Глава 5. Треугольник… Завулона

 

«То, что находится внизу, соответствует тому, что пребывает вверху; и то, что пребывает вверху, соответствует тому, что пребывает внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи» Изумрудная скрижаль Гермеса

 

«Великая сила нашего ордена со­стоит в его маскировке: никогда и нигде не допускайте, чтобы он выступал под своим именем, но всегда - под другим именем и видом деятельности» Адам Вайсхаупт

 

«Вход в город закрывает огонь… Бог создал его для тех, кто добровольно последует в его свите».– «Книга мертвых»

 

 

Тайные общества преклонялись перед огнем, стихией пожара.

Гимн огню в романе Булгакова звучит из уст Азазелло.

Это понятно. Огонь – идеальный способ замести следы, что-то скрыть, а также расчистить место для нового храма.

Кажется, самое время рассказать о великом и загадочном пожаре 1666 года в Лондоне, практически уничтожившем столицу Англии. Рубежная дата экспансии эзотерических знаний в область глобальной политики.

Через несколько дней после Великого пожара архитекторы Кристофер Рен и Джон Эвелин (они входили в Гришемский колледж, называвшийся «Невидимым» - центр эзотерической и научной мысли) независимо друг от друга представили Карлу II планы полной реконструкции Лондона. Точнее говоря, Рен представил свой план 11 сентября 1666 года, а Эве­лин — 13 сентября. Утверждается, что оба плана привели ко­роля в восторг, но ни один из них не мог быть осуществлен из-за насущной потребности расселения десятков тысяч людей, ос­тавшихся бездомными из-за пожара.

Планы Рена и Эвелина остались бы не более чем подстрочными примечаниями в истории архитектуры, если бы не два очень интересных факта.

Оба архитектора включили «невидимые» эзотерические сим­волы в планы лондонских улиц и площадей. Они могли сделать это лишь в том случае, если преследовали одинаковые цели.

Такие же эзотерические символы, очевидно, использованные с той же целью, более чем через сто лет появились на дру­гой стороне Атлантики в плане улиц и площадей Вашингтона, новой столицы Соединенных Штатов Америки.

Первым из этих символов является простой восьмиугольник. Второй символ более сложен, с многочисленными ветвями и окончаниями; он известен как Древо Сефирот, или Древо Жиз­ни. Он происходит из еврейской Каббалы, мистической систе­мы, развитой и усовершенствованной в Окситании в период ин­теллектуальной и религиозной свободы, связанной с расцветом катаризма в XII веке.

Восьмиугольник и Древо Сефирот до сих пор остаются скры­тыми в архитектурном плане Вашингтона, и их легко можно увидеть в отвергнутых планах Рена и Эвелина... Чего надеялись достичь Рен, Эвелин и их преемники в США с помо­щью этих символов? Почему восьмиугольник и Древо Сефирот имели для них такое важное значение?

Первый намек, который поможет нам ответить на эти вопро­сы, нужно искать не в Лондоне XVII века и не в Вашингтоне XVIII века, но в Окситании XIII века, в исторической аномалии, из­вестной под названием альбигойских крестовых походов. – Хэнкок и Бьювэл «Власть талисмана».

Как видно, ни нам, ни Булгакову никуда не деться от катаров и гностиков.

Уже не первый раз в связи с тайными обществами нам пытаются внушить связь между какими-то древними обрядами и архитектурой. То восьмиугольные фундаменты храма Соломона у тамплиеров, то октаэдры в проектах великого архитектора Рена.

В этом изюминка открытия и дальнейшего расследования Хэнкока и Бьювэла. Дело в том, что масонство напрямую связано с архитектурным подтекстом. В регулярном, или «ремесленном», франкмасонстве, подчеркивают Хэнкок и Бьювэл, темы ритуа­лов сосредоточены вокруг псевдобиблейских событий, связан­ных с сооружением Храма Соломона. К примеру, посвящение в степень мастера-каменщика связано со смертью и вознесением некоего Хирама Абифа, псевдобиблейского персонажа, прото­типом которого, возможно, послужил легендарный финикий­ский архитектор Хирам из Тира, якобы построивший Храм Со­ломона около 950 года до н.э. Апофеоз этого ритуала про­исходит, когда мастер-каменщик «возносится» из состояния символической смерти, имитирующего смерть и «вознесение» Хирама Абифа, который сам был жестоко убит троими «братья­ми» за то, что отказался поделиться с ними «секретным словом» мастера-каменщика. Смысл ритуала предположительно заклю­чается в том, что мастер-каменщик предпочитает умереть, вме­сто того чтобы нарушить свою масонскую клятву. Это акт выс­шей преданности, за которую он получает награду в виде «воз­несения», возрождаясь как новый Мастер.

Однако в ритуалах масонов знаменитой Священной Королевской Арки так назы­ваемая тема Хирама рассматривается в другом аспекте, связанном с реконструкцией Храма Соломона, произведенной Зоровавелем и его последователями. В Библии Зоровавель был лиде­ром евреев, отправившихся в Вавилонскую ссылку, который выторговал им свободу от угнетателей и героически привел их обратно в Палестину. Зоровавель стал наместником Иерусалима и распорядился о восстановлении храма, разрушенного вавило­нянами. Интересно отметить мнение некоторых историков о том, что одержимость тамплиеров Храмом Соломона в мистическом смысле могла быть сосредоточена на его восстановле­нии, а не на постройке:

«Тамплиеры считали себя Воинами-Каменщиками Зоровавеля, который убедил царя Дария разрешить ему восстановить Храм Соломона в Иерусалиме. От гностиков и св. Иоанна они унаследовали веру в то, что храм является мистическим центром мира, поэтому они втайне противостоя­ли власти и авторитету папы и европейских королей. Черно-белые сим­волы их ордена... свидетельствовали об их гностической манихейской вере в постоянную борьбу мира дьявола против Божьего Разума. Они за­вещали масонам черно-белые ромбы и витые шнуры своих лож».

Бэнкок и Бьювэл, по собственному признанию, изучали преемственность интересов и ритуалов, объединяющих франкмасонов, которые до сих пор являются мировой силой, с которой следует считаться, с тамплиерами, якобы прекратившими свое существование семьсот лет назад.

В масонском ритуале Королевской Арки обычно принимают участие три главных «актера», играющих роли Зоровавеля и двух его доверенных лиц — Иосии и Аггея. Эти протагонисты воссоздают расчистку места, где некогда стоял Храм Соломона, и при этом обнаруживают золотую пластину, на которой написаны «священные и таинственные» имена Бога. Одно из них оказалось хорошо известным именем Иеговы, или Яхве (от согласных YHVH, приведенных в оригинальном тексте Ветхого Завета), а другое, более загадочное имя — Завулон. Имя Яхве разделено на три слога (Jah-h-veh) и написано внутри маленького круга. То же самое с именем Завулона (Jah-bul-on), но его имя написано на углах треугольника, начерченного внутри круга. Сочетание этих пифагорейских символов образует алхимическое устройство, которое использовалось для демонстрации так называемой «мистической связи» — круга, квадрата и треугольника. Автор и исследователь Мартин Шорт упоминает о «тайной лекции», которая иногда произносится в ритуалах Священной Королевской Арки. Вот фрагмент этой лекции:

«В древние времена имена Бога и символы божественности всегда заключались в треугольные формы... Во времена Пифагора треугольник считался самой священной эмблемой... Египтяне называли его «священным числом» и ценили так высоко, что для них он был культовым объектом. Они дали ему священное имя Бога... Эта священная дельта обычно заключается в квадрат и круг. На треугольнике написано то священное и таинственное имя, которое ты только что поклялся никогда не произносить».

По поводу геометрии масонов автор готов поделиться следующими «оригинальными» ассоциациями. Первое: присно памятный знак ХХ, который мы интерпретировали как соединение двух М, можно представить и в форме популярного масонского символа.

Представьте: сверху находится циркуль архитектора, раздвинутый ножками книзу. А снизу пересекающийся с ним наугольник – лучами вверх. Если мы для полного комплекта к циркулю и наугольнику (ХХ) добавим молоток (Т) - тот, которым Марго крушит квартиру Латунского, приспособив его даже для соло на рояле, то не нужно уже искать шифра для этого «инструмента королевы». По понятиям каменщиков, молоток означает могущество и силу масонства. Им мастера оббивают края и зазубрины неотесанных глыб - профанов.

И еще одна аналогия. Не являются ли вершины треугольника Воланда соединением трех зубов Люцифера? Известно, что каждому из этих зубов соответствует определенная функция вампиризма: физического, психического и духовного. Таким образом, треугольник, в целом, являет вампиризм всеобъемлющий!

 «В традиционном франкмасонстве, - продолжают Хэнкок и Бьювэл, - для описания Бога использу­ют такие эпитеты, как «Великий Архитектор Вселенной», «Вели­кий Геометр» или «Высшее Существо», но адепты Королевской Арки сочли необходимым дать Богу такое имя, как Завулон. Нам неизвестно, как долго использовалось это имя, прежде чем оно привлекло к себе враждебное внимание в начале 1980-х годов. В 1985 году англиканская и методистская церкви обратились к франкмасонству с призывом убрать его из ритуалов Королевской Арки на том основании, что оно якобы имеет языческое происхождение. Многие антимасонски настроенные представители религиозных учреждений были убеждены, что за именем Завулон скрываются три древних божества, а именно еврейский Иегова, финикийский Ваал и божество — покровитель древнего египетского города Он (Апиили Гелиополь, пресловутый «Город Солнца»). Клирики утверждали, что такой вид языческого синкретизма является «неприемлемым для христианства» и что Завулон, кем он ни был, «должен исчезнуть». В ответ франкмасоны заявили, что Завулон является не именем, а «описанием Бога». Но в итоге вместо Завулона Гранд-ложей в 1989 году было принято имя Яхве» («Власть талисмана»)…

Яхве – Иахве, Ягве, в иудаизме непроизносимое имя бога. Соглас­но ветхозаветному преданию, было открыто богом Моисею и богоявлении при горе Хорив. Когда Моисей, ко­торому бог явился в неопалимой ку­пине, спрашивает его, «как ему имя», бог отвечает речением: «Я есмь су­щий» (Исх. 3, 14). Далее бог говорит Моисею: «Являлся я Аврааму, Исааку и Иакову [как, то есть под именем); «Бог_ всемогущий (Эль-Шаддай), а под именем моим "Господь [Яхве, УНWН] не открылся им» (6, 3) - раскрытие этого имени рассматривается, таким образом, кик знак особого откровения, данного Моисею. В богоявлении на горе Синий бог, как он обещал Моисею (Исх. 33, 19), «сошел... в облаке, и остановился там близ него, и провозгласил имя Яхве» (34, 5).

В соответствии с запретом в прак­тике иудаизма (фиксированным де­сятью заповедями) на произнесение имени бога «всуе» (Исх. 20, 7; Втор. 5, 11), имя Я., пишущееся по законам еврейской письменности четырьмя согласными буквами — УНWН (т. и. тетраграмматон), долгое время, по преданию, произносилось вслух не­слышно для окружающих раз в году (в День очищения) первосвященником, причём тайна его звучания устно передавалась по старшей линии первосвященнического рода. С 3 в. до н.э.  произнесение этого имени было пол­ностью табуировано, там же, где оно встречается в текстах, вместо него произносится Адонай и (в русском переводе, исходящем из греческого перевода Библии, т. н. Саптуагинты, пере­даётся как «Господь»). Это привело к тому, что при огласовке библейского текста, произведённой в 7 в. и. и. масоретами, священной тетраграмме УНWН, встречающейся в Библии около 7 тысяч раз, были приданы глас­ные звуки слова «Адонай». Отсюда в эпоху позднего средневековья и среди христианских богословов возникло чтение «Иегова». – М.Б. Мейлах «Яхве».

- Завулон! Имя ночного гегемона из «Дозоров» от Луки II (Лукьяненко).

- Вы опять не про то. Пока что, кроме титула «Архитектор Вселенной», никаких архитектурных находок в вашем экскурсе мы не услышали.

Архитектурные находки, интересующие нас в связи с «М и М», берут начало во Франции, после чего кардинально изменяется не только политический каркас всей Европы, но и идеологическая физиономия мира. А влияние масонов, и отдельно ордена Иллюминатов, на устроение Великой Французской революции в дополнительной рекламе не нуждается.

Отчего же? Любопытно услышать, как это всяким невидимым колледжам и вольным каменщикам удалось переиграть отлаженную веками машину слежения и подавления?

В этом-то как раз ничего трудного. Вспомните КГБ, еще в начале 1980-х он был монстром, а через 10 лет сделал пшик. Как же так? В чем дело? А все дело в том, что мощные машины социального подавления комфортно действуют только по проверенным схемам, верховодя – «разделяя и властвуя» - зажатыми эксплуатацией трудовыми массами и тупой, косной, зажиревшей аристократией (в СССР ее аналог – партноменклатура). Но этот монстр совершенно беспомощен, он абсолютно не готов к непредсказуемым, асимметричным схемам, которые используют против него изощренные по причине своей непризнанности и невостребованности интеллектуалы, отторгнутые зажиревшей «элитой».

В масоны шли кто? Те, кого не устраивал существующий строй, кому сословными табу и перегородками были наглухо запечатаны пути к социальному прогрессу и творческому самовыражению. Масонам приходилось идти против лома с голой ладонью, поэтому для победы требовалось найти пути более хитрые, необычные. А побежденные посчитали эти пути и приемы вероломными и коварными, что было в некоторой степени и верно. Но на эту дорожку их хорошо подтолкнули непробиваемо высокомерные и жадные «верхи». Об этом надо помнить, а не идеализировать прекраснодушно милую старину. Именно по причине собственной косности и твердолобости у машины власти и ее полицейского аппарата ничего не нашлось против масонов, ибо, как и любое «тайное общество», они работали в рамках другой логики, другого этикета, другого кодекса чести, другой нравственности.

Фу-фу, зловредные байки.

Иллюминаты были основаны 1 мая 1776 г. Адамом Вайсхауптом, иезуитским священником и профессором церковного права в университете г. Ингольштадт в Баварии. Существуют свидетельства, что профессор Вайсхаупт (Вейсхаупт в другой транскрипции – В.П.)был свя­зан с тайными обществами до того, как он основал Иллюмина­тов. День основания 1 Мая по сию пору отмечается Коммунистами всего мира как Первомайский праздник, хотя пуристы заявляют, что Первое мая отмечается потому, что это был день начала Русской революции 1905 г. Но это не отменяет 1 мая 1905 г. как годовщину основания Иллюминатов 1 мая 1776 г.

Организация Вайсхаупта быстро росла, особенно в среде коллег-"интеллектуалов" в его университете. Фактически, в первые несколько лет ее существования, все профессоры, за исключением двух, стали ее членами. Основа философского учения, предлагавшаяся отделявшимся членам Иллюминатов, представляла собой полное изменение традиционной филосо­фии, которой учили церковь и система образования. Она была подытожена самим Вайсхауптом: «Человек не плох, если его не делает таким случайная мораль. Он плох потому, что его раз­вращают религия, государство и дурные примеры. Когда, на­конец, разум станет религией человечества, только тогда все проблемы будут решены».

Есть основание считать, что презрение Вайсхаупта к ре­лигии зародилось 21 июля 1773 г., когда Папа Климент XIV "навсегда отменил и уничтожил Орден иезуитов."  Действия Папы были ответом на давление со стороны Франции, Испании и Португалии, которые независимо друг от друга пришли к выводу, что Иезуиты вмешивались в дела государства и по этой причине были врагами правительства...

Любая деятельность, нравственная или безнравственная, становится нравственной или приемлемой для члена Иллюми­натов до тех пор, пока эта деятельность способствует целям организации. Убийство, грабеж, войны - все, что угодно, ста­новится приемлемым образом действий для правоверного сто­ронника новой религии.

Еще одним большим препятствием для прогресса челове­чества, согласно Вайсхаупту, был национализм. Он писал: "С появлением наций и народов мир перестал быть большой семьей... Национализм занял место общечеловеческой люб­ви...".

Вайсхаупт не был анархистом (человеком, верящим в от­сутствие правительства), но верил, что существовала потреб­ность в мировом правительстве для замены того, что обычно являлось национальными правительствами. Этим образовани­ем, в свою очередь, должны были управлять члены Иллюминатов: "Ученики (Иллюминатов) убеждены, что Орден будет пра­вить миром. Поэтому каждый член Ордена становится прави­телем". Поэтому конечной целью Иллюминатов, а, следователь­но, и всех их преемников, становится власть - мировая власть. Власть правительства над всеми народами мира.

Если Вайсхаупт хотел так изменить жизнь человека, как хотели только его сторонники, тогда становится насущно не­обходимым, чтобы его цели держались в тайне от его предпо­лагаемых жертв… Неста Уэбстер, одна из самых значительных исследователей Иллюминатов, подытожила их цели следующим образом:

1. Уничтожение монархии и всех организованных прави­тельств.

2. Уничтожение частной собственности.

3. Уничтожение наследования

4. Уничтожение патриотизма (национализма).

5. Уничтожение семьи (то есть брака и всех нравственных устоев, введение общественного образования детей).

6. Уничтожение всей религии.

В 1777 г. Вайсхаупт был посвящен в Масонский орден, в Мюнхене, Германия, в Ложу Теодора - Доброго намерения. Его цель при вступлении в этот благотворительный орден не состояла в том, чтобы стать его частью, но проникнуть в него, и затем полностью его контролировать.

Действительно, Масоны провели международный  кон­гресс в Виллемсбаде в июле 1782 г. и "Иллюминатство было введено во Франкмасонство индоктринацией масонских руко­водителей»...

То обстоятельство, что правители Европы не поверили в цели Иллюминатов, является проблемой, которая сейчас вновь возникает во всем мире. Наблюдателю трудно поверить, что такой огромный, хорошо организованный заговор существует и, что цели, которые они ставили для мира - действительны. Это неверие общественности и питает их успех и Заговору только следует планировать события таким образом, чтобы истина стала столь неправдоподобна и нелепа, что никто не поверит в намеренное создание этих событий. - Ральф Эпперсон «Невидимая рука».

«Не поверили»! Мягко сказано: правительства не то, что не поверили в цели иллюминатов, они на «все 500 %» поверили в порядочность и прогрессивность масонов. И самыми доверчивыми оказались молодожены Луи XVI и Мария Антуанетта, двор которых буквально таял в полном млении от куртуазных и просвещенных философов-эзотериков. Проникновение масонства в Парижский свет совпало с грубым отстранением короле­вой Марией Антуанеттой от двора герцога Орлеанского. Тот в ответ возненавидел не только ее, но кузена своего Людовика XVI и весь версальский двор. Вскоре Орлеанский пустил свое колоссальное состояние на финансирование враждебных королевской семье организаций, таких, как печально известный Якобинский клуб.

Имеются свидетельства, сознательно замалчиваемые историками, которые указывают на существование «теневого правительства», возглавляемого герцогом Орлеанским и другими «рев-агитаторами, горланами, главарями». Оно осуществляло подрывные кампании в более чем 600 масонских ложах, 65 из которых находились в Париже. Например, рьяный революционер аббат Сьейес был масоном и членом могущественной ложи «Девяти сестер» в Париже. В нее входили такие мыслители, как Бенджамин Франклин (идеолог Американской войны за независимость), мыслитель Кондорсе, Гильотен («творец» известной головорубки), Курт де Гебелин (изобретатель современной системы карт Таро), астроном Лаланд, математик Ромм и радикальные революционные трибуны Демулен и Дантон.

Безусловно, социальные предпосылки для недовольства были, и достаточно основательные, но где их нет? Но если не раскачивать, башня сама никогда рухнет. Но, бывает, революция потрясает и довольно прочную конструкцию, выборочно и методично педалируя одни и те же болевые точки (последний наглядный пример - падение СССР – второй державы мира). Франция не исключение. Один из лучших историков Французской революции князь П.А. Кропоткин установил, что к 1789 году число обнищавших крестьян приблизилось к 2 миллионам, а профессор А.З. Манфред довел цифру нищих во Франции до 1 миллиона 100 тысяч в 1787 году. Совсем другой вопрос, какие из социальных бед и политических провалов были искусственно спровоцированы и искусно инспирированы.

Современные отечественные  либералы оценивают ситуацию следующим образом:

Луи XVI  стал королем в 1774 году. Его царствование характеризовалось беспрестанным увеличением дефицита бюджета. За 13 лет, с 1775 года он вырос от 14 % по отношению к общим правительственным расходам до 43% в 1788-м. Казна тратила больше, чем планировалось расходов, постоянно недобирая намеченный массив налогов. Людовик превратился в невольника собственного долга (как Ельцин): чтобы заплатить по старым обязательствам с внушительными процентами, он был вынужден был влезать во все более тяжкую долговую кабалу. Иначе говоря даже в канун революции бюджетный крах Франции имел причиной не столько безрассудное мотовство королевской парочки и их окружения, сколько… долги и проценты по обязательствам. Скажем, общая сумма трат на содержание двора за два года до взятия Бастилии равнялись 6% от общей величины расходов, причем эта доля имела более чем 10-летнюю тенденцию к ужатию в отличие от достигшей почти половины бюджета и неизменно возраставшей компоненты на обслуживание государственного долга (подробнее: Дмитрий Травин, Отар Маргания «Европейская модернизация»).

Можно поспорить насчет ангажированности тех или иных авторов, важнее результат. А чем это закончилось, знают все. Герцог Орлеанский по своей дури и наущению масонов подвел благополучную во многих отношениях страну к самой грани… 14 июля 1789 года пала Бастилия, в которой на тот момент было заточено, по некоторым данным, от силы 7 арестантов. Головы же полетели у тысяч, в том числе две монарших.

Судя по многому, короля элементарно «подставили», уговорив отправить в отставку любимца масс генерального контролера финансов Жака Неккера в разгар разработки оптимального проекта по выходу из финансового тупика.

Впрочем, есть мнение, что план Неккера – всего лишь французский формат «500 дней» Явлинского, а этот «любимец масс» – типичный популист.

У нас Явлинские, у них Якобинские.

Проверить в действии план Неккеру не дали. Дальнейшее было предрешено…

В Париже распространились слухи, что переворот назначен на 15 июля. Шли разговоры о том, что ото­всюду к столице стягиваются войска. Никому не из­вестный доселе молодой человек с двумя пистолетами за поясом, начинающий литератор Камил Демулен в саду Пале-Руаяль призывал парижан к оружию. «Неккер отставлен! - кричал он, забравшись на один из принесенных туда столов. - Двор намеревается нанести удар по народу! Нельзя терять ни одной минуты! Необхо­димо предупредить изменников! Лозунг дня - бой!»…

14 июля, между 9 и 11 часами утра, многотысячная толпа парижан захватила Дворец инвалидов и извлекла из его подземелий 28 тыс. ружей и 5 пушек. К середине дня под ружьем было уже 60 тыс. горожан. Никто не знал, в какую сторону обратятся эти 60 тыс. стволов. Всерьез опасались, что изголодавшиеся за суровую зиму люди начнут громить продовольственные склады и продуктовые лавки. Кто бросил клич идти на Бастилию? Никто не знает этого до сих пор. И почему именно на Бастилию? Ведь в городе было множество других тюрем - мрачных сим­волов королевского деспотизма. К тому же было из­вестно, что Бастилия - тюрьма для дворян…

Ж. Жорес, крупнейший знаток французской революции, писал по этому поводу в своем капитальном исследовании: «Народ решил, что Бастилия должна стать центром крупного скопления войск, оперативной базой части войск, действующих против Парижа; очутившись между этими частями и те­ми, что были стянуты к Елисейским полям, Париж был бы раздавлен. Следовательно, тактическая необходимость заставила направить усилия народа против Бастилии».

Группы смельчаков преодолели рвы и обрубили цепи подъемных мостов, после чего многотысячная толпа взяла крепость штурмом. Это произошло в 5 часов пополудни. В ожесточенной кровопролитной схватке 98 человек из числа штурмовавших погибли и 63 получили тяжелые ранения. Не остывшие от сражения парижане, видя трупы товарищей, обрушили свой гнев на комен­данта крепости маркиза де Лонэ, который был убит на ступенях Ратуши, где он пытался найти спасение.

Из мрачных казематов Бастилии были вызволены уз­ники, которых оказалось значительно меньше, чем по­лагали. – П.П. Черкасов «Лафайет».

Чрезвычайно характерная, кстати говоря, для советского историка обтекаемость и неопределенность формулировок, а на деле - замалчивание и ретуширование количества как арестантов, так и масонской составляющей во всех этих событиях.

Через три месяца, в октябре 1789 года, король переехал из своей резиденции в Париж – судьбоносная уступка зову и воле масс. У этого события, как и всей революции в целом была особенность, не ускользнувшая от проницательного анархиста Кропоткина: «Великой версальской монархии приходил конец. После такого возврата в столицу могли еще быть ко­роли-буржуа или императоры, завладевшие престолом путем обмана и насилия. Но царствованию королей «божией милостью» пришел конец. Еще раз, как и 14 июля, народ напором своей массы и своим сильным выступлением нанес старому по­рядку громовой удар. Революция сразу сделала гро­мадный шаг вперед» («Великая французская революция»).

По пессимистическим прикидкам революционный вал погрёб порядка 3-4 миллионов французов (процентная корреляция ко всему населению страшнее, чем в России 1918-1922 годов). Молох революции жрал всех и, прежде всего, ее инициаторов - внешних, разумеется (внутренние – масоны – оставались в тени или бежали). В этом ее отличие от начального этапа Октябрьской революции в России. Согласно Большой энциклопедии Ларусса, только в период террора 1794 года погибло до 42 тысяч человек, из них более трети на гильотине по приговорам революционных трибуналов

Данные явно преуменьшены.

За это же время примерно полмиллиона французов ока­зались в тюрьмах. Достаточно было одного-двух доно­сов, чтобы угодить в число «врагов народа» незави­симо от социального происхождения и былых револю­ционных заслуг. Машина смерти уверенно набирала обороты, пожирая и тех, кто ее запустил. Нет смысла искать «классовое» обоснование террора. Достаточно напомнить, что среди казненных по приговорам рево­люционных трибуналов дворяне составляли всего 8,25%, священнослужители - 6,5, состоятельные бур­жуа - 14, зато рабочие - 31,25 и крестьяне - 28%. Из средства борьбы с контрреволюцией террор очень скоро превратился в инструмент фракционной борьбы и сведения счетов в самом революционном лагере. Безусловно, террор, бумерангом ударивший по самой революции, серьезно подорвал ее нравственную силу и привлекательность. - П.П. Щербаков «Лафайет».

Итак, пик расправ пришелся на 1793-1794 годы. Хэнкок и Бьювэл:

«1 октября страну поразил шок. Распространились слухи, что представитель Национального собрания, бывший пастор Филип Рул, действовавший по приказу Шометта и Эбера, забрал стеклянный сосуд, где содержалось священное масло из Реймского собора, и разбил его на площади. В сосуде якобы содержалось освященное мирро, которым пользовались для помазания французских королей и королев со времен Хлодвига в 496 году н.э. Когда он был разбит, некий аб­бат Серрейн из деревни Сен-Реми якобы подбежал к этому мес­ту и смог собрать немного священного состава. Но это святотатство было лишь прелюдией. Седьмого нояб­ря 1793 года, через несколько недель после казни Марии Антуа­нетты, епископ Парижский Жан-Батист Гобель был публично лишен сана в Национальном собрании. Это представление тоже было задумано Шометтом. Перепуганный до полусмерти епи­скоп послушно объявил, что он хочет присоединиться к эбертистам и чтит культ Рассудка.

Три дня спустя, 10 ноября, произошло немыслимое: большая толпа в сопровождении хора осадила собор Нотр-Дам. Люди не­сли самодельный трон, на котором восседала «богиня», которую играла красивая парижская актриса мадемуазель Обри, одетая в красно-бело-синие республиканские цвета и носившая фригий­ский колпак. «Богиня», названная «Свободой, дочерью Приро­ды», потрясала факелом, обозначавшим, что «свобода — это свет мира». Затем толпа, возглавляемая Шометтом и бывшим епископом Гобелем, направилась в Национальное собрание. Там было объявлено, что собор Нотр-Дам с этих пор будет из­вестен как «храм богини Рассудка». Вся эта чертовщина и позволила видному исследователю эпохи резюмировать: «Французская революция представляла собой первую попытку использовать религию разума как основание нового общественного порядка».

Нотр-Дам - Собор Парижской богоматери?

Вот мы и добрались до архитектуры. Астроном Лаланд писал: «Мсье Дюпюи в своих исследованиях пришел к выводу, что фасад собора Нотр-Дам представляет собой грубую копию фронтисписа древнего храма Исиды — богини, чей культ давно существовал в Галлии и особенно в Париже». Это заинтересовало Бьювэла. А при просмотре карты аэрофотосъемки египетского храма в Луксоре его охватило странное ощущение дежа вю: «Он видел точно такую же картину совсем недавно, но не на фотографии Луксора. Он перемотал назад видеофильм с изображением аэрофотоснимка Парижа, сделанный несколько часов назад. При сравнении с аэрофотоснимком Луксора из археологического журнала стало ясно, что между планом Парижа от Лувра до рай­она ля Дефанс и планом священного египетского города от Лук­сора до Карнака существует замечательное сходство… Идентичное расположение обелисков было частью загадки, но еще более поразительным был тот факт, что и ось Парижа, и ось Луксора изменяли направление примерно в том же месте, где одна ось направлялась в сторону района ля Дефанс, а другая в сторону Карнака. Однако Бьювэл знал, что Нил течет с юга на север и Луксорский храм смотрит на север, в то время как Сена течет с востока на запад и Луврский «храм» смотрит на запад».

Методом аналогий авторы книги «Власть талисмана» вычислили, что после пожара 1666 года в Лондоне отстройка города производилась по тайному плану, точь-в-точь совпадающему с эзотерическими выкладками древних египтян. Всем заправлял господин Элиас Эшмол из уже нам знакомого «Невидимого» Гришемского колледжа. Этот закрытый колледж был назван в честь легендарного идеолога масонства Томаса Гришема, основателя Королевской биржи.

Более прочего интриговала дата закладки нового здания Королевской биржи – 23 октября 1667 года. Дело в том, пишут Хэнкок и Бьювэл, «что в 1667 году Англия пользовалась юлианским календарем, который в то время отличался от григорианского календаря на 10—11 дней. Будучи ученым человеком, Эшмол должен был знать, что в Британии скоро будет принят григорианский календарь, более точный, чем юлианский. Дата 23 октября по юлианскому календарю соответствовала 13 ок­тября по григорианскому календарю. Иными словами, в боль­шинстве стран континентальной Европы и, в частности, во Франции дата церемонии закладки краеугольного камня Коро­левской биржи соответствовала не 23, а 13 октября.

Читатель помнит еще, что это за число?

13 ок­тября 1307 года железный король Филипп из Капетингов начал сворачивать шею ордену тамплиеров.

Так вот, 23 октября 1675 года сам Карл Второй принял участие в закладке краеугольного камня собора Святого Павла в Лондоне.  «Если мы обратимся к григорианскому аналогу юлианской даты 23 июня, то получим 4 июля. Можно ли считать слу­чайностью, что во всех исторических книгах об ордене там­плиеров дате 4 июля придается особое значение? Это дата сокрушительного поражения тамплиеров в битве с мусульманами при горе Хиттин 4 июля 1187 года, за которой последовало па­дение Иерусалима и утрата Святой земли для христианского мира, и, разумеется, читатели знают, что 4 июля является Днем независимости США, когда отмечается дата подписания Декла­рации независимости. Таким образом, эта дата является мощ­ным талисманом, символизирующим «свободу» и «независи­мость» в Новом Свете, а теперь и новый мировой порядок в це­лом»...

Еще в 1638 году чудом соскочивший, в прямом смысле, с кола  инквизиции великий герметический философ Томмазо Кампанелла предсказал королю Луи XIII, что Париж станет «египетским» Городом Солнца, а в XXI веке «Роберт Бьювэл обнаружил безошибочную архитектурную корреляцию между Парижем и египетским Городом Солн­ца, т.е. Фивами/Луксором. Все это было очень странно и однако казалось логичным. Он представил себя в виде «гения» на картине Пико, паряще­го над площадью Бастилии и глядящего на разворачивающийся перед ним египетский ландшафт. Это был тайный ландшафт, постепенно подготовленный и замаскированный парижскими улицами. Его создание потребовало целенаправленных усилий в течение многих поколений. Градостроительный проект начался с тех пор, когда Ленотр впервые отклонил ось садов Тюильри на 26° к северо-западу в 1665 году, и завершился более 300 лет спус­тя, в 1980 году. Что это: заговор или теория заговора? Чем объясняется сход­ство оси Парижа и Луксора — совпадением или чем-то еще? Обстоятельством, свидетельствующим в пользу второго мне­ния, является таинственная связь между Древним Египтом и осо­бенно богиней Исидой с городом Парижем, существовавшая в течение столетий. Нелегко и отделаться от пророчества Кампанеллы, сделанного им при рождении Людовика XIV, о том, что Париж станет Городом Солнца, созданным по архитектурному образцу Древнего Египта. Внезапно Бьювэла осенила новая идея. В то самое время, ко­гда французские республиканцы замышляли монументальные градостроительные проекты для Парижа, другая группа респуб­ликанцев замышляла создание нового города по ту сторону Ат­лантики. Там тоже вышли на поверхность странные ориентиры и геометрические формы, напоминающие об идеях герметизма и ма­сонства» (Хэнкок и Бьювэл «Власть талисмана).

Так оно и оказалось: карта столицы США Вашингтона была сплошным, но уже практически разгаданным ребусом древних зодчих, имевших отношение к храму в Луксоре в той же степени, в какой отцы-основатели США (Франклин, Вашингтон, Джефферсон, Лафайет) оказались причастны к идеям Вайсхаупта и других масонов Европы. Вывод ошеломлял: идеальный город, описанный еще в античном герметическом трактате «Пикатрикс», стал архетипом или планом величайших столиц мира: Лондона, Рима, Парижа, Вашингтона!

Следует отметить, тайное планирование городов и строгий астрономический расчет для особого расположения их по отношению друг к другу, не ушел от наблюдательного взора многих современных мастеров научно-популярной сенсации.

В июне 1921 года британский фотограф Альфред Уоткинс отыскивал на карте кратчайший путь к мегалитиче­ским постройкам, чтобы сфотографировать их, и помечал найденные места красным мелом. Неожиданно он вздрог­нул: все красные точки на карте лежали на прямой линии, их можно было легко объехать верхом на лошади с ком­пасом в руке.

Удивительно, но на этой линии оказались также храмы и часовни. Альфред Уоткинс быстро понял, в чем дело. В эпоху христианизации монахи разрушали языческие ка­пища и на их месте возводили свои храмы.

Пребен Ханссон продолжал лететь тем же курсом. Че­рез сто километров он достиг археологической зоны Фюрката, а некоторое время спустя внизу показались мощные стены Аггерсборга. В общей сложности датский пилот пролетел по прямой линии 218,5 километра, после­довательно миновав четыре замка викингов. Вернувшись домой, Пребен Ханссон продолжил линию курса своего полета на глобусе. Она прошла через Берлин, Аль­пы, Югославию и уперлась в древнегреческий город Дельфы.

Древние греки рассматривали Дельфы, прославившие­ся своим Оракулом, в качестве пупа Земли. Они считались городом сына бога Аполлона. Последний обладал многи­ми качествами: он являлся одновременно богом света и врачевания. Кроме того, Аполлона называли учителем первобытных людей. Некоторые древнегреческие культовые места располо­жены в строгом геометрическом соответствии по отно­шению друг к другу, причем очень многие линии прохо­дят через Дельфы. Вот несколько примеров.

Линия соединяет Дельфы с Олимпией, Олимпию с афинским Акрополем и возвращается в Дельфы. Она обра­зует равносторонний треугольник. Другая линия идет от Дельф к Немее, и получаются уже два треугольника. Если разделить отрезок Дельфы — Акрополь или Дельфы — Олимпия по золотому сечению, большая часть золотого се­чения будет равна расстоянию между Дельфами и Немеей.

Теперь проведем от Дельф линию, перпендикулярную линии Олимпия — Дельфы. Она завершается в Додони. Соединим Олимпию с Додони и получим еще один тре­угольник. Ничего особенного? Тогда разделим отрезок Додони — Дельфы по золотому сечению. Большая часть от­резка в точности соответствует расстоянию между Олим­пией и Дельфами. Далее.

Расстояние Спарта — Дельфы соответствует большей части золотого сечения отрезка Спарта — Афины.

Вот еще несколько примеров:

—  Расстояние от Дельф до Эпидауроса соответствует большей части золотого сечения отрезка Эпидаурос — Де­лос, а именно 62%.

—  Расстояние от Олимпии до Халкиса соответствует большей части золотого сечения отрезка Олимпия — Де­лос, а именно 62%.

—  Расстояние от Дельф до Фебена соответствует боль­шей части золотого сечения отрезка Дельфы — Афины, а именно 62%.

—  Расстояние от Эпидауроса до Спарты соответствует большей части золотого сечения отрезка Эпидаурос — Олимпия, а именно 62%...

И подобная картина наблюдается на всей территории Греции. Расстояние от Олимпии до Халкиса соответствует большей части золотого сечения отрезка Олимпия — Делос. Из каждых трех пунктов два неизбежно образуют дугу, в средине которой располагается третий.

Кносс находится на острове Крит. Если установить ножку циркуля в точку, обозначающую Кносс, и начертить окружность, она пройдет через Спарту и Тарос. Возьмем Тарос в качестве средней точки, и тогда окружность прой­дет через Кносс на юге и Халкис на севере. Если взять в ка­честве средней точки Делос, окружность пройдет через Фебен и Измир, находящийся по другую сторону Эгейско­го моря в Турции, который некогда назывался Смирна. В доисторические времена там было культовое место. То же самое относится и к остальным пунктам.

И таких примеров множество. Древняя Греция была обу­строена в соответствии с геометрическими принципами. - Эрих фон Дэникен «По следам всемогущих».

Лекция обещала быть интересной, но захлебнулась в узкоспециальных деталях. Кое-кто, похоже, старался донести нам кое-что про масонов. Как бы правду. Чью-то. Но это, если и было, то кануло века назад. Сейчас от масонов не осталось ничего, кроме зловещей легенды, возбуждающей тайны и влекущих обрядов.

Глубокое заблуждение! Разумеется, масонство сейчас совсем не то, что на заре двух революций 18 века. За столько лет оно не могло не трансформироваться и стало, судя по всему, питательной средой для весьма могучих и секретных спецслужб. В результате «алхимической трансмутации» тайного общества на новый лад возникают новые монстры. К   примеру, штатовское OSS - Управление стратегических служб - создано по образцу и при активном содействии британской М16, но корни его уходят куда глубже.

Первым его директором стал генерал Уильям Донован («дикий Билл»). Агенты Донована должны были образовать своего рода кадровое ядро будущей послевоенной ЦРУ. Один из них, Ален Даллес, стал директором ЦРУ в период с 1953 по 1961 год, когда по­литический кризис вынудил его в 1961 году подать в отставку. В годы войны Даллес был резидентом американской разведки в Швейцарии, где ему удалось установить контакты с Гельмутом Якобом фон Мольтке и прочими членами Крейсауского кружка (группа заговорщиков против Гитлера. – В.П.). На посту директора OSS Уильям Донован быстро осознал потенциальную важность Ватикана для осуществления разве­дывательных операций. По Европе были рассеяны многие де­сятки тысяч католических священников, несших службу в каж­дой стране, в каждом большом и малом городе, практически в каждом селении. Тысячи католических прелатов служили ка­пелланами в армиях воюющих держав. Эта широко разветвлен­ная сеть принимала активное участие в разведывательных ак­циях, собирая и передавая в управление контрразведки Вати­кана массу разнообразной информации. Главой одного из четырех отделений разведки Ватикана был монсеньор Джованни Монтини, впоследствии — папа римский Павел VI…

Вскоре после того, как Америка вступила в войну, Донован сумел создать нечто вроде альянса с Феликсом Морлионом, ос­нователем европейской католической разведывательной службы, именуемой Рго Dео (лат. «За Бога»; просьба к читателю «включить память» о мрачноватом персонаже в «Коде да Винчи» Д. Брауна, - В.П.), резиденция которой находилась в Лиссабоне. По настоянию Донована Рго Dео пе­ренесла свою штаб-квартиру в Нью-Йорк, и OSS начало актив­но финансировать ее действия. Когда в 1944 г. был освобожден Рим, Донован и отец Морлион немедленно перенесли штаб-квартиру Рго Dео в Ватикан. Здесь разведка занимала весьма удобное положение для сбора информации от католических священников.

Корни масонской ложи П2 весьма туманны, но предполага­ется, что она возникла в самом начале 1960-х годов. Каковы бы ни были первоначальные приоритеты и цели ложи, ее Великий магистр Личо Джелли, человек крайне правых взглядов, вскоре занял место в одной фаланге с группировками и организация­ми, которые образовывали «бастион против коммунизма». Некоторые из членов ложи получали субсидии от ЦРУ. Через та­ких лиц, как Кальви и Синдона, П2 координировала действия антикоммунистических институтов в Европе и Латинской Аме­рике, используя для этого средства из фондов Ватикана и ЦРУ. Кальви признал, что он лично перечислил 20 млн. долларов из средств Ватикана организации «Солидарность» в Польше, хотя общая сумма средств, перечисленных «Солидарности», превы­шала 100 млн. долларов. Перед своей трагической гибелью Ми­келе Синдона был не только финансовым секретарем П2, но и советником Ватикана по вопросам инвестиций, помогая Церк­ви переводить свои авуары и выгодно размещать их в США. Его услуги ЦРУ включали в себя финансирование «друзей» в Юго­славии, а также перевод средств хунте греческих полковников перед их приходом, к власти в 1967 году. По его каналам на счета христианских демократов в Италии были переведены многие миллионы долларов…

Когда существование ложи П2 стало в 1981 годумеждународ­ной сенсацией, в верхних эшелонах власти — государственной администрации, полиции и финансовых структурах Италии — разразился скандал… В марте 1981 года итальянская полиция совершила обыск на вилле Личо Джелли. Блюстители закона нашли подробные спи­ски членов ложи. Они нашли также ключи к тайным бумагам, Джелли, хотя сами эти бумаги исчезли, очевидно, по причине их особой важности, несопоставимой со списками членов. Имена и названия некоторых членов П2 были опубликованы в италь­янских газетах. В их числе — организация «Опус Деи».  Кроме того, здесь же упоминалось имя Джулио Андреотти, бывшего министра иностранных дел Италии и, если верить полученному нами документу, члену ордена Приоров Сиона…

Есть такая организация «Америкейрс». Основная задача «Америкейрс» — сбор финан­совых средств в помощь странам Центральной Америки. Кана­лом, через который распределяется эта помощь, является… Маль­тийский орден, действующий через свои филиалы в Сальвадо­ре, Гватемале и Гондурасе.

Конечно, было бы ошибочным и не вполне корректным рассматривать нынешний Мальтийский орден как «передовой отряд» ЦРУ. Орден был и остается автономной структурой, пре­следующей благотворительные и дипломатические цели, мно­гие из которых заслуживают всяческого одобрения. Однако су­ществует целый ряд свидетельств, подтверждающих участие ордена в разведывательных акциях. Часть этих акций не обяза­тельно является отражением официальной политики ордена. Так, например, кардинал и, скажем, высокопоставленный офи­цер разведки, являющиеся рыцарями, могут действовать совме­стно, выполняя одну из функций социального служения ордена. Они могут представить друг друга какому-нибудь могущест­венному банкиру или влиятельному политику. Благодаря этому проект может быть одобрен без всяких официальных директив, письменных инструкций или формальных процедур, которые могут затянуть дело. При этом не понадобится никакой пере­писки, груд документации и т.п.: документы — это всегда риск компрометации, и дело крайне трудно оформить, не оставив никаких следов. Подобно масонским ложам, Мальтийский ор­ден как нельзя лучше подходит для осуществления таких опера­ций. Он функционирует как идеальный канал передачи инфор­мации. Его свобода маневра обеспечивается его дипломатиче­ским престижем, разветвленной сетью международных контак­тов и тем уважением, которое снискали его гуманитарные акции. - М. Бейджент, Р. Ли, Г. Линкольн «Мессианское наследие».

Активация мальтийских мотивов – знак времени, времени переломного, то есть рубежа второго-третьего тысячелетий. Первая книжка госпожи Роулинг о Гарри Потере вышла еще в 1990-е…

При чем тут крошка Гарри?

В этих «детских» книгах «ненавязчиво» эксплуатируется и, тем самым, внедряется в сознание самого юного поколения тема Мальтийского ордена. Мальтийство становится массовой субкультурой поколения. Детей приучают  к мальтийской символике, логике, лексике, культуре. Слышал, уже появляется литература, разоблачающая скрытые аналогии между субкультурой мальтийцев и всей аурой саги о Гарри Поттере («Гарри Поттера придумали члены Мальтийского ордена»). Тем самым, считают ее авторы, в сознание нового поколения имплантируются мессианские идеи о скором пришествии рыцарей Иоанна – вершителей истории XXI века.

Правление «новых мальтийцев», «иоаннитов-XXI», а поколение Поттера придет к власти в 2020-2030-е годы, не самый худший вариант из тех, которые ждут человечество, за исключением, разумеется, США, Европы и Израиля. Этим уже ничего не грозит.

Что до Израиля…

Патрик Дж. Бьюкенен в книге «Смерть Запада» рассказывает, как экс-президент США Никсон после беседы по телефону с Рабином ответил на  вопрос о перспективах Израиля. Ответ заключался в хрестоматийном жесте римского императора: опускаемый из верхнего положения книзу большой палец. Так приговаривался к смерти поверженный гладиатор!

- Античеловечество, Закрытая сеть, Общество Хаоса – вот что ждет человечество через 20-30 лет!

- Люди высокой культуры, западная продвинутая интеллигенция не допустят этой глупости, они не потерпят….

Ведущие представите­ли «культуры Хаоса» состоят в сатанинских ложах, а первыми среди первых - Дэвид Боуи и прочие отморозки пресловутого рока... Они проповедуют и материализуют царство дьявола, пока, правда, в пределах рок-сцены. Сатанизм давно уже признан не формой религиозного декадентства или христианского диссидентства, а - са­модостаточной тоталитарной религией, обладающей цельной доктриной и многомиллионным электоратом обкуренных, демонизированных и  легко управляемых рабов-поклонников. Еще несколько шагов и глобальных акций, и сатанизм войдет во власть.

Лучшие футурологи тщетно взывают, предостерегают, пытаются подготовить нас к встрече с Хаосом, к великому балу сатаны, который чреват новым апокалипсисом. Культура Запада – это, действительно, величайший вампир.

«Дэвид Боуи – посвященный в орден Восточных тамплиеров, относящийся к масонерии Египетского обряда… В специфических кругах интеллектуалов начала века этот орден стал известен как тайное движение сатанистов, возглавляемое Алистером Кроули. Кроули являлся учеником некоего Самуэля Мазерса (то есть Матерса, мы о нем уже писали во 2-й части книги - глава 4 «Чацкий в «карете». София убита» – В.П.), о котором известно, что в 1898 году он получил доступ к исследова­нию обнаруженной в библиотеке парижского Арсенала «Книги свя­щенной магии Абра-Мелина», отпечатанной в 1458 году и являвшей­ся учебником оккультизма. Древние заклинания были озвучены Мазерсом, и явились те, кто должен был явиться... Новоиспеченный маг встречал их в костюме жреца богини Изиды… 

Итак, литераторы заклинают демонов подсознания. Политики вампирически-алчно высасывают высвобождаемую за счет этого энергию и с надеждой поглядывают на ученых. Последователи Франкенштейна не без успеха облекают в психотропную оболочку черно-магичес­кие ритуалы покорения умов. Вершится оккультная революция! Ее творцы — контрпосвященные, ее идеологи — соблазненные терпким вкусом славы писатели, ее движущая сила — одержимые. Это революция духовных мертве­цов, которые хотят быть живыми вечно — инфернационал «гуманис­тов», режиссеры белой горячки, рекламные агенты ада. Они бредут, гремя костями тысячелетних грехов, бредут к вечной смерти, ибо тот, кто не обретет вечную жизнь, погрузится в вечную смерть. Они бредут, живые лишь по видимости, и нежити по сути. Кажется, весь мир уже в их власти» (Юрий Воробьевский «Вампиризм как знамение эпохи»).

Вот эта–то чертова карусель и вытворяет с сегодняшней недееспособной Россией то же, что и с недоразвитыми странами: «вырезает поголовье» до дозволенного закулисой процента. Практика не нова! «Политика депопуляции» (то есть снижения численности населения), разработанная Хейгом и Киссинджером, прово­дилась Государственным Департаментом США. Эта полити­ка вынуждает страны третьего мира предпринять быстрые и эффективные меры по уменьшению собственного населения и держать его количество под контролем. В противном случае эти страны лишатся помощи со стороны Соединенных Шта­тов. Если страны третьего мира отказываются, обычно про­исходит гражданская война и повстанцы оказываются пре­красно обученными, вооруженными и финансируемыми Центральным Разведывательным Управлением. Вот почему среди гражданского населения было больше жертв (гибли преимущественно молодые здоровые женщины), чем среди военных во время переворотов в Сальвадоре, Никарагуа и других странах... «Политика депопуляции» Хейга—Киссинджера осуществляется на самом высоком правительственном уровне и по существу определяет внешнюю политику Сое­диненных Штатов. Планирующая организация находится за пределами Белого Дома и направляет все свои усилия на снижение численности населения мира на 2 миллиарда пос­редством войн, голода, болезней и любых иных необходи­мых мер" (Б. Фрисселл «В этой книге есть немного правды»).

Диагноз страшен. Но мы не внемлем, переругиваясь по пустякам. Не так давно попалась книжка по русскому национализму. Автор, этносоциолог, пишет: «По-прежнему несколько десятков организаций пытаются «разбудить русский народ» и «спасти Россию». Каждая организация объявляет себя центром по спасению если не человечества, то России» (Н.С. Мухаметшина «Трансформации национализма и «символьная элита». Российский опыт»).

Только воз и ныне там.  Вывод горек и обиден. Но, по большому-то счету, при всей объективно неизбежной иронии подтекста, Мухаметшина, в сущности, права: слов слишком много. Дела, в принципе-то, есть, но хаосны. Усилия непродуктивны. И плод их – организационное бессилие. Цена – ярлыки и страшилки в глазах обывателя. А перспектива - вечный абонемент на политическую галерку. Будь иначе, русским «вождям» хватило бы ума и воли не качать и щупать мускулы лидерских амбиций, а Объединиться реально и мудро: включив в интеграционный процесс и маневренно задействовав весь людской потенциал, весь великий опыт предков по совместному проживанию, приручению и приращению просторов Земли Русской. Причем без ущемления тех, кто этого не заслужил. А виноватому – кнут. В том числе и тому, кто перегибает палку по самой больной (и даже больше, чем флюс) части - национальной.

Но это не все. Наталья Мухаметшина заявляет: «В конечном счете, совместными усилиями создана идеологема – «Вставайте, люди русские!», наиболее точно отражающая функциональное предназначение националистического мифа». Чуете, как свысока?

Эти слова как бы намекают на напрашивающееся продолжение и, одновременно, вырисовывают  многозначительное (как знать, не поощрительное ли) умолчание… Что это? Шанс ли для конструктивного вписывания «националов» в «глобалы»? Или великодушный допуск к праву на дальнейшее существование и даже эволюцию, пардон, трансформацию?

Разве? А по мне, все путем! С одной стороны, конечно, можно прогнозировать возмущение лидеров национализма: «Легко, но гоже ли, автору вот так, бесстрастно, с высот интеллекта, всех нас скопом абстрактно мерить, сортировать, распекать, припечатывать? Мол, жизнь-то – не теоретические эмпиреи, в ней все сложнее, жестче и даже опасней».

Предугадывая такой подход, вступимся за Мухаметшину: на то и ученый, дабы рассуждать на бумаге, ставя нелицеприятные вопросы и делая не всегда лестные выводы, чтобы «герои» изысканий задумались, вникли в теорию, а не занимались традиционно русским «шапочным закидоном» в виде полувнятных программ, апокалиптических угроз и неосуществимых лозунгов. Холодный душ недурно лечит от эмоциональной горячки. Разве отчасти не права этнограф из провинции, напомнив об этом?

Опять из глобала ныряете в национальный лягушатник!

А «оно и оно», поверите ли, как-то так совместно повязано, обоюдно сложено и взаимовложено. Когда-то, вечность назад автор обещал при оказии вспомнить одно попадание Б.М. Гаспарова, которое приводилось в дискурсе о свите Воланда. Вот оно: «Борис Гаспаров… в фигурах Коровьева и Бегемота по принципу обратной связи (обратной проекции на роман Достоевского «Бесы») видит уже не только настоящих, но и «метафорических» бесов — бесов Достоевского: «Данное осмысление закрепляется при помощи имен, которыми Коровьев и кот назвали себя при входе в Грибоедов (все в той же чрезвычайно важной сцене сожжения Грибоедова), — Панаев и Скабичевский, т. е. два деятеля 60-70-х годов, имевших довольно близкое отношение к бесованию».

Автору кажется, Гаспаров здесь угадал не столько генезис «главбесов» Воланда. Они, кстати, как раз не главные, а всего лишь легализованные. Сегодня назрела надобность спроецировать суть бесования на глобальную политику. Посмотрите, сколько сходства в формулировках литературоведа Гаспарова и философа Панарина притом, что я сильно сомневаюсь насчет интереса второго к гаспаровской характеристике булгаковских персонажей.

Перипетии грядущей борьбы можно прогнозировать, лишь уяснив себе характер и возможности элит, сегодня стремящихся «приватизировать» процесс глобализации. Теперь они чувствуют себя подпольными агентами глоба­лизма, устраивающими свои дела за спиной народов. Пси­хология этого подполья напоминает бесовство, описанное Достоевским в знаменитом романе. Беззастенчивая прагма­тика и своекорыстие — может быть, не самая опасная черта нынешнего глобального бесовства. Большую тревогу вызы­вает мефистофельская гордыня этих подпольщиков, мня­щих себя сверхчеловеками, наделенными правами экспери­ментировать над народами и даже над миром в целом.

По мере усиления своей «отстраненности» от националь­ной среды растет ощущение «свободного парения» над миром, над всем, «копошащимся» внизу. Глобалисты разрушают все формы сложившейся национальной самоорганизации для того, чтобы на «пустом месте» заново построить свой глобальный порядок. Они покупают свою свободу ценой тотального разложения и потрясения основ, развязывают мировой хаос ради одного им ведомого «порядка». «Порядок из хаоса», «управление хаосом» — самые модные слова элитарной постмодернистской лексики. Эту опасную диалектику подпольных «организаторов мира» раскрыл Ф. М. Достоевский. «...Для чего было сделано столько убийств, скандалов и мерзостей?.. Для системати­ческого разложения общества и всех начал; для того, чтобы всех обескуражить и изо всего сделать кашу, и расшатав­шееся таким образом общество, болезненное и раскисшее, циническое и неверующее, но с бесконечною жаждой какой-ни­будь руководящей мысли и самосохранения, — вдруг взять свои руки...»

Тотальная дестабилизация — стратегическая постмодернистская игра агентов глобализма, самонадеянно решивших управлять хаосом. Однако наша цивилизация, да и вся наша планета — слишком хрупки для подобных безот­ветственных игр. Тотальная «деконструкция» может так и не завершиться благополучной реконструкцией.

Глобалисты-эзотерики из «внутренней» партии оказались многим обязанными своим оппонентам-интеллектуалам. Последние снабдили их новым языком и лозунгами, без которых будущий великий обман номенклатурной приватизации вряд ли был бы проглочен нацией.

Однако если иметь в виду не пропагандистское прикрытие, а реальный политический капитал и пружины грядущего августовского переворота, то надо прямо сказать: постсовет­ский режим был создан не демократической оппозицией, не западническими диссидентами, а самой правящей коммуни­стической номенклатурой, конвертировавшей старую власть в новую собственность. В самом деле, как была создана новая, олигархическая собственность?

По некоторым данным, глобалисты из спецслужб получили в результате приватизации 1992 года около 65% всей бывшей государственной собственности. Сработал принцип: чем более высокими номенклатурно-должностными полно­мочиями при прежнем режиме обладала та или иная группа из правящего слоя, тем большую долю собственности она получает в результате новейшей приватизации. Чудо новых миллионеров и миллиардеров объясняется просто: они получили свою долю собственности в соответствии со своим прежним номенклатурным статусом. -  А.С. Панарин «Искушение глобализмом».

Как видим, Александр Сергеевич Панарин сделал скорбное заключение, что для манипулирования сознанием посткоммунистической элиты, которой предстояло сдать свою страну «победителям» в холодной войне, использовался эзотерический глобализм. Его отличительный признак состоит в превращении прежних конфликтующих друг с другом на­циональных элит в единую мировую среду избранных господ мира, «демократически» решающих между собой его судьбы. Применительно к роману Булгакова и политике «тайных сил» я бы внес некоторые уточнения.

Здесь автор считает уместным повторить свой тезис, высказанный в самом начале книги. Анализ так называемой интеллектуальной литературы последних лет позволил автору этой книги сделать безрадостный вывод.

В мире реально существует и плодотворно, разумеется, для хозяев, действует структурированный и бесструктурный, с виду совершенно неорганизованный, хаотичный и даже локализованный тематически, идеологически и, подчас, этнически – глобальный заговор интеллигенции, особенно в одурманивающей, почти наркотической сфере эзотерики. Внешне участники этого заговора в разных обществах и странах разделяются на конструктивистов и постмодернистов, позитивистов и сюрреалистов, сатанистов и структуралистов. А также – на сионистов и антисемитов, фашистов и коммунистов, фрейдистов и расистов, евразийцев и ваххабитов, структуралистов и концептуалистов, духовников и атеистов, космополитов и сектантов... Но все они, так или иначе, присягнули идее Закулисы Зла, Хаоса, Античеловечества, Мондиализма-глобализма! Каждый из них, как вместе, так и порознь, играет на дуде разделения масс, уводя их от просвещения, целостности и диалектики мышления, от сплочения ивосстания.

Одни делают это сознательно и даже по жесткому тарифу. Другие – совершенно наивно, неосознанно, бескорыстно, на свой страх и риск. Единит всех то, что кормятся они с руки глобального «правительства», как его не называй. У каждого есть особый пунктик. Эзотерический. Эзотерика намертво связывает всех и каждого – одних как смертельных врагов. Других - как душевных союзников, приятелей, стольников. Но всех роднит и скручивает одно – они не могут друг без друга, без вампирической крови интеллектуальной дискуссии – телевизионной или эпистолярной, тет-а-тет или на расстоянии, заочной и даже отложенной во времени. Одним нужны аплодисменты и книги, лекции и телеэфир, премии и лауреатства, другим – шишки и синяки, третьим – один лишь дух азартного спора, четвертым, которые ошибочно приписали эзотерику своему фанатизму,  – кровь и смерть… Всякий найдет тут свое. И глобальная власть щедро платит каждому по мере его. Кому-то – грантом или гонораром, другому - теплым креслом, общественным  статусом и регулярными гастролями по мировым симпозиумам. Еще одному – ассортиментом научных титулов, почетных званий и престижных премий от Нобеля и Пулитцера, Букера и братьев Гонкур, Грэмми и Оскара до местечковых дипломов, самостийно осиянных именами национальных любимцев. А находятся и такие, которым подавай посмертный ореол мученика, павшего от руки проклятого врага.

Булгаков предвидел и описал этот феномен еще 70 лет назад: у него пресловутые интеллектуалы исправно играют в своих клеточках на шахматной доске Воланда. Любым из них управляет через непроницаемую призму Абадонна, вертя глобус и увеличивая нужный фрагмент для точечного решения. Именно у теневиков в руках – подлинный версификатор событий, то есть метаистории, о которой Сергей Переслегин высказался примерно в том ключе, что метаистория - это история, заданная на пространстве историй. Ее частным случаем является, допустим, вероятностная история, в которой текущая Реальность выступает в форме последовательности событий, которые имеют максимальную вероятность реализации (С. Переслегин «Самоучитель игры…»).  

В таком ракурсе бал сатаны – своего рода исторический суд над этими деятелями, среди которых не может быть разделения на героев-жертв и злодеев-палачей. Потому что ни один Штраус или Изаи не откажет хотя бы разок в жизни сыграть вальс или рапсодию для верховного кукловода!

Каждый из нас по-своему представляет булгаковский бал ста королей у Воланда. Владимир Бортко перенес его на экран. Что ж, волею организовавшей все это действо тетушки мы решаем открыть первоисточник, называемый «Химической свадьбой» - исключительное творение, питавшее фантазию многих мастеров мистического жанра. Булгаков не стал тут исключением.

 «Химическая свадьба» (в сокращении из: П.М. Холл «Энциклопедическое изложение…»)

Первый день

Христиан Розенкрейц (далее: CRC), приготовив пас­хального ягненка с куличом, был обеспоко­ен внезапным ураганным ветром, начав­шимся во время его вечерней молитвы на­кануне Пасхи. Ветер был столь сильный, что грозил снести не только маленький дом, но и сам холм, на котором он стоял. В разгар бури кто-то коснулся спины Розенкрейца, и, обернувшись, он увидел прекрасную женщину с крыльями, разрисованными множеством глаз, в плаще небесного цвета с рассеянными на нем звездами. В одной руке она держала трубу, а в другой — пачку писем на всех языках. Подав письмо CRC, она мгновенно вознеслась в воздух и затрубила с такой силой, что затряслись стены дома. На печати письма был любопытный крест и слова: 1п hoc signo vinces («Сим победишь»). Внутри конверта золотыми буквами на ла­зурном фоне было написано приглашение на королевскую свадьбу.

CRC был потрясен предложением, по­тому что это было исполнением предсказа­ния, сделанного ему семь лет назад, но, чувствуя себя ничтожным, он был почти пара­лизован от страха…

С обновленной верой CRC поднялся и принялся за приготовления к герметической свадьбе. Он облачился в белый плащ с красными крестообразными перевязями через плечи. В шляпу он воткнул четыре розы и взял хлеб, воду и соль. Перед тем как уйти из дома, он преклонил колени и поклялся, что если ему будет открыто ка­кое-либо знание, то он употребит его на пользу своему ближнему. И тогда он отпра­вился из дому с радостным чувством.

Второй день

Войдя в лес, CRC заметил, что как будто вся природа радостно приготовилась к свадьбе. Напевая веселую песню, он вышел на поляну, где стоя­ли три громадных кед­ра, на одном из которых была прикреплена до­щечка с надписью, опи­сывающей четыре пути ко дворцу короля: пер­вый является коротким и опасным, второй — окольным, третий — приятной королевской дорогой и четвертый — только для телесно не­разложимых… Солнце уже клонилось к закату, и, подойдя вплотную к порталу, CRC увидел среди прочих украшений табличку с надписью Procul hine procul ite profani.

Стражник в голубом одеянии сразу же спросил у CRC письмо-приглашение; получив письмо, пропустил его и попросил далее купить что-нибудь. После того как CRC назвал себя братом красной розы и креста, в обмен на свою бутылку с водой он получил золотой диск с буквами SC на нем. Приближалась ночь, и путник устремился ко вторым, охраняемым львом, воротам, к которым была прикреплена табличка с надписью Date et dabitur volis…

Прекрасная непорочная дева по имени Вирго Люцифера гасила в замке огни по ме­ре приближения CRC, и он в последний момент проскользнул в щель между закрывающимися створками ворот, будучи вы­нужден оставить в них часть своего плаща…

Он попал в громадный холл, где собралось множество королей, принцев и простых смертных. При звуках трубы каж­дый занял свое место за столом, согласно его знатности, так что CRC получил очень скромное место. Большинство из псевдофилософов, собравшихся здесь, бы­ли тщеславными самозванцами, банкет превратился в оргию, которая внезапно прекратилась при звуках торжественной и проникновенной музыки. В течение полу­часа никто не говорил. Внезапно посреди громких звуков дверь обеденного холла от­крылась, и тысячи зажженных свечей были внесены в зал невидимыми руками. Вслед появилась сопровождаемая двумя пажами блистательная и прекрасная Вирго Люци­фера на самодвижущемся троне. Облачен­ная в бело-золотое Непорочная поднялась и провозгласила, что для недопущения не­достойных на мистическую свадьбу завтра будут сооружены весы, на которых будет взвешена моральная ценность каждого гос­тя. Тех, кто не хочет подчиниться этому приказу, она попросила остаться в обеден­ном холле. Затем она удалилась, и свечи го­рели еще долго, чтобы помочь гостям най­ти ночью их ночлег.

Приглашенные в большинстве своем были достаточно самонадеянны и верили в то, что процедура взвешивания будет для них безопасной, но девять человек, включая CRC, осознавали тяжесть своих проступ­ков столь глубоко, что боялись исхода и ос­тались в холле, в то время как другие разбре­лись по своим комнатам. Эти девять были связаны веревками и остались одни во тьме. CRC приснилось, что он видит многих людей, подвешенных нитями над землей, а среди них летает старик, подрезая нити и таким образом сбрасывая людей на землю. Те, кто в самодовольстве парил высоко, падали с большой высоты и причиняли себе боль­шие увечья, а более скромные, падавшие с небольшой высоты, часто приземлялись не­вредимыми. Считая свой сон очень хоро­шим предзнаменованием, CRC поведал о нем своим товарищам; они проговорили до рассвета.

Третий день

Вскоре после восхода солнца пропели трубы, и Вирго Люцифера, одетая в красный вельвет, подпоясанная белым шарфом и украшенная венком, вошла в сопровожде­нии двух мужчин в красно-белых ливреях. Она известила CRC и его товарищей, что они могут чувствовать себя спокойнее, чем самодовольные гости. Посреди холла были установлены золотые весы, и около них по­ставлено семь гирь, одна большая, четыре небольших и две громадных. Мужчины в ливреях с обнаженными шпагами и креп­кими веревками в руках разделились на семь групп, в каждой из которых был из­бран капитан, ответственный за одну из гирь. Взойдя на свой высокий трон, Вирго Люцифера приказала начать церемонию. Первым ступил на весы император, столь благородный, что потребовалось шесть гирь для того, чтобы уравновесить его. Он поэтому присоединился к шестой группе. Бедный и богатый ступали на весы, и толь­ко немногие из них прошли испытание. Им-то и были даны вельветовые плащи и венки лауреатов, и они уселись у подножия трона Вирго Люциферы. Те, кто не прошел испытание, были осмеяны и подверглись бичеванию.

Как только «изыскание» было законче­но, один из капитанов испросил у Вирго Люцифера разрешения позволить взвесить также тех девятерых, которые посчитали себя недостойными взвешивания, и это причинил» CRC боль и вызвало страх. Первые семь человек прошли испытание, и их радостно приветствовали. CRC был восьмым, и он не только перевесил все гири, но даже и трех человек, ставших на весы с гирями. Паж вскричал «Это он!»  CRC быстро развязали и позволили освободить одного из пленников. Он выбрал первого императора. Затем Вирго Люцифера попросила красные розы, которые носил CRC, и он немедленно дал ей их. Цере­мония взвешивания была окончена в де­сять утра.

После установления меры наказания тем, чьи прегрешения были вы­явлены, был подан обед. Немногим прошедшим испытания «мастерам», включая CRC, были предоставлены главные кресла, и от имени Же­ниха они были награж­дены Золотым руном и Летающим львом. Вирго Люцифера преподнесла гостям восхитительный кубок, сказав, что ко­роль просит гостей по­пробовать его содержи­мое. После этого CRC и его товарищи прошли на помост, где они уви­дели экзекуцию тех, кто не прошел испытания. Перед тем как оставить дворец, каждый из от­вергнутых гостей полу­чил на прощание подар­ки. Избранные же вер­нулись во дворец. Здесь к ним приставили па­жей, которые провели их по зданию. CRC ви­дел много таких вещей, которых его товарищи не удостоились, напри­мер королевскую гроб­ницу, где он узнал боль­ше, чем «записано во всех книгах». Он также посетил восхитительную библиотеку и обсервато­рию, где был огромный глобус в тридцать футов диаметром со всеми на­несенными на него стра­нами.

За ужином гости за­гадывали загадки, и С.R.С. решил одну из них, предложенную прекрасной Вирго Люцифера по поводу ее собственной личности… Герцогиня предложила свою руку CRC, и его компаньоны, сопровождае­мые девами, удалились. Пажи провели гос­тей в их опочивальни. Комната CRC бы­ла украшена прекрасными гобеленами и картинами.

Четвертый день

После омовения в фонтане в саду, где можно было прочесть несколько надписей, среди них была «Пейте, братья, и живите», гости, ведомые Вирго Люцифера, поднялись по 365 ступенькам королевской винтовой, лестницы. Гостям были даны лавровые венки, занавес был поднят, и они оказались в присутствии короля и королевы. CRC был охвачен благоговейным страхом при виде тронной залы и особенно одеяний ко­ролевы, которые были столь ослепитель­ны, что невозможно было смотреть на них…

Длина тронной залы была в пять раз больше ширины. В западной части был портик, в котором стояло три трона, сред­ний из которых был приподнят. На каждом троне сидело по два человека: на первом сидели древний король и юный консорт; на третьем сидел черный король, а подле него матрона в вуали; а на центральном троне было два юных создания, над головами ко­торых висела драгоценная большая коро­на, а над ней парил Купидон, пускающий стрелы в любовников по всему залу. Перед королевой на небольшом алтаре лежала книга в черном вельветовом переплете. Пе­ред книгой стояли зажженная свеча, песоч­ные часы, небольшая стеклянная трубка, из которой бежал ручеек чистой красной, как кровь, жидкости, и череп с белой зме­ей, ползущей из глазниц. После представ­ления гости спустились по винтовой лест­нице в большой холл.

Позднее Вирго Люцифера объявила, что в честь шестерых королевских гостей будет дано представление комедии, «Дом солн­ца». CRC и его компаньоны образовали часть королевской процессии, которая по­сле долгой прогулки прибыла в театр. Пье­са была в семи актах, и после счастливого конца все вернулись через сад, поднявшись вверх по винтовой лестнице в тронную за­лу. CRC заметил, что юный король был очень печален и в ходе банкета он часто да­вал мясо змее. Когда трапеза была законче­на, юный король, взяв маленькую черную книгу с алтаря, спросил гостей, будут ли они верны ему в радости и печали. И когда они с трепетом согласились, он попросил каждого из них поставить свою подпись в книжке в знак верности королю. Королев­ские особы тогда выпили из маленького чистого фонтана, а другие вслед повторили эту процедуру. Это называлось «Глоток молчания». Королевские особы затем пе­чально пожали руки всем присутствую­щим. Внезапно зазвонил колокольчик, и они немедленно сбросили белые одежды и облачились в черные, комната оказалась закрытой мрачными драпировками, а столы были убраны. Глаза королевских особ были завязаны шарфами из тафты, а в центр комнаты были помещены шесть гро­бов. Палач, мавр, облаченный в черное, то­пором обезглавил одну за другой шесть ко­ролевских особ. Кровь каждого обезглав­ленного была собрана в золотой кубок, который был поставлен в гроб рядом с те­лом. Палач был также обезглавлен, и его голова была спрятана в небольшой ящик.

Вирго Люцифера, заверив CRC и его товарищей, что все будет хорошо, если они будут преданными и верящими, приказала пажам провести их в спальные комнаты на ночь, пока она останется с мертвыми. После полуночи CRC внезапно проснулся и, по­смотрев в окно, увидел семь кораблей, плы­вущих по озеру. Над каждым из них витали огни: он решил, что это души обезглавлен­ных. Когда корабли достигли берега, их встретила Вирго Люцифера, и на каждый ко­рабль было помещено по гробу. После этого огни погасли, и осталось по одному огню на каждом корабле. Про­наблюдав за этой стран­ной церемонией CRC вернулся на ложе и про­спал до утра…

…Утром, ранним утром состоялся допрос в претории, решивший судьбу человека и учения для целого мира…

Вот и вопрос вопросов…