Приложение 3.
Иностранные свидетельства о русском войске XVI века.

Нет под солнцем людей столь привычных к суровой жизни, как русские; никакой холод их не смущает, хотя им приходится проводить в поле по два месяца в такое время, когда стоят морозы и снега выпадает более чем на ярд. Простой солдат не имеет ни палатки, ни чего-либо иного, чтобы защитить свою голову. Если пойдет снег, то воин отгребает его, разводит огонь и ложится около него. Так поступает большинство воинов великого князя за исключением дворян, имеющих особые собственные запасы. Однако такая жизнь в поле не столь удивительна, как их выносливость, ибо каждый должен добыть и нести провизию для себя и для своего коня на месяц или на два, что достойно удивления. Сам он живет овсяной мукой, смешанной с холодной водой, и пьет воду. Его конь ест зеленые ветки и т.п., стоит в открытом холодном поле без крова и все-таки работает и служит ему хорошо. Я спрашиваю вас, много ли нашлось бы среди наших хвастливых воинов таких, которые могли бы пробыть с ними в поле хотя бы месяц? Я не знаю страны поблизости от нас, которая могла бы похвалиться такими людьми и животными.

Самым могущественным христианским государям было бы не под силу бороться с русским государем, принимая во внимание степень его власти, выносливости его народа скромный образ жизни, как людей, так и коней и малые расходы, которые причиняют ему войны, ибо он не платит жалованья никому, кроме иностранцев. Последние имеют ежегодное жалованье, но небольшое. Подданные великого князя служат каждый на свой собственный счет; только своим стрельцам он дает некоторое жалованье на порох и снаряды. Кроме них никто во всей стране не получает ни одного пенни жалованья. Однако если человек имеет большие заслуги, то великий князь дает ему поместье или участок земли, за что получивший обязан быть готовым к походу с таким количеством людей, какое назначает князь; он же должен соображать в своем уме, что может дать этот участок, и соответственно этому он обязан поставлять что положено, когда во владениях великого князя ведутся войны. В этой стране нет ни одного земельного собственника, который не был бы обязан, если великий князь потребует, поставить солдата и работника со всем необходимым.

Книга о великом и могущественном царе России и князе Московском, о принадлежащих ему владениях, о государственном строе и о товарах его страны, написанная Ричардом Ченслером. XVI век.

Каждые два или три года государь производит набор по областям и переписывает детей боярских с целью узнать их число и сколько у каждого лошадей и слуг. Затем он определяет каждому жалованье. Те же, кто может по своему имущественному достатку, служат без жалованья. Отдых дается им редко, ибо государь ведет войны то с ливонцами, то со шведами, то с татарами, или даже если он не ведет никакой войны, то все же ежегодно по обычаю ставит караулы в ме-стностях около-Танаиса и Оки числом в двадцать тысяч для обуздания набегов и грабежей со стороны перекопских татар.

Обыкновенное их оружие - лук, стрелы, топор и кистень. Саблю употребляют те, кто познатнее и побогаче. Хотя они дежат в руках узду, лук, саблю, стрелы и плеть одновременно, однако ловко и без всякого затруднения умеют пользоваться ими. Некоторые из более знатных носят панцырь, латы и наручи, весьма у немногих есть шлем.

Разбивая стан, они выбирают место попросторнее, где более знатные устанавливают палатки, прочие же втыкают в землю прутья в виде дуги и покрывают плащами, чтобы прятать туда седла, луки и остальное в этом роде и чтобы самим защититься от дождя.

В Москве есть крепость, выстроенная из кирпича, которую с одной стороны омывает река Москва, а с другой Неглинная. Она вытекает из каких-то болот и перед городом, около высшей части крепости, до такой степени запружена, что разливается в виде пруда, вытекая отсюда, она наполняет рвы крепости, на которых находятся мельницы, и наконец, под самой крепостью соединяется с рекой Москвой.

Крепость же настолько велика, что кроме весьма обширных и великолепно выстроенных из камня хором государевых, в ней находятся хоромы митрополита, а также братьев государевых, вельмож и других весьма почитаемых лиц. К тому же в крепости много церквей, так что своей обширностью она почти как бы напоминает вид города.

Укрепления и башни этой крепости, вместе с дворцом государя, выстроены из кирпича на итальянский лад итальянскими мастерами, которых государь за большие деньги вызвал из Италии.

Народ в Москве, как говорят, гораздо хитрее и лукавее всех прочих и в особенности вереломен при исполнении обязательств; они и сами отлично знают про это обстоятельство, поэтому всякий раз, как вступают в сношение с иноземцами, притворяются, будто они не московиты, а пришельцы, желая этим внушить к себе большее доверие.

С. Герберштейн Записки о московских делах. XVI век.

Каждый татарин, отделяющийся от своей орды, имеет при себе мешок из козлиной кожи, наполненный пшеничною мукою, замешанною на меду, наподобие теста, и деревянную чашку. Сверх того они стреляют на пути дичь, которой в в степях водится множество и которую татары мастера убивать из своих луков. Тесто, выше мною описанное, размешивают они с небольшим количеством воды и таким образом приготовляют себе похлебку, которою и питаются в пути. Кроме вышепомянутых яств татары питаются еще в степях кореньями, травами и всем, что только можно употреблять в пищу. Самое необходимое вещество для них есть соль, ибо от недостатка оной зарождаются между ими болезни, от которых они они нередко и умирают.

Татары имеют в обозе своем бесчисленное множество повозок о двух колесах, которые по строению своему гораздо выше наших; их обивают собачьими шкурами, войлоками и сукном, смотря про состоянию хозяев. На некоторых из таковых повозок нагружены татарские домы, которые строятся следующим образом. Взяв деревянный круг, в полтора шага диаметром, ставят над ним несколько полукругов, связывая их между собою в самой средине, потом на эти палатки набрасывают собачьи шкуры, которые прикрывают войлоком или сукном, также смотря по состоянию каждого. Избрав для себя место жительства, они снимают эти домы с повозок, ставят на землю и поселяются в них.

Воины татарские так неустрашимы и храбры, что многие из них заслужили в отличие имя Талу-бо-гатырей, что в переводе значит: иступленные храбрецы. Во время сражения многие из них, не ставя ни во что жизнь и презирая явными опасностями, бросаются вперед, подвергаются без нужды неприятельским ударам и примером своим внушают мужество самым даже робким своим товарищам.

...Переправа через Танаис, продолжавшаяся двое суток, совершена была в большом порядке и столь же спокойно, как бы на сухом пути. Несколько человек посланы были вперед по распоряжению начальников, для приготовления деревянных плотов из леса, растущего в большом количестве по берегам Та-наиса. Сверх сего заготовлено было также множество фашинника из хвороста и тросника. Фашинник этот подвязали под плоты и повозки, к которым припрягли нужное число лошадей; потом пустили этих лошадей вплавь по реке, под управлением нескольких человек (вовсе нагих), и таким образом перевезли повозки и плоты с одного берега на другой...

За Коломною в расстоянии трех дней пути течет значительная река Москва, на которой стоит город того же имени. Замок расположен на холме и со всех сторон окружен рощами. Изобилие в хлебе и в мясе здесь так велико, что говядину продают не на вес, а по глазомеру.

Путешествие в Тану Иосафата Барбаро, венецианского дворянина. XVI век.

Москвитяне вообще - роста среднего и телосложения здорового и весьма крепкого, имеют голубые глаза, длинную бороду, короткие ноги и огромное туловище. Они ездят верхом с поджатыми ногами и стреляют весьма искуссно, так что будучи даже обращены в бегство, метко стреляют через себя назад стрелы.

Московский царь может выставить в поле до 150000 всадников, которые разделяются на полки, каждый полк имеет свое знамя и своего воеводу. Пехота в обширных татарских пустынях почти бесполезна, как по неудобности длинной, простирающейся до самых пят одежды воинов, так и потому, что татары более выигрывают внезапным нападением и быстротою своих коней, нежели фронтовою битвою или схваткой.

Лошади московские ниже среднего роста, но крепки и весьма быстры. Всадники вооружены саблями, пиками, железными булавами, стрелами, а некоторые и мечами. Оборонительное же оружие состоит из щитов, частию больших, как у азиатских турок, час-тию же малых, угловатых, с выпуклой поверхностью, как у греков. Кроме того, они защищаются панцырями и покрывают голову пирамидальными шлемами. Василий III учредил отряд конных стрельцов и устроил также у себя конную артиллерию - в Московской крепости видно много медных пушек, вылитых искусством итальянских мастеров и поставленных на колеса. Караульную же стражу несет верное городское население. При этом всякий квартал города загражден воротами и рогатками, и ночью не позволяется без дела бродить по городу; во всяком случае необходимо иметь при себе светильник. При наступлении войны войско набирается из ветеранов и рекрут, для чего в каждом городе воевода обязан вести счет молодым людям и способных к оружию вносить в список.

Паоло Джовио Новокомский. Книга о московитском посольстве. XVI век.

Москва вся деревянная, а не каменная, имеет много улиц, притом где кончается улица, не сразу начинается другая, а в промежутке бывает поле. Дома также разделены заборами, так что непосредственно не примыкают друг к другу.

Замок, находящийся на равнине в середине города, хороший, каменный, такой же величины, как Буда в Венгрии, имеет всего семнадцать больших башен, покрытых черепицей, но стена там всего одна. В этом замке шестнадцать церквей. Из них три каменных, остальные из дерева. Княжеский дворец в этом замке каменный, выстроен по итальянскому образцу, новый, но тесный и небольшой. Три здания советов знати тоже из камня, другие же дома построены из бревен.

Московиты высокого роста и сильного сложения. Пьют они воду, а также мед и квас, то есть напитки, приготовленные на закваске. Они часто употребляют горячительные пряности или перегоняют их в алкоголь, например мед и другое. Так, из овса они делают жгучую жидкость и пьют, чтобы спастись от озноба и холода, иначе от холода они замерзли бы.

Монета у них серебрянная, чистого серебра, называется "деньги", бывает продолговатая, четырехугольная, а не круглая, не полированная и дурно выровненная.

Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях.

XVI век.

Собственно так называемая Московия, снабжающая великого князя, по требованию его, нужным количеством воинов, и где, сверх того, добровольно вписываются в воинскую службу многие благородные всадники, именуемые боярами и всегда готовые на брань по первому призыву государя своего, имеет до 600 немецких миль в длину и разделена на множество обширных княжеств я областей.

Москва, столица княжества и всего государства, замечательная по своей обширности, но строения в ней все деревянные, кроме одной крепости, которая находится посередине в виде отдельного довольно большого городка и окружена твердыми стенами и башнями.

В Московском княжестве считается до 30000 бояр или дворян, вписанных всадниками в воинскую службу и всегда готовых к бою по воле великого князя. Сверх того государь может всякий раз, когда только пожелает, собрать 60 и 70 тысяч пехоты из молодых людей, мужественных и уже совсем вооруженных.

Московия, несмотря на обширность свою, весьма хорошо населена и так тщательно защищена на границах, что не только никто из служителей или рабов, но даже поселяне и вольные люди не могут покинуть пределы государства или войти в оные без особенной великокняжеской грамоты. Сему весьма способствуют обширные леса и болота, которые, заграждая повсюду сообщения, вынуждают каждого держаться больших дорог, весьма бдительно охраняемых княжескою стражей.

Великий князь ведет беспрерывные войны с соседями своими, как для внушения им должного страха, так и равно и для распространения своих владений.

Впрочем, он никогда не употребляет воинов чужеземных, а набирает рать свою из собственных подданных, которыми повелевает с неограниченной властью, имея полное право располагать жизнью и имуществом их. Никто из москвитян не смеет в чем-либо противоречить воле государя, и сей последний властен даже переводить их с места на место и назначать им жительство по своему усмотрению.

Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением; прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки; противоестественные пороки совершенно неизвестны; а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно.

Алберт Кампанезе. Письма к папе Клименту VII о делах Московии. XVI век.

Здешний царь очень могуществен, ибо он сделал много завоеваний как у лифляндцев, полков, литвы и шведов, так и у татар и у язычников, называемых самоедами, и тем очень расширил свои владения.

Свой народ он держит в большом подчинении; все дела, как бы незначительны они не были, восходят к нему.

Войны влекут за собой мало расходов для царя, но вся тяжесть ложится на бедное население.

Русские употребляют седла, сделанные из дерева и сухожилий; деревянный остов седла украшается узорчатым рисунком, а сидение покрывается сукном, иногда парчой, а чаще всего стеганным сафьяном. Они употребляют маленькие барабаны, прикрепленные у луки седла; от их звука лошади бегут скорее.

Русский человек одевается следующим образом:

его верхняя одежда состоит из парчи, шелка или сукна; она очень длинная, до земли, и застегивается большими серебрянными пуговицами или же шелковыми шнурками, застегнутыми булавками; рукава очень длинные; ее носят собранной кверху. Под верхней одеждой - другое длинное одеяние, застегивающееся на шелковые пуговицы с высоким стоячим цветным воротником; это одеяние шьется узким. Далее идет тонкая рубашка, вышитая красным шелком или золотом, с воротником, вышитым жемчугом. Под рубашкой полотняные штаны, а на ногах пара носков без пяток и сапоги из красной или черной кожи. На голове он носит белый колпак с пуговицами из серебра, золота, жемчуга или драгоценных камней, а под ним шапку из черной лисицы, сильно расширяющуюся кверху.

Когда русский едет верхом в поход или в какое-нибудь путешествие, он надевает саблю турецкого образца и такой же лук со стрелами. В городе он не носит оружия, а только две или три пары ножей, с рукоятками из зубов рыбы, называемой моржом.

Антоний Дженкинсон. Путешествие из Лондона в Москву. XVI век.

Великий князь Московский может долго содержать большое число войска, ибо воинам своим он не дает жалованья, а жалует их в награду за службу землями. Набранные воины, являясь поодиночке к Великому князю, дают ему по одной монете, называемой деньгой, которую, возвратясь с войны, берут у него обратно; деньги же убитых государь оставляет у себя, и таким образом узнает, сколь велико число таковых.

Удивительна, беспримерна покорность русских дворян, вельмож и чиновников государю своему! Нужно ли им находиться при дворе, или на войне, или отправляться с посольством - они исполняют все это, служа на своем иждивении. Когда великий государь повелевает какому нибудь боярину или другому почетному лицу идти на войну, то отправляет ему указ. Когда нарочный, посланный с оным от государя, явится к тому, к кому он отправлен, то сей последний, обедает ли он, ужинает ли, спит ли - тотчас, получивши указ, встает из-за стола, или с постели, и в глазах посланного вооружившись садится на лошадь, объявляя, что он исполнит приказание государя своего. Таким образом всякий, кто может, находится в военной службе на своем содержании.

Великий князь повелевает в каждой области переписать детей бедных дворян, дабы узнать число как их самих, так и их рабов и лошадей, и назначив небольшое жалованье, приказывает им отправляться на войну.

Дворяне, на своем содержании находящиеся в военной службе, редко имеют покой, ибо государь часто ведет войну то с литовцами, лифляндцами и шведами, то с перекопскими татарами, турками и другими соседними народами. Сверх того в крепостях, смежных с крымскими, перекопскими и нагайскими татарами, находятся каждогодне до 20000 человек и более. Наконец, все как получающие жалованье, так и служащие без оного, из одной царской милости, идут на войну на своем иждивении. Оно нетаково у москвитян, как у нас, ибо каждый дворянин имеет б служителей и 6 лошадей, из коих одна назначена для возки жизненных припасов: мешков с крупой, горохом, свининой, мешочков с солью, у более достаточных смешанною с перцем, сковород, медных горшков и чашек, привязанных к седлу. Когда нужно, они разводят огонь, наливают большой горшок водою, кладут в него ложку крупы и посоливши варят. Кто хочет получше поесть, тот кладет в горшок небольшой кусок свинины и сей пищею довольствуется иногда господин с шестью слугами, если же он очень беден, то рабы его постятся иногда дни по два и по три. Сверх того русские всегда имеют у себя муку, мелко смолотую из овса, которую положивши в чашку несколько ложек и разведши небольшим количеством воды - едят как кашу. Когда же есть чеснок или лук, то легко обходятся без гороху. Вожди войска и прочие начальники живут гораздо пышнее, и приглашают к столу своему бедных дворян.

Москвитяне, лет за сорок пред сим, ни пушек ни пехоты не употребляли; ныне же действуют пушками весьма часто и искусно, научившись тому от итальянских, немецких и литовских выходцев, и весьма хорошо умеют осаждать крепости. Сражающиеся с москвитянами должны весьма умеючи действовать оружием, чтобы не попасть в руки их, ибо они весьма крепки плечами, руками и всем телом. Они столь сильны, что без всякого оружия, надеясь на одну силу свою, часто отваживаются сражаться с свирепыми и неутомимыми медведями, и схвативши их за уши, дотоле утомляют их, доколе сии последние не упадут на землю.

Вот главные оружия, употребляемые московитами на войне: колчан со стрелами, лук, топор, копье, долгие ножи, употребляемые вместо кинжалов, рукавицы. Многие, особенно пешие имеют долгие копья, а конные короткие, не похожие на венгерские и польские. Надевают длинные панцыри, иногда двойные, запястья, нагрудники и шлемы. Лошади у них малые, без подков, узды самые нарядные, седла такого рода, что сидящие на них без всякого препятствия могут повертываться во все стороны и действовать луком, на лошадях сидят согнувши ноги, от чего не могут выдержать ни одного копейного удара. Весьма немногие употребляют шпоры. Платье у них вообще длинное, простирающиеся до пят, сшитое из бумажной или льняной ткани. Для лагерей выбирают места самые обширные, укрепленные по крайней мере природою;

ограждают оные не телегами, но деревьями. Лучшие из воинов ставят палатки свои в середине стана, наподобие стены, прочие же делают из молодых деревьев шалаши, или нагнувши вершины дерев, наподобие лука, покрывают оные одеждами; лошадей гоняют на пастбище, и для того-то стан распологается очень раздельно. Во время сражения имеют большое количество трубачей, кои впрочем трубят очень несогласно, от чего происходит чудный и необыкновенный звук.

Замки и все крепости защищают мужественно и весьма упорно.

Все - и вельможи и чиновники, и светские и духовные, сердечно уверены и торжественно признают, что воля государева есть воля Божия, и чтобы государь не делал, все делает по воле Божией. Посему и царь, когда просят его о чем-нибудь, дает ответ обыкновенно такой: если будет угодно Богу, или если велит Бог, то я сделаю это. Посему, если спросишь у кого-либо о чем- нибудь неизвестном или сомнительном, то он обыкновенно отвечает: знает про то Бог и Великий государь, или, так угодно Богу и Великому государю. На пирах, стоя один перед другим, прежде всего пьют за здоровье великого князя, называя бего по имени, вычисляя названия всех земель его, и желая ему всякого блага и счастья. Того же желают ему прел обедом и посое обеда.

А. Гваньини. Замечания о военных походах русских. XVI век.

Москвитяне среднего роста, плечистый весьма сильны, у них голубые глаза, длинные бороды, короткие ноги, длинные туловища; они очень долго могут ездить верхом.

Царский двор всегда полон разного рода князьями, послами разных государей и солдатами; они являются сюда во всякое время, чтобы почтить двор и находиться в свите царя.

Молодежь упражняется в разнообразных играх, весьма близких, однако, к военному искусству; они состязаются, например, в бегании взапуски, кулачном бою, верховой езде, стрельбе.

Их лошади ниже среднего роста, сильны и быстроходны. На них обыкновенно сражаются копьем, железными палицами, луками и стрелами. Войска были раньше немногочисленны, воины носили оружие за спиной, а тело хорошо покрывали круглым или четырехугольным щитом, подобно туркам, а значит, и грекам, Их манера сражаться состояла в том, что они, подобно скифам, спасаясь, ранили неприятеля; они считали постыдным побеждать врага обманом, скрытой хитростью и из засады; сражались же храбно и как на поединке. Они выказывали известного рода великодушие и презирали ту храбрость, которая вытекала из каких-либо преимуществ, не признавая победу полной и настоящей, раз она одержана обманом и хитростью. Такой способ победы они называли боязнью, трусостью и предательством, тогда как умение и искусство начальника они видели в захвате прежде всего мест для стоянки войск, которые должны были не выходить из повиновения и не покидать поле сражения без приказания начальника, никогда не сражаться на неудобном месте, совершенно не двигаться, когда их вызывают на бой, и совсем не прятаться в засаду. Все такие приемы они осуждали и победу, одержанную посредством хитрости и уловок, не считали настоящей.

Войско свое царь Иван Васильевич устроил по примеру французов и из Татарии выписал превосходных скакунов, которые по величине и дикости не уступают лошадям других стран. Государь, поощряя обыкновенно истинную доблесть, не забывает и в военное время щедро и достойно награждать заслуженных солдат, но не обнаруживших на войне этих качеств он клеймит вечным позором.

Юношей, способных сражаться, у них много, так что московитяне превосходят всех других численностью людей и лошадей; и я в непродолжительное время своего пребывания здесь видел два конных войска, каждое по 100 тысяч человек, что, хотя и может показаться невероятным, однако это чистая правда.

Царь обладает теперь многочисленной артиллерией на итальянский образец. Она в достаточном количестве снабжена бомбардирами, превосходно устроена, обучена и постоянно упражняется, получая известные награды и отличия. Она снабжена всевозможными боевыми снарядами, какие имеются в настоящее время и у других государей.

Марко Фоскарино. Рассуждение о Московии. XVI век.

 

Жители в общем очень сильны; привычны к всяким невзгодам и нужде, а также к войне и ее трудам, так как постоянно приучаются к этому государем.

В мирное время царь держит конницу в Астрахани, Казани и Вятке для защиты границ от татар, нога-ев и других соседей его государства с этой стороны, а равным образом в Калуге, для предотвращения набегов прекопитов - крымских татар. Конницы этой бывает то больше, то меньше, в зависимости от необходимости, но в общем число ее не превышает 15 или самое большее 20 тысяч.

Во время войны царь выставляет в поле много людей: при взятии Казани и Астрахани было, кроме конницы, какую он держал против прекопитов и в других местах, более 100 тысяч конных, он мог бы выставить и 200 тысяч конных, и немалое число пеших сверх вышесказанного.

Во время правления отца нынешнего герцога (Василия III) впервые появился у московитов отряд конных аркебузьеров и некоторое количество пехотинцев, и то неопытных и плохо вооруженных. Теперь конные и пехотинцы в довольно хорошем порядке.

Каждые два или три года герцог (Иван Грозный - авт.) делает в своих областях перепись всем наиболее годным к военному делу людям; среди них отмечаются сыновья знатных людей с числом находящихся при них слуг и лошадей. Он образовал большой отряд в 15 тысяч пехотинцев, которыми пользуется так же, как турецкий султан янычарами, давая им плату, как обычно.

И конница и пехота целиком состоят из его подданных, но также пользуется он и иностранными солдатами, а больше всего пехотинцами-немцами. Он разрешил им полстроить для жительства довольно большой деревянный город, недалеко от Москвы, который дает ему более восьми тысяч аркебузьеров.

Конница из более знатных и богатых одевается в панцирь из тонких и хорошо закаленных металлических пластинок и островерхий шлем, равным образом сделанный из пластинок; причем все это производится в Персии. Эти конники в большинстве действуют копьем, прочие же все вместо лат носят толстые стеганые кафтаны, очень плотно набитые хлопком, они хорошо противостоят ударам, особенно стрелами. Среди них есть большой отряд аркебузьеров, а все другие действуют луком. Общим для всех оружием является меч и кинжал, а немногие выделяются железными палицами.

Лошади у них малорослы, но весьма приспособлены к воинскому труду и всяким невзгодам, а сверх всего и к холоду.

Пехота носит такие же кафтаны, и немногие имеют шлемы. Прежде они все обыкновенно были вооружены луками, но теперь по большей части владеют аркебузом. Они не носят ни копий, ни другого оружия, кроме меча и кинжала.

Нынешний герцог превосходит всех своих предшественников как численностью войска, так и тем, что в мирное время тщательно обучает его, а чтобы делать это лучше, он дал у себя приют многим иностранным солдатам и предоставил им жилища в своем государстве. Теперь во многих местах, а главным образом в Москве при помощи их и других московиты по праздникам обучаются стрельбе из аркебузов по германским правилам и, став уже весьма опытны, изо дня в день совершенствуются во множестве.

Он также пригласил из Германии и Италии инженеров и литейщиков, пушкарей, при помощи которых укрепил по-итальянски Казань, Астрахань и другие места, а также отлил большое количество пушек.

В Москве есть длинный ряд мастерских, где делают аркебузы в большом количестве.

В 1552 году Иван IV лично с громадным войском напал на Казанское царство и, разбив прекопитов, пришедших на помощь казанским татарам, силою оружия покорил его целиком, а всед за этой победой отнял у татар и Астраханское царство.

Немного спустя, послав войска против прекопитов и нанеся им ряд поражений между Доном и Днепром, принудил их отступить на их полуостров, где они при помощи турок и рва, отделяющего их от материка, нашли защиту от московитов, не дав им войти в Крым. Тут эти последние, появившись внезапно на множестве вооруженных судах и лодках из устьев Дона и Днепра, захватили в Черном море и Азовском три больших турецких грузовых корабля и много малых судов, а после этого безуспешно пытались взять город Азов, но были отозваны царем.

Франческо Тьеполо. Рассуждения о делах Мос-ковии. XVI век.

Они постоянно ходили войной - особенно против извечного врага русской земли, царя крымского. Для того ежегодно из их среды избирались пять особых военначальников.

Пятый полк в середине был главным над че-тыьмя остальными и этот большой полк представлял собою особу великого князя. Когда на них нападал враг, то каждый из этих пяти полков оставался при своем начальнике. Выступая против врага, один полк становился впереди, другой - по правую; третий - по левую руку; четвертый полк был последним, или самым задним. Какой бы из этих полков ни натыкался на врага, он становился передовым - по приказу воеводы, посылавшего туда голову. А все остальные, посылая начальнику передового полка, буду нужно, помощь людьми, сохраняли свои места, чтобы враг не смог сломить боевого порядка с флангов или с тыла или чтобы воевода большого полка не потерпел обиды.

Генрих Штаден О Москве Ивана Грозного.

После того, как инженеры царя предварительно осмотрели место, подлежащее укреплению, где-нибудь в довольно далеком лесу рубят большое количество бревен, пригодных для таких сооружений. Затем после пригонки и распределения их по размеру и порядку, со знаками, позволяющими разобрать и распределить их в постройке, спускают бревна вниз по реке, а когда они дойдут до места, которое намечено укрепить, их тянут на землю, передавая из рук в руки. Разбирают знаки на каждом бревне, соединяют их вместе и в один миг строят укрепления, которые тотчас засыпают землей, и в то же время являются и их гарнизоны.

Донесение Фульвио Руджери папе Римскому.

 

Меня уверяли немцы, москвитяне и поляки, оставшиеся на службе при великом князе, что он может в течение сорока дней собрать 300 тысяч отличных стрелков, что хотя это кажется невероятным, однако же они клялись мне в этом.

Рассказывали мне также, что на четырех местах своего государства он имеет до двух тысяч пушек и множество других орудий, из коих некоторые изумительно длинны и столь широки и высоки, что самого высокого роста человек, входя в дуло с надлежащим зарядом, не достает головой до верху.

Донесение посла при московском дворе Иоганна Пернштейна императору Моксимилиану II. XVI век.

Крепости московского князя и способ их защиты во время осады.

Крепости и укрепления, существующие в настоящее время у московитов, довольно значительно отличаются от тех, что были в прежние времена. Укреплены они не одним и тем же способом. Некоторые сложены из камня и кирпича: к ним относятся две крепоста в Москве. Другие же состоят из земляного вала и плетней, спрессованных до твердого состояния. И в самой Москве есть сооружения из земляных стен, возведенных после татарского пожара.

Остальные крепости, сложенные из бревен, скрепленных четырехугольником с землей или песком внутри, выдерживают натиск и удары, но не выносят огня. Поэтому их иногда обмазывают глиной. Но вообще у них нет вынесенных вперед укреплений.

Антонио Поссевино. Московия. XVI век.

Военные в России называются детьми боярскими, или сыновьями дворян, потому, что все они принадлежат к этому сословию, будучи обязаны к военной службе по самому своему званию. В самом деле, каждый воин в России есть дворянин, и нет иных дворян, кроме военных, на коих такая обязанность переходит по наследству от предков, так что сын дворянина, рожденный воином, всегда остается дворянином и вместе с тем воином и не занимается ничем другим, кроме военной службы.

Пехоты, получающей постоянное жалованье, царь содержит до 12000 человек, называемых стрельцами.

Вооружение ратников весьма легкое. У простого всадника нет ничего, кроме колчана со стрелами под правой рукой и лука с мечем на левом боку. Их сабли, луки и стрелы похожи на турецкие. Убегая или отступая, стреляют они также, как татары, и вперед и назад.

Стрельцы, составляющие пехоту, не носят никакого оружия, кроме самопала в руке, бердыша на спине и меча на боку.

Каждый обязан иметь с собою провиант на четыре месяца и в случае недостатка может приказать, чтобы добавочные припасы были ему привезены в лагерь от того, кто обрабатывает его землю или из другого места. В поход они обыкновенно берут сушеный хлеб, называемый сухарями, и несколько муки, которую мешают с водою и таким образом делают небольшой комок теста, что называют толокном и едят сырое вместо хлеба.

Д. Флетчер О государстве Русском. XVI век.

Перекопские татары, очень хорошо зная, что Московия некогда платила их предкам дань, многими вторжениями причиняют неприятность великому князю. В 1571 году от Рождества Христова они ворвались в его владения, в самый день Вознесения Христова на небо, сожгли город Москву с великим множеством людей и овладели большой добычей. Так как Московский князь, для которого это нечаянное нападение случилось сверх всякого ожидания, не мог защитить города, не окруженного ни стеной, ни рвом, то, оставив все, он бежал в замок, находившийся у Белого озера. В 1575 году Татарин, отправив посольство, требовал снова этой старинной дани, а в случае неполучения ее страшно грозил ему. Московский же князь, притворяясь очень бедным, одевшись в самые плохие одежды и посадивши по обычаю около себя сына, принял посла и отказал снова в дани и отлично осмеял. Кроме того, он приказал объявить их повелителю, что он нисколько не смущается его угрозами, потому что он, как скоро позволит время года, придет к нему сам и отомстит военным походом за нанесенные до сих пор ему обиды.

Иоанн хотя ведет постоянно войны, однако не делает больших издержек, потому что все так называемые дворяне принуждены находиться в военной службе на свой счет, но коль скоро они истощатся, их отпускают домой, чтобы они снова занимались хозяйством, на их же место назначают других новых.

Тем, которые вели себя мужественно на войне, великий князь оказывает свою милость, которая у них называется особенным именем "жалованье", либо назначает известную часть полей, либо же увеличивает годовое содержание. Татары, помощью которых он очень часто пользуется в войнах по причине очень необычайного мнения, которое он получил о них, живут, довольствуясь небольшой частью полей и добычей, которая для них не ограничена. Однако очень многим, особенно начальникам, кроме того положено и содержание. Немецких воинов он предпочитает всем остальным, и по тому, если выходит на войну, особенно много заботится об их наборе и не щадит никаких издержек.

Вместо герба московские князья в продолжение долгого времени употребляли образ святого Георгия воина, поражающего копьем дракона. А Иоанн Васильевич, приобретши два царства. Казанское и Астраханское, по собственной воле выбрал себе двуглавого орла с распущенными крыльями, около которого написано его имя с главными областями, а у орла на груди помещен образ Георгия.

Следующий титул он сам обыкновенно употребляет в своих грамотах, посылаемых иностранным государям. Этот титул все его подданные должны держать в памяти самым тщательным образрм, словно ежедневные молитвы:

"Божиею милостию, Государь, Царь и Великий князь Иван Васильевич всея Руси, Владимирский, Московский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Государь Псковский, Великий князь Смоленский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский, Новгорода Нижнего, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кандийский и всей земли Сибирской и Северной, испоконь наследственный Государь Ливонии и других многих стран".

К этому титулу он часто прибавляет название Монарх, что на русском языке очень удачно переводится словом самодержец, который один держит правление. Символом Великого князя Ивана Васильевича было: "Я никому не подвластен, разве Христу, Сыну Божию".

Воля Великого князя для всех закон: если он зовет в военный поход, то ему повинуются без всякой отговорки.

Никто не въезжает в Московию, чтобы об этом тотчас не было донесено Великому князю: если кто-нибудь прибудет без дозволения, тот подвергает себя величайшим опасностям и некоторым образом задерживается как пленник до тех пор, пока не узнают точнее, какое он имеет намерение.

Начало и возвышение Московии. Сочинение Даниила принца из Бухова. XVI век.

О начале и происхождении Российского Дворянства.

 

Любовь и верность к престолу царей - была и есть отличительною чертою дворянства - сего знаменитого сословия Государства Российского. Оно издревле было опорою Трона, защитником Отечества, защитником Веры. К нему всегда обращались российские самодержцы и своими благоволениями, щедротами, милостями - и за блистательные заслуги, в отличие перед другими сословиями, даровали ему величайшие выгоды, права и преимущества.

Предки наши, с самого начала их бытия политического, имели различные чиносостояния. Народ Русский уже в глубокой древности разделялся на бояр и людей. Бояре, известные тогда под названием мужей, отличались от прочих сословий знатностью породы и богатством, люпинами же и людьми именовались вообще все граждане свободные.

Почти все молодые граждане, получа от родителей свободу, стремились за честию на поле брани, входили в службу к князьям и боярам; составляли их ратоборные дружины; получали от них одежду и пищу, или участок земли, под именем поместья, с коего доход служил вместо жалованья. В мирное время сии дружины умножали великолепие князей и бояр, а во время войны охраняли их, сражались пред их глазами, разделяя с ними опасности и славу. Из добычи военной получал князь или боярин для себя половину; а прочее разделялось дружиною его по равным частям. Преданность и покорность к своему начальнику была неограниченной. Князь или боярин составлял первый, единственный предмет, для которого служившие ему посвящали свою храбрость, верность, усердие и жизнь. Сии-то люди, составлявшие дружины княжеские, названы в последствие времени - дворянами, от слова двор: ибо они находились при их дворе, а из дружин боярских произошли дети боярские, которые наконец смешались с дворянами в одно сословие. Название же дворянин находим мы уже в законах великого князя Владимира Мономаха, изданных в 1114 году. Оно всех чинов древнее, кроме достоинства боярского.

Дворяне, в древние времена России составляли шестую ступень русских чиновников: они следовали после бояр, окольничих, думных дворян, стольников и сстряпчих, которы е в достоинство сие производимы были из московских дворян и жильцов. В средние времена России дворянином назывался уже тот, кто в сей чин пожалован по указу государеву лично - и сие достоинство даваемо было только на особу; в род же и к детям не переходило. Следовательно, в тогдашнее время дворянство составляло чин, а не звание.

Старинные дворяне разделялись на московских и городовых. За доблести же в военных походах городовые дворяне производились в московские. Преимущество сие было столь велико, что иногда московских же дворян за некоторые преступления исключали из Московского списка и записывали в городовые; что называлось записать по городу. Московские дворяне употребляемы были в разные вольные должности: из них избирались комнатные дворяне, которых отличительное право состояло в том, что они были допускаемы во внутренние покои государевы. Некоторые из дворян московских в малых городах бывали воеводами; в нужное время отправлялись к иностранным дворам в звании посланников; иные определяемы были головами, в десятники детей боярских, и ими предводительствовали, иногда составляя особенные полки дворянские. Московские дворяне получали поместные оклады от 25 до 1500 четвертей земли, денежные - от 15 до 210 рублей. Сие различие происходило от заслуг, за которые награждались они прибавкою земли и денежных окладов.

Городовые дворяне исправляли должности по званию своему только в бытности государя в каком-либо городе. Они разделялись на выборных, дворовых и городовых. Главное различие имели в списках, где означались они по старшинству один после другого. Все городовые дворяне в мирное время состояли в ведомстве начальника того города и уезда, в котором они имели поместья. Сии начальники могли употребить их во всякую службу по своему благоусмотрению. Приезжавшие в Россию послы от самого въезда своего в пределы Российского государства, получали приставов из городовых дворян, которые от одного города до другого провожали их; в военное же время они, как рядовые, служили в полках.

Царь Иоанн Васильевич Грозный разделил дворян сверстных и младших. Из дворян и детей боярских, стряпческих и стольнических некоторые жили в Москве и были всегда готовы к войне; почему и назывались жильцами или нарочитыми детьми боярскими. Хотя они и почитались за охранное московское войско, однако многие из них употребляемы были для разных поручений, а равно и в дальние походы. Обыкновенная их должность была развозить царские грамоты или указы. Жильцы получали также в поместья земли от 350 до 1000 четвертей; а денежный оклад был от 10 до 80 рублей.

Все жильцы состояли в ведомстве Разряда, в коем хранились список им и окладная роспись. Из жильцов также некоторые производились в воеводы малых городов, в головы, в знаменщики. Император Петр I в 1701 году повелел более жильцов не набирать, а из оставшихся комплектовал гвардейские полки - Преображенский и Семеновский.

Детьми боярскими назывались те, которые происходили от бояр; дети боярские разделились на пол-клвых, станичных, вожей, ездоков и прочих. Каждый из детей боярских получал, смотря по способностям, определенный оклад земли, с которого они должны были содержать себя и людей, вооруженных ими для службы военной. Дети боярские, поселя на пожалованных им землях крестьян, сделались помещиками.

В древние времена России чиновников под именем дворян было чрезвычайно много. Иные из них хотя никаких должностей не отправляли, но всегда имели свободный вход во двору и при царских торжествах обязаны были, для большего великолепия, являться во дворец в наилучшей одежде или в светском платье.

Царь Иоанн Васильевич Грозный, соединя под единодержавие удельные княжества, включил в число их и удельных князей, а потомки их остались в числе простого дворянства. Некоторые из князей, прищед в бедность, записались в дети боярские, оставя титул княжеский. Но когда царство Казанское и Астраханское подпали под Российскую державу, тогда татарское дворянство или мурзы, опасаясь, чтобы их не сравняли с простолюдинами, просили царя Ивана о дозволении именоваться князьями. Многие получали сие название для отличия от простых дворян.

Сверх сего должно заметить, что все те россияне, которые отправляли какую-либо службу государственную, могли получить поместья и оными владеть, а через сие входили в сословие помещиков или дворян.

Отечественные записки. N 69. СПБ, 1826.


Приложение 4.
Н.М. Карамзин и С.М. Соловьев о сражении у Судьбищей в 1555 году.

Видя ложь, обманы Девлет-Гирея и сведав, что он идет воевать землю пятигорских черкесов, наших друзей, государь (в июне 1555 года) послал воеводу Ивана Шереметева из Белева Муравскою дорогою с тринад- цатью тысячами детей боярских, стрельцов и Козаков в Мамаевы луга, к Перекопи, чтобы отогнать стада ханские. Но Девлет-Гирей от Изюмского кургана своротил влево и вдруг устремился к пределам России, имея шестьдесят тысяч войска. Шереметев, находясь близ Святых гор и Дпнца, открыл сие движение неприятеля, уведомил государя и пошел вслед за ха- ном к Туле. Сам Иоанн немедленно выступил из Москвы с князем Владимиром Андреевичем, царем казанским Симеоном, со всеми воеводами и детьми боярскими; уже не хотел, как бывало в старину ждать крымцев на Оке, но спешил встретить их далее в поле. Девлет-Гирей был между двумя войсками и не знал того. Нескромность дьяков государевых спасла его от гибели: они писали из Москвы к наместникам украинским, что хан в сетях; что спереди царь, сзади Шереметев в одно время стиснут, истребят неприятеля. Наместники разгласили счастливую весть, которая дошла и до хана чрез жителей, захваченных крымцами. В ужасе он решился бежать. Между тем мужественный, деятельный Шереметев взял обоз Девлет-Гирея, 60000 коней, 200 аргамаков, 180 вельблюдов; отправил сию добычу во Мценск, в Рязань; остался только с семью тысячами воинов; в 150 верстах от Тулы, на Судбищах, встретил всю неприятельскую силу и не уклонился от битвы: сломил передовой полк, отнял знамя ширинских князей и ночевал на месте сражения. К хану привели двух пленников: их пытали; один молчпл, а другой не вынес мук и сказал ему о малом числе россиян. Опасаясь нашего главного войска, но стыдясь уступить победу горсти отважных витязей, Девлет-Гирей утром возобновил нападение всеми полками. Бились часов восемь, и россияне несколько раз видели тыл неприятеля; одни янычары султановы стояли крепко, берегли хана и снаряд огнестрельный. К несчастию, герой Шереметев был ранен: другие воеводы не имели его духа; усилия наши ослабели, а неприятель удвоил свои. Россияне смешались; искали спасения в бегстве. Тут мужественные чиновники, Алексей Басманов и Стефан Сидоров, ударили в бубны, затрубили в трубы, остановили бегущих и засели с двумя тысячами в буераке: хан трижды приступал, не мог одолеть их и, боясь терять время, на закате солнца ушел в степи.

Н.М. Карамзин История государства российского, М,1990.

Летом 1555 года, поднявши Дербыш-Алея в Астрахани против русских, Девлет-Гирей вздумал опять попытаться напасть врасплох на московские украйны. По обычаю - в одну сторону лук натянуть, а в другую стрелять - хан распустил слух, что идет на Черкасов. Обязавшись защищать этих новых подданных, Иоанн первый из московских государей решился предпринять наступательное движение на Крым и отправил боярина Ивана Васильевича Шереметева с 13000 войска к Перекопи в Мамаевы луга промыслить там над стадами крымскими и отвлечь хана от черкас. Шереметев двинулся, но на дороге получил весть, что хан вместо черкас идет с 60000 войска к рязанским или тульским украйнам. Шереметев дал знать об этом в Москву, и царь, отправив тотчас же воевод, князя Ивана Федоровича Мстиславского с товарищами, в поход, сам выступил за ними на третий день с князем Владимиром Андреевичем в Коломну. Здесь дали ему знать, что хан идет к Туле; Иоанн двинулся туда же;

хан, узнавши, что сам царь идет к ему навстречу, поворотил назад. Между тем Шереметев шел за ханом с намерением хватать малочисленные татарские отряды, когда они рассеятся для грабежа по украйне, и прежде всего отправил треть обыкновенно оставляли назади, в расстоянии пяти или шести дней пути от главного войска, чтоб лошади и верблюды могли удобнее прокормиться. Русские взяли обоз, при котором нашли 60000 лошадей, 200 аргамаков, 80 верблюдов, и прислали Шереметеву 20 языков, которые сказали ему, что хан идет к Туле. Шереметев продолжал идти за ним следом, но в это время хан уже узнал о царском походе и возвратился назад. В 150 верстах от Тулы, на Судбищах, встретился он с отрядом Шереметева, который, несмотря на малочисленность своего войска, ослабленного уходом трети ратных людей на крымский обоз и еще не возвратившихся, вступил в битву, бился с полудня до ночи, потоптал передовой полк, правую и левую руку, взял знамя князей Ширинских. Но татары не ушли; надобно было приготовляться к новой битве на Другой день, и Шереметев послал гонцов к тому отряду, который ходил на обоз, чтобы спешил к нему на помощь, но из этого отряда прискакали к утру только немногие, остальные с добычей отправились в ближайшие русские города, кто в Рязань, кто в Мценск. Между тем хан ночью пытал двоих русских пленников: хотелось ему дознаться о числе войска, так храбро бившегося с ним днем; один из пленников не выдерпел мук и рассказал, что у Шереметева людей мало и тех целая треть отпущена на татарский обоз. Ободренный этим известием, хан на рассвете ввозобновил битву; бились до полудня; сначала и тут русские успелиразогнать крымцев и около хана оставались только янычары, но воевода Шереметев был тяжело ранен и сбит раненным конем; русские замешкались без воеводы и потерпели сильное поражение, только двум воеводам, Басманову и Сидорову, удалось собрать около себя тысяч с пять или шесть ратных людей и засесть в лесном овраге; три раза приступал к ним хан со всем войском и всякий раз без успеха; наступил вечер; хан; боясь приближения русского войска, оставил Басманова и Сидорова в покое и поспешил переправиться за Сосну; русские потеряли в Судбищенской битве 320 детей боярских и 34 стрельца.

С.М. Соловьев История России с древнейших времен.М, 1990.