уровень жизни рабочих начал постепенно подниматься до уровня 1914 г., но политика индустриализации вновь отбросила его назад. Только в 1950 – 1970 гг. уровень жизни рабочих постепенно приблизился к уровню жизни в царской России, однако в эпоху «перестройки» и «либеральных реформ» произошло его новое падение.

Современный историк доктор исторических наук Б. Н. Миронов подсчитал, что даже в 1985 г. в Советском Союзе уровень жизни рабочих вырос незначительно по отношению к 1913 г., а по многим продуктам и к этому времени не был достигнут уровень царской России. Так в 1913 г. плотник мог купить на месячную зарплату 135 кг. говядины, а в 1985 г. – только 75 кг. Но, добавим, в 1985 г., в отличие от 1913 г., столько мяса рабочий мог купить только теоретически – почти на всей территории государства этот продукт продавался по талонам – 1 кг. человеку на месяц. В результате в наше время большинство граждан России (кроме нескольких регионов ХМАО, Москвы), живущих на зарплату, «могут купить на нее продуктов меньше, чем квалифицированный рабочий в 1913 и даже в 1853 году – во времена крепостного права»
(c) Не моё.



Российская Империя в 1914 году. Статистика.

О том что РИ была вполне успешной и отнюдь не экстенсивно
развивающейся экономикой я уже писал. А сегодня очередная книга.
Итак статистический обзор начала века, сделанный известным на тот
момент французским ученым. Итак россия 1914 год.
В журнале даю только авторское предисловие. Остальное - по ссылке.
Да кстати книга переведенана русский и напечатана в 1986 году...

Ответить