Принцесса Грёза

Осенью 1889 года Врубель закончил работу в Кирилловской церкви, обновив более ста изображений, написав две монументальные композиции и четыре алтарных иконы, в том числе знаменитую «Богоматерь с младенцем» –– в византийском стиле XI -XII веков.

Ему хотелось поработать над росписями Владимирского собора, но представленные им эскизы комиссия не приняла: они были несовместимы с дарованиями тех живописцев, которые уже трудились там.

Врубелю поручили роспись орнаментов, что он и выполнил с блеском. Под конец своего киевского житья он увлекся итальянской наездницей и вместе с цирковой труппой уехал в Москву.

Снова нужда. Что зарабатывалось –– проматывалось. Устроил пышный обед для постояльцев гостиницы, где сам проживал, позвал персонал, гитаристов, цыган, военных, оркестр… «Вы посмотрите, как нам хорошо!» –– рад был, как маленький мальчик.

Неизвестно, чем бы все кончилось, не попади Врубель под крыло Саввы Мамонтова. Савва Иванович дал возможность ему творить беспрепятственно, предоставил в полное распоряжение керамическую мастерскую в Абрамцеве, поскольку Врубель занимался майоликой. Михаил Александрович долгое время не только работал, но и жил у Мамонтова. Трудился как скульптор, дизайнер, монументалист, театральный декоратор, оформлял интерьеры особняков московских  меценатов и буржуа. Ни с одним художником Мамонтов не носился так, как с Врубелем. В 1896 году для Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде, по заказу Мамонтова, который был ее художественным руководителем, Врубель написал две картины: «Микула Селянинович» и «Принцесса Грёза» –– самое монументальное и самое скандальное свое творение.

Панно «Принцесса Грёза» размером семьдесят квадратных метров должно было украсить торец одного из павильонов. Сюжетом художник взял сцену из средневековой легенды о молодом трубадуре, романтически влюбленном в прекрасную принцессу, которая, в сущности, была только его фантазией. Через моря спешит трубадур навстречу милому образу, но по дороге заболевает и, едва встретившись с бесплотной грезой своих мечтаний, умирает.

Комиссия Академии художеств забраковала и «Грёзу» и «Микулу Селяниновича» –– как «нехудожественные». Возмущенный таким решением Мамонтов сам заплатил Врубелю стоимость работы, арендовал за пределами территории выставки участок, на котором в кратчайший срок возвел ещё один павильон, самый большой, и на фасаде распорядился написать огромными буквами: «Выставка декоративных панно художника М. А. Врубеля, забракованных жюри Императорской Академии художеств». Благодаря свободному входу и шумихе в прессе, подогревающей любопытство публики, павильон стал самым популярным. Однако общественность, хотя и заинтересовалась творчеством художника, не спешила высказывать одобрение. «Что за озлобленная ругань и ненависть, и проклятия сыпались на бедную голову Михаила Александровича! Я поражался, почему это, что, в чем дело, почему возбуждают ненависть эти чудные невинные произведения? Я не мог разгадать, но что-то звериное в сердце зрителей чувствовалось», –– вспоминал Константин Коровин. Тем не менее, Врубель стал популярной фигурой в художественном мире.

После закрытия выставки «Принцессу Грёзу» перевезли в Мамонтовскую оперу в Москве, затем панно затерялось. Однако судьба благоволила художнику. Через полвека панно обнаружили у Большого театра в каком-то сарае, –– грязный, скомканный холст. Никто не мог объяснить, что он, откуда взялся? Наконец заметили подпись: М. Врубель. Сообщили в Третьяковскую галерею. Холст расстелили перед театром, для чего пришлось перекрыть транспортное движение. И только тогда увидели на фасаде гостиницы «Метрополь» –– напротив, его двойника, майоликовую мозаику Врубеля «Принцесса Грёза»!

Но как переправить холст в бывшую церковь Николы в Толмачах, где хранились теперь иконы, скульптуры и часть картин Третьяковки? Изготовили вал для панно, отыскали нужных размеров машину (все это время холст находился в Большом театре), и, наконец-то смогли увезти.

Увы, тридцать лет панно простояло, упираясь в церковный купол, никто его не осматривал, не проверял его состояние, –– да и где раскатать такое огромное полотно?

Только в 1987 году, когда Третьяковскую галерею закрыли на реконструкцию, «Принцессу Грёзу» перевезли в новое здание на Крымском Валу. Холст был сильно испорчен. Реставрация длилась семь лет. Наконец, гениальное творение Врубеля «Принцесса Грёза» предстало во всем своём великолепии!