Маленький старичок с большим носом сидит у камина и рассказывает о своих приключениях.

Его слушают и смеются прямо в глаза:

- Ай да Мюнхаузен! Вот так барон!

Но он даже не смотрит на них.

Он спокойно продолжает рассказывать, как он летал на Луну, как он жил среди трехногих людей, как его проглотила огромная рыба, как у него оторвалась голова.

Рудольф Распе. Приключения барона Мюнхаузена

Андрей Михайлович Буровский родился 7 июля 1955 года. В 1980 году окончил исторический факультет Красноярского государственного педагогического института. В 1987 году в Ленинградском отделении Института археологии АН СССР защитил кандидатскую диссертацию, а в 1996 году в Алтайском университете - докторскую диссертацию. С 1988 года занялся развитием концепции биосферы и перехода ее в ноосферу В.И.Вернадского. Автор 134 опубликованных и находящихся в печати работ, в том числе 4 монографий. Автор нескольких опубликованных научно-популярных книг по русской истории, цикла боевиков на темы современной Сибири. Участник Общероссийского политического общественного движения "Евразия". Дважды разведен, отец четырех детей.

Андрей Михайлович Буровский - кандидат исторических наук, доктор философских наук, профессор, председатель Красноярского отделения Международной академии ноосферы, член Санкт-Петербургского Союза ученых, член проблемного совета при Академии образования.

Андрей Михайлович настолько «велик», что для него Наполеон Бонапарт всего-навсего «мелкий дворянчик, пролезший в императоры». Русские (московиты) для него - это «людишки», «жополизы», «российские неучи», «тупая и грязная свора».

 

«Вижу, что Франция XVвека больше была похожа на Российскую империю XVII века, чем на Францию XVIII века. Простите, я об этом как раз писал: что Европа стремительно менялась. Вообще фактор времени часто малопонятен россиянину, даже ученому…» (А. Буровский. Россия, которой не было. 2.).

Да куда нам, «холопам» и «неучам», «тупой и грязной своре» понять.

У Андрея Михайловича всегда все линейно, поступательно, без положительных и отрицательных ускорений… слишком прямолинейно, весьма примитивно, а поэтому скучно.

Где и кем были европейцы, когда в Шумере, расположенном в южной части Вавилонии, около 3000 лет до нашей эры, служители шумерского рама изобрели письменность?

И где теперь шумеры, а где европейцы?

Когда читаешь произведения А. Буровского, ощущаешь себя у камина в компании барона Мюнхаузена. Рассказы хозяина вызывают гомерический, ничем не сдерживаемый смех.

О «российских неучах» и «жополизах»

Андрей Михайлович Буровский, разделяющий цивилизованный Запад и варварскую «Московию», ненавидит русских, правда не всех, а только «московитов». При этом его «концепция просвещенного Запада и варварского Востока» построена на примитивной лжи…

Чувства Буровского ярко проступают в его труде «Россия, которой не было – 2. Русская Атлантида» М.: БОНУС, ОЛМА-ПРЕСС, 2000. У А. Буровского есть соавтор, но, как оказалось, популярный писатель А. Бушков к этому «труду» имеет малое отношение. Складывается впечатление, что соавторство – рекламный ход. Автор популярных бестселлеров выступил в роли локомотива, который должен  был способствовать продажам книжонки.

А. Буровский пишет: «Московиты с огромным трудом способны понять (и то далеко не все), что если они хотят быть богатыми, не надо завоевывать чужие земли и бежать за соболями и песцами в Сибирь, а надо работать интенсивнее и лучше. Эта мысль им неприятна и скучна, как двенадцатилетнему подростку, подросток ведь раз предпочел бы  не копить деньги в банке, а получать богатство таким же увлекательным способом, как герои "Острова сокровищ"». Таким образом, лень и скудоумие московитов очевидны, вот на просвещенном и цивилизованном Западе-то все по-другому.

Но как быть с англосаксами с их колоссальной Британской империей, а с испанцами, португальцами, бельгийцами, французами, голландцами и прочими, которые тоже «завоевывали чужие земли» и за чем-то там гонялись в стремлении получить все и сразу. Не следовало бы Буровскому определенные качества, присущие всем империям, приписывать только одной - России.

«Крестьяне могли стать рыцарями. Для этого было надо всего-навсего купить полное рыцарское вооружение и боевого коня» - вот пример истинной демократии просвещенного Запада. Андрей Михайлович при этом скрывает, сколько тогда стоило «купить полное рыцарское вооружение и боевого коня». Крестьянину, чтобы  стать рыцарем в те годы, это как  нашему крестьянину  с годовым заработком 1000 ЕВРО стать членом элитарного Английского клуба в Москве с вступительным взносом 7000 ЕВРО. Тамбовский крестьянин за всю жизнь не заработает на фрак для визитов в этот клуб. А  вы говорите - «боевого коня». Здесь применен хорошо известный в науке метод ложного доказательства «От сказанного в относительном смысле - к сказанному безотносительно». Уточним: рыцарское снаряжение и конь стоили в то время столько, сколько две средние деревни  со всеми людьми, движимым и недвижимым имуществом.

Тот же метод «подмена тезиса» используется при доказательстве очередной грани преступного нутра московитов, на этот раз в связи с окружающей средой. «Разрушение природной среды – прямое следствие культуры расточительства. Веками никто особенно не заботился о том, чтобы одна и та же земля сохраняла, а тем более приумножала свое плодородие»… «В обществе, где главное – владеть природными богатствами, тот, кто расточает, бросает без толку, портит, кто владеет и не использует – богат. Так было везде, а у индейцев Северной Америки было даже специальное название для пира, на котором не сколько едят и пьют, сколько показывают друг другу, сколько могут перепортить и расточить: потлач. На потлаче рубили топорами целые, только что сделанные лодки, выбрасывали в реку новые одеяла и рубахи, сжигали муку и копченое мясо: "Чтобы все видели, я это могу!"» Председатель Красноярского отделения Международной академии ноосферы, безусловно, знает, что индейцы даже с их  «диким» потлачем никогда, вплоть до сегодняшнего дня, не выходили из биоценоза, жили в гармонии с природой. Плоды их жизнедеятельности полностью усваивались окружающей средой, от природы они не брали больше, чем нужно для поддержания, сложившегося веками, образа жизни. Но тут пришел «белый цивилизованный человек» и уничтожил их среду обитания, распахал прерии, служившие для кочевья бизонов. Через несколько десятилетий плодородный слой почвы превратился в пыль и был унесен ветром в океан. Без бизонов индейцы стали вымирать от голода. Помимо этого их физически уничтожали: натравливали друг на друга, скупая скальпы, подбрасывали отравленную муку и одеяла, в которые заворачивались ранее тифозные, дизентерийные и прочие больные, травили собаками, устраивали на них облавы и расстреливали женщин, стариков, детей. В настоящее время главную угрозу человечеству представляет общество потребления. Сегодня кажущееся экологическое благополучие Запада обеспечивается за счет экологической катастрофы  в «странах третьего мира», откуда вычерпываются природные ресурсы и куда закачиваются токсичные отходы.

Хочется также уличить профессора еще в одной лжи. Это относительно куч дерьма на площадях городов московитов. А. Буровский ничем свои слова доказать не может, нам же доподлинно известно, что проблемы с кучками кала существовали в Лувре. Всякий, прогуливающийся по резиденции французских королей и его окрестностям, рисковал наступить на дерьмо. Так было до конца XVII(!) века. Хорошо известно, что французские короли нанимали художников,  которые малевали «красные кресты в коридорах Лувра для предостережения попыток мочиться там и гадить – чтобы люди считали подобное в данных местах святотатством».

Гражданская война в России по Буровскому

«История – это свиток тайн, пересказанных глупцом по испорченному телефону. Историю принято излагать как последовательность важных событий. При этом логика и психология внутреннего процесса этих событий обычно не учитывается – остается за рамками, пребывает вне интересов историка. В результате историк сплошь и рядом не может отличить важнейших событий от заурядных. В результате читатель получает этикетку "Хрен в маринаде"». Из предисловия к книге М. Веллера и А. Буровского «Гражданская история безумной войны».

В данном исследовании А. Буровский «впервые излагает историю Гражданской войны как страшную и удивительную сказку, случившуюся в реальности».

Главная идея «историка»: «Можно сказать, что Октябрьская революция была первым актом гражданской войны. Нарушением гражданского мира».

«Все партии поддержали свое правительство в первой мировой войне. А большевики не поддержали. В 1915 году Ленин выступил с программной статьей «Превратить войну империалистическую в войну гражданскую».  Вот он лозунг, вдумайтесь в него: ПРЕВРАТИТЬ ВОЙНУ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКУЮ В ВОЙНУ ГРАЖДАНСКУЮ. Слово произнесено. Лозунги неизбежности, желательности, полезности Гражданской войны большевики произносили много раз, вполне откровенно».

А. Буровский так и пишет: «В 1915 году выходит программная статья Ленина «Превратить войну империалистическую в войну гражданскую».

Начнем с того, что не было никакой программной статьи «Превратить войну империалистическую в войну гражданскую».

Мысль Ленина о превращении войны империалистической в войну гражданскую была сформулирована в его работе "Социализм и война", написанной в июле-августе 1915 г., и звучала так: "Война, несомненно, породила самый резкий кризис и обострила бедствия масс невероятно. Реакционный характер этой войны, бесстыдная ложь буржуазии всех стран, прикрывающей свои грабительские цели "национальной" идеологией, - всё это на почве объективно-революционной ситуации неминуемо создаёт революционные настроения в массах. Наш долг - помочь осознать эти настроения, углубить и оформить их. Эту задачу правильно выражает лишь лозунг превращения империалистической войны в войну гражданскую, и всякая последовательно классовая борьба во время войны, всякая серьёзно проводимая тактика массовых действий неизбежно ведёт к этому".

То есть этот лозунг был выдвинут тогда, когда в России существовала монархия и мировая война велась в ее  интересах. Ни разу инициатором гражданской войны не выступала та часть граждан, чьи представители находились у власти. Большевикам, пришедшим к власти, гражданская война была не нужна. Белые первыми, в лице генерала Алексеева, создали Добровольческую армию в ноябре 1917 года, в ответ большевики в феврале 1918 года создают Красную армию.

Как буржуазные партии «поддержали правительство во время Великой войны».

Уже в начале века в России существовало более трехсот общественных организаций предпринимателей, многие из них спонсировали газеты, вели агитационную деятельность, в том числе и антиправительственную. Перемирие с властью, вызванное началом мировой войны, было кратковременным, уже в 1914 году член кадетского ЦК Родичев воскликнул: «Да неужели вы думаете, что с этими дураками можно победить»[Набоков В.Д. Временное правительство. Воспоминания. М., 1991. С. 58.]. Во внутрипартийных дискуссиях все большее место занимали темы, связанные с изменой и распутинщиной. Кадеты были инициаторами формирования большой оппозиционной коалиции, которая обсуждалась еще до войны и нашла свое воплощение в Прогрессивном блоке, куда вошло большинство депутатов Государственной думы. Прогрессивный блок выступил с претензией на то, чтобы самому стать властью.

Огромную роль в подготовке Февральской революции сыграли созданные во время войны самодеятельные организации - Всероссийские Земский и Городской союзы, а также военно-промышленные комитеты. Их руководство сосредоточилось в Москве, которая была центром оппозиционных настроений в отношении официального и бюрократического Санкт-Петербурга.

Первым этапом революции стали выступления Милюкова и ряда других депутатов на открытии сессии Думы. 1 ноября 1916 года Милюков поднялся на думскую трибуну и произнес речь, в которой прямо обвинил правительство в измене, подготовке сепаратного мира с Германией. Оратор процитировал по-немецки газету «Нойе фрайе цайтунг», где упоминалась императрица, и продолжал (уже по-русски) бичевать Распутина, владыку Питирима, Штюрмера… Милюков выразил твердую уверенность в том, что курс на сепаратный мир взят. «Когда мы обвинили Сухомлинова, мы ведь не имели тех данных, которые следствие открыло. Мы имели то, что имеем теперь: инстинктивный голос всей страны и ее субъективную уверенность». В общем, заключил Милюков, «кабинет, не заслуживающий доверия Государственной думы, должен уйти!» [Яковлев Н. 1 августа 1914. М.: Молодая гвардия, 1974.].

Александр Керенский писал: «Зимой 1916/17 года Гучков уже не ограничивался размышлениями о восстании, а энергично занимался его подготовкой вместе с М.И.Терещенко, известным миллионером и филантропом, будущим министром иностранных дел Временного правительства. Чувствуя приближение непоправимой катастрофы, он, заручившись согласием генерала Крымова, будущего организатора Корниловского мятежа, разрабатывал план государственного переворота».[Керенский А.Ф. Русская революция 1917. С. 168.] . В ночь с 16 на 17 декабря во дворце Юсупова на Мойке монархистами был убит Г.Е. Распутин. Второго марта 1917 года на пути в Петроград на станции с символическим названием Дно, близ Пскова, в салон-вагоне императорского поезда Николай II под давлением «общественности» подписал акт отречения от престола. Монархия в России пала.

Буровский лжёт дальше

Демократическая  «Россия творила свое несчастье сама, - говорил Людендрф, - и работа, которую мы вели там, не была слишком трудным делом» [Э. Людендорф  Мои воспоминания о войне 1914-1918. Пер. с нем. Т. 1-2. М., 1923-24].

О том, кто развалил армию, ответим словами А. Деникина. Летом 1917 года на совещании в Ставке в Могилеве, в присутствии Керенского, генерал Деникин заявил: [Деникина М.А. Генерал Деникин. М.: АST-ПРЕСС. 2005, 302 с.]: «Когда повторяют на каждом шагу, что причиной развала армии послужили большевики, я протестую. Это неверно. Армию развалили другие, а большевики – лишь поганые черви, которые завелись в гнойниках армейского организма».

А вот какую страшилку рассказал А. Буровский о взятии Перекопа: «Днем направление ветра изменилось, уровень воды в заливе начал подниматься. Но перейти залив можно! Особенно если  идти через броды. Выходы из бродов заминированы – так можно пустить на дело местных мужиков... Эта операция стыдливо именуется красными так: «Были мобилизованы жители селений Владимировки и Строгановки для предохранительных работ на бродах». Реальность: жителей обоего пола гнали на минные поля, по пояс в воде».

Так, НЕ БЫЛО НИКАКИХ МИН!

Первая мировая война не способствовала развитию минного оружия как тактического средства. На поле боя господствовали артиллерия и пулеметы, которые надежно уничтожали наступающую пехоту,  медленно продирающуюся сквозь изрытую воронками и перегороженную проволочными заграждениями пехоту. Атакующий батальон пехоты уничтожался  за 5-7 минут. Кавалерии на таких полях сражений  места не было и вовсе.

Специально разработанных противопехотных мин тогда не было. С появлением танков стали разрабатываться противотанковые мины. Англичане выпустили три образца мин - первый в виде отрезка трубы, второй из артснаряда, третий - ящичная мина. Союзники также своевременно предупредили Россию о возможности применения немцами танков на Восточном фронте. Под давлением союзников в России срочно были разработаны несколько образцов противотанковых мин и налажено их фабричное производство. Однако на русском фронте немецкие танки так и не появились.Ни Белая, ни Красная армии штатными противопехотными минами не располагали, применение же против пехоты противотанковых мин – глупость.

Александро-Невский собор

«Николай I Павлович много чем прославился. В том числе и политикой русификации населения своей империи. С этой целью в 1840-е годы посреди Варшавы выстроили помпезный православный храм – для пропаганды «правильной» веры и как символ поражения католиков. В 1917 году этот храм, разумеется, население с упоением разнесло по камешку, и не в переносном смысле слова. Женщины сбегались из соседних сел, чтобы унести хоть камешек и быть причастными к благому делу».

Наш автор демонстрирует дремучее невежество. Лишь 28 августа 1893 года, т.е. при правлении Александра III, внука «Николая I Павловича» был создан особый Комитет по строительству православного собора в Варшаве. Комитет возглавил герой балканской войны генерал-губернатор Польши И.В. Гурко. Далее был объявлен конкурс на лучший проект кафедрального собора, каковым была признана работа Л.Н. Бенуа. Проект был утвержден Александром III 13 января 1894 года, то есть совсем незадолго до его кончины. Летом того же года началось возведение самого храма, самого значительного культового здания Варшавы – Александро-Невского православного собора, одновременно рядом с храмом  строилась 70-метровая соборная колокольня. В 1900 году храм был построен, 9 ноября на главном его куполе водрузили четырехконечный крест.

В конце 1918 года Польша стала независимым государством. После данного судьбоносного события варшавский магистрат вынес постановление о ликвидации в городе всех православных храмов, за исключением двух, которые существуют и поныне, – кладбищенской церкви на Воли и приходской на Праге.

В истории человечества не так много примеров столь масштабного варварства. Во II Речи Посполитой в течение 1918-1920 годов было уничтожено свыше четырехсот православных святынь. Одновременно с варшавским собором, в 1924-1925 гг., был уничтожен величественный православный собор во имя Воздвижения Честного Креста Господня на Литовской площади в г. Люблине. Разрушение православных храмов продолжалось на протяжении всего времени существования II Речи Посполитой, достигнув апогея в летние месяцы 1938 года. Тогда в июне и июле на Холмщине по требованию «католической общественности» силами польских властей было уничтожено около 150 сельских православных церквей.

Невежество «историка» Буровского можно простить, но  человек, считающий себя христианином и русским  и злорадствующий по поводу варварского разрушения православного собора, не заслуживает снисхождения.

Источник: "Фонд стратегической культуры"