future.jpg

 

 

Мое дело сказать правду, а не заставлять верить в неё 
Жан-Жак Руссо

Призрак бродит по России – призрак нигилизма. Прежняя советская идеология, которая десятилетиями считалась непререкаемой истиной, ныне отвергнута. Официальная альтернативная идеология не создана. В среде гуманитарной элиты царит разноголосица. Отношение к горбачёвской «перестройке» и ельцинской «радикальной экономической реформе» неоднозначное. Одни яростно ругают новоявленную либеральную идеологию, ностальгируя по прежним советским временам. Другие лицемерно-сочувственно твердят о неизбежности «болезненной, но необходимой экономической реформы». Власть занимает выжидательную позицию, предпочитая акцентировать внимание не на том, куда идет страна, а на том, куда она не идет («мы не возвращаемся в советское прошлое», «мы не строим государственный капитализм»). Резко полярное отношение и к оценке нашего советского прошлого. Для одних Октябрьская революция – великое событие в истории России, прорыв к более справедливому общественному строю. Другие видят в ней «преступный большевистский эксперимент», ввергнувший страну в пучину несчастий.

 Для одних годы советских пятилеток – период беспрецедентного социально-экономического прорыва, подъема науки, техники, культуры. Для других – это эпоха сплошных бед и несчастий, жестокой эксплуатации народа «кликой» Сталина и его окружения. Даже героическая победа советского народа в Великой Отечественной войне стала предметом непримиримых дискуссий. Игнорируя реальные исторические факты, акцентируют внимание лишь на ошибках и просчетах советского руководства. Не стыдятся идентифицировать Сталина с Гитлером. Бросают камни в тех, кто организовывал гигантскую работу на фронте и в тылу, без чего победа была бы невозможна. Договариваются до несусветных глупостей вроде того, что победу одержал только народ, а его руководство вовсе ни при чём.

Вся эта неразбериха в головах закономерно порождает конформизм и беспринципность в программах и политике множества политических партий и общественных движений, неимоверно расплодившихся в последнее время. Каждая партия стремится к власти и пропагандирует собственные интересы, выдавая их за интересы всего общества. И, конечно, в случае прихода к власти, будет навязывать эти интересы всему народу. Но народ – это не совокупность партий. Народ нуждается в предсказуемом и стабильном благосостоянии, в нормальной жизни сегодня и завтра, в возможности создавать семьи и планировать их жизнь, в гарантиях благополучия для детей и внуков. Это может обеспечить только оптимальная государственная политика, основанная на глубоком понимании и использовании объективных законов общественного развития. Эти законы никто не отменял, они не исчезли вместе с отказом от прежней советской идеологии. Эти законы существуют и, хотим мы того или нет, продолжают оказывать определяющее влияние на жизнь общества, на судьбу каждого человека. Изучением этих законов занимается политическая экономия. Как и любая другая наука, политэкономия развивается и изменяется в ходе исторического процесса. Современная политэкономия, независимо от того, что думают по этому поводу её официальные оракулы, - это уже не «научный коммунизм» советских времён. Равно как и не «классическая политэкономия» времён Альфреда Маршалла, и не новомодная «экономикс», любимое блюдо наших продвинутых либеральных экономистов. Современная политическая экономия - это нечто совсем другое, революционное по теоретической сущности и несравненно более адекватное в практическом отношении. Только с появлением этой обновленной науки стала возможной программа для России, предлагаемая вниманию читателей.

{mospagebreak title=Научная основа программы}

Научная основа программы

«Нам нужны экономисты типа Нильса Бора, де-Бройля, Гейзенберга и Дирака, чтобы реконструировать или революционизировать экономическую теорию так же, как эти люди революционизировали физическую теорию»
Гардинер Минс [1]

«Мы должны говорить и работать для сотрудничества между научными дисциплинами…которое может расширить экономические перспективы и привести политическую экономию в рабочее взаимодействие с более реалистичными концепциями благосостояния»
Джон Морис Кларк [2]

«Для того, чтобы углубить фундамент нашей аналитической системы, необходимо без колебаний выйти за пределы экономических явлений, которыми мы ограничивались до сих пор»
Василий Леонтьев [3]

«Область познания находится в состоянии непрерывного изменения. Существующие области наук, отрасли и дисциплины не сохранятся надолго…Все учреждения, как нам представляется, нуждаются в обновлении. Университет не является исключением. По крайней мере, университет нуждается в свободе введения новых дисциплин и объединения традиционных дисциплин на новых путях»
Питер Друкер [4]

Необходимость кардинального обновления традиционных экономических учений назрела давно. Об этом говорили многие выдающиеся умы. Некоторые высказывания приведены в эпиграфе к этому разделу. Но потребовались десятилетия, прежде чем это стало реальностью. Новая, современная общеэкономическая теория и стала основой предлагаемой программы. По своему содержанию это новая политическая экономия, междисциплинарная и математическая. Она подробно изложена в книгах [5,6] и, популярно, в статьях [7-9].

Современное общественное производство – это глобальный процесс переработки природных ресурсов в необходимую людям продукцию. Это сложная система с прямыми и обратными связями, к тому же постоянно изменяющаяся во времени и пространстве. Здесь участвуют природные ресурсы, машины, люди. В этой системе действуют параллельно-последовательные процессы различной природы: физические, механические, химические, экономические, экологические, биологические, антропологические и многие другие. Каждый из этих процессов глубоко изучается соответствующей научной дисциплиной. При сохраняющейся традиционной разобщённости наук и недостаточном взаимодействии между ними невозможно глубоко проникнуть в сущность законов общественного производства. Для решения этой сложной задачи уже недостаточно тех односторонних подходов, которые столь привычны для штатных экономистов, социологов, политологов. Сегодня требуются междисциплинарные и системно-аналитические подходы. Требуются исследования на стыке даже тех научных дисциплин, которые на первый взгляд кажутся слишком далекими друг от друга и никак не сопоставимыми. Требуется учет новейших научных сведений о природе, человеке, обществе.

В то же время, очевидно необходимый революционный подход обязан сочетаться с научной преемственностью. Наука не развивается на пустом месте. Междисциплинарная общеэкономическая теория, при всей новизне и необычности подходов, является продолжением, обобщением и развитием экономических учений Карла Маркса и Альфреда Маршалла, Пола Самуэльсона и Василия Леонтьева, Джона Кейнса и Питера Друкера, Йозефа Шумпетера и Джона Гэлбрейта, Николая Кондратьева и Гардинера Минса, других выдающихся экономистов и социологов применительно к современным историческим условиям. Принципиально важен вопрос о достоверности гуманитарных исследований. Достоверность новых теорий в общественных науках проверяется тем, насколько их результаты, выводы и прогнозы согласуются с общественной практикой, с жизнью. Не менее важен и другой аспект: в какой степени выводы и прогнозы теории полезны для практики, могут ли они быть использованы для формирования оптимальной политики. Междисциплинарная общеэкономическая теория демонстрирует свою дееспособность вот уже несколько десятилетий. Это позволяет надеяться на её пригодность для разработки и реализации программы, предлагаемой читателю этой книги.

Новое гуманное общество – почему не капитализм?

В нашем советском прошлом конечной целью развития советского общества объявлялось построение коммунизма. Но история распорядилась иначе. Больше нет советского общества, нет и официальной коммунистической идеологии. Правда, приверженцы коммунистической идеологии остались. В ней и в самом деле немало привлекательного. Но в одну реку дважды не войдёшь. Будущее России – не капитализм, не социализм, не коммунизм и не новомодное «постиндустриальное общество». Будущее России – новое гуманное общество. Гуманное – потому что оно будет служить интересам каждого конкретного человека. Новое – потому что история такого общества ещё не знала. Прежде всего, рассмотрим, почему новое гуманное общество не будет капиталистическим.

Сторонники капитализма справедливо отмечают его положительные черты. За столетия своего существования капитализм способствовал бурному развитию производительных сил, научному и технологическому прогрессу. Экономическая свобода, эффективная предпринимательская деятельность открывают широкие возможности для удовлетворения потребностей людей. Прежний дикий капитализм, этот источник жестокой эксплуатации наемных работников ипостоянных разрушительных кризисов, в нашу эпоху трансформировался в более гуманную и справедливую систему. Возросла регулирующая роль государства, способствующая предотвращению или смягчению последствий кризисов. Усилилась роль профсоюзов в защите прав трудящихся. В развитых странах возросли доходы наемных работников. Этообеспечивает им достаточно высокий жизненный уровень и побуждает мириться с сохраняющимся социальным расслоением, безработицей и другими известными недостатками капиталистической системы.. Благодаря научно-технологическому прогрессу произошла значительная гуманизация наемного труда. В развитых странах уже нет того нищего революционного пролетариата - "могильщика капитализма", который был во времена Маркса и Энгельса. Мировая революция так и не случилась. Капитализм выстоял и, во многом изменившись, живет и развивается до сих пор.

Почему же капитализм всё-таки не имеет исторической перспективы? Наглядный ответ на этот вопрос мы, прежде всего,находим в "прелестях" нынешнего российского капитализма. Прорабы перестройки хотели как лучше, а получилось то, что получилось. Развал СССР, обрушение народного хозяйства, обнищание миллионов граждан, невиданное социальное расслоение, всплеск воровства, мошенничества, жульничества, имитации реальной работы. Конечно, за последнее десятилетие положение заметно улучшилось, но сохраняются многочисленные проблемы системного характера. Низка производительность труда. Страна находится в опасной и позорной зависимости от импорта даже самых важных товаров. Многие отрасли перестали существовать. Серьезный удар был нанесен науке, образованию, культуре. Полное уничтожение плановой системы чревато серьезными экономическими диспропорциями и рыночными дефектами. Страна проросла социальным безразличием, коррупцией, разрушающей душу властью денег, психологией всеобщей продажности. Всё это создает серьезные препятствия к дальнейшему социально- экономическому развитию страны. И очень ошибаются те, кто видит путь России в воспроизведении банального западного капитализма. Ибо за то время, пока Россия разрушала прежнюю советскую систему, капитализм на Западе снова вступил в полосу массивного социально-экономического кризиса.

Джордж Сорос, один из наиболее преуспевающих бизнесменов в западном мире, автор и апологет известной концепции «открытого общества», в 1998 году издал книгу под выразительным заголовком «Кризис мирового капитализма: открытое общество в опасности». Через год эта книга вышла в переводе на русский язык. Её заголовок говорит сам за себя и в комментариях не нуждается. Через три года появилась ещё одна книга того же автора [10].В ней Джордж Сорос пишет: «Я считаю, что пропаганда рыночных принципов зашла слишком далеко и стала слишком односторонней. Рыночные фундаменталисты верят в то, что лучшим средством достижения общего блага является ничем не ограниченное стремление к благу личному. Это ложная вера, и, тем не менее, она приобрела очень много последователей. Именно она является помехой на пути к нашей цели – глобальному открытому обществу» [10,стр.171].

В 1993 году вышла книга Збигнева Бжезинского "Вне контроля. Мировой беспорядок на пороге двадцать первого века" [11]. Уже из заголовка книги видно беспокойство автора положением дел в мире. Автор недвусмысленно констатирует надвигающийся кризис мирового капитализма. По его признанию, своей жизнеспособностью современный капитализм во многом обязан тому, что он «сумел перенять у социализма некоторые формы социальной политики» [11, стр.58]. Теперь, считает автор, «если не будут предприняты определённые меры к тому, чтобы поднять значение моральных критериев, обеспечивающих самоконтроль над обогащением как самоцелью, американское превосходство может долго не продержаться». Серьёзного внимания заслуживает и следующий прогноз автора: «Мощнейшие общественные взрывы, очевидно, произойдут в тех странах, которые вслед за свержением тоталитаризма с наивным энтузиазмом лелеяли демократический идеал, а затем поняли, что обманулись» [11,стр.217]. Автор считает лишь вопросом времени отрицательную общественную реакцию на «демократическую практику» и на «экономические результаты свободного рынка», если они не приведут к «наглядному улучшению социальных условий». Збигнев Бжезинский считает, что в «посткоммунистических» странах либерализм «оказался не слишком привлекательным». По его мнению, «нужны новые идеи». Не выдвигая их, автор сетует на то, что «неравенство становится всё менее терпимым». Это приводит автора к выводу: «Глобальное неравенство, по-видимому, становится ключевой проблемой политики в двадцать первом веке» [11,стр.174-183].

В том же духе высказывается французский журналист и социолог Игнацио Рамоне. В своей книге "Геополитика хаоса" [12]он выразительно описывает подрывную роль ничем не ограниченной коммерческой свободы. Сходные взгляды высказывает знаменитый французский социолог Ален Турен, один из основоположников концепции постиндустриального общества. «Сможем ли мы жить вместе?», - ставит вопрос Турен [13]. И даёт следующий ответ: чтобы выжить на планете, люди должны «создать и построить новые формы частной и коллективной жизни» [13,стр.30]. Своеобразным откликом на реформы в Россиистала опубликованная в 2001 году в Нью-Йорке книга бывшего государственного секретаря США Генри Киссинджера "Нужна ли Америке внешняя политика? К дипломатии 21-го века" [14].Главный вывод автора состоит в том, что под влиянием перемен в США и в мире за последние двадцать лет, нынешние США находятся на распутье. Что касается России, то автор, в сущности, не верит в действенность рыночных реформ. Например, он пишет: "За десять лет, последовавших за крахом коммунизма, Россия, несмотря на уговоры Запада и многомиллиардную финансовую поддержку, продвинулась к нормальной рыночной экономике не больше, чем к демократии"[14,стр.216].

Серьёзный анализ положения в мире и в том числе в России дал бывший руководитель группы экономических советников американского президента Билла Клинтона, вице-президент Всемирного банка, лауреат Нобелевской премии по экономике за 2000 год Джозеф Стиглиц. В 2002 году он опубликовал в Нью-Йорке книгу, которая через год вышла в переводе на русский язык [15].Автор указывает на необходимость "коллективных действий общемирового масштаба" [15,стр.224]. Он подчёркивает негативные последствия глобализации и настоятельную потребность направить этот процесс в управляемое русло: "Если глобализация будет и дальше развиваться таким же образом, каким она протекала раньше, если мы и впредь будем отказываться делать выводы из собственных ошибок, то она не только не сможет способствовать развитию, но будет и дальше порождать бедность и нестабильность" [15,стр.248]. Реформы в России в 90-е годы Джозеф Стиглиц подвергает резкой критике за отсутствие постепенности и оптимальной последовательности проводимых преобразований. Убедительную позицию демонстрирует и американский социолог Эммануил Валлерстайн. Его книга с симптоматичным заголовком "Упадок американской мощи: США в хаотическом мире" вышла в Нью-Йорке в 2003 году [16]. Автор без обиняков заявляет: "Запад вошёл в полосу массивного кризиса - не только экономического, но и фундаментального политического и социального. Мировой капитализм находится в кризисе как социальная система...Мы отчаянно нуждаемся в нахождении значительно более рациональной общественной системы" [16,стр.95]. Автор убеждён, что если США не сумеют "соединить эффективность с гуманизмом", то их будущее окажется под угрозой.

Тему необходимости пересмотра современного миропорядка и роли США в мире развивает Збигнев Бжезинский в новой книге "Выбор: мировое господство или мировое лидерство?" [17].Книга написана по следам террористического акта 11 сентября в США и войны в Ираке. Автор с тревогой размышляет о возможном конце "американской эпохи". Его беспокоит нарастание неуправляемости в современном мире на фоне приумножения потенциальных угроз. Сохраняющие пока ещё силу и благополучие страны Запада уже начинают "цепенеть от страха". Автор пытается понять причину этого страха: "Слабые обладают огромным психологическим преимуществом. Им почти нечего терять, тогда как сильные могут потерять всё, и эти опасения их пугают"[17,стр.44]. (Как тут не вспомнить знаменитый лозунг Маркса и Энгельса из "Манифеста коммунистической партии" о том, что пролетариям нечего терять в их борьбе, а приобретут они весь мир! - В.Ф.). Бжезинский считает, что претензии Америки в мировой политике "должны быть чётко обозначены и не оборачиваться самоуправством" [17,стр.162]. Он рекомендует Соединённым Штатам "быть более внимательными к опасностям, вытекающим из несправедливостей глобализации, поскольку это может породить всемирную реакцию в виде идеологии антиамериканизма"[17,стр.228]. Вывод автора однозначен: Америке следует умерить свои имперские амбиции. Ей следует стремиться к роли не гегемона, а лидера. Она должна стать страной, которую не боятся, а уважают.

Из приведенного выше краткого обзора видны серьёзные опасения западных аналитиков в отношении перспектив мировой капиталистической системы. Этот пессимизм не случаен. Он объективно отражает реальные тенденции в современном мире. Он полностью подтверждается нынешним мировым финансово-экономическим кризисом. Онполностью согласуется c междисциплинарной общеэкономической теорией. Фундаментальные перемены в мире капитализма - лишь вопрос времени. Подобно тому, как ранний капитализм был вынужден во избежание гибели преобразоваться в более цивилизованную форму современного капитализма, так и нынешняя капиталистическая система не сможет смириться с присущими ей глубокими внутренними противоречиями. У неё есть только один выход - исторически своевременная трансформация в более справедливое и гуманное общество. В такое общество, где проблема выживания и развития человечества на фоне обостряющихся глобальных угроз получит приоритет перед сугубо эгоистическими интересами конкурирующих групп. В противном случае нынешняя система безудержного эгоизма неизбежно рухнет и похоронит под своими обломками всю цивилизацию.

Неизбежностьпеременподтверждается всем ходом мирового развития. Междисциплинарная общеэкономическая теория формулирует коренное противоречие современного капитализма как противоречие между объективно неизбежной глобализацией мировых рынков и сохраняющимся разъединением людей перед лицом обостряющихся глобальных угроз. Эти угрозы многочисленны и опасны. Нехватка продовольствия, проблемы с энергоресурсами, истощение запасов полезных ископаемых, глобальное изменение климата, загрязнение воздуха, подъём уровня мирового океана, разрушение озонового слоя атмосферы, сокращение и поражение лесных массивов, эрозия почвы, расширение пустынь, умирание озёр, уменьшение запасов подземных вод, угроза ликвидации существующих видов животных и растений, возникновение новых свалок для токсичных отходов и отравление ими грунтовых вод - всё это реальности, которые создают угрозу сохранения жизни на Земле. По всему миру насчитываются уже миллионы беженцев. Неконтролируемая миграция представляет реальную опасность для политической стабильности и сохранения мира. Международный терроризм - лишь следствие обостряющихся глобальных проблем. С ним не справиться только военными мерами. Применение силы оправдано лишь в контексте широкой и скоординированной политики в рамках Организации Объединённых Наций.Эта организация должна стать более дееспособной. Перед ООН ныне встаёт труднейшая историческая задача, от решения которой как никогда прежде зависит само существование человечества. Необходимо организовать поворот мирового общественного сознания от безудержного эгоизма к разумному самоограничению, от безразличия к помощи, от конкуренции к координации, от конфронтации к сотрудничеству. Пора человечеству жить по согласованному разумному плану. Всё это невозможно в рамках традиционного капитализма, даже улучшенного за последнее столетие его существования.

Новое гуманное общество – почему не социализм и не коммунизм?

Социализм - учение, в котором ставится благородная цель осуществить на практике принципы социальной справедливости, свободы и равенства. Социализм - общественный строй, в котором эти принципы осуществляются путем свержения капитализма. Фундаментальное отличие социализма от капитализма - общественная собственность на средства производства. Философия социализма легла в основу соответствующей политической идеологии. Социализм начался не в России и не в 1917 году, как думают некоторые. Социалистические идеи существовали практически на протяжении всей человеческой истории. Ещё Платон считал главным достоинством любого государства социальную справедливость. Идеи социализма содержатся в трудах ранних коммунистов-утопистов Томаса Мора (1478—1535) и Томмазо Кампанеллы (1568—1639). В идеальном обществе, о котором говорит Томас Мор, нет частной собственности, денежного обращения и царит полное равенство. Основу общества составляет семейный и трудовой коллектив. Труд обязателен для всех. Всплеск социалистических проектовпроизошел в Западной Европев начале XIX века и связан с именами Сен-Симона, Фурье и Оуэна.

Некоторые думают, что наиболее полное развитие учение о социализме получило в трудах Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Но это не так. Основоположники марксизма рассматривали социализм как переходную стадию от капитализма к коммунизму. Согласно их представлениям, социализм - ещё не общество социальной справедливости, а только подготовительная стадия на пути к такому обществу. Результат труда распределяется в соответствии стем, сколько вкладываеткаждый индивидуальный производитель.Действует принцип «От каждого по способностям- каждому по труду» (оставалось непонятным, кто и как должен это устанавливать, что и стало причиной многих несуразностей и злоупотреблений при советском социализме). В собственность лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления. В отличие от капитализма, запрещено частное предпринимательство. Государство представляет собой революционную диктатуру пролетариата. Дляреволюционного перехода от капитализма ксоциализму Маркс предлагал такие меры, какликвидация частной собственности на землю, высокий прогрессивный налог на доходы собственников, централизация кредита в руках государственного банка, государственная монополияна весьтранспорт, увеличение числа государственных предприятий и государственное планирование их работы, соединение земледелия с промышленностью, содействие постепенному устранению различия между городом и деревней, общественное и бесплатное воспитание всех детей ит.д.

Россия стала той страной, где крайнее обострение социальных противоречий привело в 1917 годук революции, ставившей целью построение социализма. Слились воедино жестокая капиталистическая эксплуатация рабочих и крестьян стяготами и лишениями Первой мировой войны. Активная революционная работа русских большевиков под руководством Владимира Ильича Ленина легла на благодатную почву. Для этого им пришлось упорно работать в течение первых двух десятилетий ХХ века. Их арестовывали, гноили в тюрьмах и ссылках, но они мужественно делали своё революционное дело. И они сумели повести за собой миллионы россиян, которые не представляли в то время, через что им предстоит пройти. Дальнейшие события в России определялись тяжёлой социально-экономической обстановкой в условиях враждебного капиталистического окружения при постоянной угрозе внешней агрессии. И это - при послереволюционной и послевоенной разрухе. Не было практически ничего: ни промышленности, ни развитого сельского хозяйства, ни науки и техники, ни квалифицированных кадров. Всё это предстояло создавать заново, практически с нуля. Конечно, это не могло не отразиться на политических решениях Ленина, а после него - Сталина.

Сейчас много и правильно критикуют сталинскую политику репрессий. Тем не менее, необходимо бережно хранить и уважать всю нашу историю. Надо беспристрастно оценивать и наше советское прошлое. В нём было всё. Был энтузиазм строителей нового мира. Были трудности и лишения. Было искреннее желание власти привести страну к счастливому будущему. Была жестокость власти, часто неоправданная и сопряженная с нарушением законности. Были просчёты в политике. Была героическая победа в Великой Отечественной войне, достигнутая неимоверно высокой ценой. Было восстановление в невиданно короткий срок разрушенного народного хозяйства, и это не меньший подвиг, чем победа в войне. Были впечатляющие достижения в развитии науки, в создании новой техники, в культуре и искусстве, которые возвеличили человека труда и раскрыли его творческие возможности. Был выход в космос, осуществлённый впервые в мире. Было создание великой мировой державы, второй после США по общему уровню экономического развития. Но наступил и период застоя, который в конце концов привёл страну к печально известным событиям.

История советского социализма выявила как неоспоримые исторические возможности этой общественной системы, так и её системные недостатки. К числу недостатков прежде всего относится эксплуатация человека тоталитарным государством, которая фактически пришла на смену прежней капиталистической эксплуатации. Отсутствие экономической свободы и невозможность предпринимательской деятельности подавляют экономическую и творческую активность, не способствуют широкой инновационной деятельности. Нет сомнения, что централизованное планирование способствовало всестороннему, сбалансированному развитию отраслей народного хозяйства. В то же время,в условиях негибкой, чрезмерно жесткой плановой системы государственные предприятия могут не обращать внимание на то, пользуются ли их товары спросом у потребителей. Это приводит к дефициту необходимых товаров и перепроизводству ненужных. Казалось бы, отсутствие безработицы - очевидное благо. Но, с другой стороны, гарантированная занятость порождает иждивенчество и незаинтересованность в результатах своего труда. «Уравниловка» в доходах (одинаковая зарплата при разном труде) подавляет стимул к повышению эффективности труда у работников. Полное отсутствие конкуренции приводит к стабильному ухудшению качества товаров.

Основное противоречие советского социализма заключалось в объективной невозможности (в условиях противоборства с экономически эффективной системой современного капитализма) удовлетворять возрастающие потребности людей при сохранении преимущественно принудительной мотивации их труда, при дефиците материального и творческого интереса к труду, при несовершенном планировании развития народного хозяйства, при явно недостаточном использовании достижений науки и техники. Многие советские люди испытывали чувство глубокого разочарования и недоверия в отношении тоталитарно-бюрократической системы. Слишком велик был разрыв между лозунгами и реальной жизнью. Рабочие были недовольны низкими заработками и тяжёлыми условиями труда. У колхозников к этому добавлялась необустроенность сельского быта. Интеллигенция постоянно ощущала тотальный контроль со стороны высокомерных и невежественных партийных чиновников. Руководители предприятий были задёрганы бесконечными директивами, циркулярами, запросами и заведомо невыполнимыми планами. Это недовольство было загнано вглубь массовыми репрессиями, но, когда они ослабли, стало прорываться наружу.

Можно лишь сожалеть о том, что объективно необходимая перестройка прежнего советского социализма вылилась в историческую драму. На этом историческом переломе в России не оказалось у руля своего Дэн Сяопина, который сумел осуществить китайские реформы без катастрофических последствий для страны и её народного хозяйства. Перестроечный "джин" вырвался из рук российских реформаторов. В политической сфере это привело к крупнейшей геополитической катастрофе - распаду СССР. В сфере экономики это вылилось в обрушение народного хозяйства и обнищание миллионов людей. Дикое социальное расслоение. Трудновосполнимый урон для науки, техники, образования, культуры. Всплеск воровства, мошенничества, жульничества. Подмена продуктивной работы ловкой имитацией. Несвойственные прежде россиянамбезудержный эгоизм и равнодушие. Всё это и многое другое - побочные результаты поспешной, необдуманной и безответственной "реформы". Несомненно, что за последние десятилетия ситуация в стране заметноулучшилась. Но не настолько, чтобы переломить пессимизм и неверие в благополучное будущее страны у многих граждан. И неудивительно, что немалая часть населенияностальгирует о прежних советских временах. Это отчетливо проявляется в политической платформе нынешних российских коммунистов.

КПРФ видит путь России в восстановлении советской власти и многих других атрибутов прежней советской системы. В сущности, может быть того и не желая, она призывает к новой социалистической революции в России. Первым шагом объявляется национализация природных ресурсов и стратегических отраслей экономики, восстановление стратегического планирования. Заявляется о намерении взять под контроль ценообразование на горюче-смазочные материалы, пассажирские перевозки, услуги связи, а также на хлеб, медикаменты и другие предметы первой необходимости. Национализацию ведущих отраслей планируется сочетать с мерами по развитию малого и среднего предпринимательства. Предполагается пересмотреть либо отменить законы, несущие угрозу национальной безопасности и социальным правам граждан. Анонсируется повышение прожиточного минимума и возврат к государственному пенсионному обеспечению. Объявляется о намерении регулировать сферы услуг ЖКХ, тарифов на газ и электричество. Планируется восстановление социальных льгот советского времени. Намечена реализация мер по росту рождаемости. Заявлено о необходимости изменения региональной политики, предоставления регионам средств для развития и решения накопившихся проблем, перераспределения в пользу регионов налоговых поступлений. Считают необходимым освободить от уплаты налогов граждан, чей доход менее 10 тысяч рублей в месяц на члена семьи, повысить налог на богатых до 30 и более процентов,ввести налоги на предметы роскоши и элитную недвижимость. Объявлено о планах модернизации промышленности, сельского хозяйства и транспортной системы за счет средств, полученных от национализированной собственности. Намечен ряд мер по развитию науки.

На следующем этапе будет начат "демонтаж системы экономического и социального неравенства". Это включаетобеспечение прозрачности выборов, введение процедуры отзыва депутатов, восстановление выборности судей, сокращение числа чиновников, предоставление твердых гарантий соблюдения прав личности и свободы оппозиционной деятельности, принятие масштабных мер для подавления преступности и коррупции, восстановление смертной казни за особо тяжкие преступления, возвращение в Уголовный кодекс конфискации имущества за экономические преступления. Объявляется и о намерении "восстановить добровольный союз братских народов, входивших в состав СССР".На заключительном этапе планируется принятие новой конституции России, которая "обеспечит переход власти к Советам трудящихся, закрепит в руках народного государства основные отрасли экономики, гарантирует их использование в общенародных целях". Примечательно, что о строительстве коммунизма в России скромно умалчивается или упоминается лишь вскользь.

Насколько реальна эта программа? Смогут ли коммунисты провести её в жизнь, если окажутся у власти? Можно с уверенностью утверждать лишь одно: будут приложены гигантские усилия к этому, и они наверняка приведут к деструкции сложившейся в России политической и экономической системы. О реальных последствиях этой деструкции можно сказать примерно то же, что и о хорошо знакомомобещании Н.С.Хрущёва на ХХII Съезде КПСС в 1961 году"Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!". Более того, можно не сомневаться, чтопредлагаемая КПРФочередная революционная перестройка в целом способна произвести лишь разрушительный эффект. Некоторыеположения программы КПРФ правильны, и они постепенно будут реализованы нынешней властью. Но в целом программа нынешних российских коммунистов наверняка приведёт к ещё большему углублению социально-экономических противоречий нынешнего российского общества, ещё больше ухудшит материальное положениепростых россиян. Красивые популистские намерения лишь на первый взгляд кажутся правильными. Внимательный анализ показывает необоснованность и внутреннюю противоречивость этой программы.

Уж не думают ли нынешние российские коммунисты, что народ с великим энтузиазмом воспримет их новые революционные начинания, новую перестройку после всего пережитого? Да, горбачевско-ельцинская перестройка явилась крайне болезненным шоком для большинства россиян. Да, появилось много несуразного, безобразного, несправедливого. Но это совершилось, и люди постепенно привыкли к этому новому состоянию. Они живут, растят детей и внуков, строят планы на будущее. И они меньше всего хотят, чтобы в их нелегкую жизнь, с таким трудом налаженную, ворвалась очередная кардинальная перестройка. Неужели Россия так и будет метаться от одной перестройки к другой? Неужели коммунисты полагают, что их меры по национализации, демонтажу существующей системы и "добровольному" воссозданию СССР пройдут мирно и бесконфликтно? Народ не лишился памяти. Люди помнят разруху после Октябрьской революции и гражданской войны, после Великой Отечественной войны. Они осознают всю меру героических усилий и неисчислимых бедствий на пути восстановления и развития народного хозяйства. Ну придут коммунисты к власти, ну осуществят свою судьбоносную программу, ну отнимут собственность у богачей. Но какой ценой? Во имя чего? К чему придем? К сталинским беззакониям? К хрущевской болтовне о скором построении коммунизма? К брежневскому застою? Всё это - ещё не самые худшие варианты.

Самый вероятный и самый худший вариант видится уже при беглом взгляде на нынешнюю социально-экономическую обстановку в стране. Нынешние нувориши не отдадут собственность мирно и бесконфликтно. Новый передел способен привести к гражданской войне в условиях возобновившейся международной изоляции России. Сегодня, когда страна находится в опасной зависимости от импорта даже самых необходимых товаров, такое развитие событий смерти подобно. Мы даже не умеем изготавливать собственные компьютеры и мобильные телефоны. А ведь на них сегодня держится армия, промышленность, банковская система, вся наша повседневная жизнь! Не говоря уже о продовольствии, одежде и обуви, бытовой технике, легковых автомобилях, медицинских препаратах и многом другом. Разрушение банковской системы, потеря вкладов гражданами, остановка предприятий, возвращение дефицита и очередей, всплеск инфляции и безработицы - вот ближайшие последствия новой коммунистической революции. Не говоря уже о резком ухудшении международной обстановки и возрастании угрозы национальной безопасности страны. Страна пойдет по новому кругу своеймногострадальной истории. И что впереди? Опять "светлое коммунистическое будущее"?

Новое гуманное общество – почему не «постиндустриальное общество»?

Западная социологическая элита, а вслед за ней и многие наши штатные социологи и политологи, активно пропагандируют теорию постиндустриального общества как альтернативу традиционным учениям политической экономии об основных тенденциях общественного развития. Скажем сразу и коротко - теория постиндустриального общества есть не что иное, как новомодная замаскированная попытка приукрасить современный государственно-монополистический капитализм и выдать его за "светлое будущее" человечества. Концепция постиндустриального общества ныне вошла во все учебники по социологии. Многие из нашей учёной элиты считают, что Россия, если ещё и не вошла в постиндустриальную эпоху, то вот-вот войдёт вслед за Западом. В соответствии с этим убеждением (или заблуждением) выдаются политические рекомендации для нашей власти. Сущность постиндустриализма рассмотрена в статье [18].

Приверженцы постиндустриальной теории называют постиндустриальным такое общество,в экономике которого в результате научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг. Производственным ресурсом становятся информация и знания. Научные разработки становятся главной движущей силой экономики. Наиболее ценными качествами являются уровень образования, профессионализм, обучаемость и креативность работника. Теория постиндустриального общества верно отразила многие тенденции социально-экономического развития. Многие, но не все. Недостатки этой теории становятся тем очевиднее, чем больше мы приближаемся от времён её основоположника Даниэля Белла к нынешней действительности и чем ближе переходим от жизни на Западе к реалиям нынешней России.

Прежде всего представляется по меньшей мере сомнительной самаприставка "пост" в названиипостиндустриального общества. Означает ли это конец индустрии, конец реальной промышленной деятельности в экономически развитых странах? Факты недают основанийответить на этот вопрос положительно. Там по-прежнему бесперебойно работают крупнейшие промышленные предприятия по производству стали, автомобилей, самолётов, морских судов. По-прежнему работает мощная нефтеперерабатывающая и химическая промышленность. По-прежнему продолжается работа в сельскохозяйственном секторе экономики. По-прежнему ведётся жилищное строительство. Этот список можно продолжать, но в этом нет необходимости. Ибо ясно, что относительное снижение занятости в этих фундаментальных отраслях любой развитой страны объясняется возросшим уровнем автоматизации производства, а вовсе не концом его деятельности. Запасы промышленной продукции постоянно приходится пополнять ввиду её расходования, износа и расширения потребностей с ростом населения и расширением рынков сбыта. Конец этого процесса пока не просматривается.

В этом плане то, что Белл называл постиндустриальным "обществом знаний", скорее можно расценивать как рост финансового капитализма, опиравшегося на широкое использование информационных систем с целью программнго обеспечения спекулятивных финансовых операций. Главным ключом к успеху и быстрому продвижению по социальной лестнице становились не столько личные достоинства, а связи с крупнейшими инвестиционными домами и банками. Трудно поверить, что Белл ничего не знал о нарастающем массивном перетекании промышленного капитала в финансовый. Риторика Белла умалчивает и о том, что потеря американских промышленных рабочих мест часто происходила не только по причине превращения корпоративной Америки в "информационную экономику", но из-за утечки этих рабочих мест в иные регионы планеты - Азию, Мексику, на Карибы и т.д. Ещё более непостижимым образом Белл обходил молчанием тот факт, что классовые противоречия не исчезли и во многих отношениях остались не менее острыми. Соединённые Штаты среди 50 промышленно развитых стран имеют самый высокий уровень жизни населения, но и самую высокую степень социального расслоения.

Слабым местом теории Белла многие критики считают егоутверждения о том, что "основной класс в нарождающемся социуме - это прежде всего класс профессионалов, владеющий знаниями" и что центр общества смещается от корпораций в сторону университетов, исследовательских центров и т.п. На самом же деле, как отмечают критики, корпорации, вопреки Беллу, так и остались центром западной экономики и ещё больше упрочили свою власть над научными учреждениями, среди которых по теории должны были раствориться. Не менее серьёзен тот факт, что корпорациям развитых стран прибыль приносит зачастую не добросовестная информация о новых товарах и услугах, а назойливая и беззастенчивая реклама, часто приукрашивающая образ предлагаемого на рынок товара. Японский исследователь Кеничи Омаэ охарактеризовал этот процесс как "главный парадигмальный сдвиг последнего десятилетия". Наблюдая, как в Японии сельхозпродукты известных брендов продаются по ценам, в несколько раз превышающим цены наменее разрекламированныепродукты такого же рода и качества, Омаэ пришёл к выводу, что добавленная стоимость - результат чётко скоординированных усилий по "раскрутке" бренда. На этом фоне становится возможной имитация реальной экономической деятельности, искусная симуляция технологического прогресса, когда мелкие и ненужные поделки в виртуальной реальности рекламных образов выглядят как "переворот", "новое слово". К сожалению, этот бессовестный обман стал обычным явлением в нынешней России.

Владимир Ильич Ленин в своейработе "Империализм как высшая стадия капитализма" отметил одну из важнейших черт империализма того времени -"эксплуатация всё большего числа маленьких или слабых наций небольшой горсткой богатейших или сильнейших наций" [19]. Это точное определение сохранило значение и в наше время. Теория постиндустриального общества недооценивает исторический факт обогащения корпорацийза счётпереноса реального сектора экономикив мир более слабых стран.Эта же теорияфактически стала оправданием для невиданного раздувания сектора совершенно бесплодных финансовых спекуляций, что подавалось как «развитие сектора услуг». Достаточно сказать, что в ВВП Соединенных Штатов половину так называемого сектора услуг занимают именно финансовые игры и манипуляции. И они довели Запад до второй Великой депрессии 2008-2009 г.г. Они и до сих пор являются головной болью Америки, подрывая еёрейтинг в шкале надёжности игроков мирового рынка. Притчей во языцех стал раздутый до невероятных размеров государственный долг США.Всё это показывает истинную цену красивых теоретических рассуждений о нарастающем преобладании доли услуг в нынешней американскойэкономике.

Можно согласиться с Беллом в том, что современный капитализм представляет собой уже существенно иную общественную формацию по сравнению с ранним капитализмом времён Маркса. Впрочем,скрытых потенциальных возможностей капитализма неотрицал и сам Маркс. Он писал: "Буржуазное общество есть наиболее развитая и наиболее многообразная историческая организация производства"[20]. Именно в этом "многообразии" изначально заложены потенциальные резервы, обеспечившие капитализму историческую жизнеспособность, которая действительно оказалась более высокой, чем могли в то время предполагать Маркс и Энгельс. Но нельзя согласиться с Беллом в том, что "постиндустриальное общество" окончательно излечило язвы и пороки капитализма. Капитализм не был бы капитализмом, если бы не сохранил, а в некоторых существенных чертах и не обострил присущие ему внутренние противоречия. Эволюция капитализма не устраняет или крайне медленно устраняет такие его недостатки, как неоправданно резкое социальное расслоение, снижение цены квалифицированного труда в результате научно-технического прогресса, перепроизводство в одной области и недопроизводство в другой из-за непредсказуемости вкусов потребителей, возможность успеха в конкурентной борьбе путём засекречивания приобретённых знаний, широко практикуемая подмена честного бизнеса обычным жульничеством, объективная невозможность добиться добросовестной конкуренции с помощью закона, порождение неполноценной человеческой личности в условиях крайне узкой специализации и однозначной нацеленности на личный успех, возможность для администраторов законно или незаконно назначать своим родственникам или друзьям повышенную заработную плату, коррупция и взяточничество, практикуемое распространение ложных слухов для завышения прибыли при биржевых операциях и т.д. Не всё благополучно и с научно-техническим прогрессом.Об этом хорошо сказал Джон Гэлбрейт: "Все чувствуют, что многие новшества в потребительских товарах есть не что, как обман. Считается само собой разумеющимся, что наиболее заметной чертой широко разрекламированных изобретений окажется их неспособность к работе или же выяснится, что они просто опасны" [21].

Смешны и нелепы попытки распространить "постиндустриальную" ортодоксию на социально-экономическую ситуацию в нынешней России. Некоторые особо "продвинутые" учёные мужи ультралиберальной ориентации призывают форсированно строить "российское постиндустриальное общество" по западному образцу. Они уже пытались в лихие 90-е годы одним махом, кавалерийским наскоком перепрыгнуть из советского прошлого в светлое рыночное будущее. Что из этого получилось, всем хорошо известно. Сам Борис Ельцин признал ошибочность этой авантюрной затеи. Вот что он сказал россиянам 31 декабря 1999 года в своём телевизионном обращении: "Я прошу прощения за то, что не оправдал некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком, одним махом сможем перепрыгнуть из серого, застойного, тоталитарного прошлого в светлое, богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил. Казалось, одним рывком - и все одолеем. Одним рывком не получилось. В чем-то я оказался слишком наивным. Где-то проблемы оказались слишком сложными. Мы продирались вперед через ошибки, через неудачи. Многие люди в это сложное время испытали потрясение".

То, что с таким запозданием в конце концов вынужден был признать Ельцин, до сих пор не признают наиболее упёртые энтузиасты скороспелого "постиндустриализма" в России. Жизнь так ничему их ине научила. Они объявляют всё происшедшее"великой революцией", "впечатляющим модернизационным рывком" или "грандиозным формационным сдвигом". Этими псевдонаучными терминами они обозначают катастрофический распад великой страны, обрушение народного хозяйства, бессовестный обман и обнищание миллионов людей, фактическую деиндустриализацию страны, возникновение ничтожной кучки сверхбогатых нуворишей на фоне массовой бедности, невиданный всплеск преступности и коррупции, разрушение образования, науки, техники, культуры. Прелестиновоявленного капитализма россияне познали, что называется,на собственной шкуре. Они увидели, что капитализм - это когда нечестностьстановится образом нашей жизни.Это когда ты не человек, если у тебя мало денег или имущества. Это когда любой богатенький негодяй может с наглой ухмылкой бросить в лицо порядочному человеку пресловутое "что же ты такой бедный, если такой умный?!" Это когда честным трудом трудно статьбогатым, гораздо легче украсть.Такой капитализм очень понравился нашим новоявленным нуворишам. Этим людям и в голову не приходит простая мысль, что умный человек может быть ещё и честным, что ему может быть стыдно воровать и жульничать. В пониманиинашихнуворишейкапитализм - это когда каждому позволено обманывать, отталкивать и унижать ближнего, чтобы урвать лишний кусок от общественного пирога. Такой капитализм - это общество не людей, а волков. Но россияне в подавляющембольшинстве - не волки. И поэтому они обязательно отвергнутэтот звериныйкапитализм. Даже закамуфлированный в красивую обёртку "постиндустриализма".

К новому гуманному обществу

Идея нового гуманного общества была выдвинута мной в середине 90-х годов. «Российская газета» по заданию Бориса Ельцина объявила летом 1996 года конкурсна российскую национальную объединяющую идею. Победителю конкурса было обещано солидное денежное вознаграждение. Я подготовил небольшую статью и послал в редакцию. Прежде всего, высказал мнение, что национальную объединяющую идею нельзя придумать за деньги. Такое не покупается и не продается. Чтобы национальная идея не испарилась вместе с гонораром её автору, чтобы она действительно работала на консолидацию общества, необходимо важное условие. Необходимо, чтобы национальная объединяющая идея основывалась на глубоком понимании и использовании объективных законов общественного развития. В статье подчеркивалось, что стране необходима серьезная корректировка социально-экономического курса. Отбросив прошлое, с водой выплеснули ребёнка. Ни одна развитая страна уже не живет в условиях экономического беспредела, в обстановке хаоса и анархии, без тех или иных форм планирования развития народного хозяйства, без разумного государственного регулирования цен и доходов. Это был призыв не к возврату в прошлое, а к осознанию реального положения, сложившегося в России. Далее в статье говорилось: «Нам нужна глубокая вера в силу человеческого разума, в его способность познать окружающий мир во всей его сложности. Нужна вера в действенность человеческой доброты и порядочности, вера в способность россиян устроить жизнь в своей стране истинно по-человечески. Такую жизнь, при которой люди проявляли бы свою энергию в созидательном труде, а не в стремлении оттолкнуть, обмануть или унизить ближнего, чтобы урвать лишний кусок от скудного общественного пирога». Статья была опубликована [22]. К сожалению, редакция придумала для неё неудачный заголовок. Что же касается конкурса, то он так и не был завершен.

Планомерное, всестороннее, бескризисное развитие в течение достаточно продолжительного времени объективно приведёт Россию к новому гуманному обществу. Оно впитает в себя лучшие черты исторического опыта, пережитого нашим народом. В отличие от советского социализма новое гуманное общество будет иметь политическую свободу, многообразие форм собственности, возможность заниматься предпринимательской деятельностью, свободу выбора профессии, свободу торговли, открытость внешнему миру и интегрированность в мировую экономику (разумную, не в ущерб национальной безопасности). В отличие от капитализма новое гуманное общество будет иметь плановую систему всестороннего и устойчивого развития народного хозяйства, без регулярных разрушительных экономических кризисов. Оно будет иметь открытую и неспекулятивную финансовую систему, социальную направленность политики,общественно приемлемую степень социального расслоения, надёжные средства обуздания коррупции и экономической преступности. В новом гуманном обществе будут предприятия различных форм собственности, будут экономическая свобода и возможность продуктивной предпринимательской деятельности. Но, в отличие от того, что мы имеем на сегодняшний день, богатство будет зарабатываться умом и талантом, честным высококвалифицированным трудом и организаторскими способностями, а не добываться обманом, воровством, коррупцией,жульничеством, мошенничеством, имитацией реальной работы. В отличие от коммунизма, о котором мечтали Маркс и Энгельс и который так и не удалось построить в СССР, новое гуманное общество не будет "общественным самоуправлением". Равным образом, новое гуманное общество не будет и воплощением новомодных либеральных фантазий о гражданском обществе с безбрежной демократией.Обе эти концепции утопичны и в этом пункте на удивление сходятся!

Междисциплинарная общеэкономическая теория отвергает умозрительные доктрины о постепенном неизбежном отмирании государства как регулятора общественного развития. Новая теория приводит к выводу о непреходящей определяющей роли факторагосударственной социально-экономической политики в общественном развитии. Это означает, что в общеисторическом процессе регулирующая роль государства не ослабевает, а усиливается. Вместе с этим изменяются регулирующие функции государства, повышаются его ответственность, эффективность и социальная направленность проводимой политики.Следует признать в равной мере ошибочными как коммунистическую доктрину о будущем общественном самоуправлении, так и либеральную мифологию о будущем гражданском обществе с безбрежной демократией.В новом гуманном обществе сохранится ключевая роль государства, но это будет новый тип государства, с обновлёнными конституционными функциями. Необходимо государство, котороеобеспечивает национальную безопасность во всех её аспектах, планирует и реализует всестороннее социально-экономическое развитие страны, регулирует функционирование рынка путём координации деятельности государственного и частного секторов в общенациональных интересах, реализует в качестве главного приоритета повышение уровня жизни большинства населения, предотвращает недопустимо высокую степень социального расслоения, гарантирует основные демократические свободы и законные права личности, способствует превращению науки и культуры в факторы, определяющие дальнейшее общественное развитие.Только в таком государстве удастся решить коренные проблемы нашего развития и главную их них - демографическую.Только в таком государстве удастся победить коррупцию. Она подобно раковой опухоли разъедает нашу жизнь, становится форменным национальным бедствием, реальным препятствием для дальнейшего социально-экономического развития. Главная опасность этого явления для нашей страны дажене во взятках как таковых. Главная опасность в том, что огромная многонациональная страна, к тому же обладающая колоссальным ракетно-ядерным потенциалом, продолжает вместо производительной экономической деятельности активно заниматься спекулятивным, а то и криминальным, перераспределением материальных благ. Мы не Швейцария и не Дания. Такую Россию никто не накормит, она в таком виде никому не нужна. Даже, если наши либералы будут убаюкивать нас сказками о скором приходе в Россию очередной утопии в виде "постиндустриального рая".

Особой заботой государства должно стать предотвращение антиобщественного использования достижений науки и техники. В мире стремительноразворачивается новый витокнаучно-технической революции. Применение нанотехнологий в биологии и медицине, создание новых наноматериалов и новых источников энергии, всевозможные наноразмерные устройства - всё это способно принести огромную пользу человечеству, но и причинить непоправимый вред. Создание молекулярных нанокомпьютеров откроет человечеству невиданные, поистине фантастические возможности. Человек научится вживлять эти сверхминиатюрные устройства в свои ткани и органы. Начнётся широкое внедрение в организм датчиков и других приборов. Реальные очертания приобретёт создание "искусственного интеллекта". Будущий homo sapiens будет качественно отличаться от нынешнего за счёт симбиоза с молекулярной электроникой, с другими продуктами высоких технологий, с интернетом. Для будущего человека станет доступна вся информация, накопленная предками, её полностью оцифруют. В его распоряжении окажутся неограниченные резервы памяти, мощные технологии вычислений и обработки данных, более надёжные оценки и прогнозы. Новые технологии можно будет использовать для коррекции психики, ограничения агрессии, блокирования боли, мобилизации сил. Не исключено, что, достигнув такого уровня, человек даже захочет и сумеет решить проблему своего бессмертия. Будущее человечества будет решающим образом зависеть от того, в чьи руки попадут плоды научно-технической революции. Уже разрабатывается концепция будущих "нановойн", создаются новые виды "нанооружия". Легко представить себе, что произойдёт, если эти научные достиженияокажутся в руках безудержных эгоистов или безответственных политиканов!

Конечно, представления о новом гуманном обществе в настоящее время только зарождаются. Они будут совершенствоваться и приобретать более конкретные очертания по мере дальнейших исследований междисциплинарной общеэкономической теории, по мере развития новой России, по мере неизбежного усиления роли российского фактора в мировой политике.

Программа для России: стратегия и тактика

Жизнеспособность власти в демократическом обществе не совместима с разрывом между словом и делом, с расхождением между предвыборными обещаниями и реальными результатами. Часто это проявляется как противоречие между правильной стратегией и неумелой тактикой. «Хотели как лучше, а получилось как всегда» - это крылатое выражение Виктора Черномырдина вполне разъясняет суть вопроса.

К сожалению, об этом приходится вспоминать, когда сравниваешь обещания «Единой России» в 2002 году и результаты её деятельности через десять лет, в 2012 году. Была провозглашена впечатляющая стратегия:
«Мы утверждаем, что XXI век будет веком России. Мы стоим на пороге беспрецедентного роста национальной экономики, какого еще не знала мировая история. Российское чудо будет достигнуто усилиями объединившихся вокруг партии "Единая Россия" граждан, на основе максимального использования уникального интеллектуального потенциала страны и открытий, сделанных российскими учеными за последние годы.
Через 15 лет, к 2017 году Россия будет ведущей мировой державой. Мы займем достойное России место в мировой экономике и политике, весь мир будет с восхищением наблюдать развитие проснувшегося российского медведя». И далее следовала не менее впечатляющая конкретная программа.

До 2017 года ещё есть время. Но подведение промежуточных итогов производит неблагоприятное впечатление. Десятки миллионов россиян едва сводят концы с концами. В стране миллионы бомжей, нищих, проституток, алкоголиков, наркоманов, больных СПИДом. Велика преступность, количество заключенных сравнимо с таковым в СССР в период сталинских репрессий. До огромных размеров выросла армия чиновников – их ныне примерно втрое больше, чем было в СССР при Хрущеве. На взятки и подкуп должностных лиц ежегодно затрачиваются десятки миллионов долларов. При общем невысоком уровне жизни у нас с неимоверной скоростью плодятся миллионеры. Они платят самые низкие налоги (13%), в то время как на Западе прогрессивный налог на богатых доходит до 60% и выше. Страна опустилась до уровня 30-х годов прошлого столетия по производству автомобилей, комбайнов, тракторов, вагонов, тканей и обуви. Практически полностью разрушены авиационная, радиоэлектронная, химическая отрасли. Лекарственные средства закупаются за рубежом или, в крайнем случае, производятся у нас из импортных субстанций. При попытках наладить в России производство мобильных телефонов выяснилось, что на такие производства страна уже неспособна. А ведь на компьютерах и мобильниках теперь основана практически вся реальная экономика, армия, банковская система, да и повседневная жизнь. Эта ситуация ставит страну в опасную и позорную зависимость от заграницы в обеспечении населения товарами первейшей необходимости.

Прошло уже двадцать лет с начала в России "радикальной экономической реформы", которая привела к колоссальному экономическому спаду, но страна и до настоящего времени не может от него оправиться. Продолжаются банкротства ещё недавно успешно работавших предприятий, а адекватной замены не видно. Становится всё очевиднее, что предпринятая в начале 90-х годов "радикальная экономическая реформа" была ошибкой. Затянувшееся на эти двадцать лет заблуждение о прогрессивности ультралиберального экономического эксперимента и до сих пор является источником бедствий для граждан и тормозом дальнейшего социально-экономического развития. Экономика во многих отношениях остается скорее спекулятивной, чем реальной. С уходом от плановой экономики нарушается сбалансированное развитие ключевых отраслей народного хозяйства. Нынешнее состояние энергетики не обеспечит необходимых темпов экономического роста. Неразвитость транспортной инфраструктуры сдерживает рост товарооборота между регионами. Стране фактически предстоит новая индустриализация, иначе просто не сохранить обороноспособность и национальную безопасность.

Не принимается достаточных мер для замены изношенного оборудования в машиностроении, в энергетике, в строительстве, на транспорте, в жилищно-коммунальном хозяйстве. Серьёзную угрозу здоровью и жизни людей создаёт экономическая вседозволенность в условиях некомпетентности и безответственности. В практику внедряются неграмотные технические решения, нарушаются (или вообще отсутствуют) технологические регламенты. Продолжается неконтролируемое загрязнение окружающей среды. Не секрет, что "положительные" результаты анализов и экспертиз, разрешения, лицензии и сертификаты можно просто купить. В образовании и науке идут негативные процессы снижения качества и имитации реальной работы. Отдельные достижения в этой сфере не отражают общего тяжёлого положения. Критерием успехов здесь, в конечном счёте, может быть только реальный рост социально-экономического потенциала страны. А пока что, несмотря на внушительную армию профессоров и академиков с их реальными или придуманными достижениями, страна никак не может выбраться из разряда отстающих. Повсеместно обостряется проблема нехватки квалифицированных кадров, разрушается преемственность их подготовки. Человеческий фактор всё чаще становится главной причиной аварий и катастроф.

Весьма опасна непрекращающаяся инфляция. Рост цен и тарифов по многим позициям опережает номинальное повышение доходов населения. Разрыв в доходах, и без того крайне высокий, продолжает усугубляться. Людям трудно планировать своё будущее, жизнь своих семей и будущее своих детей. Неуверенность в завтрашнем дне усугубляет демографическую проблему. Никакие финансовые вливания сами по себе, без оздоровления общей социально-экономической обстановки, не решат эту проблему. Ощущение несправедливости порождает социальную апатию, социальный протест, экстремизм. Во властные органы всех уровней проникли коррупция, необязательность, безответственность. Возрастает опасность спонтанных, плохо прогнозируемых социально-экономических процессов.

Как видим, за оставшееся до 2017 года время едва ли удастся хоть в малой степени приблизиться к выполнению не в меру амбициозной программы «Единой России» десятилетней давности. Многие склонны приписывать нынешние российские проблемы Владимиру Путину. Но их создал не Владимир Путин. Он принял страну на пороге нового тысячелетия в катастрофическом состоянии и сумел отодвинуть её от гибельной черты, от развала вслед за СССР. Если что-то и можно поставить ему в вину, так это то, что он не сумел до конца переломить инерцию деградации, порождённую пресловутой "радикальной экономической реформой", провозглашённой Горбачёвым и реализованной Ельциным. Да и как это быстро преодолеть? Разве что вернуть Иосифа Сталина с автоматом Калашникова наперевес. Владимир Путиностроумно ответил на как-то заданный ему вопрос о том, как быстро и решительно преодолеть коррупцию: "для этого надо вешать, но это не наш метод!"

Тем не менее, теперь совершенно очевидна необходимость корректировки и ужесточения тактики. В противном случае не только давние замыслы единороссов, но и нынешняя программа Владимира Путина, провозглашенная в его известных предвыборных статьях и последующих указах, останутся пустым звуком. А это уже опасно. Разочарование населения, если оно присоединится к нынешней «болотной» оппозиции, способно вызвать широкий социальный протест с далеко идущими и трудно прогнозируемыми последствиями для России. Более того, учитывая российский геополитический фактор, её сохраняющееся влияние на сохранение мира и международной безопасности, нетрудно предугадать крайне негативное, если не катастрофическое обострение обстановки в случае любых внутрироссийских катаклизмов. Подобное развитие событий абсолютно недопустимо для огромной многонациональной страны, к тому же обязанной постоянно поддерживать в безопасном и боеспособном состоянии огромный ракетно-ядерный потенциал, доставшийся в наследство от СССР и до сих пор являющийся гарантом равновесия сил и стабильности в мире. В свою очередь, обороноспособность России зависит от состояния всей её экономики и социальной сферы. Отсюда предельно ясно, что выполнение предвыборной программы Владимира Путина – не вопрос выбора, а обязательное условие национальной безопасности России и сохранения мира в масштабах планеты.

{mospagebreak title=Программа для России: темпы и качество экономического роста}

Программа для России: темпы и качество экономического роста

В своем социально-экономическом развитии России предстоит детально проанализировать собственную историю, историю других наиболее развитых стран и взять на вооружение всё лучшее, не повторяя своих и чужих ошибок. Возможно ли это? Традиционные экономические учения ставят под сомнение такую возможность, объявляя это «беспочвенным фантазерством», «ненаучным подходом» или «эклектизмом». Междисциплинарная общеэкономическая теория утверждает, что это и возможно, и необходимо. Рассмотрим вкратце основные факторы, за счет которых разным странам удавалось осуществить свои «экономические чудеса».

СССР. Вне всякого сомнения, наиболее грандиозным и впечатляющим на протяжении всей экономической истории является сталинское «экономическое чудо». Огромная страна строилась по четкому плану, как единый народнохозяйственный комплекс. Основой хозяйственного строительства стала индустриализация. Это было единственным выходом в условиях враждебного капиталистического окружения. Без этого не стало бы ни легкой промышленности, ни современных вооружений. Советский Союз продемонстрировал миру невиданную ранее модель оптимизации на уровне всего общества, включая воспитание, образование, медицинское обслуживание, национальную безопасность и всё остальное. Благодаря сталинским пятилеткам, страна накопила потенциал, который позволил одержать героическую победу в Великой Отечественной войне, освободить народы Европы от гитлеровского порабощения. В ходе войны было сделано, казалось бы, совершенно невозможное, потрясшее весь мир.

Советская страна за исторически короткий срок совершила грандиозный рывок от нуля до мощной державы, второй в мире после США. К числу впечатляющих успехов Советского Союза в то время относятся запуск первого спутника Земли, пуск атомной электростанции, первый полет сверхзвукового пассажирского самолета, а также ряд других технических достижений, в которых СССР опередил США. Важно отметить, что в такой важной отрасли, как создание электронно-вычислительной техники, советские разработки в то время не отставали по своим техническим данным от ЭВМ, созданных в США. Также не отставал существенно от уровня США в этот период и технический уровень таких отраслей промышленности, как электроэнергетика, черная металлургия, угольная промышленность, некоторые отрасли цветной металлургии. Наши критики «директивной экономики» того периода многого не учитывают. Из центра планировались лишь весьма общие направления. Предприятия на местах в сталинские времена обладали достаточно большой свободой, которую они потеряли при Хрущеве. Функционировал мощный кооперативный сектор, который обслуживал не только население, но и промышленность. Очень велика в то время была и ответственность руководителей предприятий. Для достижения высоких темпов и качества экономического роста были максимально задействованы все факторы, включая различные виды мотивации труда, форсированную подготовку квалифицированных кадров, создание современных производственных фондов, использование отечественных и зарубежных достижений технологического прогресса, опору на богатые природные ресурсы огромной многонациональной страны. Создание мощного оборонного комплекса было локомотивом подъема сопряженных отраслей экономики.

США. Экономика США развивалась в более растянутые исторические сроки и не демонстрировала столь бурных рывков. Зато экономическая история этой страны продемонстрировала другое – необычайное многообразие социально-экономических форм на тех или иных исторических этапах, изменчивость и высокую приспособляемость к изменяющимся объективным условиям, сочетание традиционной американской индивидуальной предприимчивости и деловитости с целенаправленным развитием всего общества, способность современного капиталистического государства умело координировать и направлять экономическую деятельность государственного и частного секторов в русло общенациональных интересов. Всё это позволило Америке добиться наивысших конечных результатов в социально-экономическом развитии, стать самой богатой в мире страной с самым высоким уровнем развития науки и техники, с самым высоким общим уровнем жизни населения.

Экономическая история США полна драматических поворотов и крутых зигзагов. От экономического бума 20-х годов прошлого столетия, обусловленного «проеданием» денег, заработанных на военных поставках Первой мировой войны, страна перешла к краху 1929 года и Великой депрессии. Обанкротился период «laissez-faire», эпоха полного попустительства ничем не ограниченному предпринимательству и биржевой игре. Великая депрессия стала настоящим бедствием для Америки. И если бы не «новый курс» президента Франклина Делано Рузвельта, последствия для дикого американского капитализма были бы самыми плачевными. В этот сложный для страны период президент Рузвельт не побоялся, вопреки обвинениям в приверженности к «коммунизму» и «диктатуре», многое перенять у молодого советского государства в части планового управления развитием народного хозяйства. Умелое применение плановых принципов, с учетом американской специфики, позволило преодолеть кризис и, тем самым, спасти американский капитализм от гибели в пламени социальной революции. Американская экономика была успешно преобразована из толпы беснующихся рыночных маньяков в более или менее упорядоченный народнохозяйственный комплекс. Капитализм остался капитализмом. Но это был уже другой капитализм, регулируемый путем своевременного государственного вмешательства. С начала второй мировой войны США, еще не будучи втянуты в войну, снабжали союзников всем необходимым. Война в Европе представляла собой гигантский рынок сбыта для американской военной продукции. Национальные расходы на оборону выросли с 1 млрд долларов в 1939 г. до 81 в 1945 г., составляя в этом году 82% расходной части бюджета и почти 40% выпуска промышленного производства. Безработица упала с 19% от работоспособного населения в 1938 г. до 1,9% в 1945 г., чему поспособствовал призыв в армию.

Американцы и в послевоенный период не раз возвращались к советскому опыту планирования. В частности, президент Джон Ф.Кеннеди, представляя свою экономическую программу, делал акцент на том, как «заставить экономику работать», постоянно возвращаясь к успехам плановой экономики СССР, который превосходил США по количеству ракет, лидировал в космосе и опережал Америку по темпам экономического роста. Президентский совет экономических консультантов во главе с выдающимся экономистом Полем Самуэльсоном состоял в большинстве своём из убежденных сторонников политики государственного регулирования экономики. Такая «стратегия государственных затрат» позволяла направлять ресурсы на необходимые социальные программы – профессиональное обучение, медицинское страхование и др. В дальнейшем Америка, при всей её демократии и рыночной экономике, сумела планомерно осуществить важнейшие общенациональные программы преодоления отставания от СССР в освоении космоса, борьбы с бедностью, вывода страны на передовые рубежи научно-технического прогресса. Последнее заслуживает более подробного рассмотрения.

Начиная с 60-х годов, темпы экономического роста в СССР постепенно замедлялись. Особенно неважно обстояли дела в сфере научно-технического прогресса. Отдельные крупные прорывы в оборонных отраслях и в освоении космоса не меняли общей негативной тенденции к застою. Страна стала отставать. На съездах партии и пленумах ЦК регулярно ставились задачи типа "догнать и перегнать" США по производству продукции на душу населения, раздавались призывы к развитию науки и техники, провозглашался лозунг о необходимости превращения науки в "непосредственную производительную силу общества». Между тем, в США только за десять лет с 1955 г. по 1965 г. научно-технический персонал увеличился вдвое. В 1964 году США затратили средств на научные исследования и технологические разработки в расчёте на душу населения примерно в 10 раз больше Англии, в 20 раз больше Германии и Франции, в 30 раз больше Японии, в 50 раз больше Канады и в 70 раз больше Италии. В 1964 году ассигнования на научные исследования и разработки в США составляли 3,4 % от ВНП, а в 1986 году сохранились на уровне около 3 %. И это при том, что ВНП за эти два десятилетия вырос примерно в 6 раз! В расчёте на душу населения ассигнования на науку выросли от 100 долларов в 1964 г. до 500 долларов в 1986 г. К середине 80-х общие затраты на развитие науки и техники в США превысили 100 миллиардов долларов. Решающий вклад в развитие американской науки и техники внесло государство. На федеральном уровне все эти годы разрабатывалась и осуществлялась общенациональная научно-техническая политика. Роль частного капитала, конечно, была велика, но не настолько, как это иногда пытаются представить. Благодаря такой целенаправленной научно-технической политике, наука в США на деле превратилась в непосредственную производительную силу. Она стала одним из важнейших приоритетов государственно-монополистического капитализма. Периодом наиболее динамичного в американской истории роста социальных расходов стали 60-е и 70-е годы. Америка стала самой экономически развитой страной, с развитым частным сектором и сильным и мощным государственным сектором. По объёму промышленного производства, по уровню развития науки и техники США занимают первое место в мире. Нынешние американцы имеют самый высокий в мире средний уровень личного потребления.

С приходом к власти в США в 1981 году президента Рональда Рейгана начался отход от политики государственного «дирижизма» обратно к либеральной экономической политике. Этот период американской экономической истории получил название «рейганомики». С одной стороны, из памяти элиты стали истираться прошлые периоды экономического неблагополучия в США, а с другой появлялось все больше фактов экономического неблагополучия в СССР. Президент Рейган выступил с бескомпромиссной защитой принципов свободного рынка и конкуренции, сбалансированного бюджета и снижения налогов для поощрения предпринимательской активности. Экономическая программа Рейгана включала сокращение налогов на корпорации и личных подоходных налогов, ограничение роста правительственных расходов за счет сокращения социальных программ, дерегулирование предпринимательской деятельности и проведение жесткой кредитно-денежной политики с целью преодоления инфляции. Это стало стимулом к дальнейшему подъему экономики страны. Вместе с тем в 80-е годы проявились и негативные стороны «рейганомики». Дефицит государственного бюджета США достиг 150 млрд долларов, усилилось социальное расслоение в американском обществе. Стало утрачиваться провозглашенное Рейганом чувство «американской мечты». В 1990 году средняя часовая плата американских рабочих равнялась примерно 15 долларов, против 18 долларов в Дании, 21,5 долларов в ФРГ и 21,9 долларов в Швеции. После 1980 года США потеряли статус чистого кредитора, сохранявшийся с 1917 года. Вместо кредитора Америка превратилась в должника. В конце 80-х экономика США вступила в период замедления темпов роста. Начались кризисные явления в кредитно-денежной сфере. Фактором торможения экономического роста послужило и начавшееся сокращение военных расходов. Оно повлекло за собой падение производства в металлургической промышленности и строительстве. Острой экономической проблемой начала 90-х стал дефицит государственного бюджета и растущий государственный долг.

Главной задачей демократической администрации Билла Клинтона стало оздоровление экономики путем стимулирования инвестиций. Снова потребовалось использование государственного регулирования для поддержки НИОКР, развития государственной инфраструктуры, создания благоприятных условий для деятельности малого бизнеса, усиления роли государства в решении социальных проблем. За первые два года правления администрации Клинтона сократился уровень безработицы и инфляции, создано 6 млн новых рабочих мест, активизировались структуры бизнеса, снизился дефицит госбюджета, расширилась внешняя торговля. Но эти успехи не закрепились надолго. Они не стали доминантами и в период правления Джорджа Буша. Хотя Америка и поныне остается сильнейшей мировой державой, её продолжают сотрясать финансово-экономические кризисы. Это наглядно продемонстрировал кризис 2008-2009 г.г., когда лопнули «мыльные пузыри» кредитно-денежной сферы, оторванной от реальной экономики. Безудержная спекуляция и бессовестные финансовые махинации были и остаются хроническими болезнями американского капитализма. Стремлением хотя бы отчасти преодолеть эти недуги характеризуется внутренняя политика нынешнего президента Барака Обамы. Избрание его на второй срок произошло на фоне выхода из кризиса американской автомобильной промышленности, роста в сфере строительства, стабилизации и некоторого снижения безработицы. Благодаря стимулирующим мерам Федеральной Резервной Системы поддерживается в устойчивом состоянии финансовый сектор. По мнению ряда комментаторов, при Обаме государство стало слишком активно вмешиваться в экономику, и это приветствуется далеко не всеми. Тем не менее, всё говорит о том, что подобная политика государственного регулирования экономики и впредь будет продолжаться. Необходимость такой политики осознана большой частью американского общества, и это является важным стабилизирующим фактором современного американского капитализма.

Германия. Не подлежит сомнению тот факт, что предвоенная Германия при Адольфе Гитлере совершила быстрый экономический подъем. ВВП за период 1933-1939 г.г. почти удвоился. Подъем экономики Третьего рейха и связанный с этим рост уровня жизни повергал в шок экономистов Чикагской школы и прочих теоретиков либерального толка. В 1939 году была побеждена безработица: количество безработных снизилось с 6 млн. до 400 тысяч. Вступающие в брак немцы получали беспроцентную ссуду в 1000 марок, за каждого ребенка списывали 25% ссуды, а начиная с третьего платили единовременное вознаграждение 100 марок и ежемесячно 20 марок. Рождаемость выросла в полтора раза. Четырехлетний гитлеровский план развития имел целью создать самодостаточную экономику, способную выстоять в условиях военной блокады. Не подлежит сомнению и главная причина гитлеровского экономического рывка – беспрецедентно быстрая милитаризация экономики. В 1934-1939 г.г. военные расходы составляли почти 60% бюджета. Тем не менее, рост немецкой экономики существенно уступал советскому экономическому росту. Если ВВП Германии с 1933 г. по 1939 г. (семь лет) вырос в 2,2 раза, то ВВП Советского Союза с 1928 г. по 1940 г. (13 лет) увеличился почти в 6 раз. И это при том, что Германия получала щедрые иностранные инвестиции. Гитлера готовили к заветной цели – броску на Восток. Принадлежавшая Рокфеллеру «Стандарт Ойл» контролировала германскую нефтеперерабатывающую промышленность и производство синтетического бензина из угля. Банковскому дому Моргана принадлежала химическая промышленность в лице концерна «И.Г.Фарбениндустри». Через «Дженерал электрик» Морган контролировал германскую радио- и электротехническую промышленность. Генри Форд контролировал 100% акций концерна «Фольксваген». К моменту прихода Гитлера к власти под полным контролем американского финансового капитала находились 278 фирм и концернов, а также ключевые немецкие банки «Дойче банк», «Дрезднер банк» и другие. Американцы до конца войны не бомбили «свою собственность». Бизнес превыше всего!

Нельзя не сказать и о долговых обязательствах германской власти. Это в значительной степени обескровило экономику еще до начала войны. Вскоре после её начала были введены карточки почти на все продукты питания. Следует подчеркнуть и то обстоятельство, что, как и в СССР, в гитлеровской Германии широко использовался подневольный труд заключенных. И хотя партия Гитлера объявила себя национал-социалистической немецкой рабочей партией, положение рабочих неуклонно ухудшалось. Рабочим запретили по своему усмотрению менять рабочие места. Был удлинен рабочий день до 12-14 часов. Была введена трудовая повинность для молодежи. Это был принудительный бесплатный труд. Профсоюзы и забастовки запрещались. За нарушение трудовой дисциплины вводилась уголовная ответственность. Предприниматели объявлялись «вождями» предприятий на основании закона «О порядке национального труда», принятого в 1934 году. В 1935 году был принят секретный закон «Об обороне империи», по которому немецкие фермеры объявлялись «солдатами продовольственного фронта» и им спускались жесткие планы – нормы сдачи сельскохозяйственной продукции по фиксированным ценам. Словом, высокие темпы роста гитлеровской Германии были замешаны на сочетании железной фашистской дисциплины с беспрецедентной милитаризацией страны, при щедрой иностранной помощи тех, кто жаждал руками Гитлера сокрушить ненавистный Советский Союз.

Весьма поучителен исторический опыт послевоенной Германии. Страна была в разрухе. В отличие от СССР, не было ни малейшей возможности восстановить страну своими силами. И здесь на выручку пришли американцы. Конечно, только для западноевропейских стран, включая ФРГ. И, что важно, на плановой основе. Это был известный план Маршалла. Он был выдвинут в 1947 году американским государственным секретарем Джорджем К.Маршаллом и вступил в действие в апреле 1948 года. Финансовая помощь Западной Германии по плану Маршалла осуществлялась одновременно с взиманием контрибуции (репарации) за причиненный Германией материальный ущерб странам-победительницам во Второй мировой войне. План Маршалла явился одной из наиболее успешных экономических программ в истории. Он был очень жестким – за выделенные ассигнования надо было отчитываться конкретными результатами. Были достигнуты все цели плана. Отрасли промышленности были реконструированы в короткие сроки и при сохранении традиционной национальной экономической политики стран-участниц. Экономика сравнительно быстро оправилась от разрушительных последствий войны. Европейские страны смогли расплатиться по внешним долгам. Был восстановлен и укреплён европейский средний класс – гарант политической стабильности и прогресса в развитой капиталистической системе.

Опыт послевоенной Западной Германии – хороший пример высоких темпов и качества экономического роста в демократической стране на основе разумного сочетания принципов свободной конкуренции и государственного регулирования. Осмысление этого опыта вылилось в неолиберальное направление западной экономической мысли, основателем которого стал глава фрейбургской экономической школы Вальтер Ойкен. В своей книге «Основы национальной экономики» [23] он различает экономику, подчиненную централизованному управлению (Zentralgeleitete Wirtschaft) и экономику свободной конкуренции (Verkerwirtschaft). В условиях свободной конкуренции основной проблемой является «координация индивидуальных планов». Управляемая экономика может иметь различные формы: полностью управляемая экономика; централизованное управление с предоставлением свободы торговле потребительскими товарами; централизованное управление с предоставлением свободы выбора профессии и места работы. Концепция Ойкена послужила основой социально-экономической доктрины неолиберализма, положенной в основу политики ФРГ. Её экономика, трактуемая как «социальное рыночное хозяйство», была провозглашена в качестве наиболее эффективной и гармоничной формой рыночной экономики в интересах всех членов общества. Такая экономика была противопоставлена как социализму, так и капитализму в виде специфического «германского пути» развития общества. Его кредо: «конкуренция насколько возможно, планирование насколько необходимо». Оно получило теоретическую разработку в книгах Людвига Эрхарда [24,25], Карла Шиллера [26], Франца Бёма [27] и других западногерманских ученых и политических деятелей. В течение ряда лет неолиберализм был теоретической основой политики боннского правительства и правящей коалиции ХДС/ХСС. Преемственность этому курсу сохранилась и в дальнейшем [28]. Хорошо сказал об этой проблеме В.В.Леонтьев. По его образному определению, современную успешную экономику можно сравнить с яхтой в море: «Чтобы дела шли хорошо, нужен ветер – это заинтересованность. Руль – это государственное регулирование» [3, с.15].

Япония. Прошло много десятилетий с тех пор, когда Япония из отсталой феодальной страны превратилась в мощную промышленную державу. Но и до сих пор экономисты и социологи продолжают осмысливать причины этого японского «экономического чуда». Оно и в самом деле столь же парадоксально, сколь поучительно. После Второй мировой войны Япония превратилась не просто в страну с развитой экономикой, но и стала главным конкурентом США на мировых рынках, признанным лидером научно-технического прогресса во многих перспективных направлениях. Что же подтолкнуло Японию к стремительному и всестороннему экономическому росту?

2 сентября 1945 г. Япония капитулировала. Страна оказалась под властью американской военщины, экономика была разрушена, процветала инфляция. Экономика возрождалась медленно, довоенный уровень производства был достигнут лишь к 1953 году. В этой обстановке был взят курс на демилитаризацию, демократизацию, переход от феодализма к полноценному современному капитализму. На смену прежним холдингам (дзайбацу) пришли независимые фирмы, было усовершенствовано антимонопольное законодательство, была проведена земельная реформа. Государство выкупало помещичьи земли и продавало их крестьянам, что позволило сформировать крестьянский сектор с частной собственностью на землю. Следующей стала бюджетная реформа 1950 года, введен единый валютный курс, отменен контроль над ценами, остановлена инфляция. Характерно, что и в Японии были активно использованы меры государственного регулирования в интересах формирования рыночной экономики. Широко применялось государственное планирование, правда, не командное, а индикативное. С 1955 года составлялись планы отраслевых приоритетов. Вначале упор делался на развитие базовых отраслей (черная металлургия, химическая промышленность, энергетика, судостроение), а уже позднее – на развитие автомобильной и нефтеперерабатывающей промышленности. В конце 60-х на первое место выдвигается электроника и электронная техника, снискавшая популярность во всем мире.

Главным фактором японского «экономического чуда» стала опора на научно-технический прогресс. По затратам на науку Япония занимает второе место в мире после США. Наука в Японии тесно связана с промышленностью. Около 80% затрат на НИОКР берет на себя промышленность. Естественно, что главный упор делается на прикладные исследования и технологические разработки. В этой области Япония часто демонстрирует превосходство над США. Теоретические исследования в университетах, в основном, проводятся по заказам промышленности. Спрос со стороны экономики стимулирует подготовку высококвалифицированных научных кадров. Высшее образование ориентировано прежде всего на подготовку инженеров и других технических специалистов. И одной из главных причин столь быстрого и качественного развития японской экономики является помощь государства. Именно государство стало настоящим катализатором экономического роста и научно-технического прогресса.

Немаловажно, что Япония жадно впитывала опыт и научно-технические достижения других стран, в основном США. За двадцать лет с начала 50-х и до конца 70-х годов Япония приобрела около 35 тысяч патентов на иностранную технику и технологию на сумму примерно 11 млрд долларов. Сначала это была простая имитация, но постепенно она переросла в серьезную переработку исходной информации. Япония начала закупать лучшие американские образцы изделий или лицензии и создавать на этой основе новые, более совершенные и качественные продукты. Всячески поощрялся экспорт наукоемкой продукции и, прежде всего, электронной техники. Особое место в экономике страны заняла внешняя торговля. Япония постоянно ориентировалась не только на самые передовые технические потребности в современном мире, но и на их изменчивость, диверсифицированность. Недостаточная емкость внутреннего рынка (в отличие от США) заставляла страну искать новые рынки сбыта. Япония представляет собой яркий пример сочетания жесткого протекционизма с агрессивной экспортной политикой. Япония стала лидером в поставках на мировой рынок ряда высокотехнологичных продуктов — оптоволоконной связи, биотехнологии, роботов, электроники нового поколения, композиционных материалов и др. Развитие ресурсо- и трудосберегающих производств позволяет снижать зависимость страны от импорта сырья и материалов. Сегодня Япония стремится размещать производство бытовой электроники, телерадиоаппаратуры и средств связи в других странах, а готовую продукцию затем ввозить к себе. В настоящее время объем импорта электронных компонентов и полуфабрикатов уже превосходит объем импорта железной руды или нефти.

Итак, после сокрушительного поражения во Второй мировой войне Японии удалось не просто «встать на ноги», но и догнать, а по некоторым показателям, даже и перегнать, страны с самой сильной экономикой в мире. Безусловно, существуют и недостатки существования такой системы. В Японии не так развито сельское хозяйство, существует большой уровень преступности, по неподтвержденным данным число самоубийств в Японии чуть ли не наивысшее в мире, не все в порядке с показателями социального благополучия, сложился низкий размер пенсий по старости, растет число разводов и прочее. Однако, все это не является побочным эффектом «японского экономического чуда» - эти проблемы есть в каждой стране. Сельское хозяйство находится не в лучшем состоянии из-за неблагоприятного географического положения, разводы и большое число самоубийств - следствия особенностей менталитета японцев (их трудоголизм, коллективизм и самоотверженность). Почему-то Японию всегда сравнивают с развитыми Западными странами. Но это не совсем корректно, хотя бы в силу географического положения Японии. Да, в Японии господствует капитализм и рыночные отношения, однако японский капитализм менее статичен, более социализирован, несет отпечаток феодальных пережитков, получивших в новых условиях новое качество, отличается большим развитием коллективистских, кооперативных начал. И, как во всех азиатских странах, роль государства в Японии выше, чем в развитых западных странах.

Недавно японская экономика испытала в буквальном смысле шок. Землетрясение 11 марта 2011г. магнитудой 9,0 и последовавшее за ним цунами разрушили инфраструктуру северо-восточных районов Японии и вывели из строя систему охлаждения реакторов на АЭС "Фукусима-1", что привело к пожарам, нескольким взрывам и утечке радиации на этом предприятии. В результате стихийного бедствия погибли и пропали без вести не менее 23 тыс. человек, тысячи были эвакуированы с прилегающих к АЭС территорий. Ряд японских предприятий, в том числе автомобильные заводы, были вынуждены временно остановить свою работу. На этом фоне ВВП Японии сократился в I квартале на 0,9%, а во II квартале - еще на 0,5%. На восстановление экономики японское правительство намерено потратить 160 млрд долларов, в очередной раз увеличив государственный долг, который на данный момент превышает 220% от ВВП (11 трлн долларов.). Правительство и всё общество принимают беспрецедентные меры для восстановления народного хозяйства. Можно надеяться, что традиционное трудолюбие, стремление к общей цели, самоотверженность и сила характера сделают своё дело, и нынешнее поколение станет свидетелем ещё одного японского «экономического чуда».

Китай. Этастрана заслуженно пользуется особым вниманием гуманитарного научного сообщества. Китай строит «социализм с китайской спецификой» - любопытный гибрид марксизма в обработке Мао Цзэдуна и неолиберализма в азиатском аспекте. Китай демонстрирует один из самых высоких темпов экономического роста в мире. В сущности, он уже стал великой державой и имеет хорошие шансы догнать США по общему экономическому потенциалу. Китайцы «спускают на тормозах» прежнюю командную экономику и при этом, в отличие от России, не допускают обвала из-за несинхронного ввода альтернативных заменителей. Похоже, подтверждается прогноз Арнольда Тойнби, сделанный в период его работы над знаменитой книгой [29]. По мнению Тойнби, китайцы ищут «средний путь», который удачно соединил бы «современный западный динамизм» с «традиционной китайской стабильностью». «Если коммунистический Китай сумеет одержать победу в этой социальной и экономической борьбе, он может преподнести миру дар, в котором нуждается и Китай, и всё человечество», - сказал Тойнби [29, с.598].

Китай – огромная страна с численностью населения почти полтора миллиарда человек. В Китайской Народной Республике земля, её недра и промышленные предприятия принадлежат народу, и лишь малая часть по отношению к государственной собственности находится в руках частных владельцев, поэтому в Китае не существует крупных собственников, а основными классами являются крестьяне, рабочие, торговцы и интеллигенция. Экономика Китая подпитывается за счет больших запасов полезных ископаемых. На севере Китая сосредоточены крупнейшие в стране месторождения каменного угля и нефти Месторождения цветных и редких металлов, крупнейшим из которых является месторождение вольфрама, занимающее по своим размерам первое место в мире, расположены в пределах Южно-Китайского массива. Здесь так же добывают сурьму, олово, ртуть, молибден, марганец, свинец, цинк, медь и др. Кроме того, в Китае находятся месторождения золота и других драгоценных металлов. Важную роль в экономике Китае играет промышленность. В настоящее время в Китае развиваются как традиционные отрасли промышленности - текстильная, угольная, черная металлургия, фосфорно-фаянсовое производство, так и новые отрасли - нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая, газовая, химическая, авиационная, космическая, электронная, машиностроение, приборостроение. Страна занимает ведущие позиции в мире по производству угля, цемента, минеральных удобрений, стали, электроэнергии. Характерными чертами китайского образа жизни являются высокая доля сбережения и накопления, экспортная ориентация экономики, традиционное отсутствие развитой демократии, устойчивость политической системы.

Многие годы КНР была верным другом и союзником СССР, пользовалась его экономической помощью, но после развенчания Хрущевым культа личности Сталина на XX Съезде КПСС отношения между двумя соседями капитально испортились. Лишь в последнее десятилетие они стали восстанавливаться и в настоящее время стали союзническими, хотя и не столь близкими, как прежде. Становление современного Китая относится к началу 90-х годов. Именно в это время начинается рост темпов экономического развития. Расширение частнопредпринимательского сектора, ориентированного на экспорт, способствует быстрой интеграции Китая в мировую экономику. С начала экономических реформ в 1978 г. по 1997 г. валовой внутренний продукт этой страны увеличился в 5,7 раз, или на 9,6% в среднем в год. Это означает, что он удваивался с рекордной скоростью - каждые 7,5 лет! Чем объясняется китайское «экономическое чудо»? Гипотез много. Одно из главных объяснений состоит в том, что, как уже сказано выше, успехи китайской экономики обусловлены разумной моделью экономических реформ. В отличие от России с её «шоковой терапией», китайские реформы носили постепенный и продуманный характер. В то время как в России государство самоустранилось из экономики, в Китае государство сохранило контроль над экономикой. В России не нашлось своего Дэн Сяопина, под руководством которого китайцы творили экономические чудеса.

Постепенное и разумное расширение уровня экономической свободы под контролем государства сделало свое дело. Уже более двух десятилетий Китай является мировым лидером по устойчивости темпов роста ВВП. В 1991 - 2001 годах ВВП Китая возрос более чем в 5 раз и в 2002 году превысил 10 трлн. юаней (рост в текущих ценах в 30 раз по сравнению с 1978 годом). Высокие темпы роста ВВП достигнуты за счет эффективного сочетания принципов планового регулирования с рыночными методами на основе социалистической плановой экономики, в том числе централизованного определения темпов и пропорций развития народного хозяйства. В 2010 году ВВП по сравнению с 2001 годом увеличился вдвое. Таким образом, темпы роста экономики Китая за последние десять лет составляли в среднем около 10 % в год. Естественно, такой внушительный экономический рост привлекает внимание инвесторов. Ситуация в быстро развивающемся Китае мало напоминает российскую с её многолетними потугами в набившем оскомину «улучшении инвестиционного климата». В настоящее время Китай является членом ВТО и всё сильнее интегрируется в мировую экономику, что, впрочем, не мешает стране сохранять достаточную экономическую независимость и разумную осмотрительность. Китай не спешит втягиваться в финансово-экономические потрясения вместе со своими друзьями по международному сообществу.

Итак, Китай в начале ХХI века является космической и ядерной державой. Построение рыночной экономики осуществляется в Китае под руководством коммунистической партии на основе пятилетних планов. Экономика сохраняет многоукладность. По совокупному ВВП страна постепенно приближается к США. Америка – крупнейший торговый партнер Китая. Своей торговой экспансией Китай «давит» даже Америку. И поскольку Китай входит в ВТО, с этой экспансией ничего нельзя поделать. С Россией у Китая теперь нормальные добрососедские отношения, расширяется объем торговли, налаживается политический диалог. Впрочем, России следовало бы не только дружить и торговать, но и побаиваться своего уже могучего и быстро растущего соседа. Во имя сохранения национальной безопасности России ни в коем случае не следует допускать экономического и военно-стратегического ослабления по сравнению с Китаем.

Италия. Эта страна в своё время была союзником фашистской Германии во Второй Мировой войне, потерпела поражение, была разрушена и довольно долго восстанавливалась, пользуясь планом Маршалла. В настоящее время Италия является достаточно благополучной в экономическом отношении страной. И о ней можно было бы специально не говорить, если бы не богатый и поучительный итальянский опыт подавления коррупции и мафии. В 1992-1993 г.г. в Италии была проведена получившая всемирную известность операция «Чистые руки». Правительство вынуждено было пойти на такие неординарные меры, поскольку масштабы мафиозных преступлений достигли критической точки. В 1991 году было совершено более 700 убийств и 800 похищений, более 830 покушений и почти 900 случаев запугивания представителей местных властей. Жертвами коррупционеров стали многие работники следственных органов и представители прокуратуры.

Для проведения операции государством были задействованы все возможные инструменты борьбы с мафией. Одной из первых мер было назначение специального прокурора по борьбе с коррупцией, наделенного особыми полномочиями. В структуре исполнительной власти страны было создано специальное ведомство по борьбе с коррупцией штатной численностью до трех тысяч сотрудников. Кроме того, был принят закон о борьбе с мафией, который позволял спецслужбам инфильтрироваться в ряды преступников, облегчал проведение арестов и следствия, предусматривал ужесточение наказаний за подкуп политиков и разрешал амнистировать раскаявшихся преступников, давших важные для следствия показания. Были приняты поправки к уголовному и процессуальному кодексам, в законодательном порядке расширены права судебных и правоохранительных органов и спецслужб. В частности, следственным органам разрешили свободно допрашивать членов парламента, что сильно облегчило ход операции "Чистые руки". Именно поэтому глава комитета по борьбе с коррупцией Антонио Ди Пьетро, начавший кампанию, которая осложнила жизнь очень многим влиятельным людям, не был уволен и смог продолжить начатое. Вся информация о действиях против коррупционеров в официальном порядке предоставлялась в средства массовой информации. Для борьбы с мафией в ряд провинций страны были направлены воинские подразделения.

Итоги проведенной операции впечатляют. Под следствием оказалось около 20 тыс. человек. В поле зрения органов правосудия кроме государственных чиновников попали также сотрудники таких известных итальянских компаний, как Fiat, Olivetti и др. Тюремные сроки получило более 500 политиков, в том числе бывший премьер-министр, пожизненный сенатор Джулио Андреотти и премьер-министр Беттино Кракси. Чтобы избежать обвинений, с государственной службы уволилось больше 80% чиновников.
Осужденные коррупционеры получили не только тюремные сроки, к ним применяли хорошо известное в бывшем СССР и многих других странах наказание - конфискацию имущества. В экспроприированных у мафиози домах размещали государственные учреждения, в том числе больницы, суды, полицейские участки. На бутылках с вином, которое было изготовлено из выращенного на конфискованных землях винограда, демонстративно красовалась надпись: "Сделано на винограднике, отобранном у мафии". Деньги коррупционеров направляли в социальную сферу, сельское хозяйство и на другие нужды. Это был хорошо продуманный пиар-ход, который усилил общественную поддержку антикоррупционной кампании. Бывший глава итальянского комитета по борьбе с коррупцией Антонио Ди Пьетро, сыгравший ключевую роль в организации операции "Чистые руки", считает, что одних полицейских мер для борьбы с коррупцией недостаточно, нужна целенаправленная, последовательная государственная политика по борьбе с коррупцией. По его мнению, операция "Чистые руки" имела успех только потому, что к началу 1990-х годов народ устал от коррупции и с одобрением воспринимал чрезвычайные меры. Конечно, одна кампания не могла вытравить коррупцию окончательно. Но она разбудила пассивное общество и запустила механизм обновления и очищения. В настоящее время коррупция в Италии конечно же не исчезла, но масштабы ее и характер претерпели существенные изменения. Мафиозные явления в виде регулярных убийств судей и прокуроров отошли в прошлое, общая атмосфера в обществе изменилась к лучшему.

Швеция. «Шведский рыночный социализм» стал притчей во языцех у любителей превозносить западный образ жизни и выставлять его в качестве образца для подражания в противовес всему российскому. Термин «шведская модель» появился в конце 60-х годов, когда иностранные наблюдатели стали отмечать успешное сочетание в Швеции высоких темпов экономического роста с политикой обширных реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции сильно контрастировал в то время с ростом социальных и политических конфликтов в других странах.

Шведская экономика имеет смешанный характер, сочетая рыночные отношения с государственным регулированием. Другая особенность – преобладание частной собственности в сфере производства и обобществление потребления. Ещё одна характерная черта – специфика отношений между трудом и капиталом на рынке труда. Важной особенностью является социальная направленность политики: достижение почти полной занятости и стремление к выравниванию доходов. В стране достигнут высокий уровень жизни у большинства населения. К числу специфических факторов, присущих Швеции, надо отнести неизменный внешнеполитический нейтралитет с 1814 г., неучастие в обеих мировых войнах, рекордное по продолжительности пребывание у власти социал-демократической рабочей партии, исторические традиции мирных способов перехода к новой формации, в частности от феодализма к капитализму, длительные благоприятные и стабильные условия развития экономики, доминирование реформизма в рабочем движении, утвердившем эти принципы в своих отношениях с капиталом (их символом стали соглашения между руководством профсоюзов и предпринимателями в Сальтшебадене в 1938 г.), поиск компромиссов на основе учета интересов различных сторон, практика социального консенсуса.

Шведская модель исходит из положения, что децентрализованная рыночная система производства эффективна, государство не вмешивается в производственную деятельность фирм, а активная политика на рынке руда должна свети к минимуму социальные издержки рыночной экономики. Смысл состоит в максимальном росте производства частного сектора и как можно большем перераспределении государством части прибылей через налоговую систему и государственный сектор для повышения жизненного уровня народа, но без воздействия на основы производства. При этом упор делается на инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды. Это привело к очень большой роли государства в Швеции в распределении, потреблении и перераспределении национального дохода через налоги и государственные расходы, достигшие рекордных уровней. В реформистской идеологии такая деятельность получила название «функциональный социализм». Особенностями шведской модели являются, в частности, высокая степень ее институционализации, особенно в области регулирования бюджетных расходов, и гибкость антикризисной государственной политики. Частный капитал при такой системе как бы освобождается от многих видов
«непроизводительных» затрат. Такая система стимулирует использование большей части прибыли на расширенное накопление капитала, так как государство берет на себя преобладающую часть затрат на образование, здравоохранение, развитие инфраструктуры, научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки.

В Швеции действует прогрессивная система налогообложения. Ставка налога на прибыль корпораций установлена в размере 28%. Работодатель обязан выплачивать взносы в социальные фонды за своих работников в размере 33% от валовой заработной платы. Максимальная ставка подоходного налога составляет 57%. Доход от капитала облагается отдельно по ставке 30%.

Сингапур. Для полноты картины рассмотрим ещё Сингапур – маленькую страну, явившую миру настоящее «экономическое чудо». Республика Сингапур представляет собой город-государство площадью около 700 кв. км, с численностью населения около 5 млн человек (преимущественно китайцы). Расположен на островах в Юго-Восточной Азии. Всего полстолетия назад Сингапур был отсталым колониальным придатком, страной «третьего мира». Сегодня это успешная страна с развитой рыночной экономикой, с благоприятным инвестиционным климатом, с отсутствием коррупции и лояльной налоговой политикой. По уровню ВВП на душу населения Сингапур занимает третье место из 182 стран.

Отличительная черта Сингапура – демократия при диктатуре. Вот уж поистине невозможное возможно! Сингапур стал полностью независимым государством в августе 1965 года. Своими впечатляющими успехами страна обязана «диктатору» Ли Куан Ю, который в 1959-1990 годах был премьер-министром. За годы его правления страна, лишённая ресурсов (даже пресную воду и строительный песок импортировали из Малайзии), сумела решить многие внутренние проблемы и совершить головокружительный рывок к высокоразвитому государству с одним из самых высоких уровней жизни. Широко известен ответ Ли Куан Ю на вопрос о методах, с помощью которых ему удалось побороть коррупцию: «Начните с того, что посадите трёх своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что!». Ли Куан Ю начал борьбу с коррупцией путём упрощения толкования законодательства. Были убраны все двусмысленные моменты и лазейки. Судьям многократно увеличили зарплату, на должности взяли наиболее талантливых частных адвокатов. Почти поголовно был заменён весь состав полиции. Чиновникам значительно подняли зарплаты и одновременно создали органы по борьбе с коррупцией, подчиняющиеся лично Ли Куан Ю. Ряд министров и даже родственников «диктатора», уличённых в коррупции получили тюремные сроки. Насаждалась система верховенства права и равенство всех перед законом.

В Сингапуре, как и в ряде других азиатских стран (Корея, Тайвань, Малайзия, Таиланд и Индонезия), была разгромлена и запрещена коммунистическая партия, поскольку её идеи были бы губительны для формирующихся новых рыночных отношений и возникновения класса собственников. Долгие годы в сингапурском парламенте был только один оппозиционный депутат. Вместо политического поприща населению была предоставлена возможность проявить себя в различных сферах бизнеса. Сегодня сингапурское общество живет по очень строгим законам. В стране царит свобода вероисповедания, но запрещены азартные игры. Личные свободы граждан ограничены, и в тоже время здесь самый низкий уровень преступности в мире.

Стратегию экономического развития Ли Куан Ю построил вокруг идеи ухода в непроизводственную сферу и превращения Сингапура в торгово-финансовый центр Юго-Восточной Азии, а также привлечения иностранных инвесторов путём создания заманчивого пакета условий для международных компаний. Процитируем самого Ли Куан Ю: «Мы не просто приветствовали каждого инвестора, мы просто из шкуры вон лезли, чтобы помочь ему начать у нас производство». Такая политика принесла свои плоды. Усилиями американских корпораций был заложен фундамент масштабной высокотехнологичной промышленности Сингапура. Взяв ориентацию на Запад, правительство реформировало систему образования. Огромные суммы были затрачены на обучение сингапурских студентов в лучших университетах мира. Особое внимание было уделено изучению английского языка (в роли международного) и информатики. С внедрением информационных технологий связаны едва ли не главные перспективы развития государства. Сингапур входит в первую десятку стран по применению компьютеров из расчета на 1000 жителей. Благосостояние страны основано на судоходстве, туризме, электронной промышленности и роли одного из международных торгово-финансовых центров.

Результаты экономической политики руководства страны ошеломляют. По размерам грузооборота (около 200 млн. тонн) морской порт Сингапур уступает только Роттердаму, а по судообороту (45.000 судов в год) он находится на первом месте в мире. Здесь размещаются нефтяные буровые платформы и супертанкеры тоннажем до 500 тыс. тонн. Как центр нефтепереработки (суммарной мощностью 50 млн. тонн) Сингапур уступает только Хьюстону и Роттердаму. Одна из главных отраслей промышленности Сингапура - электроника и электротехника (персональные компьютеры, большие интегральные схемы, периферийные системы, оборудование автоматизированного проектирования, средства связи, прочее). Почти 80% экспорта электроники составляют изделия производственного назначения и только 20% бытового. Валютная биржа Сингапура входит в десятку крупнейших валютных бирж мира с объемом операций на десятки млрд. долларов. Кроме того, страна превращается в крупный центр иностранного туризма (более 5 млн. туристов в год). Существенная часть успехов Сингапура достигается за счет привлечения в страну иностранных инвестиций посредством льготного налогообложения. Действующие ставки одни из самых низких в мире, с массой налоговых освобождений и довольно высокими порогами дохода для начисления. Например, для развития бизнеса на первые три года деятельности установлено ежегодное налоговое освобождение на сумму равную 60.000 долларов США. При этом на следующие 60.000 прибыли начисляется лишь 50% от налоговой ставки. А для физических лиц первые 12.000 (в эквиваленте американской валюты) дохода налогом вообще не облагаются. Для отдельных высокотехнологичных иностранных компаний занятых в научно-исследовательской и проектной работе, действуют особые льготы, включая 10-летнее освобождение от налогов.

Теперь можно перейти и к России. Почему только теперь? – раздраженно спросит иной читатель? Зачем понадобились предыдущие тексты о других странах? Вопрос резонный, и надо ответить. Междисциплинарная общеэкономическая теория требует всестороннего, комплексного, системного подхода при анализе экономических процессов. Сложные процессы в России нельзя понять без анализа как собственного исторического опыта, так и исторического опыта других стран. Важен учёт всех социально-экономических факторов, определяющих темпы и качество экономического роста. Важно проследить влияние исторических, географических, социальных, национальных особенностей. Необходима полная и объективная картина. Без этого невозможно решать вопрос о возможности использования тех или иных фрагментов мирового опыта на почве российской специфики.

Например, пригоден ли для огромной России опыт крохотного Сингапура? На первый взгляд, ответ однозначно отрицательный. Что общего между маленькой, тропической, мононациональной страной, к тому же почти не имеющей ни собственных природных ресурсов, ни серьезного промышленного потенциала, ни оборонного комплекса, и огромной многонациональной Россией с её разнообразием климатических условий, с богатыми природными ресурсами, с крупной промышленностью и советским ракетно-ядерным наследством? Вопрос в том, что разумная и твердая политика сингапурского руководства сделала возможным беспрецедентный экономический рост, в то время как российские политические катаклизмы привели к столь же феноменальному экономическому упадку. Здесь есть над чем подумать.

Возможен ли в России «социализм» по шведскому сценарию? Это и до сих пор остается заветной мечтой многих наших ультралибералов из числа перевоспитавшихся ортодоксальных коммунистов. Первым делом они попытались в начале 90-х одним махом предельно либерализовать прежнюю советскую экономику. Но вместо шведской либеральной экономики получился российский бардак. Вместо шведской социальной бесконфликтности возникло дикое социальное расслоение, обнищание большинства при невиданном обогащении кучки нуворишей. Может быть, теперь применить шведскую систему прогрессивного налогообложения? Вот об этом и впрямь следовало бы подумать.

Есть ли что-либо полезное для России из итальянского опыта? Несомненно. Речь идет о борьбе с коррупцией. Конечно, в России дело не дошло до наиболее одиозных проявлений итальянской мафиозности. Но наша коррупция не менее опасна, так как буквально пронизала весь общественный организм сверху донизу. Сегодня коррупция в России является серьёзным препятствием для быстрого и качественного экономического роста. Поэтому совсем не лишне подумать о проведении российского варианта итальянской операции «Чистые руки».

В настоящее время уже мало у кого возникают сомнения в том, что российская перестройка уступает по эффективности и результативности китайской. Высокие темпы и качество экономического роста в Китае достигнуты за счет эффективного сочетания принципов планового регулирования с рыночными методами, в том числе за счет централизованного определения темпов и пропорций развития народного хозяйства. Бездумная ликвидация в постсоветской России плановой системы вместо её совершенствования – одна из самых больших ошибок наших реформаторов. Несомненно, следовало бы серьезно подумать об исправлении этой ошибки.

Тема оптимального сочетания свободного рыночного развития с планированием и государственным регулированием красной нитью проходит сквозь экономическую историю и многих других стран. Нигде не было такой безответственной и непродуманной «радикальной экономической реформы», как в перестроечной России. Лицемерные рассуждения российской либеральной элиты о «болезненной, но необходимой экономической реформе» и до сих пор мешают дать правдивую и нелицеприятную оценку этого ультралиберального эксперимента, осуществленного с привычной для этой публики большевистской решительностью, которую она же так убежденно отвергает. Планомерное осуществление важнейших общенациональных программ является характерной приметой экономического развития и США, и Германии, и Японии. Демократия и рыночная экономика в этих странах не мешают проведению твердой и последовательной государственной экономической политики. Это должно стать уроком для тех, кто не устает твердить о необходимости дальнейшего ухода государства из российской экономики. «Нет государства – нет проблемы» - вот их логика. Она ничем не отличается от логики реформаторов 90-х: «нет планирования – нет проблемы». Развалить вместо того, чтобы совершенствовать – вот нехитрый принцип, до сих пор владеющий умами тех, кто оказывает влияние на экономическую политику российского руководства. История ничему не учит этих людей!

Не лишне вспомнить и советский опыт, но не застойных времен, а более ранний. За годы пятилеток молодая советская страна сумела из нуля превратиться в мощную промышленную державу. При минимальной заграничной помощи, без рыночной экономики и без «привлекательного инвестиционного климата». Мне возразят – тогда была мобилизационная политика, была диктатура, были репрессии, были нарушения законности. Да, это было. Сейчас в этом нет нужды. Пока нет. Пока можно и без этого навести порядок, путем совершенствования государственного управления и законодательной базы. И это надо делать решительно, без колебаний и промедлений. Это особенно важно для укрепления обороноспособности страны. На расширенном заседании Совета Безопасности в конце августа 2012 г. президент Владимир Путин заявил: "Оборонке нужен мощный технологический прорыв, как в 30-е годы прошлого века". Хорошо сказано! Нужен именно прорыв, как в советские 30-е годы. Это автоматически повлечёт за собой ускоренное развитие всех сопряжённых отраслей, обеспечивающих оборонку всем необходимым. Необходимо восстановление и развитие отечественных производств в металлургии, машиностроении, авиастроении, автомобилестроении, химии и других. Оборонный комплекс - это и энергетика, инфраструктура, средства информатизации, квалифицированные кадры. Это и строительство жилья, производство обмундирования и продуктов питания, производство отечественных лекарственных средств и многое другое. По существу, речь идёт о придании мощного импульса всей экономике. В свою очередь, это невозможно без повышения ответственности, без укрепления порядка и дисциплины во всех сферах экономической деятельности. Это и обеспечит высокие темпы и качество экономического роста. Это сделает возможным устойчивое, всестороннее, бескризисное развитие России на долговременную перспективу.

{mospagebreak title=Программа для России: принципы оптимальной политики}

Программа для России: принципы оптимальной политики

Великий русский поэт Фёдор Тютчев 28 ноября 1866 года написал своё знаменитое четверостишие:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

В наше время эти слова как никогда актуальны, но и требуют переосмысления. Россия и в самом деле уникальная страна.Россия- крупнейшая по территории страна в мире. Разнообразие климатических условий и всё, что отсюда вытекает - это"особенная стать" России. Россия - страна многонациональная, поэтому национальный фактор всегда играл и играетбольшую роль. Уникальность России во многом обусловлена и её богатыми природными ресурсами. Они оказались палкой о двух концах. С одной стороны, это бесценное богатство, создающее потенциальную возможность для процветания страны. А с другой - это приманка для того, чтобы жить за счёт экспорта своих энергетических богатств, не прикладывая особых усилий для развития собственной перерабатывающей промышленности, для создания конкурентоспособного отечественного производства. Продолжениебездумного обмена своих ресурсов на всёзаграничное - крайне опасная тенденция для будущего страны. России как никакой другой стране пришлось много воевать, отстаивая свободу и независимость. Это были тяжелейшие периоды нашей истории. Они потребовали неимоверных усилий народов нашей страны, полной мобилизации всех сил и ресурсов, жёсткого государственногоуправления. Лозунг "всё для фронта, всё для победы" слишком долго определял всю жизнь огромной страны, не позволял ей сконцентрировать внимание на внутренних проблемах повышения жизненного уровня населения. Разразившаяся во второй половине минувшего столетия холодная война между двумя сверхдержавами СССР и США продолжала высасывать из народного хозяйстваогромные средства.

Горбачёвская перестройка и последующие события принесли стране окончание холодной войны, политическую свободу, открытость внешнему миру, возможность интеграции в мировую экономическую систему. Но одновременно с этим распался СССР, произошёл колоссальный экономический обвал, наступила эпоха дикого капитализма, обострились социальные проблемы. Вдобавок, все эти события происходили в стране, буквально начинённой военными и гражданскими ядерными объектами! Поддержание на должном уровне обороноспособности страны требует бесперебойной работы многих отраслей промышленности. Между тем, фактически произошла деиндустриализация страны в условиях отсутствия централизованного планирования и координации экономической деятельности этих отраслей. Огромная страна всё большевпадает в опаснуюунизительную зависимость от заграницы, даже в том, что касается жизненно важных потребительских товаров. Во всём этом, как и во многом другом - уникальность исторической ситуации, в которой оказалась нынешняя Россия.

Для дальнейшегоуспешного развития малопросто верить вРоссию. Пора, наконец, понять её умом. Понять умом Россию - это окинуть незамутнённымразумом всю нашу многострадальную и героическую историю, понять её объективные законы. Это значит взглянуть на нашу историю без эмоциональных всплесков, истерических всхлипываний, неумеренных восхвалений и оголтелой ненависти, преувеличений и умолчаний, грубых искажений и односторонних трактовок в пользу тех или иных общественных групп.Понять умом Россию - это понять, чтопри всех наших бедах гуманные устремления человечества всегда были и остаютсястолбовой дорогой истории. Честные люди понимают это подсознательно, на уровне человеческого инстинкта.И не надо обвинять народ в глупости и отсталости, внепонимании прелестей демократии и либерализма.Надо разобраться, почему нынешняя элита, при её очевидной склонности к бахвальству,так и не преуспела в реальном созидании и продолжает жить за счёт тех достижений нашего советского прошлого, которое онатак энергично охаивает. Понять умом Россию можно лишь на основе серьёзных научных исследований, учитывающих всюсложность и многоообразие современного общественного производства.Чтобы понять умом Россию, надо прекратитьтолочь воду в ступе устаревших и однобоких представлений, вычитанных в западных экономических учебниках.

Великий русский историк Сергей Михайлович Соловьев в своём фундаментальном научном труде "История России с древнейших времён" отметил: "Великое наше народное несчастие - это неумеренность во власти; не умеют наши люди ни в чем меры держать, не могут средним путем ходить, но все по окраинам и пропастям блуждают. То у нас правительство вконец распущено, господствует своеволие, безнарядье, то уже чересчур твердо, строго и свирепо". Ныне, в ХХI веке, пора бы России научиться ходить «средним путем». Междисциплинарная общеэкономическая теория доказывает определяющую роль фактора мотивации труда в социально-экономическом развитии. «Умеренность во власти» - это умение находить оптимальный баланс между властью и свободой, умение использовать в политике все виды мотивации: интерес, убеждение, принуждение. В наше сложное время для достижения реальных результатов бесполезно просто уговаривать. Приходится и заинтересовывать, и убеждать, и принуждать. В этом разумном балансе – основа оптимальной политики.

Междисциплинарная общеэкономическая теория определяет оптимальную политику как комплекс мер, обеспечивающих повышение темпов и качества экономического роста. Оптимальная политика выстраивается на основе тщательного всестороннего анализа текущего состояния социально-экономической системы. При этом обязателен учет прошлого исторического опыта, как позитивного, так и негативного. Исключаются необоснованные забегания и рывки «вперед», предпринимаемые безоглядными политическими сверхоптимистами и авантюристами, равно как и импульсивные возвраты «назад» под влиянием паникерства политических ретроградов. Необходимость оптимальной политики выстрадана историческим опытом России за последние 100 лет и должна стать её политическим императивом на обозримую перспективу. В новом гуманном обществе главной ценностью станет конкретный человек с его активной жизненной позицией и созидательным потенциалом. Президент России Владимир Путин совершенно правильно отметил: «Вокруг задачи развития человеческого потенциала России мы должны выстроить нашу социальную, экономическую, миграционную, гуманитарную, культурно-просветительскую, экологическую, законодательную политику. И не на период от «выборов до выборов», а на долгосрочную, в полном смысле - историческую перспективу».

Государственное строительство и эффективность власти. Статус социального государства, провозглашенный в российской конституции, уже давно вступил в противоречие с реальной действительностью. Дикий капитализм 90-х годов никак не напоминал социальное государство. Такое положение сохраняется и до сих пор. Разговоры с высоких трибун о «нормальном капитализме» для России не вносят ясности. Стране необходимо действительно социальное государство, и это следует отразить в конституции. Стране необходимо социальное государство, котороеобеспечивает национальную безопасность во всех её аспектах, планирует и реализует всестороннее социально-экономическое развитие страны, регулирует функционирование рынка путём координации деятельности государственного и частного секторов в общенациональных интересах, реализует в качестве главного приоритета повышение уровня жизни большинства населения, предотвращает недопустимо высокую степень социального расслоения, гарантирует основные демократические свободы и законные права личности, способствует превращению науки и культуры в факторы, определяющие дальнейшее общественное развитие.

В социальном российском государстве следует осуществить всё необходимое для обеспечения благосостояния и безопасности граждан, налаживания социального партнерства, искоренения коррупции, усовершенствования судебной системы, реализации эффективной национальной политики, военного строительства и поддержания в безопасном и боеготовом состоянии оборонного комплекса, проведения гибкой внешней политики в долговременных интересах страны. Экстремистские поползновения должны быть пресечены. На пути к прогрессу Россия больше не имеет права скатываться ни к хаосу и анархии, ни к тоталитаризму и диктатуре. Долговременным интересам страны отвечает только политика планомерного, всестороннего, устойчивого, бескризисного развития на протяжении продолжительного периода.

Функционирование демократии в России невозможно без сильной, дееспособной, компетентной власти, действующей на основе закона в интересах избирающего её большинства населения. Однако сегодня состояние власти на всех уровнях — от федерального до местного — вызывает справедливое недовольство граждан. Государственный аппарат по-прежнему остается закрытой корпорацией чиновников, озабоченных собственным благополучием, а не интересами людей. Политическая воля руководства страны нередко остается нереализованной вследствие низкого уровня исполнительской дисциплины. Многочисленные случаи противоправного передела собственности, мздоимства и административного произвола подрывают доверие к государственной власти и ведут к отчуждению от нее населения. Государственная администрация должна стоять над коммерческими интересами любых предпринимательских групп и держать дистанцию между собой и крупным бизнесом. Необходимо обеспечить четкое законодательное закрепление компетенции, функций и обязанностей исполнительной власти, порядок ее подотчетности обществу. Эффективность власти — это грамотное распределение полномочий, оперативное принятие правильных решений и безусловное их исполнение.

Жизнь требует устранить отчужденность власти от народа. С этой целью необходимо ликвидировать чрезмерные привилегии членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (особый порядок медицинского, санаторно-курортного, бытового и пенсионного обеспечения и другие). Отменить статус неприкосновенности членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы.Разработать кодекс административного поведения госслужащего, обязывающий чиновника работать объективно, беспристрастно, открыто, выслушивать все стороны и объяснять логику решения. Предусмотреть увольнение государственных служащих, систематически вызывающих нарекания со стороны людей.Обеспечить доступность для граждан информации о расходовании средств региональных и местных бюджетов путем размещения сведений о них в СМИ и в Интернете. На деле обеспечить открытость работы всех ветвей власти.Широко использовать Интернет для оперативного диалога населения с государственной администрацией, политиками и общественными деятелями, в том числе обеспечить свободный доступ населения к сведениям о работе официальных лиц.

Часто поднимается вопрос о многопартийности в современном российском обществе. Конечно, в современном демократическом государстве должна существовать реальная политическая жизнь. В современном мире нет беспартийной демократии. Но не следует преувеличивать и фетишизировать роль многопартийности. Она не является непременным институтом гражданского общества. Чрезмерная многочисленность партий может быть и бесполезна, и вредна. Практика образования партии при очень небольшом числе её членов обычно обосновывается тезисом типа «гении всегда в меньшинстве». Да, гении всегда в меньшинстве, но не все, кто в меньшинстве – гении! Среди меньшинства много крикунов и демагогов с гипертрофированным честолюбием и демагогическими наклонностями, а то и просто жуликов с респектабельной внешностью, сугубо корыстными намерениями и хорошо подвешенными языками. Формальное соблюдение кристальной чистоты выборов ещё не гарантирует, что к власти придут действительно достойные люди. В истории немало примеров, когда народ избирает тех, кто затем ввергает общество в пучину бедствий. Вспомним хотя бы вполне демократический приход к власти Адольфа Гитлера и исторические последствия этого события для Германии, России и всей Европы.

Те, кто сегодня ратует за безбрежную многопартийность, забывают, что демократия – это власть народа, а не какой-то одной или нескольких партий. Любая партия стремится к власти и, получив её, стремится навязать свои взгляды всему народу. Но народ – не совокупность партий. Народу нужна нормальная жизнь и благосостояние в настоящем и будущем, нужна возможность надежно планировать жизнь своих семей, будущее своих детей и внуков. Поэтому большинство предпочитает голосовать не за новоявленных «гениев», а за тех, кто имеет многолетний опыт эффективной государственной деятельности. По большому счету будущее народа зависит не от толкотни многочисленных партий и пафосной риторики их лидеров, а от способности народа сплотиться для достижения общей исторической цели. Сбережение и развитие России – вот главная цель. Она может быть достигнута только при условии планомерного, всестороннего, устойчивого, бескризисного развития страны в течение достаточно продолжительного времени.

Демографическая политика. Некоторые сочтут неуместным разговор о демографической политике не где-нибудь в конце, а в самом начале, рядом с государственным строительством. И напрасно. Сбережение российского народа – главная задача государства, особенно в настоящее время, когда ситуация в этой сфере вызывает серьезную тревогу. По прогнозу Центра демографии и экологии человека ИНП РАН в случае неэффективной демографической политики российского руководства численность населения страны к 2100 году может сократиться до 64 миллионов человек, т.е. более чем вдвое. Это, в целом, не расходится с оценками многих зарубежных экспертов. Годы «радикальной экономической реформы» в России ознаменовались демографической катастрофой. За период 1987-1997 г.г. ежегодная рождаемость упала с 17 до 8 человек (в расчете на 1000 жителей), а смертность увеличилась с 11 до 15 человек. Это очень серьезно. Для выправления ситуации необходимы значительный рост рождаемости и существенное снижение смертности. Предлагаемый в качестве панацеи приток мигрантов сам по себе не только не выправит ситуацию, но и может стать источником социальной напряженности и межнациональных конфликтов. Меры правительства – закон о материнском капитале и увеличение «детских» пособий – недостаточны. Проблема может быть решена только путем мобилизации всех усилий, кропотливой работы во всех сферах жизни, на всех уровнях управления. Она носит комплексный и системный характер. В ней, как в зеркале, отражаются все беды нынешней российской действительности. По результатам социологических исследований, для рождения и воспитания детей у россиян не хватает уверенности в завтрашнем дне. Чтобы смело рожать детей, россияне должны сознавать, что они и их семьи будут иметь благоустроенное жилье и достаток, что их дети будут иметь возможность получить нормальное образование, что им будет обеспечено доступное и качественное лечение в случае болезни, что они уверенно смогутстроить свою жизнь в благополучном истабильном обществе.

В стране неуклонно возрастает доля пожилых в структуре населения, а меры по предупреждению и нейтрализации негативных последствий фактически не принимаются. Возросшее количество престарелых людей создает трудности для здравоохранения и социальных служб, требует дополнительного финансирования, разработки единого плана развития социальной сферы страны, с учетом интересов и насущных потребностей регионов. В связи с недостаточным финансированием с лицами предпенсионного и раннего пенсионного возраста в крайне малых объемах ведется физкультурно-оздоровительная, профилактико-реабилитационная и просветительская работа по вопросам психологических и физиологических особенностей, геронтологии, гендерных различий, профилактике заболеваемости и раннего старения, возможностях укрепления и реабилитации при конкретных заболеваниях. Пора прекратить относиться к пожилым людям как к непременнонемощным и больным.Генеральная Ассамблея ООН высоко оценивает вклад, который вносят пожилые людив жизнь общества.Всеобщая декларация прав человека ставит цель сделать полноценной жизнь лиц пожилого возраста. Прекращение трудовой деятельности в связи с выходом на пенсию, особенно для тех, кто имеет высокий трудовой потенциал и способен продолжать продуктивную профессиональную деятельность, является мощным стрессовым фактором. Возможность самореализации в труде служит необходимым условием продления активной жизни и здорового старения. Проблемы преодоления безработицы молодых людей, которым требуются благоприятные условия, чтобы пополнить рабочую силу, тесно взаимосвязаны с политикой в области выхода на пенсию по старости. Беда пожилых ещё и в том, чтов семьях, особенно расширенных,часто возникают проблемные ситуации, наблюдаются факты физического или психологического, прямого или косвенного насилия над пожилыми. В настоящее время традиционная установка на попечение о пожилых родственниках в семье меняется вследствие разных причин, из которых чаще всего встречается возрастание издержек семьи. Степень ответственности семьи за предоставление традиционного ухода и удовлетворение потребностей стареющих людей уменьшается параллельно с увеличением нагрузки на традиционных опекунов (как правило, женщин).Государство тратит громадные средства на развитие нанотехнологий, военной техники, а осуществление специальных мер, направленных на обеспечение безопасности и удобства пожилых людей в домах и квартирах, на улицах и в транспорте оставляет желать лучшего. Жилье для пожилых людей следует рассматривать как нечто большее, чем просто крыша над головой, нужно учитывать его психологическое и социальное значение. Обеспечение необходимыми в быту приспособлениями способствует сохранению у пожилых людей, в первую очередь инвалидов, способности к самообслуживанию и возможности жить в своем доме в привычных условиях. В старости сужается круг общения, невосполнимой становится утрата - друзья и знакомые уходят из жизни, а группы по интересам, самопомощи и взаимопомощи, общественные объединения, локально организованные сообщества, включая религиозные организации, недостаточно развиты. Дома культуры, библиотеки, театры, музеи, концертные залы, кинотеатры - являются для пожилого населения важнейшими источниками поддержания контактов с культурными ценностями, но выход на пенсию ограничивает возможности пожилых людей нашей страны в пользовании услугами этих учреждений.

Непоправимый вред здоровью населения наносят наркотики, неумеренное потребление спиртного и табачных изделий. Россия спивается. Отсутствие запретов ведёт к разложению общества, грозит стране самоуничтожением. Лицемерная забота наших либералов о свободе и демократии типа "пусть люди сами решают, гробить ли себя и как - посредством наркотиков, алкоголя, табака..." - это не что иное, как несусветная глупость. Этот внешне привлекательный тезис был бы уместен в некоем идеальном, процветающем демократическом обществе. Но он совершенно неуместен в нынешней России, переполненной проблемами и тяготами. Власть, которая во имя популизма не принимает необходимых жёстких мер по избавлению страны от губительных пороков, проявляет элементарную недальновидность и безответственность. По данным социологических опросов уже 60% россиян ставят на первое место проблему распространения наркотиков, оставляя позади даже бедность и терроризм. У нас много любителей краснобайствовать насчёт "культурного употребления только очень качественного алкоголя, французского вина или коньяка хорошей выдержки, выкуривая при этом дорогую сигару в своё удовольствие". Подумать только, элита учит народ, как надо пить и курить! Всем этим элитарным пропагандистам "культурного" спаивания россиян давно следовало бы указать на их неприглядную роль. Они подают плохой пример большинству населения, разлагают наше общество. Очевидно, "сухой закон" в России нереален и ненужен. Но необходимо резко ограничить потребление винно-водочных и табачных изделий. Введение этих ограничений должно сопровождаться упреждающими мерами по пресечению контрабанды, употребления суррогатов, возникновения нелегальных рынков. Нелегальная торговля спиртным и табачными изделиями, равно как и любая торговля наркотиками, должнынаказываться самым жестоким образом. Только такими мерами можно, в конце концов, остановить угрозу превращения России в страну пьяных дебилов, обитающих на рыночном кладбище.

Междисциплинарная общеэкономическая теория рассматривает выращивание и воспитание детей как разновидность труда, как родительский труд. На него распространяются все закономерности трудового процесса. "Продукцией" родительского труда являются молодые граждане страны. Их количество и качество зависит от тех же социально-экономических факторов, что и любой трудовой процесс. Среди этих факторов - мотивация труда, численность рабочей силы (родителей), средства труда (инфраструктура), жизненные ресурсы и т.д. Все факторы взаимосвязаны. Ни один из них нельзя игнорировать: без любого из них родительский труд становится невозможным, а следовательно становится невозможным существование и развитие общества. При игнорировании какого-либо из факторов родительского труда неизбежно возникает демографический порочный круг:снижение численности населения ведёт к замедлению экономического роста, а это замедление, в силу обратной связи, усугубляет демографическую ситуацию.Как показывает исследование, нынешняя демографическая проблема в России должна рассматриваться, в первую очередь, как кризис мотивации родительского труда. Переведём эту научную формулировку на более понятный язык: в нынешней социально-экономической ситуации многие россияне простоне хотят растить и воспитывать детей! Не хотят, считая это для себя непосильным или обременительным делом. Предотвратить такое гибельное для страны развитие событий может только своевременная и решительная государственная политика,предусматривающая весь комплекс необходимых мер, а не только точечные финансовые вливания.

Представляется недопустимым конъюнктурное противопоставление одних мер другим, преувеличение значения одних мер и игнорирование других. Речь должна идти о выстраивании единой комплексной системы исчерпывающих мер для решения демографической проблемы. Например, некоторым узколобым экономистам трудно понять, какая связь между демографической проблемой и некоторыми "чисто экономическими" вопросами. Например, какая связь между демографическим кризисом и нынешним диким социальным расслоением. Ведь рожают и богатые, и бедные, а в бедных семьяхчасто бывает больше детей, чем в богатых, - с учёным апломбом рассуждают некоторые. На этом основании делается "научный" вывод о слабом влиянии социального расслоения на состояние демографической ситуации. Междисциплинарная общеэкономическая теория отвергает такой примитивный подход. Она прямо включает социальные, психологические, нравственные, этические аспекты в сферу экономической деятельности. Может ли возникнуть желание рожать и воспитывать детей в семье, если мать и отец заранее знают, что их детям уготована бедность; что им придётся учить своих детей унижаться и подхалимствовать перед богатыми ради элементарного выживания; что им придётся внушать своим детям стереотип безнравственности и поклонения культу наживы любой ценой; что в этом мире всё продаётся и покупается, а важнее денег нет ничего на свете. Если мать и отец - порядочные люди, то они едва ли проникнутся в такой обстановке горячим желанием решать демографическую проблему, сколько бы красивых слов и горячих призывов не раздавалось в их адрес. Даже материнский капитал и детские пособия могут не подействовать. С другой стороны, и богатые семьи далеко не всегда спешат обзаводиться детьми, предпочитая роскошную жизнь и личнуюсвободу повседневной заботе о детях. Как видно из сказанного, российское государство обязано рассматривать демографическую проблему в качестве важнейшего приоритета своей политики.

Экономическая политика. Надо быть объективным. Нельзя не видеть и того хорошего, что внесло в нашу жизнь перестроечное двадцатипятилетие. Разрядка в международных отношениях, исчезновение вечного страха перед возможностью начала ядерной войны. Свобода творчества и возможность предпринимательской деятельности, отсутствие политических репрессий, широкие возможности выбора профессии, свобода торговли.Широкие связи с внешним миром, возможность зарубежных поездок. Возможность учёбы, работы и отдыха за границей. Разнообразие продуктов питания, одежды, обуви, всевозможных услуг для населения. Совершенные модели импортных автомобилей, великолепная бытовая техника. Новейшие средства связи и информации. Компьютеры, мобильные телефоныи интернет. О многом из этого советские люди не могли и мечтать, и нынешние россияне отнюдь не желают с этим расставаться. Но беда в том, что мы слишком многим обязаны не своим усилиям, а импорту. Все эти блага свалились на нас благодаря исчезновению «железного занавеса», открытости страны, свободе торговли, либерализации цен. Всё это мы покупаем за валюту. Нам постоянно нужна валюта, много валюты. И, когда снижаются цены на нефть или начинаются катаклизмы на мировых финансовых рынках, это напрямую затрагивает нас. Пока нас ещё выручает валютная заначка, но в долгосрочной перспективе она перестанет быть волшебной палочкой-выручалочкой. Неизбежно придётся работать самим. И чем быстрее это будет осознано, тем лучше.

Экономическая политика должна быть в первую очередь направлена на восстановление и развитие отечественного производства, разрушенного бездумными реформациями 90-х годов. России необходима новая индустриализация. Огромная, многонациональная и ракетно-ядерная страна должна быть в состоянии кормить, одевать, обувать себя самостоятельно. Необходимо ликвидировать опасную и позорную зависимость от заграницы в обеспечении населения жизненно важными товарами. Это не означает изоляции страны от мировой экономической системы. Разумная интеграция в мировую экономику, рациональная внешняя торговля и взаимовыгодное международное сотрудничество – составные части оптимальной экономической политики. Но интеграция не должна быть чрезмерной, не должна приводить к потере национальной безопасности. В этом аспекте следует рассматривать и членство России в ВТО. Восстановление и развитие отечественного производства необходимо вести в плановом порядке, вовлекая предприятия всех форм собственности, на основе бюджетных и внебюджетных средств, с привлечением иностранных инвесторов (в том числе – под твердые государственные гарантии), с созданием совместных предприятий, преимущественно на российской территории.

Важной составной частью экономической политики является политика в сфере технических новшеств. Это отдельная большая тема. Здесь же следует подчеркнуть один существенный момент. Едва ли разумно увлекаться модными рассуждениями о «новой экономике», «инновационной экономике», «умной экономике», «экономике знаний» и так далее в том же духе. В этих рассуждениях много пустозвонства и маниловщины. Хороши далеко не любые инновации. При более внимательном рассмотрении сплошь и рядом выясняется никчемность многих из них, а то и вредоносность и даже опасность. Сегодня надо вытаскивать наше хозяйство из трясины, применяя при этом только те инновации, которые гарантируют увеличение выпуска и повышение качества изделий, создание новой, действительно необходимой россиянам продукции.

Большое общественное значение имеет экономическая профилактика. Известно, что легче предупредить болезнь, чем её лечить. Это в полной мере относится и к экономике, особенно к нынешней российской. Необходимы действенные меры по предотвращению аварий и катастроф. В производство внедряются безграмотные и безответственные решения. Часто отсутствуют технологические регламенты на проектирование, строительство и эксплуатацию сложных объектов. Ухудшается экологическая обстановка. «Положительные» заключения, лицензии и сертификаты качества можно просто купить. Обостряется проблема нехватки квалифицированных кадров во всех отраслях. Человеческий фактор все чаще становится причиной аварий и катастроф. Ситуация усугубляется притоком неквалифицированных мигрантов. Настоящим бедствием стали коррупция и недисциплинированность среди чиновников, равно как и обман, необязательность и жульничество в среде предпринимателей.

В такой обстановке едва ли оправданны и своевременны назойливые призывы к «презумпции невиновности предпринимателей». Звучит красиво, но далеко не безобидно для общества. Эта юридическая норма должна применяться к предпринимателям не меньше, но и не больше, чем ко всем гражданам. Предпринимательская деятельность почти всегда несёт в себе риски антиобщественного поведения во имя личной выгоды. Поощряя компетентных и ответственных предпринимателей, следует в неменьшей степени ставить заслон ретивым неумехам и мошенникам. Опыт 90-х годов убедительно продемонстрировал всю пагубность безоглядной и гипертрофированной «экономической свободы» на современной российской почве, и не следует к этому возвращаться.

Инфляция и конкуренция с российской спецификой. Инфляция стала хроническим недугом российской экономики. Рост цен «съедает» весьма скромное повышение доходов и является серьезным препятствием на пути к повышению жизненного уровня большинства населения. Обсуждая проблему инфляции, некоторые экономисты утверждают, что с ростом цен вообще не нужно бороться, достаточно компенсационных выплат населению. Такая точка зрения напоминает позицию больного, который не желает лечиться, ограничивается симптоматическими средствами и загоняет болезнь вглубь. Другие видят в качестве главной причины инфляции совокупность монетарных факторов. Третьи считают, что инфляция - это не российское явление и занесена к нам из-за рубежа. Перечень мнений можно продолжать. Но всё это частности. Важно понимать, насколько изменилось содержание традиционных понятий инфляции и конкуренции в сложных условиях современной экономики. Более того, необходимо учитывать, что в нынешней России эти явления имеют свои особенности. Наша реальная жизнь сильно отличается от того, чему продолжают учить традиционные экономические теории.

Следует осознать, что в основе российской инфляции и до сих пор лежат последствия "шоковой терапии" начала и середины 90-х годов. В одночасье стало возможным зарабатывать не путём выпуска реальной продукции, а путём повышения цен при свёртывании производства. В тотально монополизированной советской экономике цены удерживались в приказном порядке. В либеральной экономике при свободном ценообразовании ограничителем цен служит конкуренция. И вот первый ограничитель исчез, а второй не появился. Экономика оказалась и без плана, и без рынка. Это и явилось причиной стагфляции начала 90-х.
Этот всплеск спекулятивной мотивации оказался настолько сильным, что инерция этого психологического фактора сохраняется до сих пор. Предпочитают идти по линии наименьшего сопротивления: ведь повышать цены куда проще, чем наращивать выпуск, совершенствовать технологию, заботиться о качестве продукции. Возникла и до сих пор раскручивается инфляционная спираль зарплата-цены. Этот порочный круг усугубляется зависимостью страны от импорта. Открытость экономики оказалась палкой о двух концах: с одной стороны, она избавила страну от тотального дефицита на период обвального спада производства, а с другой - стала тормозом на пути восстановления и развития отечественного производства. В этом аспекте всплеск инфляции частично объясняется ростом объёма денежной массы, за которым не успевает рост предложения отечественных товаров, а дорожающее импортное продовольствие лишь подливает масла в огонь. Сдерживание инфляции по традиции предлагается путем всемерного ограничения денежной массы в виде денежных доходов населения и бюджетных ассигнований на развитие экономики. Необходимость сохранения низкого уровня заработной платы в бюджетном секторе и такого же уровня пенсий на протяжении многих лет обосновывается угрозой роста инфляции. В то же время в рыночном секторе, не подвластному правительству, высокие темпы роста зарплаты сохраняются и даже растут сверх всякой меры.

Повышенное внимание к монетарной составляющей инфляции говорит об укоренившейся в сознании веры в монетаристские способы регулирования рынка. В российской действительности бездумное следование монетаристским догмам уже дорого обошлось населению и экономике. Повышение мировых цен на продовольствие, спровоцированное тем, что при нынешнем уровне цен на нефть значительные объемы сельскохозяйственного сырья стали использоваться для производства моторного топлива, потребовало от многих стран введения регулирования цен в тех или иных масштабах. Меры по регулированию цен вводятся во всех странах по мере необходимости, то есть в тех случаях, когда товарные ресурсы не покрывают нормальный спрос, а рост цен влечет за собой нежелательные последствия в виде роста социальной напряженности или раскрутки инфляции в смежных сферах производства. Конечно, самым надёжным средством борьбы с инфляцией в нынешней России является восстановление и развитие отечественного производства, увеличение предложения нашей собственной продукции на товарных рынках, продажа её населению по доступным ценам. Но на это требуется время. Кроме того, этот процесс сам по себе не пойдёт или пойдёт крайне медленно. Ему мешают последствия спада производства, разбалансированность между отраслями после отказа от централизованного планирования, рецидивы модной "дезинтеграции", изношенность оборудования, несовершенство технологий, неразвитость инфраструктуры, усугубляющаяся нехватка компетентных кадров, высокий уровень экономической преступности и многие другие негативные факторы, накопившиеся за годы "радикальной экономической реформы". В этой обстановке необходимы и административные меры по сдерживанию цен. Рыночная экономика России не должна быть стихийной и спекулятивной. Она должна стать регулируемой, производительной и социально ориентированной.

Бесконечные упования на конкуренцию прикрывают профессиональную несостоятельность многих ортодоксальных рыночников и чиновников на ответственных постах в экономических ведомствах. Они насаждают конкуренцию даже там, где она неуместна и вредна. Для оценки обанкротившейся идеи разделения системы электроснабжения на монопольные и конкурентные области даже невозможно подобрать корректное выражение. Остается радоваться, что у наших рыночных энтузиастов ещё не дошли руки до аналогичной "дезинтеграции" газовой отрасли. Другой пример - утверждения о том, что конкуренция позволит решить проблемы ЖКХ. Конкуренция полезна и востребована лишь при оказании частными предпринимателями несложных ремонтных услуг в квартирах. Но по большому счету конкуренция в сфере ЖКХ – обман обывателя, маскирующий уход государства от обязательств в сфере жизнеобеспечения. Состояние отрасли определяют котельные, водопроводные станции и станции водоочистки, которые были и останутся безальтернативными, как и инженерные сети. Вместо планомерного приведения мощностей коммунальных предприятий в работоспособное состояние подбрасывают населению мифическое право выбора управляющей компании.

Примечательно, что неумеренные любители конкуренции не выговаривают слово «специализация», которая является антиподом примитивно воспринимаемой конкуренции. Однако именно специализация в сочетании с концентрацией производства является залогом успеха в завоевании лидирующего положения на современном рынке. В первую очередь это относится к высокотехнологичным отраслям производства, выходящим на глобальный рынок.
Конечно, в современной рыночной экономике ценообразование и конкуренция по-прежнему взаимосвязаны. Но давно ушли в прошлое времена полного господства благотворной свободной конкуренции, этого честного соревнования товаропроизводителей, двигателя экономической эффективности и научно-технического прогресса. Такая конкуренция осталась лишь на бумаге в экономико-математических моделях, с помощью которых студентов учат экономической теории. В реальной жизни конкуренция, не утратив своей былой роли, приобрела совершенно новые черты, часто выходящие на первый план. Концентрация производства способствует монополизму. В любом экономическом учебнике можно прочитать о вреде монополизма, который стремится прибрать к рукам весь рынок, задушить экономическую свободу, повысить цены, воспрепятствовать научно-техническому прогрессу. Справедливо подчёркивается необходимость и важность антимонопольного законодательства. Всё это так. Но в наше время явление монополизма тоже претерпело эволюцию.

Следует отметить как минимум две важные особенности современной экономики, которые часто не воспринимаются или игнорируются нашими экономистами ультралиберального толка. Во-первых, в наше время крупное предприятие совсем не обязательно является злонамеренным монополистом со всеми его пороками. В одном из лучших отечественных учебников по рыночной экономике [30] приводится в качестве примера корпорация ИБМ, которая является признанным лидером мирового производства элементов компьютерных и информационных технологий. Подчёркивается, что эта компания уже многие годы наращивает (а не сокращает) производство, постоянно совершенствует (а не ухудшает) качество изделий, находится на передовых рубежах научно-технического прогресса (а не препятствует ему), гибко маневрирует ценами (а не старается сохранить их монопольно высокими). Авторы делают важный вывод: "ИБМ и подобные ей корпорации едва ли можно считать монополиями" [30, стр. 261].
В другом популярном, переведенном с английского, учебнике также высказывается немало интересного о современном понимании конкуренции и монополии [31]. Авторы, отдавая должное конкуренции как стимулу материального интереса и экономического роста, в то же время отмечают многие её негативные черты в условиях современного высокотехнологичного производства. Обращается внимание на то, что современная конкуренция слишком часто оборачивается крайней степенью эгоизма. Подчёркивается, что в нынешнюю эпоху "достижение максимальной эффективности производства на основе применения новейшей технологии часто требует существования небольшого числа крупных фирм, а не большого числа мелких" [31, стр. 88-89]. Авторы пишут и о том, что у конкурентной экономики со временем выявились такие недостатки, как расточительность использования ресурсов в погоне за немедленной прибылью, экономическая неэффективность, резкое неравенство доходов, систематические нарушения рыночного механизма, неустойчивость.

Современной конкуренции присуще стремление не столько к состязательности, сколько к монополизму. Это важное изменение производственных отношений современного капитализма впервые отметил ещё Джеймс Гэлбрейт в середине минувшего века. Он справедливо утверждал, что в результате концентрации производства современный капитализм утратил прежнюю способность к саморегулированию через механизм взаимодействия спроса и предложения на основе классической рыночной конкуренции. На смену свободной конкуренции пришло новое экономическое явление, которое Гэлбрейт назвал "уравновешивающей силой". Эту теорию он развил в своей книге "Американский капитализм: концепция уравновешивающей силы" [32]. Согласно этой теории, в современной экономике сформировался "коллективный монополист" покупателей. Ему противостоит коллективный монополист продавцов. Их интересы противоположны: продавцы хотят дороже продать, покупатели - дешевле купить. Силы обеих сторон уравновешиваются путём соглашения. Процесс такого уравновешивания выступает, согласно Гэлбрейту, регулятором производственных отношений современного капитализма. Конечно, эту теорию Гэлбрейта не следует возводить в абсолют. Трудно установить "китайскую стену" между совокупным продавцом и совокупным покупателем. В реальной жизни всегда бывает так, что продавцы одних товаров являются покупателями других. Тем не менее, эта теория в современных условиях нынешней России приобретает актуальность. "Перетягивание каната" между продавцами и покупателями всё чаще проявляется со всей очевидностью. Стремление "коллективной монополии" продавцов повышать цены у нас называют "сговором".
Арбитром в этом жёстком ценовом противостоянии обязано выступать государство в лице федеральной и региональных властей. Для этого необходима соответствующая законодательная основа. Надо более активно применять и уже существующий федеральный закон «О защите конкуренции». Сегодня главная цель этого закона должна состоять в противодействии необоснованному завышению цен как индивидуальными, так и коллективными монополистами.


Борьба с коррупцией. Коррупция в стране получила широкое распространение. Она есть и в других странах, но в нынешней России она особенно опасна. Она уже фактически подменяет собой реальную продуктивную деятельность и стала серьезным препятствием на пути экономического роста. Без решительных и системных мер коррупцию не преодолеть. Важно подчеркнуть -здесь недопустимы ни промедление,ни массовые репрессии: промедление ввергнет страну в разряд слаборазвитых, а массовые репрессии возвратят страну во времена сталинского ГУЛАГа.

Почему-то принято считать, что коррупция - это болезнь чиновничества. Что касается бизнеса, то его обычно считаютнепременно честным. Постоянно говорят о необходимости защищать бизнес от коррумпированных чиновников. Вот очистим бизнес от нечистых на руку чиновников, и дела у нас пойдут хорошо. Вот уменьшим роль зловредного государства в экономике, и дела пойдут ещё лучше. Возникнет "благоприятный инвестиционный климат" - идея фикснаших либералов.Но как возник наш российский бизнес? В 1991 году в результате ваучерной приватизациисобственность захватили директора и госчиновники. Из опекунов народного добра они превратили себя в собственников.Падение советской власти многие ис­пользовали в целях личногообогащения. Целые состояния были сделаны в период "шоковой терапии".Ваучерная приватизация была не чем иным, как более упорядоченным процессом передачи собст­венности в руки номенклатуры и организованной преступности. С каждым витком приватизации коррупция усиливалась, ибо никаких механизмов контроля над обвальной приватизацией не было.Затем начался этап липовых аукционов, захвата заводов, подкупа чиновников, подлога документов и ряда других мер для того, чтобы захватить производственный сектор экономики. Этот бандитский захват подавался как реформа, как переход к рыночной экономике.Большего кощунства не придумать.Дележ со­ветских заводов между монополистами без вся­кого закона, путем мафиозных разборок, заказных убийств и взяток, никак нельзя назвать перехо­дом к рыночной экономике.Коррупция стала главным элементом процесса приватизации. Создалась беспрецедентная ситуа­ция. Новоявленные владельцы средств производства стремились не к тому, чтобы усилить своё производство, а к тому, чтобы как можно скорее выкачать из него всё, даже если это приведёт к его разруше­нию. Сколько ужасающих примеров по всей России, как растащили, разворовали, распродали целые заводы, пароходства, институты и другое добро!

Захват средств производства коррумпированной номенклатурой стал национальной катастрофой для России. Это привело к деиндустриализации страны и обнищанию народа, к ослаблению её обороно­способности. За прошедшие с тех пор 20 лет, конечно, социально-экономическая ситуация улучшилась. Но сильно ли поменялся менталитет наших толстосумов? Много ли у нас фордов, ротшильдов, гейтсов - созидателей реальной экономики? Много ли у нас высокоэффективных частных собственников, налаживающих отечественное производство, разрабатывающих и внедряющих новые технологии, повышающих качество продукции? Они есть, но их мало. Наша экономика, к сожалению, в значительной мере остаётся спекулятивной, а подчас и криминальной. Коррупция процветает и среди чиновничества, и в среде бизнеса. Система "откатов" получила повсеместное распространение. И бороться с этим злом надо системно и комплексно. Не обойтись без серьёзного пересмотра коррупционного законодательства, принятого в 90-е годы и действующего досих пор. Пока этого не произойдёт, мы так и будем заниматься «сизифовым трудом» - одной рукой плодить экономические преступления, а другой - бороться с ними.

Необходим ряд новых законов. Надо вводить прогрессивную шкалу налогообложения. Надо вводить закон, делающий возможным изъятие стратегически важныхпредприятий у неэффективных и недобросовестных собственников. Нужен закон о регулировании оплаты труда в Российской Федерации с тем, чтобы оплата труда первых лиц на предприятии любой формы собственностибыла привязана к средней зарплате на этом предприятии. Надо вводить обязательные декларации об источниках доходов при покупке предметов роскоши и других товаров очень высокой стоимости. Надо пересматривать закон о предприятиях и предпринимательской деятельности, вводить уголовную ответственность за лжепредпринимательство. Следует ввести в цивилизованные законодательные рамки понятие коммерческой и банковской тайны, чтобы эта тайна перестала быть прикрытием бессовестных махинаций, способом незаконного обогащения. Необходимо усилить административную и уголовную ответственность за взяточничество, причем в первую очередьсреди высокопоставленных чиновников, а уж затем спускаться на бытовой уровень, ибовысокопоставленные чиновники не имеют права подавать пример коррупционного поведения рядовым гражданам.Гражданское общество должно проникнуться важностью этой проблемы, настойчиво требовать у власти конкретных мер по её решению,с отчётами о результатах этой работы.Меры по борьбе с коррупциейдолжны объективно и широко освещаться в средствах массовой информации. Следует усовершенствовать избирательную систему, чтобы к власти на всех уровняхприходили честные и неподкупные люди, для которых судьба страны и её народа были бы важнее собственного кармана.

Социальная политика. Социальные расходы государства за последние годы выросли. Но положение нельзя признать удовлетворительным. Официальная статистика дает вполне благополучные цифры по безработице. На деле ситуация хуже. Многие недовольны своей работой и зарплатой, нет перспектив для карьерного роста. Плохо с трудоустройством выпускников высших учебных заведений. Прием на работу сплошь и рядом осуществляется на основе родства, кумовства и знакомства. При этом уровень образования, способности и деловые качества отходят на задний план, и это является одной из серьезных причин низких темпов и качества экономического роста. Недопустимо велика дифференциация доходов. При огромном богатстве немногих, слишком многие живут более чем скромно, а часто и за чертой бедности. Уровень доходов часто не связан с реальной пользой для общества и не способствует формированию заинтересовывающей мотивации к труду. Учителя, врачи, ученые, работники культуры получают недопустимо мало на фоне многих других профессий. Существующая пенсионная система неэффективна и не дает уверенности в будущем. Прибавка к пенсиям «съедается» опережающим ростом цен. Много говорят о необходимости особой пенсионной системы для среднего класса, предполагающей развитие «накопительного компонента». Эффективность такой политики сомнительна. Пенсии должны выплачиваться в твердом и достаточном размере из бюджета. А дополнительные средства представители среднего класса в состоянии накопить самостоятельно.

В целом, социальное государство - а Россия по конституции является именно таким государством - обязано гораздо больше внимания уделять социальной политике. Меры социальной поддержки населения должны быть достаточными, понятными и надежными. Они должны обеспечить уверенность каждого гражданина в завтрашнем дне. Как уже говорилось, эта уверенность – главное условие решения демографической проблемы. Необходимы меры для значительного увеличения бюджетных ассигнований на социальную политику. Дополнительные средства на эти цели следует искать в рациональном перераспределении доходов от богатых к бедным путем прогрессивного налогообложения. Пора прекратить верить традиционному либеральному брюзжанию насчет вредоносности принципа «отнять и поделить». Да, именно так, надо перераспределять доходы. Это делается в большинстве развитых стран, в том числе и в тех, которые не провозгласили себя по конституции социальными государствами. А уж в России это и подавно необходимо сделать.

Аграрная политика. Россия издавна и по сию пору – аграрная страна. Но именно сельское хозяйство было и остается слабым местом России. В советское время индивидуальные крестьянские хозяйства были фактически разрушены и заменены колхозами и совхозами. Как показало время, это не стало полноценной заменой. Конечно, это позволило осуществить механизацию на крупных посевных площадях, но оплата труда и материальная заинтересованность сельских тружеников были на крайне низком уровне. В постперестроечной России, наоборот, упор сделали на индивидуальные фермерские хозяйства, основательно разрушив колхозы и совхозы. Но это не привело к созданию современного цивилизованного класса фермеров, с их разнообразной техникой для самых разных сельхозработ, с высокой заинтересовывающей мотивацией и обустроенным сельским бытом. В сущности, жизненно важная для России аграрная проблема не решена и до настоящего времени. Попытка в 90-е годы перевести сельское хозяйство на чисто рыночные отношения закончилась провалом.

Сельское хозяйство — это не просто отрасль экономики. Это треть населения нашей страны. Аграрный сектор не может быть только бизнесом. Это важное государственное дело. Необходимо перейти от «помощи» сельскому хозяйству к государственной аграрной политике. Основой сельскохозяйственного производства должны стать вертикально интегрированные агропромышленные, перерабатывающие и торговые производственные комплексы. Наряду с этим необходимо всячески поддерживать индивидуальные (фермерские) хозяйства, в том числе путем предоставления крестьянским хозяйствам льготных государственных кредитов, бесплатной выдачи земли в собственность для ведения хозяйства и индивидуальной застройки, отмены налогов на первые годы становления хозяйства. Особое внимание следует уделить созданию и развитию отечественного производства малой сельскохозяйственной техники для механизации труда фермеров, с продажей её по доступным ценам. Ввести государственное регулирование цен на горюче-смазочные материалы, сельхозтехнику, запчасти, минеральные удобрения.

Необходимо создавать льготные условия для желающих переехать из городов в села для постоянного проживания и работы. Это будет способствовать снижению безработицы, решению проблемы моногородов, привлечению в село грамотных специалистов и квалифицированной рабочей силы. Предоставлять земельные участки, выдавать ссуды на обустройство, помогать в обеспечении необходимыми материалами, осуществлять в плановом порядке строительство сельских школ, поликлиник и больниц, культурных учреждений. Финансировать и развивать сельскохозяйственную науку, образование, осуществлять переподготовку кадров, внедрять в практику результаты научных исследований. Увеличить бюджетные ассигнования на строительство дорог в сельской местности. Форсировать электрификацию и газификацию села. Организовать беспрепятственную и неспекулятивную доставку сельхозпродукции от производителей к потребителям, законодательно регулировать деятельность торговых посредников, убрать лишних посредников.

Членство России в ВТО ни в коем случае не должно стать препятствием для развития отечественного сельскохозяйственного производства. Ввоз в страну импортной сельхозпродукции должен применяться лишь в случае непредвиденной необходимости (природные катаклизмы) или той продукции, которая по климатическим условиям не может быть произведена в России. При планировании экспорта сельхозпродукции - учитывать необходимость первоочередного насыщения внутреннего рынка, с продажей сельхозтоваров населению по доступным неспекулятивным ценам. При осуществлении земельной политики – соблюдать принципы законности при вовлечении земли в коммерческий оборот, сохранять земли для нужд сельскохозяйственного производства, создавать действенные стимулы для заселения обезлюдевших аграрных территорий. Пресекать спекуляцию землей. Разбюрократизировать, покончить с волокитой и злоупотреблениями во всем, что касается садово-дачных участков. Избавить их владельцев от утомительной и унизительной беготни за многочисленными справками, от произвола чиновников.

Кредитно-денежная и налоговая политика. Нынешние финансовые институты не соответствуют принципам социального государства. Непомерно велико и продолжает увеличиваться число банков. Центробанк не принимает достаточных мер по их санации и предотвращению антиобщественной, сугубо корыстной и спекулятивной деятельности. Коммерческая и банковская «тайна» продолжает оставаться инструментом незаконного обогащения и финансовых махинаций. Цены и тарифы неуклонно растут. Попытки их регулирования не дают ощутимых результатов. Борьба с инфляцией скорее декларируется, чем осуществляется. Государство не применяет необходимых административных мер по ограничению неоправданного роста цен, хотя это давно делается в других странах. Антиинфляционные ограничения денежной эмиссии не всегда оправданны. Признавая необходимость стабилизационного фонда, следует признать и необходимость корректировки механизма его размещения и использования в интересах страны.

Непомерно велик отток капиталов из страны. Плохо стимулируется приток прямых иностранных инвестиций в отечественное производство. Не осуществляется государственный контроль над целевым использованием этих инвестиций, почти не используются государственные гарантии своевременного их освоения с выгодой для инвесторов, во многих случаях средства просто разбазариваются или уворовываются. Это не способствует созданию «благоприятного инвестиционного климата», этой притчи во языцех наших либеральных оракулов, за которую они продолжают неуклонно сражаться с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения.

Вопреки статистике, реальная собираемость налогов оставляет желать лучшего. Необходимы более решительные меры в борьбе с уклонением от уплаты налогов и налоговым мошенничеством. Ныне действующую «плоскую» шкалу налогообложения доходов по ставке 13% следует заменить на прогрессивную. Ссылки на несвоевременность такой меры несостоятельны. Надо использовать опыт других стран, где прогрессивное налогообложение доходов давно и нормально работает. Речь идет именно о доходах, а не об имуществе. Что касается последнего, то и его следует обложить прогрессивным налогом. Но из перечня налогооблагаемого имущества следует исключить квартиры, давно приватизированные гражданами, для которых прогрессивный налог может оказаться несправедливым и непосильным.

Жилищная политика. В социальном государстве, каковым по конституции является Россия, нельзя отдавать жилищную проблему во власть рыночной стихии. Необходимо государственное регулирование цен на жильё. Не допускать выселения должников по квартплате без судебного решения. Запретить коммерческую «точечную» застройку без согласия жителей близлежащих домов. Запретить жилищное строительство без надлежащей инфраструктуры. Разработать и реализовать государственную программу массового строительства социального жилья. Необходима система государственных мер по льготному обеспечению жильём малообеспеченных граждан, по расселению из аварийного и ветхого жилья, по охране прав престарелых одиноких людей, давно проживающих в больших квартирах.

Серьезной корректировки требует система управления жилищно-коммунальным хозяйством. Грубой ошибкой стало самоустранение государства из этой сферы. На плечи небогатых российских квартиросъемщиков государство взвалило неподъемный груз. Бесплатная приватизация жилья не изменила ситуации. Давно пора признать, что ЖКХ в целом является естественной монополией. Конкуренция возможна и целесообразна лишь при оказании жильцам несложных ремонтных услуг. Всё остальное требует ответственного и грамотного управления при оперативном контроле со стороны региональной власти. Создание частных управляющих компаний и наделение их правами полностью самостоятельных хозяйствующих субъектов лишь усугубило проблемы и внесло неуправляемость в сферу ЖКХ. Самостоятельная хозяйственная деятельность сплошь и рядом подменяется бездеятельностью, обманом и наглым вымогательством денег у жильцов за неоказываемые услуги. Надо исправить эту ситуацию. Если уж не полный возврат сферы ЖКХ под государственное управление, то, по крайней мере, законное право региональных властей влиять на их деятельность, пресекать безобразия. Законодательно установить максимально допустимую долю расходов населения на оплату жилых помещений и коммунальных услуг не выше 10% от совокупного дохода семьи. Предельно упростить и дебюрократизировать процедуру получения жилищных субсидий. Узаконить государственный контроль над тарифами в сфере ЖКХ, усилить ответственность за нарушение этого законодательства вплоть до введения уголовной ответственности.

Здравоохранение. Продолжает ухудшаться качество медицинских услуг. Пациенты недовольны ошибочной диагностикой, неэффективным лечением, дорогими лекарствами. Низка квалификация многих врачей и медсестер. Много недостатков в организации медицинского обслуживания. Отечественная фармацевтическая промышленность фактически разрушена, жизненно важные лекарственные средства приходится завозить из-за границы. Низка ответственность каждого человека за состояние своего здоровья. Сегодня 80% людей не занимаются физкультурой или спортом, 65% регулярно употребляют крепкие спиртные напитки или курят, 60% проходят медицинские обследования только в случае болезни. Не уделяется должного внимания профилактике заболеваний. Слишком много медицинских услуг стало платными, и эта плата неуклонно растет. Формально бесплатные медицинские услуги сплошь и рядом недоступны из-за больших очередей.

Государство обязано навести порядок в здравоохранении. Не исключая платности высококвалифицированных медицинских услуг, в социальном российском государстве следует не на словах, а на деле обеспечить бесплатное медицинское обслуживание для большинства населения по важнейшим жизненным показаниям. Необходимо повышать ответственность врачей за достоверность диагностики и эффективность лечения. Усилить административную и ввести уголовную ответственность за систематические и грубые медицинские ошибки, равно как и за злостную халатность, невнимание и бездушное отношение к пациентам. Значительно повысить требования к медицинским вузам в подготовке высококвалифицированных специалистов. Ввести в образовательные программы вузов более продолжительную и содержательную практику в медицинских учреждениях для получения диплома врача.

Развитие широко рекламируемых «кластеров» для выпуска лекарственных средств из привозных импортных субстанций не решает проблемы российского здравоохранения, закрепляет зависимость страны от заграницы в этой жизненно важной сфере. Необходимо восстанавливать и развивать отечественную химическую промышленность для производства собственных лекарственных субстанций. В школьном образовании следует сделать химию обязательным предметом, как это было в советское время. Ввести в вузах дополнительные новые специальности по фармацевтике и биохимии, усилить их связь с теоретической и практической медициной. Повысить требования к диссертациям на соискание ученых степеней химических и медицинских наук, обращая особое внимание на их новизну и практическое значение. Разработать и реализовать систему мер по периодической переподготовке врачей и подтверждению их квалификации в практической работе. Систематически повышать зарплату врачей и медсестер всех специальностей, не допуская дискриминации.

Наука и образование. Неблагополучное положение в сфере науки и образования было рассмотрено в статье [33]. Об этом же говорилось и в моем письме в редакцию «Российской газеты» [34]. С тех пор положение не только не улучшилось, а заметно ухудшилось. Академия Наук окончательно превратилась в пристанище для престарелых ученых, которые скорее занимаются бесконечным продолжением своих докторских диссертаций, чем новыми актуальными научными направлениями. Многие академические институты фактически остались лишь на бумаге: ни о новом серьезном вкладе в фундаментальную науку, ни о связи с практикой нет и речи. Конечно, есть и приятные исключения, но они не меняют общего безрадостного положения. Более того, многие академики научились изощренно втирать очки и выпрашивать деньги у государства. В обстановке клановости и бесконтрольности происходят уж совсем возмутительные вещи. Широкое распространение получил откровенный плагиат. Тиражируют статьи и даже «изобретения», лишь слегка изменив заголовки и тексты своих прежних работ. Плодят недобросовестных кандидатов и докторов наук. Более того, не гнушаются переводом на русский зарубежных работ и отправкой их в печать под своим именем в слегка измененном виде. Такого маразма наша наука ещё не знала!

Не лучше положение и в образовании. Продолжается снижение его качества. В вузы приходят абитуриенты с «эмбриональным» уровнем развития. Требовательность вузовских преподавателей резко понизилась с переводом вузов на «подушевую» систему финансирования. Теперь отчисление тупиц и бездельников накладно для вуза – от числа студентов зависит его финансирование. Качество чтения лекций и проведения практических занятий резко ухудшилось по причине непрофессионализма многих преподавателей. Низкая заработная плата выталкивает из вузов молодых перспективных специалистов. Взяточничество в вузах приобретает новые изощренные формы. Ученые советы вузов продолжают по инерции и с помощью накатанной схемы плодить армию кандидатов и докторов наук низкого качества. Результативность работы вузовского ученого продолжают оценивать по количеству опубликованных статей и по числу подготовленных кандидатов. Качественная сторона при этом не учитывается. При таком положении не вызывает удивления тот факт, что отечественные вузы столь низко котируются в мировом образовательном сообществе.

И вот новое руководство министерства начало делать что-то реальное по исправлению этого безобразного положения. И что тут началось! Вопли «оскорбленных» академиков. Массовые протесты ректоров против признания их вузов неэффективными. Умело организованные массовые протесты студентов в защиту «родных» вузов. Поездки в Москву глав регионов, чьи дети и дети их родных и знакомых никак не смогут обойтись без «своих» вузов. Громогласные спекуляции политиков, зарабатывающих политические дивиденды не недовольстве новым министром. И, конечно, выступления в Государственной Думе с требованиями немедленной отставки «антинародного» министра. Не хотят понять, что дело не в личности министра, а в объективно неудовлетворительном состоянии науки и образования в стране. Если в ближайшие годы власть не предпримет кардинальных мер для улучшения ситуации в науке и образовании, Россия всерьез и надолго скатится в разряд слаборазвитых стран.

Молодежная политика. Сегодня молодежь в большинстве своем сталкивается с серьезными жизненными трудностями: платное образование, очереди и невнимательное отношение в поликлиниках, сложности с трудоустройством, отсутствие собственного жилья и др. Брошенная на произвол судьбы молодежь – серьезная опасность для будущего страны. Невозможность реализовать себя, найти свое место в жизни приводит к росту насилия, преступности, алкоголизма, наркомании. Как уже говорилось, неясность и непредсказуемость жизненных перспектив создает угрозу обострения демографической проблемы. Невнимательное отношение государства к проблемам молодежи не может быть оправдано никакими рыночными преобразованиями.

Мотивация к труду подрывается многочисленными примерами продвижения молодых по образовательной и карьерной лестнице не по способностям, знаниям и прилежанию, а по родству, кумовству, знакомству. В такой обстановке у многих опускаются руки, подрывается вера в справедливость, возникают протест и экстремистские настроения. Плохой пример для молодежи подают коррупция, воровство, мошенничество, жульничество, имитация реальной работы среди взрослых и с виду респектабельных граждан. При виде этого у молодых возникает неверие в собственную дееспособность и убеждение в том, что для жизненного успеха необходим не столько честный и умелый труд, сколько ловкачество, приспособленчество, неуемная жажда личной выгоды любым способом. Это подпитывает почву для роста преступности. Отсюда логически вытекает и нежелание работать над своим интеллектуальным уровнем, получать действительно качественное образование. Такая обстановка растления молодежи недопустима в государстве, объявляющем себя социальным. Необходима государственная программа по молодежной политике, способная коренным образом переломить ситуацию в этой сфере, жизненно важной для будущего страны.

Внешняя политика и обороноспособность страны. Междисциплинарная общеэкономическая теория определяет основное противоречие нашей эпохи как противоречие между обострением глобальных проблем и разъединением людей перед лицом общей опасности. Нынешний мир переживает тяжёлые времена. Нарастают глобальные угрозы. Нехватка продовольствия, проблемы с энергоресурсами, истощение запасов полезных ископаемых, глобальное изменение климата, загрязнение воздуха, подъём уровня мирового океана, разрушение озонового слоя атмосферы, сокращение и поражение лесных массивов, эрозия почвы, расширение пустынь, умирание озёр, уменьшение запасов подземных вод, угроза ликвидации существующих видов животных и растений, возникновение новых свалок для токсичных отходов и отравление ими грунтовых вод - всё это реальности, которые создают угрозу сохранения жизни на Земле. По всему миру насчитываются уже миллионы беженцев. Неконтролируемая миграция представляет реальную опасность для политической стабильности и сохранения мира. Международный терроризм - лишь следствие обостряющихся глобальных проблем. С ним не справиться только военными мерами. Применение силы оправдано лишь в контексте широкой и скоординированной политики в рамках Организации Объединённых Наций.

Эта организация должна стать более дееспособной. Перед ООН ныне встаёт труднейшая историческая задача, от решения которой как никогда прежде зависит само существование человечества. Необходимо организовать поворот мирового общественного сознания от безудержного эгоизма к разумному самоограничению, от безразличия к помощи, от конкуренции к координации, от конфронтации к сотрудничеству. Человечество не сможет выжить, если не научится действовать по согласованному разумному плану. Нужны крупные международные проекты: гуманитарные, научно-технические, социально-экономические. Россияможет и должнабыть сильной и самостоятельной. Она может и должна играть более активную организующую роль в коллективном процессе, направленном на выживание и развитие человечества.

Учитывая экономическую и финансовую нестабильность в мире, жёсткую конкуренцию за мировые рынки, рецидивы мирового терроризма, необходимо обеспечить самодостаточность и национальную безопасность России в критически важных сферах на долговременную перспективу. Следует и дальше укреплять нашуобороноспособность. Поддержание на высоком уровне оборонного потенциала - это не возврат к периоду холодной войны. Это необходимая составная часть миролюбивой внешней политики в нынешних условиях и, что очень важно, реальный рычаг для подъёма всей российской экономики. Но при всём этом важно использовать любую возможность для налаживания партнёрства и конструктивного сотрудничества с США, особенно в научно-технической области и глобальной политике.Не менее важно поддерживать добрососедские отношения с нашим великим соседом Китаем. В свое время Китай многое перенял у Советского Союза. Теперь пришла очередь и России взять все рациональное из внутренней и внешней политики Китая, этой великой страны, демонстрирующей высокие темпы развития. И, конечно, важно сохранять и развивать мирные и взаимовыгодные отношения с западноевропейскими странами. В этом особенно может помочь экономическое взаимодействие. При возможных разногласиях, Европа заинтересована в России как стабильном и надежном поставщике энергоресурсов, а Россия заинтересована в научно-техническом сотрудничестве с высокоразвитыми европейскими странами.

В настоящее время Россия прилагает большие усилия для налаживания политического и экономического сотрудничества на постсоветском пространстве. И это не навязчивая идея и не прихоть российского руководства, а жизненная необходимость. Распад СССР явился величайшей геополитической катастрофой ХХ века. Народное хозяйство СССР было, в сущности, единым народнохозяйственным комплексом. Это важнейшее обстоятельство было проигнорировано теми, кто развалил СССР. Удельный вес ввоза в потреблении Украины до 1993 года составлял в целом около 20%. При этом ввоз нефти достигал 90%, газа - 73%, лесоматериалов - 93%, хлопка - 100%. Из-за развала СССР экономическое положение "самостийной" Украины резко ухудшилось. Сложным оно остаётся и в настоящее время. Периодически возобновляющиеся споры и ценовые столкновения с "Газпромом" не сулят ничего хорошего. Стремление Украины в НАТО создаёт серьёзные предпосылки для ещё большего осложнения ситуации. Судьба русского населения Украины может оказаться под угрозой. Республики Закавказья были монополистами в производстве многих видов продукции. В Грузии было сосредоточено всё союзное производство нефтепроводных бесшовных труб и две трети насосно-компрессорных труб. Азербайджан производил четверть нефтепромыслового оборудования. Кроме того, там были уникальные производства, снабжавшие весь Союз, например, единственное производство пропиленгликоля для нужд лакокрасочной промышленности. Армения обеспечивала весь общесоюзный выпуск алюминиевой фольги, хлоропренового каучука, муравьиной и пропионовой кислот для пищевой промышленности, ацетатного жгута для сигаретных фильтров, более половины генераторов мощностью от 0,5 до 100 киловатт. Перерыв в поставках этих видов продукции вызвал сбои в работе многих российских предприятий. Республики Прибалтики были монопольными союзными производителями пассажирских вагонов для электро- и дизель-поездов, траншейных цепных экскаваторов, агрегатов для приготовления травяной муки, комплексов оборудования для приготовления россыпных кормов. Здесь производилось три четверти машин для строительно-отделочных работ, 100% магнитол, более половины телефонных аппаратов.

Эти примеры не исчерпывают всей картины негативных последствий поспешной политической и экономической "суверенизации". Ломать - не строить! Сломать можно в одночасье, а на созидание требуются годы и десятилетия. Разрушение советского народнохозяйственного комплекса происходило значительно быстрее, чем формирование нового, рыночного, экономического пространства. Происходило быстрое вырождение реальной экономики: прежняя разрушалась, а для создания новой не было условий. Получив внезапно свалившийся "суверенитет", многие регионы оказались не в состоянии ни переориентировать свои предприятия на другие источники ресурсов, ни найти новых потребителей своей продукции, ни построить новые предприятия взамен тех, которые в одночасье оказались на "чужой" территории. Ситуация усугублялась положением во внешней торговле. Наряду с притоком в торговую сеть многих импортных товаров, в основном потребительских,в гораздо большей степени усилился вывоз из страны крайне необходимых видов сырья и продукции. При сложившемся в то время валютном курсе рубля стало выгодно вывозить из страны буквально всё, возвращая государству лишь небольшую часть экспортных доходов. Это способствовало инфляции и деградации реального сектора российской экономики.

Кардинальным решением проблемы интеграции было бы создании набазе СНГ не декоративного, а подлинно союзного государства. Как показывает опыт, надежды на СНГ в его нынешнем виде весьма призрачны. Предвижу гневные возражения. Поднимется крик, что призываю, как уже было,"кормить наших младших братьев" в то время, когда у Россиисобственных дел по горло. Ответ таким оппонентам один: давно пора понять, что только на пути реальной интеграции можно надёжно обеспечить нашу собственную безопасность и защитить русских в ближнем зарубежье. Самое главное и действительно серьёзное возражение сводится к простому вопросу: как? Разве пойдут на реальное объединение бывшие союзные республики, вкусившие прелести свободы и независимости? Конечно, речь не может идти о какой-то одномоментной акции. Это должен быть достаточно длительный процесс. Воссоединение может происходить только на основе свободного волеизъявления народов. Глупо говорить о воссоздании унитарного государства. Реальным может быть создание на базе СНГ нового федеративного государства - Стратегического Союза Суверенных Республик (СССР).

Как следует из предлагаемого наименования, такой Союз должен преследовать стратегические цели всестороннего развития и безопасности всех его членов на длительную перспективу. Единое экономическое пространство, с ликвидацией ценовых конфликтов, с восстановлением необоснованно прерванных и созданием новых хозяйственных связей. Общая оборона от внешней агрессии. Взаимопомощь и поддержка во всех аспектах. Обеспечение прав коренного населения и национальных меньшинств. Восстановление культурного, научного, информационного обмена. Всё это и многое другое - реальные ценности и преимущества интеграции. И это нисколько не помешало бы взаимовыгодному сотрудничеству суверенных республик с другими государствами, в том числе - со странами НАТО. Для этого союзные органы могли бы выработать соответствующие конституционные нормы, приемлемые для каждой суверенной республики и для всего Союза. Можно быть уверенным в том, что и теперь, через два десятилетия, население стран СНГ приветствовало бы реальную интеграцию. Другое дело - некоторые политики и представители национальных элит. Многим и так прекрасно живётся. Они вполне освоились со своим положением и не хотят даже в малом поступиться своими эгоистическими интересами. Но неумолимые реалии всё равно заставят их пойти на это. В противном случае им на смену придут другие люди, более здравомыслящие и дальновидные. Внешняя политика России на постсоветском пространстве должна стать более волевой, гибкой и целенаправленной. В качестве первого шага на пути к реальной интеграции стало бы создание сначала единого таможенного союза, а затем и единого экономического пространства России с Белоруссией, Украиной и Казахстаном. Президент Владимир Путин прилагает большие усилия в этом направлении. Пожелаем ему успеха!

{mospagebreak title=Ссылки на литературные источники}

Ссылки на литературные источники

1. G.C.Means. The Corporate Revolution in America (Economic Reality vs. Economic Theory). - New York – London, 1964, p. 72.

2. J.M.Clark. Economic Institutions and Human Welfare. – New York, 1957, p. 169.

3. Василий Леонтьев. Экономические эссе. Теории, исследования, факты и политика. Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1990, с. 271.

4. P.F.Druker. The Age of Discontinuity: Guidelines to Our Changing Society. – New York, 1968, p. 349-352.

5. В.Ш.Фельдблюм. К общеэкономической теории через взаимодействие наук. – Ярославль, Типография Ярославского государственного технического университета, 1995.

6. Владислав Фельдблюм. Вторжение в незыблемое: путь химика в политическую экономию. – Ярославль, ООО «Ещё не поздно!» НТЦ «Рубеж», 2007.

7. Владислав Фельдблюм. Что такое междисциплинарная общеэкономическая теория. «CIVITAS – Вестник гражданского общества», 13 декабря 2010 (в интернете) http://vestnikcivitas.ru/docs/1224

8. Владислав Фельдблюм. Февральские тезисы (в интернете) http://professor-v.narod.ru/February-theses.html

9. Сергей Кудрявцев. Прорыв на стыке естествознания, математики и гуманитарных наук (к 75-летию профессора Владислава Фельдблюма и 15-летию его книги «К общеэкономической теории через взаимодействие наук»). «CIVITAS – Вестник гражданского общества», 10 июня 2010 (в интернете) http://vestnikcivitas.ru/docs/1074

10. Дж. Сорос. Открытое общество в опасности. Реформируя глобальный капитализм. Пер. с англ. – М., 2001.

11. Zbignew Brzezinski. Out of Control. Global Turmoil on the Eve of the Twenty First Century. – New York, 1993.

12. Ignacio Ramonet. Geopolitique du Chaos. – Paris, 1997.

13. Alain Touraine. Pourrons-nous vivre ensemble? – Paris, 1997.

14. H.A. Kissinger. Does America Need a Foreign Policy? Toward a Diplomacy for the 21st Century. – New York – London, 2001.

15. Дж. Стиглиц. Глобализация: тревожные тенденции. Пер. с англ. – М., 2003.

16. Emmanuel Wallerstein. The Decline of American Power. The U.S. in a Chaotic World. – New York, 2003.

17. Zb. Brzezinski. The Chaos. Global Domination or Global Leadership? – New York, 2004.

18. Владислав Фельдблюм. К Мировому политическому форуму в Ярославле. Теория постиндустриального общества: сущность, критика, перспективы. В 3-х частях. «CIVITAS – Вестник гражданского общества», 6.09.2011-8.09.2011 (в интернете) http://vestnikcivitas.ru/pbls/1605

19. В.И.Ленин. Полное собрание сочинений, том 27, с. 422.

20. К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения, 2-е издание, том 46, часть 1, с. 42.

21. Дж. К. Гэлбрейт. Экономические теории и цели общества. Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1976.

22. Владислав Фельдблюм. «Российская газета», 17 сентября 1996.

23. W.Eucken. Die Grundlagen der Nationalokonomie. - Berlin-Gottingen-Heidelberg, 1950.

24. L.Erhard. Wohlstand fur alle. – Dusseldorf, 1957.

25. L.Erhard. Deutsche Wirtschaftspolitik: Der Weg der Sozialen Markwirtschaft. – Dusseldorf-Wien, 1962.

26. K.Schiller. Der Okonom und die Gesellschaft (Das freiheitliche und das soziale Element in der modernen Wirtschaftspolitik). – Stuttgart, 1964.

27. F.Bohm. Wirtschaftsordnung und Staatsverfassung. – Tubingen, 1975.

28. Х.Ламперт. Социальная рыночная экономика. Германский путь. – М.: Дело, 1993.

29. А.Дж.Тойнби. Постижение истории. Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1991.

30. А.Я.Лившиц, И.Н.Никулина и др. Введение в рыночную экономику. – М.: Высшая школа, 1995.

31. К.Р.Макконелл, С.Л.Брю. Экономикс: принципы, проблемы и политика. В 2-х томах. Пер. с англ. – М.: Республика, том 1, 1992.

32. J.K.Galbraith. American Capitalism. The Concept of Countervailing Power. – Boston, 1952.

33. В.Ш.Фельдблюм. О положении в науке и образовании. «Ректор вуза», 2009, № 10, с. 36-37.

34. Владислав Фельдблюм. Свобода невыбора (письмо в редакцию). – «Российская газета (Федеральный выпуск)» № 5440 от 28 марта 2011 г.

http://www.rg.ru/2011/03/28/letter.html

{mospagebreak title=Об авторе}

feld.jpg

Об авторе

Владислав Шуньевич Фельдблюм, доктор химических наук, профессор, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

Родился в 1935 г. Окончил Ярославский технологический институт (ныне Ярославский государственный технический университет - ЯГТУ). В 1958-1995 г.г. работал в ярославском Научно-исследовательском институте мономеров для синтетического каучука (НИИМСК), ныне ОАО НИИ «Ярсинтез». В течение 32 лет заведовал крупной научно-исследовательской лабораторией. В 1996-2013 г.г. работал профессором кафедры общей и физической химии Ярославского государственного технического университета.

В начале 60-х открыл новые гомогенные катализаторы, позволяющие проводить низкотемпературную димеризацию олефинов (при комнатной температуре и атмосферном давлении). Это пионерское изобретение было защищено авторскими свидетельствами СССР и запатентовано в Англии, Франции, Италии, Германии и др. Руководил многими актуальными технологическими разработками, осуществлял научную координацию исследований с участием специалистов различного профиля. Среди этих разработок – новые способы получения изопрена и бутадиена, новые катализаторы и процессы синтеза олефинов и циклоолефинов, процессы селективного гидрирования, изомеризации, диспропорционирования (метатезиса) и др. Особенно перспективна разработка новой гибкой непрерывной технологии взаимного превращения различных непредельных углеводородов, проверенная не только в лаборатории, но и в полузаводском масштабе. Эта технология открывает возможность расширения сырьевой базы производства важных химических продуктов, вплоть до перевода его в будущем на «безнефтяную» сырьевую основу.

Под его научным руководством разработана и реализована на практике технология получения таких ценных химических продуктов, как циклопентадиен, циклопентен, циклооктен, этилиденнорборнен, эпоксиоктен, триметилсилилпропин, эсперон, кетамин и др. Среди новых продуктов – мономеры для полимерных материалов с ценными свойствами, синтетические душистые вещества, эффективные лекарственные средства, химикаты для применения в специальной технике и т.д. Эти разработки выполнялись в творческом сотрудничестве с академическими и отраслевыми институтами, вузами, промышленными предприятиями, проектными организациями.
Является автором или соавтором 100 изобретений, 12 книг, более 150 научных статей, научно-технических отчётов, технологических регламентов и других научных трудов. Подготовил 15 кандидатов химических и технических наук. Имеет награды, премии на престижных конкурсах и пр.

Одновременно, в течение почти 40 лет, разрабатывал современную, междисциплинарную общеэкономическую теорию. Всё это время интенсивно занимался самообразованием: изучал экономику, высшую и вычислительную математику, историю, философию, психологию. Результаты этих междисциплинарных исследований обобщены в его книгах «К общеэкономической теории через взаимодействие наук» (1995) и Вторжение в незыблемое: путь химика в политическую экономию» (2007). Активно выступает в интернете в качестве экономиста, философа, социолога и политического комментатора. К настоящему времени область научных интересов профессора Фельдблюма значительно расширилась. В неё входят исследования на стыке наук, аналогия природных и общественных процессов, применение математических методов в гуманитарных науках, создание междисциплинарной общеэкономической теории.

Отзывы и замечания о книге присылать автору по электронной почте:

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

 

 

 

 

.