putinism.jpgНепонятно, за что главного создателя терроризма в России Ельцина после смерти увековечили памятником на родине, в Екатеринбурге? За то, что обеспечил Путина работой по мочению террористов? Путин и теперь «живее всех живых», а вот террористы, которых он ещё 12 лет назад обещал замочить в сортире, продолжают ежегодно мочить москвичей где придется. Я находился в московском метро, когда там 29 марта 2010 года в результате теракта погибло 40 и пострадало около сотни москвичей. По счастью, я был на другой ветке. Когда в результате теракта 24 января 2011 года в московском аэропорту погибли 35 и пострадали более сотни москвичей, я тоже был в московском аэропорту (но в Шереметьево, а не в Домодедово). Тогда я возвращался в Москву с Дальнего Востока хабаровским авиарейсом SU-894. По совпадению наш самолёт приземлился в аэропорту Шереметьево в тот момент, когда в аэропорту Домодедово произошёл теракт. Узнал об этом только часа через два в электричке «Аэроэкспресс», следующей на Белорусский вокзал. Почему? Потому что терроризм возникает на почве социальной несправедливости, а этой несправедливости по отношению к Москве и москвичам, по моему мнению, в Приамурье больше, чем в любом другом регионе России.

 

Об этой несправедливости говорили на совещании главы и управленцы муниципальных образований Приамурья, которых летом 2007 года собрали в городе Свободном для обсуждения проекта создания Свободненского дальневосточного космического кластера (промышленной группы, призванной обеспечить строительство и функционирование будущего космодрома). Большинство их отнеслось к этому проекту скептически. Вот что сказал по поводу очередного президентского проекта и программ приоритетного развития Дальнего Востока глава посёлка Серышево: «Мы ничего из этих программ не имеем как люди. Свет 12 копеек стоит, а платим — рубль сорок пять. За что? Всё идёт мимо наших карманов. Грабят нас. Забирают всё к чёртовой матери в Москву, а потом распределяют по копейкам, на которые невозможно жить...»

К 2011 году стоимость электроэнергии для жителей Приамурья удвоилась и продается им по цене втрое больше, чем для китайцев! В Мазановском районе Амурской области сократились в 11 раз посевные площади, потому что во столько же раз увеличилась стоимость горючего по отношению к стоимости зерна. Как сказала главный специалист отдела экономики Свободненского района Амурской области Драга- нер Ирина Николаевна, «если раньше за килограмм зерна три литра горючего можно было приобрести, то сегодня — стакан горючки!» А с 1 января 2011 года через Амур в Китай начались поставки нефти по 15 миллионов тонн ежегодно и по цене вдвое ниже, чем собственному населению. С Западной Сибири в Китай пошёл газ, но в городе Свободном разобрали на металлолом последние газгольдеры, так как уверены, что их город природным газом не обеспечат. Снабжаем китайцев электроэнергией и углеводородами по ценам ниже, чем собственным гражданам! Почему им такие привилегии? Почему Китаю передали свыше трёх десятков амурских островов под предлогом демаркации границы?

Эти подарки «большому китайскому брату» правители России вынуждены делать, потому что разоружили Приамурье. Выступая на совещании по обсуждению проекта кластера, мэр Углегорска, бывший в недавнем прошлом заместителем командира дивизии РВСН, сказал о том, что по значению «Амурская область не последняя пограничная область России».

Впервые я познакомился с Углегорском летом 2007 года, но о его существовании как города ракетчиков знал ещё с 60-х годов прошлого столетия. Тогда мы с нынешним главой Углегорска Токаревым Владимиром Ивановичем начинали свою офицерскую службу лейтенантами по соседству: он в дивизии ракетчиков, а я в дивизии стратегических бомбардировщиков, базировавшихся неподалёку. Ныне наших дивизий нет, и к 2007 году почти вдвое «усох» Углегорск. В советские времена этот городок был закрытым, потому что здесь базировалась 27-я дивизия Ракетных войск. Последним командиром этой дивизии был генерал Винидиктов, а его заместителем был полковник Токарев, ставший после расформирования дивизии главой этого городка. Городок имел кодовое наименование «Свободный-18». «Свободный» — потому, что находился вблизи Свободного. Дивизия имела на вооружении ракеты СС-18 с разделяющимися ядерными боеголовками. Семьи ракетчиков проживающих в городке, гордились тем, что дивизия 33 года являлась весьма существенной частью ракетно-ядерного щита страны. Не зря же ракета, состоящая на вооружении дивизии, получила за океаном прозвище «Сатана». Боялись, очевидно, этих «сатанинских» ракет американцы.

В 1992 году по приказу Ельцина 60 шахтных пусковых установок (из 66) взорвали. Производилось это следующим образом. Шахта на всю 30-метровую глубину набивалась тротилом и закрывалась 40-тонной стальной крышкой (ныне эти 40-тонные крышки «ушли» на металлолом в Китай). Затем производился подрыв. Шахта представляет собой ствол орудия, направленный строго вертикально и изготовленный с филигранной точностью, поэтому после подрыва 40-тонные крышки, взлетая высоко в воздух, не отклонялись от вертикали и падали обратно в шахту. Так уничтожалась ракетно-ядерная мощь России.

После уничтожения 27-й ракетной дивизии было решено создать на ее базе секретный космодром «Свободный». Почему секретный? Потому что предназначался он, по замыслу Ельцина, для запуска американских спутников зондирования земли (спутников-шпионов) в угоду «другу» Клинтону, что, естественно, не афишировалось. Лишь первый пробный запуск был запуском отечественного спутника «Зея». Затем последовал запуск американского спутника «Ранняя пташка». Затем американцам наш космодром стал не нужен. Американцы и ныне больше не будут запускать в космос свои спутники с наших космодромов, потому что мы продали им по дешёвке ракетные двигатели РД-180 вместе с технологией их изготовления. Тогда мы в коммерческих целях решили запускать спутники стран НАТО. Запустили шведский спутник «Один» (у скандинавов средневековья — бог войны, что говорит о военном предназначении спутника) и три израильских. О чём думало руководство Министерства обороны России, запуская спутники, предназначенные для шпионажа за её территорией? Очевидно, надеялось получить коммерческую выгоду. Но вместо выгоды получили убытки, с которыми не мог смириться бывший директор питерского универмага Сердюков, вознесённый Путиным на пост министра обороны. В войсках за своё «боевое» прошлое он получил прозвище «табуреточник». Прославился протеже Путина и своей склонностью общаться с подчинёнными на нецензурном лексиконе, облагая трёхэтажным матом даже Героев России.

В июне 2007 года Сердюков привёз на объект «Свободный- 18», комиссию, возглавляемую помощником президента Виктором Ивановым, с целью закрытия убыточного космодрома. В надежде на чудо углегорцы встретили комиссию по русскому обычаю хлебом-солью. Специально испечённым в углегорской хлебопекарне караваем угостили Сердюкова детсадовские ребятишки. И чудо свершилось. Хотя космодром и прекратил своё существование как объект Министерства обороны, он будет возрождён как основной космодром России в структуре Роскосмоса. Но почему так желали углегорцы сохранения своей закрытости? Потому что как в советские, так и в постсоветские времена уровень жизни углегор- цев был значительно выше уровня жизни соседних районов. В советские времена он был даже выше уровня жизни москвичей, потому как обороноспособность страны обеспечивалась компетентным руководством. А какая может быть компетентность в вопросах обороноспособности страны у бывшего директора питерского универмага? Или у его заместителя и соратника по недавнему «боевому» прошлому бывшего питерского налогового инспектора Татьяны Швецовой? «Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать пирожник».

Беда эта может прийти со стороны Китая, ведь будущий главный космодром России расположен в ста километрах от границы с Китаем, а граница эта осталась без войскового прикрытия. В советские времена это прикрытие было надёжным, что показал военный конфликт с Китаем весной 1969 года. Тогда наш амурский остров Даманский безуспешно атаковали китайцы. И когда на китайском берегу Амура для захвата Даманского была сосредоточена усиленная бронетанковыми и артиллерийскими частями китайская дивизия, по готовящимся к атаке китайцам нанесла удар наша реактивная артиллерия. Как показала аэрофотосъёмка, производимая на следующий день, китайской дивизии там уже не оказалось. Аэрофотосъёмка производилась с самолётов-бомбардировщиков стратегической авиации конструкции Мя- сищева (ныне сняты с вооружения), дивизия которых базировалась на первоклассном аэродроме «Украинка», расположенном в 20 километрах от Свободного. В одном из полков этой дивизии служил и я в должности старшего техника по радиолокационному оборудованию самолётов.

Во время событий на Даманском мы находились на казарменном положении и даже рыли окопы. В самом Свободном размещались артиллерийские и танковые части, а также часть железнодорожных войск. По другую сторону от объекта «Свободный-18» в городе Шимановске базировался мотострелковый батальон. Все эти части во время событий на Даманском находились, как и мы, авиаторы, на казарменном положении. И каждый из нас мог сказать: «Мы отстояли Даман- ский». В память о погибших на Даманском пограничниках на амурском острове Большой Уссурийский в западной части острова была воздвигнута православная часовня. Укреп- район на границе с Китаем, очевидно, стал не нужен, а часовня, после дарения Путиным западной части острова китайцам, лишь по их милости осталась российской, и новая китайско-российская граница её обогнула. Хоть русские и поминают своих погибших в боях за Даманский пограничников, но Даманский тоже стал китайским. Почему такое случилось? Как сказал глава «космического» городка Токарев, прослуживший от лейтенанта до полковника в ракетных войсках на объекте «Свободный-18», а затем на космодроме, «Амурская область — это не последняя пограничная область на рубежах страны и Дальнего Востока». Однако оборонный щит этой области практически уничтожен. Прекратили своё существование два элитных соединения ракетных войск «Свободный-18» и «Свободный-21», авиационные, танковые, мотострелковые полки. Кадровые дивизии по договору с китайцами превратили в кадрированные дивизии двухтысячного состава, в то время как китайцы держат у границы развернутые дивизии восьмитысячного состава. Затем и эти дивизии стали преобразовывать по американскому образцу в бригады. Треть пограничных застав ликвидирована. И разоружение под руководством «табуреточника» продолжается

Нет и моей бывшей авиадивизии на аэродроме «Украинка» и множества других боеспособных частей, расположенных вблизи границы с Китаем. То есть, в конечном счёте, победили и побеждают китайцы. Ныне они, если захотят, просто перейдут границу, и некому их будет задержать. По этому поводу академик РАЕН Вишневский сказал, что у Китая «есть кое-какие претензии на российские территории. Многие считают эту опасность чисто теоретической, но, может быть, мы просто боимся додумать неприятную мысль до конца. Демографические массы двух стран несопоставимы, да и военная сила Китая растет. Сегодня сравнительно низкая миграция китайцев в Сибирь ограничивается во многом властями КНР. А если однажды державная рука немного ослабит узду? Если возникнут кризисные явления в экономике? Миллионы китайцев просто пересекут границу, и их, скорее всего, не удастся ни сдержать, ни ассимилировать» (интервью газете «Версты» от19 февраля 2002 года). Но зачем тогда создавать вблизи от границы главный космодром страны, если такое может случиться. Ведь оборонять границу от вторжения нечем. В таком случае надо восстановить обороноспособность Приамурья, сделав его главной пограничной областью страны.

Почему же всё-таки решило руководство страны переводить главный российский космодром из Байконура на границу с Китаем? Потому что казахи за использование космодрома Россией немалую плату берут и нисколько не считаются с секретностью запускаемых в космос объектов. Казахские таможенники и пограничники требуют вскрытия упаковки аппаратуры, срывают пломбы для досмотра транспортируемых на космодром грузов и техники.

Теперь бывший космодром Министерства обороны «Свободный» станет космодромом «Восточный» и главным космодромом России, потому, что, во-первых, его южное расположение позволяет в большей степени использовать вращение Земли при запусках космических кораблей. Во-вторых, сброс отработанных ступеней ракет-носителей производится над малонаселённой территорией. К тому же обширность этой территории обеспечивает сектор пусков ракет-носителей даже больший чем в Байконуре.

Есть люди, которые серьёзно воспринимают мечты директора Института демографии Юрия Крупнова, воплощённые им в проекте создания Свободненского дальневосточного космического кластера (СДКК). Но в Приамурье уже был промышленно-оборонный кластер, который создавался в первую очередь для укрепления обороноспособности этого пограничного с Китаем региона. Без восстановления его оборонной части и устранения от власти тех, кто его уничтожил, реализовать мечты Крупнова невозможно. Директор института Юрий Крупнов «убеждён, что Амурская область — это ключевой, решающий регион Дальнего Востока, а опережающее развитие Дальнего Востока — основа развития России. Отсюда и приоритетный интерес к Амурской области. Космодром «Свободный» и ЗАТО «Углегорск» играют здесь ключевую роль (из интервью независимому информационному порталу amurpolit.ru от 25.05.2007 года). На совместном совещании сотрудников этого института с представителями областной и районных администраций Амурской области в Свободном, поддержал проект Юрия Крупнова и глава «космического» городка В.И. Токарев. Он сказал, что если приоритет в экономическом развитии будет отдаваться только припортовым зонам и олимпийскому Сочи, то никакого развития Дальний Восток в целом не получит.

В июне 2007 года, когда практически прекратилось финансирование Углегорска Министерством обороны, Владимир Иванович переживал о том, что не будет подведён под крышу к зиме спортивный комплекс. «И всего-то надо каких-то 150 миллионов рублей», — жаловался он. К 2011 году крышу кое-как достроили, но внутри огромного здания спорткомплекса ничего не делали из-за отсутствия финансирования. Для достройки 150 миллионов не хватает. Но теперь Токарев оптимистичен, несмотря на то, что из 24 миллиардов, выделяемых для строительства космодрома до 2013 года на 2011 год выделяется меньше 2 миллиардов рублей. Я заметил, что по сравнению со 100-миллиардными капиталовложениями в остров «Русский», где оборудуется база для проведения саммита АТЭС, а тем более с капиталовложениями в олимпийские Сочи, 2 миллиарда, выделяемые на строительство космодрома «Восточный», капля в море. «Но ведь нас всё же не забывают, — возразил Токарев. — Путин, открывая год космонавтики, сказал, что всё пойдёт по нарастающей. Будут расти объёмы работ — будут расти и ассигнования. Цементный завод в Шимановске будут строить, Спецстрой придет и строители себе базу сделают, в которой будут размещаться и начнут весь проект осуществлять.» Меня несколько удивила его вера в Путина. Ведь на его глазах были взорваны и ушли на металлолом в Китай пусковые ракетной дивизии, заместителем командира которой был он. Для оборудования пусковых шахт задействовалась, по его словам, «солидная строительная база города Свободного». Но строительная база города Свободного также ушла на металлолом в Китай. Остались развалины завода силикатного кирпича и стеновых блоков и железобетонные костыли от завода ЖЗБИ. Такие же костыли остались от домостроительного комбината в Шимановске, еще недавно обеспечивавшего БАМ. И всё это происходило при Путине. Вот поэтому жители этих городов не верят в то, что строительство космодрома обеспечит их рабочими местами и повысит их жизненный уровень.

Весь номер газеты «Углегорские ведомости», посвященный приезду Путина, был проникнут его обожанием. А ведь Путин не собирался общаться с углегорцами. Даже их главу к царственной ручке не допустил. Вот что сказал по этому поводу сам Токарев: «СМИ не допускались. Сработала спецслужба «Протокол». Даже я, как глава ЗАТО «Углегорск» входил в фойе зала по команде: «Войдите. Вдруг вопросы будут». Все совещания закрытые были, и нас, в том числе и министров правительства области, даже близко не подпускали». Вот как описывает углегорская газета момент убытия правителя России из Углегорска: «Владимир Владимирович сел за руль своего автомобиля «Лада Калина Спорт» и нажал на газ, машина рванула с места, но, проехав несколько метров, неожиданно затормозила. Владимир Путин вышел из машины и быстро направился к углегорцам». Ответил Путин всего на два подготовленных вопроса: «Понравился ли вам городок?» и «Будут ли рабочие места предоставлены в первую очередь жителям Углегорска». Очевидно, вспомнил о соблюдении хотя бы иллюзии демократии.

Но что даст жителям Приамурья размещение на их территории главного космодрома России, кроме несомненного ухудшения экологии? Обеспечит их высокооплачиваемой работой и, как следствие, повысит уровень жизни? Хотелось бы, конечно, дальневосточникам, чтобы сбылись фантастические мечты Юрия Крупнова сделать Амурскую область опорным регионом опережающего развития всего российского Дальнего Востока. Вот только вместо опережающего развития, которое уже давно обещают Дальнему Востоку, происходит обратный процесс. Во что превратились соседствующие с космодромом города? Город Шимановск, бывший в советские времена центром строительной индустрии БАМа, превратился в поселок, из которого разбегаются последние жители. Город Свободный, бывший вторым по величине промышленным центром Приамурья, потерял практически всю свою промышленность и четверть жителей. После решения о сворачивании космодрома, население Углегорска за два года сократилось на треть. Ныне, несмотря на сохранение за Углегорском статуса ЗАТО, уровень жизни углегор- цев ничем не отличается от уровня жизни жителей Свободного и Шимановска. Возможно, их уровень жизни вновь повысится, потому они и надеются на Путина. Но повысится ли при этом уровень жизни жителей 800-тысячного Приамурья?

«Костыли» разрушенных железобетонных заводов Свободного и Шимановска заставляют сомневаться в этом. Мне вспомнилось, как бездумно, не заботясь о завтрашнем дне, крушили промышленные предприятия Приамурья «реформы» при президентстве Путина. Уже вначале «реформ» остановился, а затем был разрушен завод железобетонных изделий. После того как в мае 2004 года (за два года до возникновения национального проекта «Доступное жильё») был продан с аукциона на металлолом Свободненский завод силикатного кирпича и стеновых блоков, Совет ветеранов от имени всех жителей города направил протест полномочному представителю президента по Дальневосточному федеральному округу Пуликовскому и губернатору области Короткову. В протестном послании ветеранов говорилось: «Завод построен по передовой технологии производства силикатных стеновых материалов, и нам, свободненцам, непонятна политика развала и разрушения экономики города Свободного, в котором за последние годы уничтожено 16 тысяч рабочих мест. В том числе: на заводе «Автозапчасть» — 5500 рабочих мест, литейно-механическом — 300, швейной фабрике — 320, Зейской сплавной конторе — 800, заводе железобетонных изделий — 400, прочих — 8630» (газета «Зейские огни», 19 мая 2004 года). Точно так же была уничтожена практически вся промышленность Приамурья. Для чего? Для того чтобы ныне её восстанавливать в виде космического кластера? Да пока мы этот кластер будем создавать, китайцы уже по Луне пешком ходить будут!

На строительство космодрома в 2011 году выделено 2 миллиарда рублей? Для сравнения, на строительство четвёртого китайского космодрома на острове Хайнань, рассчитанного только для запуска спутников, китайцы выделили почти миллиард долларов! Притом он будет использоваться. Космодром Восточный будет использоваться как для запусков спутников, так и для пилотируемых полётов. Какими же темпами будет строиться главный космодром России, который уже назвали путинским, при столь мизерном финансировании? Вполне возможно, главным мотивом строительства космодрома в Приамурье является не его целесообразность, а стремление поднять рейтинг Путина перед очередными парламентскими и президентскими выборами.

купить плитку в ванную комнату http://zdesplitka.ru;robot coupe диски купить