Так сокрушись, души гордыня,

                      В борьбе неравной ты падешь:

                      Сплошного зла стоит твердыня,

                      Царит бессмысленная Ложь!

                      Она страшней врагов опасных,

                      Сильна не внешнею бедой,

                      Но тратой дней и сил прекрасных

                      В борьбе пустой, тупой, немой!..

 

И. С. Аксаков

(Пусть гибнет все, к чему сурово…)

 

 

«Осенняя страда в специальных высших учебных заведениях в полном разгаре. Снова - конкурсы, снова бой за места. Одновременно с этим со всех концов идут известия об отказах детям в приеме в средние и низшие школы. В университетах, в реальных училищах – нет мест...

Удивительная страна наша родина! Раскинулась она на сотни тысяч верст, поля - необозримые, реки - бесконечные, простору, кажись, конца нет, а мест нигде не хватает.

В самом деле: где за границей можно наблюдать что-нибудь подобное? Политехнические, технологические, горные институты там гостеприимно раскрывают двери перед всеми желающими, даже перед иностранными гостями; школы строятся всегда в таком количестве и размере, что места хватает всем; никаких конкурсов там не существует.

 

У нас никогда нет мест в вагонах железной дороги. Либо поездов мало, либо вагонов не достает, либо забыли, что начался сезон и наплыв публики велик. Вечная сутолока, шум, брань, невнятности и неудобства. У нас всегда тесно в трамвае, всегда, когда очень спешишь - мест в нем не оказывается.

В наших больницах никогда не хватает места для всех, кто нуждается в бесплатной или дешевой медицинской помощи. Женщины родят на улицах, рожениц выталкивают на подъезды, только что оправившихся от тифа или оспы посылают домой, чтобы ОЧИСТИТЬ место. В приютах, богадельнях, убежищах, пансионах никогда нет мест.

Не хватает их для переселяющихся крестьян, которым у себя дома, по толстовскому выражению, «курицу - и ту выпустить некуда».

Мы - страна без мест.

Все это - признаки огромной некультурности, огромной отсталости, все это требует упорной продолжительной работы.

Пора найти места. Иначе, право, мы сами никогда не найдем себе места в жизни цивилизованного миpa».

Это выдержки из статьи не из постсоветского периода жизни, а это жизнь монархии в 1903 года, «Русское Слово» отмечает особую характерную черту русской жизни: мы всюду остаемся без мест, мы страна вечного дефицита.

Имя виновника этого дефицита – Бюрократия. Даже само слово «бюрократия» по цензурным соображениям было запрещено на большей части России.

Также запрещалось:

  • Порицание городовых;
  • Нападки на взяточничество;
  • Слово «начальство»;
  • Больничные неурядицы;
  • Скептические замечания по адресу волостных, уездных и губернских  писарей и урядников;
  • Сомнения в благих результатах мироедства и кулачества;
  • Критика полицейских протоколов;
  • Судебные отчеты, затрагивающие людей с «весом»;

Имя М.Горького, Помяловского, сочуствие Л.Н.Толстому и многое, многое другое…

И все, что казалось цензору, «не совсем удобным».

Несколькими годами позже «Спб. Ведомости» напечатали интересную статья гр. Н. Симонича, «Горькая истина», в которой говорится, что Россия - это страна, в которой нигде нет свободных мест.

Все поезда переполнены, и свободных мест в них нет; Высшие учебные заведения переполнены так, что, если бы явился сюда сам гоголевский городничий, то и для него, без очень сильной протекции, не оказалось бы лишнего местечка; в мужских и женских гимназиях, в городских училищах и сельских школах также нет мест; о канцеляриях уж и говорить нечего; в столичный театр попасть также почти невозможно, за неимением мест: даже переселенцев, обыкновенно, предупреждают, что в тех местностях, куда они собираются переселиться, в сущности, тесновато.

Словом, заканчивает автор статьи, я все более и болеe склонен объяснить такое обилие свободных мест и простоту жизни Западной Европы только нерачительностью и ленью тамошнего начальства...

Так кто управляет Россией?

«Россией правят столоначальники» - воскликнул однажды Николай I. Но первый, скорбный крик этот замер в атмосфере, насыщенной бюрократизмом.

Всесильный Император не сладил со скромным чиновником. Напротив – он был им побежден. К Севастополю привел Россию столоначальник.

На эту же тему в 1906 году отвечает князь Мещерский  в своем «Гражданине»:

     «До войны я еще верил, что, не взирая, на все его недостатки, старый бюрократический строй помогает Государю управлять Россией и облегчает Ему тяжелое бремя ответственности перед Богом и Его совестью.

Но со времени войны ничего не осталось от этой иллюзии, и, следя с адскими муками в душе за всем, что происходило в этом мире лжи, обмана, подлой лести, лицемерия и ханжества, трусости, воровства, хищения и даже измены, именуемом бюрократией, увидев вдруг, как последствие этой мерзости запустения, мое государство и моего Государя на краю гибели,

я возненавидел и проклял этот мир врагов России, охранявший самодержавие, только как щит для своего растления и для безопасности своего положения.

Я прозрел, что если я люблю свою родину и своего Государя честно и хочу их спасения, то я должен одного желать - чтобы Царь уничтожил гидру бюрократии, как более опасную для Него гидры революционной».

Когда Столыпину сообщили данные ревизии деятельности Рейнбота в Москве, он воскликнул: -

- Это пир во время чумы!

Кадетская газета «Наш Век» передает любопытную деталь: памяти Николая II, тогда-то Россия, могла бы избегнуть еще войны с Японией, если - бы Ламздорф, тогдашний царский министр, решился вне очереди обеспокоить царя докладом, но он не посмел этого сделать.

Что это – царский этикет – или злой умысел. Если судить по результатам исхода войны, более приемлем второй.

Развитие технического прогресса, средств коммуникаций внесло новую струю в жизнь России - строительством Транссибирского пути.

Иностранцы, вложившие капиталы в его строительство, надеялись использовать этот путь для доставки товаров из Китая в Европу. Однако надежды их не оправдались.

Путь товаров из Китая через два океана и по суше через территорию США оказался дешевле, чем по Транссибирскому пути.  И причина кроется в коррупционности и тарифах России, огромных затратах на содержание, а также неисчислимое казнокрадство при этом.

Чаяния и мечты прогрессивных людей не находили простора, только в прессе иногда мелькали строки, характеризуя состояние страны.

Потребительское отношение алчущей бюрократии и жадные взоры иноземцев на земляные просторы России предшествовали революционным преобразованиям.

Bсe, в один голос, все партии, все направления, все газеты, за исключением тех, которые не видят дальше своего носа, говорили о безответственности бюрократии.

Это понимается в смысле отсутствия контроля и надзора за действиями исполнительной власти со стороны органа народного представительства. Выдвигали принцип юридической ответственности министров перед парламентом, выдвигали принцип парламентского управления, т. е. принцип избрания кабинета министров из парламентского большинства и отставка кабинета по вотуму недоверия парламента.

Эти прекрасные начала министерской ответственности, составляя гордость лучших европейских конституций, дают полную гарантию закономерности и правильности действий министерских кабинетов.

Но это касается высших представителей исполнительной власти в государстве. Ни одна страна не можете обойтись без местной администрации.

Вопрос об ответственности представителей местной исполнительной власти имеет очень существенное значение, - гораздо большее, чем это может показаться с первого взгляда.

А пока были мечты:

К родине

О, как бы я хотел, чтоб ты, моя родная,

Меж стран земных сияла, как звезда,

Что в небесах, алмазами играя,

Всех краше звезд мне кажется всегда!.

И почему по красоте духовной

Не первая ты в мире, мать моя?!

Дика, груба, с походкою неровной,

Одетая лохмотьями тряпья,—

Бредешь ты грязная, слепыми палачами

Ведомая неведомо куда!

И в даль глядишь печальными очами,

Не видя там ни света, ни следа!

Ты не была подругою свободы,

Руководимая насильников ордой!

Тебя всегда страшались все народы –

Как силы темной, силы злой!

И больно мне… Ни кто в земной юдоли

Благословения не шлет стране моей:

Лишь слышу я:

«ужасный край неволи!

Проклятый край безправья и скорбей»!

С. КУБ.

 

С приходом новой власти Советов эти благие начинания робко входили в колею новой жизни. Бюрократия быстро приспособилась к новым условиям общественной жизни, где общественные фонды и общественная собственность стали питательной средой для формирования новой бюрократии, защищенной уже властной структурой – партийностью.

Хлебный кризис, мясной, мануфактурный возвращается из бытия в государственную торговлю, хотя на базарах и рынках идет бойкая торговля товарами государственного сектора.

Остались те же методы работы: искусственное создание дефицита, очереди, спекуляция и покровительство их, игнорирование личных и общественных интересов, порождение волокиты, создания имиджа собственной значимости, но все это приобрело собственное Имя.

Кончилось, наконец,  бесконтрольное распоряжение всевластной бюрократии народными деньгами. Время миллионных хищений и безумных трат прошло безвозвратно. Исчез вместе с ним и обманчивый мираж благополучия для бюрократии.

Неуклонно проследовать всеми мерами, вплоть до привлечения к суду, всех служащих государственного аппарата (как коммунистов, так и беспартийных), виновных в пренебрежительном, барском, высокомерном отношении к посетителю.

Проявление невнимательности к рабочему или крестьянину со стороны любого служащего административного, торгового, кооперативного и промышленного аппарата должно рассматриваться, как саботаж и преступление против Советской власти.

(Из резолюции 15 съезда партии по докладу ЦК ЦКК)

Вопреки противодействию оппозиции и предательской политики троцкистов в Советском Союзе к 1932 года были построены и запущены 750 заводов различных направлений;

- 1932 год явился годом решающих успехов на фронте освобождения от иностранной зависимости, Союз начал выпускать от сложнейших и мельчайших приборов до сверхмощных паровозов, турбин, паротурбин, блюмингов и т. д. Перечень вновь освоенных производств занимает целые страницы;

- прирост посевных площадей увеличился на 23 миллиона гектар, 1.083 тыс. человек справили новоселье; 5.500 километров новых железных дорог стальными путями связали новые промышленные центры со старыми.

Люди доверившие свои судьбы власти, стали открыто говорить об авторах этих дефицитов, снобизма и негатива.

О суде над руководством Новосибирского мясокомбината:

«Эти тунеядцы, (фамилия, имена), привыкшие сладко есть, не работая, эти воры и спекулянты нанесли значительный урон рабочему снабжению.

За 1933 год и первый квартал 1934 года подсудимые расхитили свыше 12.000 пудов мясопродуктов

image001.jpg

 и присвоили себе около 90.000 рублей государственных и кооперативных денег и большое количество продуктов.

Они делают свое грязное дело, пробираясь в наши аппараты, прикрываясь порой партбилетом» (Л. Каганович).

Между тем факты общественного самосознания, явления нравственной культуры множатся с каждым днем. Все газеты, столичные и провинциальные, все более переполняются сведениями о недопустимости старых привычек и желании общества нового уклада образа жизни.

«Расхитители государственных средств»

«Очковтиратели и их покровители»,

«Прокурор N покрывает нарушителей»,

image002.jpg«Секретарь парткома «занят»»… и т. д.

Именно благодаря таким заметкам бюрократия стала нести личную ответственность за свою работу, народный контроль имел возможность контролировать работу бюрократии.

Помимо оздоровления морального климата в обществе эти письма в прессе давали и повод к проверке финансовой дисциплины по ним для Рабоче-крестьянской инспекции.

Миллионы рублей возвращенных средств способствовали развитию страны.

Для примера: в бюджет Вологодской области было возвращено 10 процентов бюджета недополученных в результате коррупционности финансовых органов.

В знаменитый 1937 год, г. Ленинград страдал из-за отсутствия ниток в госторговле, вряд ли это дело большевиков, если этот малозначительный вопрос стал поводом для разбора в партийном комитете области.

Во время выборов в Верховный совет СССР И.В. Сталин сказал:

«... если народ кой-где и изберет враждебных людей, то это будет означать, что наша агитационная работа поставлена из рук вон плохо, и мы вполне заслужили такой позор, если же наша агитационная работа будет идти по-большевистски, то народ не пропустит враждебных людей в свои верховные органы. Значит, надо работать, а не хныкать».

 

 

 

Люди держатся друг за друга бессознательными привычками, которые прививаются к нам воспитанием, религией, властью, традицией, языком, климатом, моральной средой общества.

Все это не только не подается прямому разумению, а является той нерациональностью, на которую наталкивает разум, когда силится разъяснить себе причины нравов и учреждений.

Была ли идеология? Была…

Это многовековая мечта крестьянина и рабочего, а также прогрессивно мыслящего интеллигента - быть хозяином на своей земле, творить и приукрашивать, холить и беречь ее для потомков.

И если эта идеология совпадала с идеологией большевиков и являлась тем стимулом, которая и привела страну к грандиозным успехам индустриализации.

«До 1917 года я не знал, для кого я пишу. (Годовой тираж моих книг, кстати, был в лучшем случае 3000 экземпляров).

Сейчас я чувствую живого читателя, который мне нужен, который обогащает меня и которому нужен я. 25 лет назад я пришел в литературу как к приятному занятию, как к какому-то развлечению.

Сейчас я ясно вижу в литературе мощное орудие борьбы пролетариата за мировую культуру и, поскольку я могу, я даю свои силы этой борьбе. Это живущее во мне сознание является могучим рычагом моего творчества.

Я вспоминаю, как в первое свое литературное десятилетие я с трудом находил тему для романа и для рассказа. Теперь я задумываюсь, как мало осталось жить и - как мало сил в одной жизни, что - бы справиться с замечательными темпами нашей великой Эпохи.

Алексей Толстой (Литературная газета 1933г. № 2).

«...Если вспыхнет война против того класса, силами которого я живу и работаю, я тоже пойду рядовым бойцом в его армию, - я пойду потому... что великое, справедливое дело рабочего класса Союза Советов - это мое законное дело, мой долг». (М. Горький).

 

 

Без торжества народной свободы не бывает культуры.

 

1953 год.

К власти приходит опричнина. Про которую основатель Института мировой экономики международных отношений (ИМЭМО) АН СССР академик Е.С. Варга в своих предсмертных записках ставил вопрос:

«А каковы реальные доходы тех, кто принадлежит к верхушке бюрократии, к правящему в стране слою? А лучше сказать, сколько платит государство в месяц самому себе?

Этого не знает никто! Но каждый знает, под Москвой есть дачи - конечно государственные; при них постоянно 10-20 человек охраны, кроме того, садовники, повара, горничные, специальные врачи и медсестры, шоферы т.д. - всего до 40-50 человек прислуги.

Все это оплачивает государство. Кроме того, естественно, имеется городская квартира с соответствующим обслуживанием и, по меньшей мере, еще одна дача на юге.

У них персональные спецпоезда, персональные самолеты, и те, и другие с кухней и поварами, персональные яхты, конечно же, множество автомобилей и шоферов обслуживающих и днем и ночью их самих и членов их семей.

Они бесплатно получают или, по крайней мере, получали раньше (Как обстоит дело теперь, я не знаю) все продукты питания и прочие предметы потребления.

Во что все это обходиться государству? Этого я не знаю! Но я знаю, что для обеспечения такого уровня жизни в Америке надо быть мультимиллионером!

Только оплата самое малое 100 человек личной обслуги 30 - 40 тысяч долларов. Вместе с прочими расходами это составило более полумиллиона долларов в год»!

 

Вам никогда не покажут полную хронику 30 годов, где высшее руководство сталинских Наркоматов промышленности без эскорта и сопровождения свиты посещали стройки и общались с народом.

 

Вам никогда не покажут, что в первых рядах дворцов и концертов занимали знатные люди – строители, шахтеры и передовики производства, а секретари парткомов, как простые люди всегда были в авангарде и засучив рукава показывали пример, как в шахте, так и на стройке.

 

В стране, где студии документального кино были чуть ли не в каждом городе, в стране, где кинодокументальные фильмы всегда были вдохновителем индустриализации и разоблачителем нерадивости, вы не увидите «Хронику дня».

Все это попало в архив сверхсекретнейших материалов, изредка вам сунут кадры из той хроники с другим подтекстом. Вы не задумывались ПОЧЕМУ?

А все потому, что опричнина находясь на службе, купалась как в райских кущах, достигла своего совершенства – бесконтрольности! Наступила Эра коллективной безответственности.

Корпоративная защита стала преобладать над государственными и общественными интересами, административное и уголовное право модифицировалось в телефонное.

Вновь вернулось рабство дефицита – как в сказке про белого бычка – начинай читать с начала…

Этот искусственный дефицит постепенно ввели в полное отсутствие, раздели, разули и выставили Россию на ярмарке жизни нагой, что мы сами ужасались. Десятки лет понадобилось опричнине, чтобы задержать, затормозить, искалечить души.

Когда общественная жизнь в стране остановлена и на всем неугодном стоит штемпель запрещено, кругом воцаряется гнетущая тишина, молчание могилы, только в горле появляется комок негодований.

В это время нам подсовывают что-то непонятное, ранее совершенно незаметное. И,  Они становятся «героями дня», к ним прислушивается, они занимают всеобщее внимание, совершенно не стоя того: Кашпировский, Чумак и прочая нечисть — пророки, спасители.

Комок негодования, стоявший в горле, от этих сеансов рассосался. А у кого-то - просто совесть. Когда общественное внимание к действиям власти, достигает пика, запускается демпфер – десталинизация.

Впервые это было совершено в 1956 году, когда по настоятельной просьбе западных корпораций опричнина уничтожила сельское хозяйство, которое могло бы обеспечить продовольствием полмира.

На что Вл.Высоцкий отреагировал:

…На мой, на юный возраст не смотри,

И к молодости нечего цепляться,

Христа Иуда продал в тридцать три,

Ну, а меня продали в восемнадцать…

В культе десталинизации скрывается и могучая сила воздействия на умы, одно из надежнейших средств отвлечения общественного внимания от язв социально-политической действительности.

Французский публицист, профессор истории Анатоль Леруа-Болье дает весьма удачную характеристику русского человека.

Он отмечает, прежде всего большую его пассивность, терпеливость, самоотречение, доходящее до фатализма. Русский солдат выносливее всех других, но от природы наименее воинственный: в войне он видит бич Божий.

Он представляет совершенно особенное смешение твердости и сердечности, бесчувственности и доброты. В бою  он неумолим, но после боя он опять наивный и великодушный добряк.

Он бывает жесток, но вслед за тем опять мягкосердечен и нежен. Разум русского человека отличается заметной практической струйкой, доходящей до грубой крайности.

Но русский реализм смягчается весьма привычным русскому человеку меланхоличным настроением, песня его — звучащая слеза.

Меланхоличность соединена с покорностью судьбе почти фаталистической. Спокойствие и равновесие русского мужика поразительны.

Как Леруа-Болье, хорошо изучившего Россию, и мы не можем не признать, что главнейшие черты характера нашего им подмечены верно.

Другой вопрос, понятны ли им они?,..

Вряд ли, но это отлично используют враги России, создав из СССР, с помощью своих опричников, «империю зла».

Получив «карт-бланш»,  Н. Хрущев мастерски сыграл роль «ястреба холодной войны» продемонстрировав всенародно «агрессию» Советского Союза.

 Малоубедительно, то, как объяснить десятки атомных взрывов на территории СССР. Каждый рубль затраченный Союзом на один взрыв в геометрической прогрессии возвращался в карман империалистов. Ассигнования на ВПК США ежегодно увеличивался, ложась тяжким бременем на жителей США и Европы.

Любой исследователь скажет, что создать математическую модель можно смоделировать любые внешние воздействия и рассчитать это воздействие, не надо практических опытов.

Искусственно созданный «железный занавес» возвеличил США до мирового жандарма. Построили Берлинскую стену, создали преграды на эмиграцию, вызвали националистические претензии за перевод на кириллицу. В 1937 году 25 млн. человек получили свою письменность на основе латинизированного алфавита.  Это деяния опричнины.

С 1956 года опричнина начали применять войска для подавления выступлений народа против преступной политики правительства.

Энвер Ходжа руководитель социалистической Албании говорил о правительстве СССР:

«Варшавский Договор они превратили в орудие, помогающее им держать под ярмом свои новые колонии якобы социалистическими формами и способами. СЭВ из организации экономической взаимопомощи, каким он был при Сталине, они превратили в орудие контроля и эксплуатации стран-членов его.

Значит, политика Иосифа Сталина в отношении всех великих политических, идеологических и экономических проблем совершенно противоположна политике хрущевских и других современных ревизионистов. Политика Сталина была принципиальной и интернационалистской, тогда как политика советских ревизионистов является капиталистической политикой, направленной на порабощение других народов, попавших или попадающих в их ловушку».

Автор книги "Искусство разведки" Ален Даллес писал, что сведения, которые добывали советские разведчики, представляли собой такого рода материал, который является предметом мечтаний любой разведки мира.  Так было…

Сейчас, уже в беллетристике упоминается, что СССР в 1956 году сдал иностранную агентуру.

Афганистан…

Ливия…

1993 год, на ярмарке жизни с народом сыграли в три наперстка, где один - демократия, другой – конституция, ну а третий – десталинизация.

Если монархия - угнетение народа од­ним, то аристократия – угнетение горстью знати, бюрократия - угнетение чиновни­чеством, плутократия - угнетение капита­лом, охлократия – угнетение чернью, невежественной, дикой толпой, и демократия ... - не думайте, что yгнетение домосом, нет!

Ибо иначе было бы самоугнетение, а именно это то, что не должно и не может и не смеет угнетать что бы то ни было и где бы то ни было, так как демократия – это самоуправление, проявление всех лучших творческих сил всего народа, это – объединение всех сил ради общего блага, ради общего счастья...

А пока у нас это – лохократия…

Так и ждет вся Россия, все живое, все растущее, все, что нуждается в чистой атмосфере свободы и законности.

Гнетущая тоска ожидания объединили миллионы русских людей, томившихся доселе в одиночку и всю страну разделила на два лагеря: на тех, кто ждет, и на тех, от кого ждут.

 

В 1936 году на VIII съезде Советов, академик Комаров, начал свое приветствие такими словами:

- «От всех работников науки и техники ХОЗЯИНУ земли советской, чрезвычайному Съезду Советов, избраннику народов Советского Союза –наш радостный привет».

 

Где же ты, хозяин земли русской???

 

P.S.

Опричнина - это не только история Соловьева, или Ключевского.

Шагом вперед были труды К. Н. Бестужева-Рюмина, Е. А. Белова и С. М. Середонина, которые склонны были видеть в опричнине большой политический смысл.

Развитие и разбор такой взгляда заключает в себе, напечатанная в «Журнале Министерства Нар. Просвещ.», талантливая статья известного своими трудами по истории смутного времени профессора С. Ф. Платонова.

По его мнению, территория, занятая опричниной, представляла собою лучшую часть Московского государства в финансовом отношении, с которых поступали разнообразные и богатейшие сборы.

Наблюдения, сделанные профес. Платоновым над опричниной, показывают, что существовавшие до этого времени объяснения опричнины не вполне соответствовали исторической действительности.

Нанеся на карту важнейшие пути от Москвы к рубежам Московского государства и отметив места, взятые в опричнину, проф. Платонов пришел к выводу, что в опричнину попали все главные пути с большею частью стоящих на них городов.

Недаром англичане, первые имевшие дела торговые дела с российскими купцами покупая лес и пушнину, а также промышлявшие золотом, просили о том, чтобы их ведали в опричнине! А не служилые люди, царя.

«Частные авторитеты (аристократия), - говорит г. Платонов, - поникли под грозой опричнины и были удалены; их служилые люди становились в непосредственную зависимость».

Прежде всего, вопреки обычному мнению опричнина не стояла «вне» государства. В учреждении опричнины вовсе не было «удаления главы государства от государства», как выражался С. М. Соловьев, напротив, опричнина забрала в свои руки все государство в его коренной части, оставив «земщине» лишь рубежи, и даже стремилась к государственным преобразованиям, ибо вносила существенные перемены в составе служилого землевладения.

Положение о конкурсе Учитель года www.talantoha.ru