napoleon.jpg

 

— Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя: Богатыри — не вы!..

М.Ю. Лермонтов, «Бородино»

Важнейшим событием политической жизни Европы в начале XIX века явилась война 1812 г., в которой русский народ выступил как надежный защитник своей государственности и пламенный борец за национальную свободу. Война народов нашей родины против наполеоновской агрессии была освободительной, национальной. Потому и получила определение — о т е ч е с т в е н н а я.

В войне 1812 г. столкнулись две самые крупные европейские державы того времени: Франция и Россия. Известно, что в 1789 г. во Франции победила буржуазная революция под лозунгом «Свобода, равенство и братство». В интересах крупной буржуазии был совершен переворот «18 брюмера» (9 ноября) 1799 г. и установлена новая буржуазная монархия в 1804 г. Во главе ее стал Наполеон — по меткому определению историков, деспот внутри свой страны и тиран-завоеватель по отношению к соседним народам.

План Наполеона — создать мировую империю — отвечал интересам крупной буржуазии и поначалу успешно осуществлялся: к концу первого десятилетия XIX века почти вся Европа была подчинена Франции. Диктатор решительно перекраивал карту Европы, не считаясь ни с историческими, ни с национальными особенностями покоряемых народов. Наполеоновский режим сковал национальное развитие этих стран. Они постепенно превращались в придаток Франции в роли марионеточных держав или наполеоновских сателлитов. Такая же участь ждала и Россию в случае ее поражения. «Нам нужно единое европейское законодательство, — говорил Наполеон, — единая кассационная палата Европы, единая монета, одинаковые меры веса и длины, одни и те же законы. Из всех народов Европы я должен сделать единый народ, а из Парижа столицу мира» («Ученые записки ЛГУ», 1936, №19, т. IV, с. 60). Громогласно декларируя свои захватнические планы, Наполеон поистине стал провозвестником нынешнего Европейского Союза с его единым территориальным и экономическим пространством, единой валютой, антинациональной космополитической идеологией и агрессивными глобалистскими амбициями. 

 

План Наполеона — создать мировую империю — отвечал интересам крупной буржуазии и поначалу успешно осуществлялся: к концу первого десятилетия XIX века почти вся Европа была подчинена Франции. Диктатор решительно перекраивал карту Европы, не считаясь ни с историческими, ни с национальными особенностями покоряемых народов. Наполеоновский режим сковал национальное развитие этих стран. Они постепенно превращались в придаток Франции в роли марионеточных держав или наполеоновских сателлитов. Такая же участь ждала и Россию в случае ее поражения. «Нам нужно единое европейское законодательство, — говорил Наполеон, — единая кассационная палата Европы, единая монета, одинаковые меры веса и длины, одни и те же законы. Из всех народов Европы я должен сделать единый народ, а из Парижа столицу мира» («Ученые записки ЛГУ», 1936, №19, т. IV, с. 60). Громогласно декларируя свои захватнические планы, Наполеон поистине стал провозвестником нынешнего Европейского Союза с его единым территориальным и экономическим пространством, единой валютой, антинациональной космополитической идеологией и агрессивными глобалистскими амбициями.

Однако на пути к мировому господству у Наполеона стояла Россия. Победа над Россией в войне 1806—1807 гг. явно вскружила ему голову и вселила надежды на осуществление задуманного плана.

После поражения русской армии у Фридлянда Александр I предложил Наполеону мир. Французский император с удовольствием принял это предложение, но главным условием мира поставил включение России в систему континентальной блокады, то есть Россия должна была выполнять роль сырьевой базы для Франции, поставщика живой силы для его армии, т.е. фактически утратить государственную самостоятельность.

Заключив выгодный мир в Тильзите, Наполеон хорошо понимал, что Россия не пойдет на полное разорение и, следовательно, предстоит новая война. Он приступил к идеологической, экономической и военной подготовке нового русского похода. Ряд лет потратил на то, чтобы путем экономического и политического давления на европейские страны составить всеевропейскую коалицию. Ее участникам он сулил все блага, и, прежде всего, русскую территорию. «Через пять лет я буду господином мира; остается одна Россия, но я разобью ее!» — громогласно заявил Наполеон. И это не звучало простой угрозой, ибо целью наполеоновских приготовлений было политическое раздробление и экономическое порабощение России.

Задачей Наполеона, писал русский посол в Париже князь А.Б. Куракин, является — поставить Россию в то положение, «в котором она находилась до славного. царствования Петра Великого, — одним словом, превратить ее в чисто азиатскую державу, лишив того положения одной из первых держав, которое она сейчас занимает» («Внешняя политика России XIX и начала ХХ века». Документы Министерства иностранных дел. М., 1962, т. VI, с. 145).

Таким образом наше Отечество стояло перед реальной угрозой потери национальной независимости и государственной целостности. Но Россия начала XIX века была весьма серьезным противником. Она уже вступила на капиталистический путь развития. В стране существовала промышленность, способная обеспечить военные потребности страны. Новые отношения проникали также и в область сельского хозяйства, которое поставляло на внутренний и внешний рынки хлеб, масло, сало и другие сельскохозяйственные продукты. Многое было сделано для укрепления военной мощи страны. Русская армия имела первоклассное вооружение, ее организация и боевая подготовка стояли на уровне современных требований. Армию возглавляли генералы и офицеры, прошедшие суровую школу войны под руководством выдающихся полководцев Суворова и Кутузова. По своей военной подготовке и ратной доблести русская армия не только не уступала противнику, но и превосходила его.

Русское правительство представляло себе всю опасность агрессии Наполеона, и ему пришлось затратить немало усилий, чтобы избежать полной изоляции в предстоящей войне. Русская дипломатия добилась того, что против наполеоновской Франции вместе с Россией выступали Англия, Швеция и Испания. Успешное окончание войны России с Турцией выключило последнюю из числа потенциальных союзников Наполеона. Все это позволило России избежать войны на три фронта.

Не дремала на политическом фронте и дипломатия Наполеона. К середине 1812 г. французский диктатор завершил дипломатическую подготовку новой войны против России. Предстоящая агрессия изображалась им как наступление «просвещенной европейской цивилизации» против «варваров Севера».

Для большой войны Наполеон поставил под ружье 1 млн. 200 тыс. солдат при 1372 орудиях. Для похода в Россию он смог использовать лишь половину — около 640 тысяч человек. Другую половину своих войск Наполеон был вынужден держать в Европе. Его армия была хорошо организована, отлично вооружена и обучена, однако слабой стороной был ее многонациональный состав, а также то, что мы сегодня называем идеологическим обеспечением. Солдаты насильственно включенных войск порабощенных Наполеоном стран Европы вовсе не хотели умирать за чуждые им интересы французского захватчика, да и молодые французские солдаты не понимали, зачем им нужно идти в далекую Россию. Это была уже не та армия, с которой Наполеон громил полуфеодальную Европу. Ее не вдохновляли воспоминания о победах французов у Маренго, при Аустерлице и Иене. Об этом, в частности, доносили Наполеону маршалы Дарю и Рапп: «Эта война непонятна французам, непопулярна во Франции, не народна» («Военный сборник», 1901, № 1, с. 70).

По этой причине Наполеон не мог рассчитывать на длительную войну. Ему нужны были молниеносные удары и блистательные успехи. (Вот у кого почерпнул бредовые идеи пресловутого «блицкрига» Гитлер). Для этого необходимо было скрыть передвижение войск к русской границе и достичь внезапности в нападении. Вот почему Наполеон требовал от своего посла в Петербурге непрестанно дезинформировать русских в отношении его истинных намерений. В Европе распускались самые различные слухи о сосредоточении войск на берегах Северного моря и т.п. Действительные же намерения Наполеона состояли в том, чтобы нанести удар в сердце России — по Москве. «Если я возьму Киев, — говорил Наполеон, — я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову; заняв Москву, я поражу ее в сердце» (В. Харкевич. «Война 1812 г. От Немана до Смоленска». Вильно, 1901, с. 64).

Наполеон был уверен в успехе. Еще никогда он не собирал столько войск и так тщательно не готовился к войне. Между тем, прекрасно сознавая неизбежность грядущей войны, русский император Александр I всеми силами пытался сохранить мир: «Мои чувства, так же как и политика, остались неизменными, и я ничего так не хочу, как избежать войны между нами» («Внешняя политика России». М., 1962, т. VI, с. 400).

Россия не собиралась нападать на Францию. Русское правительство с беспокойством следило за военными приготовлениями Наполеона. И как ни старался диктатор разубедить русских в отсутствии захватнических планов, никто этому не верил. Однако правительство России не все сделало для того, чтобы приготовиться к борьбе. Оно надеялось, что ни Австрия, ни Пруссия не станут воевать на стороне Наполеона, и, следовательно, французская армия не будет превышать 250—300 тысяч человек. Увы, этого не случилось.

..Наступило 12 (24) июня 1812 г. Наполеон обратился к своим солдатам с воззванием, в котором, не объясняя причин захватнической войны с Россией, обещал всем несметное обогащение в Москве. Накануне, 10 (22) июня, посол Наполеона генерал Ж.-А.-Б. Лористон вручил в Петербурге управляющему министерством иностранных дел А.Н. Салтыкову ноту, в которой говорилось, что Наполеон «считает себя в состоянии войны с Россией». Так началась Отечественная война России с Наполеоном, невиданная, с одной стороны, по своему размаху русского патриотизма и жертвенности во имя родины, а с другой — жестокости и насилия во славу глобалистских планов тирана-поработителя.

На этом фоне странными по меньшей мере выглядят попытки наших доморощенных либеральных историков и публицистов героизировать и романтизировать Наполеона, явно подзабывших ту объективную, уничтожающую оценку, которую дал ему Л.Н. Толстой в романе «Война и мир». К примеру, назойливо популяризируется в СМИ журнальная коллекция «Наполеоновские войны», в самом названии которой легко прочитывается восхищение «гением» Наполеона.

Как же к юбилейному 2012 году всевозможным охотникам перечеркивать нашу национальную героическую историю неймется, как можно выше поднять ореол «непобедимого» (?) Наполеона и пройти равнодушно мимо отважных, героических действий русских войск, партизан, военачальников, всего народа, ценою огромных кровавых жертв разгромивших агрессора и спасших Россию и всю Европу от владычества тирана.

Поднялась, по определению великого Льва Толстого, дубина народной войны, которая решительно разрушила захватнические планы «цивилизованного» европейского агрессора: «Дубина народной войны поднялась со всею своею грозною и величественною силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил. не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».

Между тем, еще задолго до решающих сражений с русской армией под командованием М.И. Кутузова Наполеон нередко демонстрировал отнюдь не талант полководца, а скорее авантюристические наклонности и самовлюбленное презрение, как к русским «дикарям», так и к своим военачальникам. Маршалы Наполеона требовали остановки для приведения в порядок армейских тылов. Бертье, Дюрок и Дарю указывали Наполеону на всю опасность дальнейшего наступления в глубь России. Маршал Дарю сказал Наполеону: «Не только ваши войска, государь, но мы сами тоже не понимаем ни целей, ни необходимости этой войны». Он указал, что более 5 тысяч солдат, и среди них около 1,5 тысячи французов, без боя сдались в плен к русским. Он указывал на растущее в тылу французской армии движение протеста, однако Наполеон не внимал никаким разумным доводам.

Начиная войну против России, он исключал возможность выступления против его армии народных масс. Он даже считал возможным, что вслед за вступлением французов в пределы России против русских поднимутся литовцы, белорусы и украинцы. Но эти расчеты рухнули. На защиту всей страны встали все народы России, ибо в лице Наполеона они видели лишь жестокого завоевателя, принесшего разорение, разруху и кабалу.

Освободительная война приняла всенародный характер. Крестьяне и горожане либо уходили вслед за армией, либо скрывались в лесах и оттуда вели вооруженную борьбу. Партизанские крестьянские отряды истребляли мелкие отряды противника, которые направлялись для заготовок хлеба и фуража. «Все против нас; все готовы либо защищаться, либо бежать.» — писал участник войны Роос (А.М. Васютинский. Французы в России. Сборник документов. М., 1912, ч. I, с. 90).

Активность партизан вынуждала французов держать большие силы для охраны тыла и коммуникаций. Наполеон нервничал и приказывал своему начальнику штаба Бертье еще более усилить охрану. И было от чего. Французы встречали на своем пути не покорное безмолвие, а восставший народ, не желающий надевать ярмо на свою шею. Тогда наполеоновская администрация резко усилила террор, но достигла обратных результатов. Чем больше французы грабили и жгли, чем дальше в глубь страны они заходили, тем сильнее поднимался протест против них. Особенно активно стали действовать крестьянские партизанские отряды после того, как французы вступили в Москву. Широкую известность приобрели отряды Ермолая Четвертака, Герасима Курина и Федора Самуся, насчитывавшие от трех до восьми тысяч крестьян каждый.

Большую роль в войне сыграло народное ополчение. Сначала оно стало возникать стихийно, но затем правительство взяло на себя организацию и вооружение ополчения, которое формировалось прежде всего из крестьян, но затем в его составе появились и рабочие, и мещане, и казаки. Ополчение стало серьезной боевой силой. Петербургское, новгородское, смоленское и московское ополчения пошли на усиление армии, другие же ополчения были использованы Кутузовым для охраны прилегающих к театру войны губерний и для блокады французов в Москве. Благодаря ополчению силы Кутузова численно почти утроились.

Как известно, из русского дворянства также вышло немало героев, прославивших себя в качестве полководцев, организаторов и руководителей войсковых партизанских отрядов. Выдающуюся роль сыграли Денис Васильевич Давыдов, Александр Никитич Сеславин, Иван Семенович Дорохов, Адам Петрович Ожаровский, которых очень высоко ценил Кутузов.

30 тысяч убитых, раненых и взятых в плен французов — таковы итоги «малой войны», внесшей большой вклад в разгром наполеоновской армии.

.Отечественная война 1812 г. сыграла огромную роль в истории России. Победа над армией французских захватчиков спасла народы нашей страны от порабощения, а Русское государство — от расчленения. Каждый солдат и офицер был готов жертвовать жизнью для защиты родины. Все участники войны были награждены медалью «В память 1812 года». В приказе по армии говорилось: «Враги ваши, видя его (знак или медаль. — В.Ю.) на груди вашей, да вострепещут, ведая, что под ним пылает храбрость, не на страхе или корыстолюбии основанная, а на любви к вере и отечеству и, следовательно, ничем непобедимая.» (М.И. Кутузов. Сборник документов. Воениздат, 1955, т. IV, ч. 2, с. 633).

Тысячи солдат были награждены «Военным орденом», а офицеры и генералы — золотым оружием и орденами. Многие полки получили георгиевские знамена и серебряные трубы, ряд полков — право носить на киверах особые знаки «За отличие».

Война тяжелым бременем легла на страну. Многие села и города были уничтожены. Однако народы России были готовы нести любые жертвы для защиты своей родины, что послужило ярким примером и в последующие послевоенные времена.

Военная стратегия фельдмаршала М.И. Кутузова носила отчетливо выраженный национально-патриотический характер. Ее сила заключалась в том, что она отвечала национальным интересам России, которая вела справедливую освободительную войну. Справедливый характер отечественной войны делал русскую армию более сильной в морально-волевом и патриотическом отношении.

Отечественная война 1812 г. оказала также огромное влияние на политическую жизнь Европы. Своей победой русский народ положил начало освобождению других европейских народов от власти французских захватчиков. Французские войска потеряли веру в своего «непобедимого» полководца. Наполеон уже не мог создать в короткий срок новую армию, способную добиться успехов на полях сражения.

В дни Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) Советскую Армию вдохновляли славные подвиги наших мужественных предков. И к тем знаменам, которые русские войска захватили у французов в 1812 г., Советская Армия прибавила знамена гитлеровской армии. Советское правительство учредило в дни Великой Отечественной войны ордена Александра Невского, Александра Суворова, Павла Нахимова и Михаила Кутузова, которыми награждались за выдающиеся подвиги наши генералы и офицеры. Статуты этих орденов — замечательное наследство, завещанное нам историей.

Слава 1812 г. возбуждает у нас гордость за своих предков и любовь к героическому прошлому нашей прекрасной Родины.

Надеюсь, к памятному 200-летнему юбилею этой знаменательной даты соотечественники увидят новые художественные и документальные фильмы, прославляющие историю России, научная общественность порадует нас очередными открытиями в области исторических знаний, деятели культуры, литературы и просвещения приложат максимум усилий по укреплению духа патриотизма и высокой нравственности в молодежной среде, ставя в пример замечательные слова великого русского поэта М.Ю. Лермонтова, вынесенные в эпиграф этой статьи.

Продвижение бизнес-плана презентация реклама. Способ рекламы и продвижения своего бизнеса.