Творчество участников форума

Делимся новостями культурной жизни, любимыми стихами, музыкой и т. п.

Модераторы: express, Камиль Абэ, Мормон, Ефремов

Аватара пользователя
ccsr
Профессор
Профессор
Сообщения: 3361
Зарегистрирован: 22 мар 2011, 20:43
Откуда: г.Москва
Благодарил (а): 22 раза
Поблагодарили: 193 раза

Творчество участников форума

Сообщение ccsr » 16 ноя 2017, 11:28

Камиль Абэ писал(а):
16 ноя 2017, 11:17
Хамство неизлечимо...
Другого не заслужили.

Мормон
Супермодератор
Супермодератор
Сообщения: 8019
Зарегистрирован: 12 янв 2011, 19:51
Благодарил (а): 308 раз
Поблагодарили: 258 раз

Творчество участников форума

Сообщение Мормон » 16 ноя 2017, 11:44

ccsr писал(а):
16 ноя 2017, 11:13
Да даже по ношению ремня, профан вы наш первостатейный - это констатация факта, а не подначка.
У меня был интересный случай. Ко мне в роту был направлен дослуживать солдат освобождённый из дисциплинарного батальона. Он там отбыл 1,5 года. Прибыл он в полк в воскресенье, я его принял то же в воскресенье.А понедельник был определён, как командирский день. Это значит, что командиры рот и батальонов были обязаны присутствовать в подразделении с подъёма и до отбоя. И вот сцена на подъёме. Я естественно обратил внимание на нового солдата. Пока дневальный по роте прокричал "Рота подъём, построение на утреннию физическую зарядку внизу, через 2 минуты, этот освобождёный уже стоял одетый по полной форме, застёгнутый на все пуговицы, при ремне, при пилотке и с навёрнутыми портянками. честно скасать очень удивился. После зарядки заправка коек, умывание. Смотрю мой солдат заправив койку, начал отбивать кромку... зубами! Вот тут я уже выпал в осадок. Потом спросил, зачем он это делал, ответил, что так кромка на одеяле дольше держиться.

Аватара пользователя
ccsr
Профессор
Профессор
Сообщения: 3361
Зарегистрирован: 22 мар 2011, 20:43
Откуда: г.Москва
Благодарил (а): 22 раза
Поблагодарили: 193 раза

Творчество участников форума

Сообщение ccsr » 16 ноя 2017, 11:55

История, рассказанная ниже, произошла в славном городе Керчь много лет назад, немыслимым образом соединив людей, с которыми мне пришлось встречаться в различные годы своей жизни.
Проходя службу в Германии, я познакомился с полковником Г.П., который был постарше меня в возрасте и звании, но, тем не менее, проникнувшемуся ко мне каким-то особым уважением, узнав, что я керчанин. В этом нет ничего удивительного, так как свою военную карьеру он начинал в первой половине шестидесятых годов на «Бочарке», а это, как и первая любовь, остаётся в памяти на всю жизнь любого офицера.
Один из эпизодов его службы в Керчи, рассказанных в ходе какой-то командировки, я и попробую передать своими словами, так как мне это запомнилось, хоть и допускаю возможные неточности, связанные с давностью тех лет .
Наш город в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов представлял собой довольно крупный военный гарнизон, где располагались части различных видов и родов войск. Начальником гарнизона, скорее всего, был командир военно-морской базы на Генмоле (утверждать не буду, так как по малолетству абсолютно не представлял всего этого, а предположение строю из своего армейского опыта), и как старший воинский начальник отвечал за всё, что творится на его территории. Помимо базы в городской черте находились: склады ВМФ в крепости, танковый полк прикрытия на Марате, аэродром морской авиации Керчь II, Багеровский аэродром бомбардировочной авиации, военный госпиталь (ныне противотуберкулёзный), стройбат, дисбат и прочие организации военной структуры, как армейского, так и флотского подчинения (узлы связи, вспомогательные службы, пограничники, военная приёмка, гауптвахта и т.д.).
Среди этого разнообразия затесалась небольшая часть, стоящая несколько особняком в поле и хорошо видимая из окон автобуса-«пятёрки» при подъезде к госпиталю. Вот в неё то и попал молодым лейтенантом мой новый сослуживец. А так как этот отдельный центр был не очень велик (человек пять офицеров, несколько старшин сверхсрочной службы и человек 25-30 солдат несущих круглосуточно боевое дежурство), то особых хлопот он гарнизонному начальству не доставлял. Но есть один элемент военной психологии, который необходимо учитывать для дальнейшего правильного понимания происходивших событий. Части подобного типа, имея свой номер, печать на правах «отдельных» вроде бы и находились в гарнизоне, и в то же время как бы выпадали из юрисдикции его начальника.
Даже в здание части он не мог попасть, предварительно не согласовав свой визит с командованием бригады, находящийся под Одессой (таков был статус этого соединения), а это как вы понимаете, не улучшает взаимопонимания. Кроме того, проводя совещания с командирами частей гарнизона (в соответствии с поступающими приказами и директивами МО) и видя перед собой какого-то старлея или капитана, временно исполняющего обязанности командира части (по объективным причинам), принимал это как очередную издёвку над своими полномочиями – любой военный меня поймет, о чём думал боевой капитан I ранга глядя на такое отношение к себе. Говорить же о приказании выделить людей, или что-то организовать не могло быть и речи – без приказа из бригады никто бы и не шевельнулся. Но и перегибать палку командир центра тоже не желал – на довольствии он стоял в службах гарнизона, а это очень важно для организации нормальной военной жизни. Поэтому офицерам центра было дано указание не выпячиваться и не лезть на рожон, а вести себя достойно, так как любой срыв и выход на доклад начальнику гарнизона мог обернуться вместо обычного разноса, докладной в службу войск округа, со всеми вытекающими последствиями.
Как это не удивительно, но в эту часть попал служить (после бригадной ШМС) парень из нашего двора В.М.. с которым связаны последующие события. Если учесть, что от нашего двора тогда быстрым шагом можно было дойти за 25-30 минут до расположения части (или прокатится на «шестёрке»), то представляете, каково ему было там служить. Естественно душа страдала и вот однажды, выпив с горя, он попался командиру части на глаза, за что сразу схлопотал суток десять. Доставить провинившегося на гауптвахту было приказано его начальнику – лейтенанту Г.П., предварительно помыв его в городской бане, так как на губу могли не принять – им геморроя хватало и без этого. Городская баня находилась на пересечении ул.Ушинского и 5 Босфорского, т.е. напротив того дома, где жил арестованный. (Сейчас на этом месте стоит бывшее управление мясокомбината). В то время она представляла собой двухэтажное здание послевоенной постройки и в отличие от тех, что были на Шлагбауманской и Айвазовского, производила хорошее впечатление своей продуманностью и качеством пара. На первом этаже располагались душевые кабины, буфет, парикмахерская, аптечный киоск, гардероб, стулья для отдыха – то есть всё пристойно и толково. На втором этаже размещались два помывочных общих отделения, причём в каждое из них вела своя лестница. Так как летом проводилась профилактика, то по очереди мужское или женское отделение закрывалось, и тогда устанавливались женские и мужские дни. В один из таких дней, летним утром, наш герой в сопровождении Г.П. прибыл в баню, чтобы потом отправится на гауптвахту для отбытия заслуженного наказания. Далее события приняли несколько неожиданный оборот: командир остался в предбаннике, а арестованный вошёл голым в помывочное отделение, где от силы находилось 2-3 человека (судя по открытым пустым ящикам для одежды). Так как торопится, было некуда - идти до губы было минут 10-15 – взяв журнал Г.П. стал его читать в пустом зале. Всё шло своим чередом – никто не входил в предбанник, лишь один мужик вышел распаренным и взяв что–то из своего ящика, вернулся назад. Минут через двадцать командир решил поторопить подчинённого и, открыв дверь, велел поторапливаться, на что радостный голос сообщил, что уже заканчивает мытьё. Ещё через минут десять-пятнадцать, не дождавшись подчинённого, он решительно вошёл в помывочное отделение с целью закончить затянувшуюся процедуру и обомлел от увиденного: наш герой, в компании двух мужиков, сидел поддатым на скамейке и обсуждал мировые проблемы среди винных бутылок. Происходящая картина поразила не столько своей наглостью, сколько абсолютным непониманием, как всё это могло произойти – святая вера в законы материального мира была поколеблена. Не стоит говорить, что застолье было немедленно пресечено, а арестованный выдворен на улицу перед баней с целью допроса и принятия решения, что делать дальше. В ходе признательных показаний выяснилось, что наш боец, рассказав в бане о своей судьбе случайным людям, нашёл полное взаимопонимание и сочувствие со стороны слушателей, так же проходивших срочную службу много лет назад. Так как в то время к армии люди относились с подлинной любовью и теплотой, было решено хоть как-то облегчить тяжелую участь провинившегося, как это понимает русский человек. План созрел моментально: один из сочувствующих вышел в предбанник, взял деньги и опять голым вернулся, как ни в чём не бывало. А так как в это время из-за ремонта дверь между женским и мужским отделением оказалась не заперта, наш герой зашёл в пустую женскую раздевалку, взял из комнаты банщицы белый служебный халат и в деревянных шлёпанцах (их тогда выдавали всем в бане), аккуратно спустился по другой лестнице и вышел на улицу. Излишне говорить, куда он двинулся – метрах в ста от бани до сих пор работает продовольственный магазин на улице Свердлова 29. Вид человека в белом халате никакого впечатления на продавщицу не произвёл (сотрудники бани и поликлиники водников частенько захаживали в рабочей одежде) и запрашиваемое питьё немедленно перекочевало в карманы халата. Дальнейший ход событий понятен и без комментариев – вся операция продолжалась минуты 3 – 4 или 5 от силы.
В создавшейся ситуации у лейтенанта Г.П. прорисовывались два варианта и оба не совсем хорошие, а если уж быть точным - то дерьмовые. Возвращение с поддатым в часть означало крупную неприятность и служебное взыскание. Второй путь – вести пьяного к месту отбывания наказания вроде бы логичен, но с точки зрения начальника губы, увидевшего, за что арестован боец, и в каком состоянии он прибыл, тоже не сулил ничего хорошего. Если он настрочит рапорт коменданту, а тот соответственно сообщит начальнику гарнизона, то служебные перспективы растают в дымке керченского пролива и ещё неизвестно как это всё обернётся для бригады: попасть в приказ начальника штаба округа дело малоприятное (при желании это можно организовать через службу войск округа – там таким вещам только рады). Но отступать было некуда, и он решил молча идти навстречу своей судьбе.
К чести угощающей стороны, никакого нытья по поводу тяжелой жизни солдата, пьяных просьб сжалится и всей той дури, что несёт гражданское население не было – они, прекрасно понимая неотвратимость наказания – предложили отвести обоих военных за свой счёт на такси, при этом готовы всё взять на себя перед любым грозным начальником. От предложенной помощи Г.П. отказался по следующим соображениям: во-первых, брать деньги у гражданских людей не к лицу; во-вторых, офицер, везущий пьяного солдата на такси, вместо того чтобы устроить ему марш-бросок, подрывает в корне все традиции русской армии; и в-третьих, на секунду представив, как они вываливаются из такси перед воротами Генмола на виду у флотских (само присутствие армейских в Керчи они рассматривали как какое-то недоразумение и капризы недалёких генералов), понимал, что этим он нанесёт несмываемое оскорбление всему ВМФ. Терзаясь сомнениями, они прибыли своим ходом на гарнизонную гауптвахту….
К счастью, немолодой мичман, начальник губы, повидавший на своём веку и не такое, после чистосердечного рассказа о произошедшем, не стал гнать волну, а трезво оценив обстановку, принял документы и нарушителя, добавил от себя ещё пять суток и пообещал за указанный период сделать из бойца человека.
Прибыв в часть, Г.П. доложил командиру о произошедшем и об обещании мичмана, что успокоило командира, тоже повидавшего на своём веку немало, и оставившего этот случай без последствий.
В указанный мичманом срок с губы забрали провинившегося, который к тому времени осознал пагубность своих привычек и больше в таком виде командирам на глаза не попадался (что не исключает питьё «по умному»), что доказало полезность гаупвахты для воспитания заблудших душ.
В настоящее время герой повествования проживает в Керчи (я его как-то видел), у него давно взрослые внуки и вряд ли он им рассказывает о своих армейских похождениях. Г.П. продолжал службу, и в памяти у него Керчь осталась как прекрасный южный город, с которым связано очарование первых лет холостой, армейской жизни. Привезённые мною фотографии и открытки с видами города он с интересом и грустью подробно рассматривал, узнавая любимые места…

P.S. Снимал он комнату на Первой Митридатской, сразу за пятиэтажкой у музея, в старинном двухэтажном доме с воротами – возможно там его кто-то ещё помнит, как хорошего и порядочного человека.
Место, где он служил, теперь известно всей России и не только - эта часть находилась приблизительно в километре от того места, где сейчас развернулось строительства моста на Керченском берегу и до сих пор здания этой части хорошо видны на спутниковых снимках, а
к КПП можно и сейчас проехать на машине.
Последний раз редактировалось ccsr 16 ноя 2017, 17:49, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
ccsr
Профессор
Профессор
Сообщения: 3361
Зарегистрирован: 22 мар 2011, 20:43
Откуда: г.Москва
Благодарил (а): 22 раза
Поблагодарили: 193 раза

Творчество участников форума

Сообщение ccsr » 16 ноя 2017, 12:35

Мормон писал(а):
16 ноя 2017, 11:44
Ко мне в роту был направлен дослуживать солдат освобождённый из дисциплинарного батальона.
Честно говоря, я считал и считаю, что возвращать солдат после дисбата, если общий срок службы в армии превышал два года, не имело смысла - это уже другие люди, да и толку от них никакого, они уже надломлены и вряд ли станут толковыми солдатами за оставшийся срок службы. А вот проблем от них всегда можно ждать - у них другой ореол среди срочников, и они это могут использовать. У нас появился один такой, в общем пустой номер.

Мормон
Супермодератор
Супермодератор
Сообщения: 8019
Зарегистрирован: 12 янв 2011, 19:51
Благодарил (а): 308 раз
Поблагодарили: 258 раз

Творчество участников форума

Сообщение Мормон » 16 ноя 2017, 12:51

ccsr писал(а):
16 ноя 2017, 12:35
Честно говоря, я считал и считаю, что возвращать солдат после дисбата, если общий срок службы в армии превышал два года, не имело смысла.
Согласно законодательства служба в дисбате в срок службы не засчитывался, поэтому для прохождения остатка службы направляли в части.
ccsr писал(а):
16 ноя 2017, 12:35
...это уже другие люди, да и толку от них никакого, они уже надломлены и вряд ли станут толковыми солдатами за оставшийся срок службы.
Не всегда. Люди разные, но как правило у таких людей цель одна-дослужить без проблемм. Поэтому орлами среди срочников они обычно не летали.
С моим бойцом у меня проблемм не было, дослуживал добросовестно, даже был определённый воспитательный эффект.

Аватара пользователя
ccsr
Профессор
Профессор
Сообщения: 3361
Зарегистрирован: 22 мар 2011, 20:43
Откуда: г.Москва
Благодарил (а): 22 раза
Поблагодарили: 193 раза

Творчество участников форума

Сообщение ccsr » 16 ноя 2017, 17:36

Мормон писал(а):
16 ноя 2017, 12:51
Согласно законодательства служба в дисбате в срок службы не засчитывался,
Это я знаю - тогда было такое законодательство.
Мормон писал(а):
16 ноя 2017, 12:51
Люди разные, но как правило у таких людей цель одна-дослужить без проблемм. Поэтому орлами среди срочников они обычно не летали.
У нас была другая структура, и поэтому допускать таких кадров к несению боевого дежурства без предварительной учебы было нельзя. Вот поэтому не было смысла по новой его учить, принимать зачеты, а он через несколько месяцев уволится, и в итоге получался мартышкин труд.
Мормон писал(а):
16 ноя 2017, 12:51
С моим бойцом у меня проблемм не было, дослуживал добросовестно, даже был определённый воспитательный эффект.
Возможно так и было, но у нас за несколько лет человек 6-8 отправили в дисбат, и похоже потом кроме одного никто не возвратился - мы имели право выбраковки, и их уже к нам не присылали по морально-деловым качествам.

Мормон
Супермодератор
Супермодератор
Сообщения: 8019
Зарегистрирован: 12 янв 2011, 19:51
Благодарил (а): 308 раз
Поблагодарили: 258 раз

Творчество участников форума

Сообщение Мормон » 16 ноя 2017, 18:56

ccsr писал(а):
16 ноя 2017, 17:36
У нас была другая структура, и поэтому допускать таких кадров к несению боевого дежурства без предварительной учебы было нельзя.
А к вам такие и не шли. Солдат, про которого я рассазал до дисбата служил у нас же в дивизии в ракетном дивизионе. Но после дослуживал в пехоте. Кстати я разговаривал с его бывшими командирами, так они о нём неплохо отзывались.
ccsr писал(а):
16 ноя 2017, 17:36
Возможно так и было, но у нас за несколько лет человек 6-8 отправили в дисбат, и похоже потом кроме одного никто не возвратился
Даже странно, что он к вам возвратился.

Аватара пользователя
ccsr
Профессор
Профессор
Сообщения: 3361
Зарегистрирован: 22 мар 2011, 20:43
Откуда: г.Москва
Благодарил (а): 22 раза
Поблагодарили: 193 раза

Творчество участников форума

Сообщение ccsr » 16 ноя 2017, 20:51

Мормон писал(а):
16 ноя 2017, 18:56
Даже странно, что он к вам возвратился.
Да он практически сразу уволился - ему дослуживать было совсем мало, так что скорее всего просто неувязка какая-то.

Мормон
Супермодератор
Супермодератор
Сообщения: 8019
Зарегистрирован: 12 янв 2011, 19:51
Благодарил (а): 308 раз
Поблагодарили: 258 раз

Творчество участников форума

Сообщение Мормон » 16 ноя 2017, 21:05

ccsr писал(а):
16 ноя 2017, 20:51
Да он практически сразу уволился - ему дослуживать было совсем мало, так что скорее всего просто неувязка какая-то.
Мало не мало, но не меньше чем до первого приказа.

Аватара пользователя
ccsr
Профессор
Профессор
Сообщения: 3361
Зарегистрирован: 22 мар 2011, 20:43
Откуда: г.Москва
Благодарил (а): 22 раза
Поблагодарили: 193 раза

Творчество участников форума

Сообщение ccsr » 16 ноя 2017, 21:09

Мормон писал(а):
16 ноя 2017, 21:05
Мало не мало, но не меньше чем до первого приказа.
А так и получилось - то ли амнистия была по поводу Дня Победы, то ли срок вышел, и он пришёл то ли в мае, то ли в начале июня, и сразу же был уволен, так как он получил срок уже будучи дембелем.

Ответить