Эпилог

 

«Знание сокрыто, но, тем не менее, действительно. Хотя положение мое и высоко, но вредить мне никто не может. Из вас скажет ли кто это же самое? У неба нет родства, и оно одинаково ко всем людям. Прочитанное вами здесь заслуживает глубокого размышления» Скрижаль храма света династии Чжэу

 

 

Что тут скажешь?

Умышленная попытка вроде как мысленных рассуждений (умствований) о романе Булгакова «Мастер и Маргарита» так и не уложилась в емкую, цельную и компактную схему.

«Сумбур в структуре», неровность ритма, почти мистические перескоки, полярность оценок и полное отсутствие желания для лепки глубокомысленных выводов или выноса великих уроков… Не меньше, но и не больше, чем в любой  якобы научно-популярной брошюрке, не говоря о телепередачах и ток-шоу, где «базар за Булгакова». Об интеллектуальной компоненте – не мне судить.

В итоге, одни лишь перекосы-перепады, полеты-провалы, прозрения-наваждения, то логика, то бред… Впрочем, не эти ли парадоксальные полярности и предопределяют непостижимость феномена по имени ТЕКСТ «М и М»?

Так то и славно! Худо, кабы все вышло красиво и гладко, глянцево и плоско, логично и академично, размеренно и ровно, с дозированными резюме, раскиданными по симметрическим сусекам изловленных артефактов и распотрошенных подтекстов.

Или кто-то ждет от соприкосновения с Булгаковым именно этого?

Тогда это не Булгаков, либо вы не по адресу.

Что до концепций и версий, проблем и ассоциаций – об этом повторяться не стоит. Если не усвоено в ходе чтения, и… слава Богу. Значит, это вам ни к чему. Кто хочет, поймет. Не меня – Булгакова, который безумно мечтал: «Чтобы знали»…

Цель же автора была всего лишь показать сквозь призму разных мнений и даже идеологий феноменальную широту связей и проводок, образов и идей, ситуаций и аллюзий книги с космосом всей нашей жизни. Показать, что все это соотносится и соприкасается не с сатирически-пасквильной плоскостью узенького периода 1930-х, а включено в многомерность культурно-исторического пространства, где увязаны и переплетены духовные искания и драмы античности и средневековья, ХХ и XXI столетий – вечный гнозис человечества. Вот что хотелось показать. Это и есть уроки прочтения: индивидуального, но лучше – взрослого.

Впрочем, один урок я бы все-таки озвучил…

Мы неоднократно говорили про это, но хотелось бы отчеркнуть еще раз. Все назидательные разговоры о реабилитации, апологетике Сатаны (что у Булгакова, что у Гете, что у Гофмана) – детский сад, в котором выдуманный персонаж воспринимается и навязывается всерьез. Сводя к воле одного «князя тьмы» все беды и зло мира, мы упрощаем этот мир и сознание человека до размеров дворовой песочницы, до гробовой доски снимая с него чувство личной ответственности.

Иное дело, что детям, действительно, сложно разобраться в оценочных нюансах. И в этом плане книгу «М и М», действительно, не стоит рекомендовать для изучения в школе.

Потому что любое изучение нужно строить, исходя не только из возрастных различий, но и из градации по «классам человеческой психики», которых согласно Концепции общественной безопасности пять:

1. Вырожденец, мутант, деградирующая особь, опущенная в противоестественное состояние наркомании, алкоголизма, внушения, то есть искусственно измененного сознания.

2. Животный строй психики. Особь влачит скотское существование, сконцентрировавшись на удовлетворении основных инстинктов и повинуется звериным рефлексам.

3. Зомбированное существо, биоробот, зоомашина, подчиняющаяся авторитету власти и общественного мнения, легко манипулируемая единица.

4. Демоническая личность, чаще всего талантливый эгоист. Склонный к идеологическому или интеллектуальному лидерству, собственные наития, фантазия и «эго» признает высшим разумом и боговдохновенной идеей, одержимо укореняя их в массах. Обладает организаторским талантом подчинения масс и харизмой.

5. Человек. Строит свои помыслы и дела в согласии с развитием общества, верит Богу, как идее истинного добра и справедливости…

Впрочем, великий советский историк, философ и палеопсихолог Б.Ф. Поршнев еще в 1960-е годы разрешил вопрос вопросов – о происхождении человека, благодаря которому появилась возможность определить не только человеческие виды, но и нащупать тропу единственно возможной борьбы с пресловутым «злом». По большому счету, Борис Федорович объединил весь комплекс разрозненных знаний о человеке в наиболее достоверную гипотезу происхождения человечества.

Мы близимся в науках о человеке к такому сдвигу, который можно сравнить с революцией в физике, развернувшейся в первой половине XX в. Роль, аналогичную "атомному ядру", здесь сыграет начало человеческой истории. Но сегодня это еще только штурмуемая загадка…

 Следовательно, при изложенных представлениях исторический процесс радикально укорачивается. Если отсчитывать начало такового самодвижения с неолита, эти недолгие тысяч восемь лет человеческой истории по сравнению с масштабами биологической эволюции можно приравнять к цепной реакции взрыва.

История людей - взрыв. В ходе ее сменилось всего несколько сот поколений. Толчком к взрыву, очевидно, послужила бурная дивергенция двух видов - палеоантропов (троглодитов) и неоантропов, стремительно отодвигавшихся друг от друга на таксономическую дистанцию подвидов, видов, родов, семейств, наконец, на дистанцию двух различных форм движения материи - биологической и социальной. Именно природа этой дивергенции и есть "атомное ядро", тайну которого надлежит открыть. - Б.Ф. Поршнев «О начале человеческой истории».

Прорывные положения Поршнева положило начало новому течению, названному Всемирным Видистским движением и рассматривающему человечество не по расовым признакам, а по видовым различиям. Оказывается, вся история является хроникой угнетения хищными нелюдями нехищных людей.

Развивая и конкретизируя открытие Б.Ф. Поршнева уже применительно к основным родам людской деятельности, а также половым особенностям, современный российский ученый Борис Диденко доказывает, что среди современных человекообразных особей есть сверхживотные (людоеды) и суггесторы (манипуляторы-приспособленцы), которые обладают развитой второй сигнальной системой, так называемым рассудком. При этом они генетически лишены третьей сигнальной системы:

«Разумное же существо не способно по собственной воле творить сознательное, умышленное зло! И здесь невольно напрашивается ещё одно достаточно корректное определение Разума, а именно, как третьей сигнальной системы.

Первая сигнальная система — это рефлекторная деятельность животных: инстинкты, условные и безусловные рефлексы. Её предел — это сообразительность высших животных, действующих методом проб и ошибок, способ­ных приобретать и передавать опыт, обучать по методу «делай как я».

Вторая сигнальная система — рассудок, речь, мышление у человека, спо­собного уже на само-осознание и осмысленное поведение. Вторая сигнальная система является ограничивающей для первой сигнальной системы, тормо­жением безудержности её импульсов, сдерживанием эмоций. Из множества целей, мотивов, диктуемых силами эмоций и инстинктов, человеческий рас­судок выбирает наиболее рациональный, более надёжно приводящий к по­ставленной цели. Предел возможностей второй сигнальной системы — рас­судочное, высокоинтеллектуальное поведение, логичное мышление, построе­ние государств, культур, цивилизаций, безудержное «покорение» Природы, вплоть до выхода человека в космос и создания атомного, термоядерного и бог знает какого ещё оружия.

Третья же сигнальная система — может быть присуща только нехищным людям. Это и есть Разум, и это именно его проявления — совесть, со­страдание, учёт интересов окружающих людей, непричинение зла людям и Природе без каких бы то ни было запугивающих, «дисциплинирующих» факторов, типа религиозных угроз или моральных призывов… Человек давно вырос из детских штанишек конфессиональной религии, и попросту уже обязан вести себя нормально, разумно и без «острастки взрослых».

Третья сигнальная система является сдерживающей и ограничивающей уже по отношению ко второй сигнальной системе, и человек именно таким образом приобретает нравственность.

Человечество, как мы теперь выяснили, не является единым видом. Люди ошибочно придали слишком большое значение расовым и национальным, физиологическим и культурным особенностям, без меры «увлёкшись» ими, они «проморгали» различия видовые, различия сущностные. Человечество делится в первую, «головную» очередь именно по этическому признаку — на хищное, агрессивное, морально невменяемое меньшинство и подавляю­щее большинство нехищных людей. Вызвано это самим процессом антропо­генеза.

Человечество… в своём становлении прошло страшную стадию «адельфофагии» — умерщвления и поедания части своего собственного вида. Произошел переход части популяции палеоантроповых гоминид (предтеч человека) к хищному поведению по отношению к представителям другой части популяции. Но именно эти взаимоотношения и привели к возникновению рассудка (само-осознания, «овладения собой как предметом»). Наличие реальной смертельной опасности, исходящей от внешне похожего существа, дало возможность прачеловеку посмотреть на себя как бы «со стороны».

Из данной концепции антропогенеза с очевидностью следует вывод о моральной (видовой) неоднородности человечества, по своему поведению (вернее, по его мотивам) разделяющегося на стадных, или общественных людей, и хищников, точнее, хищных гоминид. Этих последних нельзя называть людьми в этическом смысле этого понятия: у них есть рассудок, но нет Разума, понимаемого как рассудок плюс нравственность. Главное же отли­чие людей от животных это — нравственность (совесть), понятие к живот­ному миру неприменимое. Но бесспорно, что часть представителей т.н. «хомо сапиенс» совестью не обладают.

И нынешнее человечество — это не единый вид, а семейство, состоящее из четырёх видов. Хищные гоминиды — нелюди-суперанималы (сверхживотные - 2 %): предельно агрессивные потомки инициаторов адельфофагии; и суггесторы (псевдолюди - 8 %): коварные, лицемерные приспо­собленцы. Суггесторы являются паразитами в отношении более сильных, в отношении же равных себе и слабейших они ведут себя как настоящие хищ­ники. Представители всех «элит» обществ ведут себя именно так.

Нехищные люди составляют подавляющее большинство человечества, они характеризуются врождённым неприятием насилия. Диффузный вид: конформные люди (70%), легко поддающиеся внушению; и неоантропы: менее внушаемые люди (10 %), обладающие обостренной нравственностью. Нехищным людям присуща предрасположенность к самокритичному мышлению, не всегда, к сожалению, реализуемая.

Это действительно виды в самом что ни на есть буквальном - психофизиологическом (генетически обусловленном) - смысле. Межвидовое скрещи­вание даёт дегенеративное, вырождающееся в последующих поколениях по­томство, несущее в себе диаметрально противоположные хищные и нехищ­ные поведенческие признаки, что несовместимо с психическим здоровьем... Дегенератов в мире на­считывается около 10 %. Иногда первое поколение межвидовых гибридов выказывает, наоборот, резко повышенную жизненную энергию, — т.н. гете­розис. Это то, что Л.Н.Гумилёв определил как пассионарностъ. Но в целом причин подобной индивидуальной сверхактивности гораздо больше. Определённая часть нехищных людей поневоле, в силу обстоятельств, или же чаще по недалёкости, ведёт охищненный образ жизни, находясь в психологической зависимости от чистокровных хищников. Они-то и состав­ляют «диффузный штат» подручных хищных гоминид» (Борис Диденко «Этическая антропология. Видизм»).

Если это не совсем бред, то ненаучная фантастика, некий  полуфэнтези-полуужастик.

Увы (а, скорее, к счастью), хищников и суггесторов сегодня можно выявить именно силами науки. В отличие от нормальных людей, у нелюдей не хватает той лобной доли мозга, которая отвечает за совесть и нравственность.

Например, средствами современной позитронной эмиссионной томографии (ПЭТ) коры головного мозга, с помощью которой у аморальных, агрессивных субъектов выявлен «церебральный дефицит», т.е. отсутствие определённых нейронных структур в лобных долях коры.  

Поэтому сейчас существует как никогда опасность уничтожения мира. Если ядерная кнопка или возможность устроить экологическую катастрофу окажется в руках нелюдей, среди найдутся такие, которые захотят устроить конец света! И наивны, а точнее преступны (преступны по отношению к Человечеству) упования на то, что «злых и подлых» (а на деле хищников и приспособленцев, не являющихся людьми) можно исправить!

Поэтому единственный, и к тому же относительно (до поры до времени) бескровный путь — это выработать новое, а именно Видовое Сознание. Безоговорочное признание лишённых совести субъектов человекообразными гоминидами, — чудовищными зверями, смертельно опасными для людей I видовыми двойниками, по типу ложных опят. Пора научиться отличать эти воистину сатанинские грибы.

«Видистский ответ» хищным гоминидам со стороны нехищных людей по своей силе является предельным. Более мощная идеология невозможна даже теоретически. Они не считали и не считают народ за людей, держат его за  быдло, но выясняется, что это чудовищная ложь, как и почти всё остальное, что они нам говорят. Устанавливается научно тот факт, что это они сами не  являются людьми, причём в самом, что ни на есть клиническом смысле: у хищных гоминид нет части мозга. Мало того, у них нет самой важной части, той именно, которая и делает человека разумным, т.е. нравственным. По предварительному диагнозу А.Р.Лурия у них «дефицит префронтальных отделов лобных долей головного мозга». По уточняющим же данным позитронной    эмиссионной    томографии    (ПЭТ)    данный    дефект    —    это «церебральная дисфункция» (Р.Бэрон, Д.Ричардсон, «Агрессия», С-П., 1997). Именно лобная доля коры является субстратом выработки и контролирова­ния планов и намерений. «Ларчик открывается просто», и к тому же он, ока­зывается, пуст.

Пора также начать расставаться с религиозными догмами, оставив их лишь для детей, наравне с другими сказками и колыбельными. Хватит лю­дям уходить и в дурман эзотерики, пусть там пребывают лишь сами шарлатаны-суггесторы. Нужно посмотреть на Мир так, как он этого заслуживает, иначе — не за горами гибель человечества. Необходима полная очистка человеческого сознания от всяческой мысленной грязи и мусора дезинформа­ции — не менее основательная «генеральная уборка» чем та, которая требуется для спасения экологии нашей погибающей планеты. – Борис Диденко «Этическая антропология (Видизм)».

Без хищников ваши диффузники утратят быстроту реакции и посыл к выживанию. Хищные гоминиды, как и волки, санитары планеты!

У того же Диденко припасен ответ на столь легко предсказуемый выпад: «есть известное бихе­виористское объяснение роли хищных в биоценозе: мол, «на то и щука в море, чтоб карась не дремал». Но проводить здесь параллель с человечест­вом вряд ли уместно; возможно, что подобное пока ещё имеет силу, но уже — не смысл для будущего разумного общества. Циклические колебания численности хищных и травоядных видов, сформулированные математиком Вольтерра, как-то уже даже и неловко «присобачивать» к человеку разумно­му, или считающемуся таковым. На то он и разум, чтобы идти высоконрав­ственным путём, а не этологическим — скотским.

Если уж и проводить аналогию с Природой, то можно сказать, что она в лице эволюционного механизма естественного отбора полностью на стороне человека разумного. Дело в том, что основной принцип эволюции — это передача управления новообразованным усложнённым центрам. Появилась вторая сигнальная система — и управление человеческим организмом на высшем уровне было передано ей. Точно так же, можно и хочется надеяться, произойдёт и с третьей сигнальной системой, разумом: он появился и человек разумный должен (в худшем случае, вынужден) будет в своей деятельности руководствоваться именно им. Да и сейчас смысл подстёгивания, подхлёстывания, взбудораживания человечества смертоубийственными «забавами» хищных гоминид уже совершенно потерян и выглядит всё это неприкрытым чудовищным атавизмом, как если бы держать штат злобных надсмотрщиков в дружеской компании порядочных людей» (Борис Диденко «Этическая антропология»).

А при таком подходе к проблеме добра и зла, роман Булгакова – дело пятое. И идеология человечества, на мой взгляд, укладывается в две вещи.

Нет абстрактного добра или зла.

Вся штука в том, что есть люди добрые и нелюди злые. Злые могут быть добрыми на лицо, но искрить злобой сквозь зрачки. Они могут говорить очень добрые вещи, но относить эти вещи только к определенной касте существ, в которую включают, разумеется, себя.

И как тут опять не вспомнить мудрого Боэция: «Как явствует, все соотносится с благом. Добиваются богатства, поскольку считают его благом, и могущества, так как и в нем видят благо. То же самое можно сказать и относительно славы и удовольствий. Высшая причина всех стремлений — благо, поскольку невозможно желать того, в чем не было бы хотя бы подобия блага. А поэтому люди жаждут того, что им представляется истинным благом, но что на самом деле не обладает истинной природой блага. Отсюда вытекает, что природу блага можно считать основной причиной и побудителем всех стремлений. То, что представляется наиболее желаемым, и направляет поведение людей». И это часто приводит к заблуждению и даже преступлению. Поэтому, учит Боэций, лишь «подлинная сущность Бога состоит в истинном благе, а не в чем-либо ином».

А чтобы не мудрствовать лукаво и не прибегать к 16-ти пограничным типовым характеристикам «модели информационного метаболизма» Аугустинавичюте и, тем паче, Юнга или там Кемпинского, я бы поделил людей всего на 4 типа, не считая, само собой, идиотов.

Первые: люди доброкачественные, то есть, невзирая ни на какие обстоятельства, склонные к добру – доки. Или коротко – ДК.

Вторая категория: злокачественные, злоки – ЗК. С этими все ясно – они всегда тянутся к злу и пожирают себя и весь мир, как рак.

Третий вид: компромиссно-качественные, или коки – КК, эти понимают и добро, и зло, даже скореесклонны в нормальных обстоятельствах к добру, но ведут себя, увы, в зависимости от конъюнктуры.

Четвертая, самая многочисленная группа: индифферентно-качественные, или инки – ИК. Эти люди более близки к социальным животным. Они не различают добра и зла, но легко управляемы, внушаемы и воспитуемы. Главное для них – указка.

Есть, куда ж без них, и промежуточные подтипы. Например, понимающие добро корпоративно, они даже ведут себя доброжелательно и благородно, но исключительно по отношению к своей группе: семье, роду, клану, племени, народу, корпорации, секте, религии, социальной группе, полу, секс-типу.

К сожалению, значительная часть интеллектуалов принадлежит к Кокам и Злокам.

Типичный кок – Френсис Бэкон, очень хорошо понимавший и ценивший добро, при благоприятных условиях добрый, но ради своей карьеры готовый забыть благодетеля и друга, если тот угодил в немилость. 

Вы, автор - Бармалей и не понимаете, Бэкон спас главное. Подавшись на компромисс, он сохранил не только свою жизнь, но и учение, и не только свое. Что толку от принципиальных и не прогибающихся, если их убивали за якобы благородство и якобы отвагу, а с ними подчас умирало знание великих? Булгаков-то к какому типу относится, по-вашему?

Жив-жив дурилка! Даже в авторский эпилог просочился. Ах, либералы, демократы, умники, эгоисты, как бы нам без вас жилося скучно. И пусть бы… Что скучно. Зато здорово и здраво.

Но почти все гении соглашались с тем, что без зла не будет добра, ибо это абстрактное добро невозможно будет вычленить!

Как бы не так. Послушайте напоследок того же этического антрополога: «добро и зло нельзя рассматривать только в плане сосуществования; их необходимо рассматривать в более широком плане, а именно, в плане возможности и действительности, действительного и возможного существования. Они могут сосуществовать и противоборствовать как полюсы моральной действительности, а могут соотноситься как действительное и возможное (в частном случае, как норма и патология)». Вот здесь-то и лежит ключ к пониманию человеческих социально-психологических проблем. Не трагическое и благородное противостояние сил «добра и зла», «света и тьмы», не «единство и борьба противоположностей», а именно — норма и патология. Другими словами, добро и зло — это не «два сапога одной пары», а хорошая, добротная обувь в гадкой грязи. Это справедливо и в отношении к непомерной агрессивности, и вообще к асоциальному поведению части человеческих индивидов (хищных), и точно так же — к сексуальным извращениям.

Конечно же, легко возразить, что раз прачеловеческая хищность стала первотолчком для становления «хомо сапиенс», то её ни в коем случае нельзя считать патологией, и она должна иметь полное право на дальнейшее существование. По-видимому, именно такого рода позиция в неявной, неосознан­ной форме и лежит во всех вышеприведённых «похвалах злу». Люди несо­мненно чувствовали естественность (природность, врождённость) злобности, потому и пытались как-то «пристроить» её к человечности, гуманности. В этом заключается «методологический» просчёт. Если что-то является причиной некоего следствия, то это вовсе не означает, что причина обязана всегда сосуществовать со своим следствием. Первая ступень космической ракеты — очевидная и несомненная «первопричина» полёта, но если её не отбросить, то вряд ли тогда спутник выйдет на орбиту. Точно такая же ситуация с человеческой хищностью, разве что пострашней неудачного ракетного старта: если агрессивность в человечестве в ближайшее время не будет обуздана и отброшена, то для землян наступит всеобщий крах» (Борис Диденко «Этическая антропология»).

Что же до Булгакова... Видимо, добро он и понимал рассудочно - рассуждал ведь о добре. Но в эгоистическом плане. И он, судя по всему, гибридный тип. В его книгах много мести, часто мелочной: Борменталь, мастер, Маргарита, «правосуды» из шайки Воланда. Потому Булгаков ближе к злокам, суггесторам.

Я так скажу. Сегодня. Но нет никакой гарантии, что завтра я не изменю сей приговор. Мы ведь пока и близко не обладаем полнотой фактов для вынесения окончательного приговора.

Идейный раскол между разными частями интеллигенции оказался глубже, чем предпо­лагалось, и по мере развития кризиса возникают новые трещи­ны. Однако вырастает новое поколение образованных людей, для которых обиды и взаимная непримиримость, расколовшие советскую интеллигенцию, уже стали предметом истории далеко не первой важности. Есть надежда на то, что воля молодежи к жизни и ответственность стариков станут достаточно сильным цементом, чтобы склеить критическую массу нашей рассыпан­ной интеллигенции и соединить ее усилия в общем деле. – Кара-Мурза Сергей «Потерянный разум».

Вот так, товарищи люди.

От поиска к знанию. Таков наш путь.

И не надо ругаться и клясть. Ведь завтра то же ждет уже клянущих -клянущих нынче.

Предки начинают, а потомки…

Короче, наш поиск – ваш выбор!

 

В. Плотников. Январь-июнь 2006.