Глава 2. Участковый… «бригадир»… Га-ноцри

 

«Роман должен быть зеркалом мира, по меньшей мере, зеркалом своего века и, таким образом, частной мифологией» Шеллинг

 

«Классической является не та книга, которой непременно присущи те или иные достоинства; нет, это книга, которую поколения людей, побуждаемых различными причинами, читают все с тем же рвением и непостижимой преданностью» Борхес

 

«Сняться в плохом фильме – все равно, что плюнуть в вечность» Фаина Раневская

 

Еще один француз в свое время сформулировал ту проблему, которую каждый решает по-своему: и Булгаков, и Бортко, которую разбираем в меру своих скромных сил мы. Он сказал: «Новый Завет можно воспринять, как попытку заблаговременно ответить на вопросы всех каинов мира, являя более мягкий образ Бога и создавая посредника между ним и человеком. Христос пришел разрешить две важнейшие проб­лемы — проблемы зла и смерти, а это и есть проблемы взбунто­вавшихся. Решение Христа состояло прежде всего в том, что он принял на себя и зло, и смерть... Богочеловек тоже смиренно терпит страдания. Истерзанный, отданный во власть зла и смерти, он умирает. В человеческой истории ночь, проведенная Христом на Голгофе, имеет столь глубокое значение потому, что Бог, подчеркнуто лишенный своих традиционных привилегий, пережил во тьме до конца отчаяние и даже ужас смерти» (Альбер Камю «Бунтующий человек»).

Но «вернемся к нашим баранам». Их, кстати, много на «б». Бегемот, Бездомный, Берлиоз, Босой, буфетчик, Булгаков, Бортко. Вот на двух последних, пожалуй, и остановимся.

Вопрос: каково соотношение булгаковской меры с мерой бортковской?

Начнем с точки зрения «интеллигентной» публики или, малость  упрощая, либерально настроенных домохозяек. Здесь средняя оценка примерно такова: «Можете меня упрекнуть в апологетике, но я покорена талантом и, да-да, не побоюсь этого слова, может быть, полугением Бортко, еще ждущим своей благодарной оценки в веках. Чего стоит такой нестандартный ход, как перетасовка черно-белого и цветного пластов видеоматериала. Это, скажем так, четко выраженная тенденция, когда цветные фрагменты фильма связаны с чудесами ордена Воланда, как бы вспарывающими черно-белую тягомотину советской банальности».

Более критичный зритель возразит: «При всем уважении к режиссеру, должен заметить, этот принцип соблюден не везде. В первой же сцене, где появляется Воланд, фон черно-белый. И если это принцип постановщика, то по умолчанию выходит, что и вся Иешуа-пилатовская хроника – полнейшая фантасмагория, ибо выполнена в цвете лучше прочих кусков сериала».

Радикально настроенный ценитель отмахнется: «Пустяки все это: цвет – не цвет. Тут через слово искажают слова автора. При интерпретации режиссером текста первоисточника не сразу опознаешь мысль автора. Очевидно, Бортко иной раз просто не замечает, не понимает мысли Булгакова».

Как сказать? Можно ведь и понять, и заметить, но не придать значения или решить для себя, что это недоработка Булгакова. «Не понял» - слишком «правдоподобное» объяснение, учитывая 12 лет работы Бортко над романом! Могу и ошибиться, но дело тут в другом: можно все понять и все заметить, но, не обладая необходимой эрудицией и, тем более, авторским складом ума и направленностью замысла, не сделать напрашивающихся выводов.

Наконец, можно и заметить, и понять, но скрыть и убрать какие-то фразы. Либо заменить более нейтральным словом: так безносый убийца Гестаса из последней строки книги становится всего лишь свирепым.

А вот это уже чревато… Ведь, если сериал станет повторяться часто, то зрители, особенно, юные, для которых он в теперешних условиях и есть первоисточник, будут уже сверять с видео-эталоном текст Булгакова, ставший «вторичным». И уже Булгаков будет восприниматься ими как чуждый, неправильный, несоответствующий. Как апокриф!

С другой стороны, можно почти не утруждаясь, Булгакова искорежить. Всего-то, казалось бы, поменял местами части речи, но каков эффект - меняется акцент! Еще проще: придал булгаковской фразе иную интонацию - иронию вместо скорби или наоборот - и вот уже изменился смысл. Ну, а если дополнить речь героя отсебятиной, кромсая авторский текст или опять же выкинуть ключевые слова, то изменится стратегическая направленность, сам дух, как произведения, так и читательского восприятия.

Представляю строгую реакцию маститых булгаковедов: «Э-э, как вас там, товарищ Плотников, вы здесь кто? Вы что ль большой ученый по части литературы, чтоб рассуждать тут нам о таких материях? Вы хоть имеете воззрение о Вулисе, Спиркине, Немцеве, Лакшине, Яновской, Смелянском, Химиче? Доктора наук, профессора… Чего вы, в самом деле, нам тут?»

Успокойтесь, профессор! Автор не имеет ни малейшего отношения к литературоведению. Но в отношении к Булгакову он величина не менее  важная, чем даже докторы наук Чудакова, Галинская, Паршин, Гаспаров, Соколов и Акимов вместе взятые. Он Читатель. Тот, для кого пишут книги. Или, по-вашему, книги пишут только для литературоведов и критиков? А если не только, почему же эти господа уверены, что это им присвоено монопольное право разбирать и толковать литературу, вдалбливая свою точку зрения миллионам читателей? Или читателю своего мнения иметь «не дадено»? О романе говорить хочу и буду. В пику любым литературным авторитетам. Я читатель, и на этом основании смею не знать всех книг по этой теме. Они меня не трогают и не должны трогать. Меня волнует роман Булгакова. И я говорю своим языком, совершенно спокойно, не боясь, что грубо оборвут. Тут вам не междусобойчик именитых балаболов. В своей книге автор не органичен в демонстрации предпочтений, расстановке акцентов и выдвижении самых «неудобных» версий.

Фигурой для битья на сей раз был приглашен известный священник Кураев, написавший не слишком хвалебную книгу о романе Булгакова. Дело дошло до того, что великая булгаковедка Мариэтта Чудакова, остервенело призывавшая всех к галантности и толерантности, обвинила скромного служителя культа в антисемитизме. Как так? Разве Булгаков?.. Ах, да им до этого дела нет. Лишь бы припечатать покрепче несогласного.

А что сам режиссер? Он еще раньше иронизировал в "Литературной газете": "Нам предрекали провал". Батенька, так вы его и получили, причём в полном объеме, с треском. Неужто не поняли? Так почитайте, что пишут о фильме в самых разных газетах — от крайне левых до лавирующих и крайне правых. Лариса Ягункова в "Правде" определила: "Художественный свист". Это дорогого стоит в устах проницательного автора. Тут и Алёна Карась в правительственной "Российской газете" как бы не с одобрения самого товарища Фрадкова: "Ни холоден, ни горяч". Что может быть горше в искусстве! А Людмила Донец в "Литературке"? "Ну, неплохо". Еще ужасней, тем более, что тут же: "Некоторая пресность… Не удались ни Воланд (О.Басилашвили), ни Пилат (К.Лавров)… Воланд суетлив, в нём нет ничего ни таинственного, ни опасного, ни могущественного… Еще хуже обстоит дело в Пилатом. А ведь он, может быть, главный герой романа, в образе "нет никакого, даже завалящего душевного шевеления"...

Вернёмся, однако, еще раз к статье Людмилы Донец. В начале она восклицает: "Вообще Владимир Бортко — большой молодец!" Да, среди овец. А завершает статью так: "А напоследок я скажу нечто совсем несусветное". Что такое? Что сериал большого молодца слабее романа? Это и есть несусветное? Нет, оно дальше: "И отношение к самому роману, к самому Булгакову считаю завышенным. Да, Булгаков замечательный писатель. Но когда его называют великим и гениальным, мне кажется, что это интеллигентское преувеличение". Вот кто настоящий-то большой молодец — Людмила Донец!..

Тут же и булгаковед Всеволод Сахаров со статьей "К 65-летию великого романа Михаила Булгакова". Он пишет, что этот великий роман еще и "приходится признать гениальным". Вроде бы не хочет, но приходится. Странно…

И тут надо признать, что фильм Бортко сильно способствует крушению мифа о "самом великом романе ХХ века". Преображение многозначного словесного образа в однозначный зрительный образ нередко бывает сокрушительным. - Владимир Бушин «Наконец-то!».

Далее… При всей осторожности, каковой требует подход к столь тонкой сфере, как авторская манера, не побоюсь-таки указать на определенный дефицит мистичности и как бы фееричности. Это наглядно иллюстрирует сцена с Варенухой-вампиром и Геллой, лезущей через форточку в кабинет Римского. У Булгакова сам процесс проникновения Геллы через окно более зловещ, чем образ Геллы, усилиями Бортко уже (!) как бы проникшей к Римскому.

Многие критики сериала отмечали, что, действию не хватает фейерверка. А мистическим героям – вневременной, равно органичной и для античности, и для средневековья, и для нас феерии. Персонажи воландовской шайки обделены эксцентрикой, шиком, непредсказуемостью, реактивностью действий и слов. А лирические герои?

Где любовь, как финский нож? Нож если кого и поразил, - только Иуду. А ведь в том «ударе» Низы была и вся сила его любви. Такого накала отношений нет у мастера и Маргариты, причем не только в фильме, но и в романе. В наличии банальная и в чем-то криминальная аналогия с финкой. Добрая половина зрителей и читателей убеждена, что Маргарита и была «финкой» – приземленной и преступной, в сравнении со шпагой и даже кинжалом более романтичных, идеальных и старомодных героинь. Впрочем, Булгакову прощают любые метафоры. Уверен, напиши он про удар шилом, нашлось бы немало защитников такого сравнения, особенно в плане его… актуальности.

Действие фильма сильно затянуто. Нет изюминки. На что уж передаче «Городок» достается за переборы, но по части динамики она даст абсолютную фору Бортко: там все куда естественней этой тянучки.

А с какого вы тут нам о «Городке»?

Да, просто в сценах с Варенухой и Римским явно напрашивались «городошные» ассоциации. И манера, и тандем, и ритм. Очевидно, поэтому Варенуха даже внешне напоминает постоянного партнера Ильи Олейникова. А в итоге - ни «Городка», ни тем более Булгакова.

Слышал серьезные претензии рядовых зрителей в аудиовизуальном плане. Где не надо, режиссер  для чего-то продублировал хороших актеров, наградив чужими голосами Афрания или того же Мастера. При этом не удалось поставить подходящую говорилку явно нуждающемуся Бегемоту. Кот в сериале никакой, на халтурку с детского утренника забежал.

Можно было отыграться хотя бы за счет классного голоса всеми обожаемого комического персонажа, использовать либо что-нибудь хрестоматийное (табаковское или кононовское) либо же оттянуться на парадоксальной новизне, принесшей когда-то «десятку» Игорю Масленникову, благодаря сломавшему все шерлокхолмсовские стереотипы Василию Ливанову.

Никаких оправданий и по части нечистой силы. В фильме нивелированы зловещесть и запредельная жестокость книжного Воланда. Нет показательной сцены с его жутким глобусом и точками приложения смертоносной силы слепого вершителя судеб - Абадонны. Азазелло, наверное, по плечу Александру Филиппенко. Тот не только ведь всех демонов переиграл, но и, наверное, самый фартовый коротышка России. Ась, не коротышка он? Тогда, значится, то ль у меня, то ль у режиссера некоторый оптический разлад в восприятии аршинов и вершков.

Да и у Коровьева пенсне не шибко треснутое...

Ну и что? У Александра Абдулова налицо попадания. Во-первых, чисто внешнее. Да и живости в нем поболее, чем в других персонажах. Но при всем при том не оставляет мысль, что куражнуться по полной ему не позволили. А уж Воланд…

Слезливая домохозяйка тут, конечно, вступится: «Знаю,  знаю, как все нападают на моего любимого, воистину  гениального Басилашвили. Толпа слепа. Прозрение еще наступит». Она права - кому досталось от всех, так это Басилашвили. «Старая гвардия» вообще пригвоздила: «Верховному демократу россионского кино пенять нечего, да и поздно».

Тут я согласен. Нет, штука не только в возрасте и, соответственно, недостающей пожилому актеру нервной ритмике, тональной контрастности, точечной реактивности... Олег Басилашвили пожинает плоды своего политического кредо. Помните, в еще одной сатире (тоже демократа Марка Захарова): «Ваше кредо?» - «Всегда».

Так вот, Воланд и должен быть предельно, насколько положено королю нечисти, изменчив и… диалектичен! Бес бесов – это вам не умудренный, самоупоенный и обронзовелый «либерал», то есть диктатор наизнанку. Для Абсолюта зла, хитрости и коварства не существует предпочтений. Для него всегда есть только цель. И чтобы ее достичь, Сатана перекраснеет Троцкого, перемонархичит Победоносцева, перефундаменталистит Бен Ладена и… перехасидичит ребе Шнеерсона. Это для балансировки сравнений.

Нет спору, Басилашвили органичен, когда всеми фибрами души ненавидит, высмеивает и карает советское, «советчину». Но органика эта ограничена, ибо автор книги развенчивал вековую трусость, алчность и филистерство бюргерства-мещанства, как вненационального явления.

Б. и Б., Басилашвили и Бортко, становясь на половину Воланда, упускают из виду, что Сатана в расфасовке Арчибальда, Семплеярова и Со разоблачил и их - Б и Б, М и М - неизменную конформистскую сущность. А М и М он еще и приручил, утянул в тихий омут покоя, как самых лучших из той «интеллигенции».

Не собираясь углубляться по части персонажей, приведу-таки обобщенную (из уже слышанных) характеристику зрителей, не ослепленных «гением» Сергея Безрукова: «Образ Иешуа – это вроде фарша для общепита, но без специй и соли. В этой баланде хаотично поныривают мясоколбасные поплавки. Вот один - «бригаден-фраер Саша Белофф». Он, братцы, в натуре раскаялся и теперича «откинулся» в старцы-странники-бродяги. По инерции этому, уже второму, поплавку все еще перепадают синяки пьяно рубящего «риф-матушки» ширяна-буяна из сериала «Есенин». И видно уже: этот косматый поц в драном рубище скоро вынырнет ни кем-то там, а кротким, законопослушным сельским участковым, поплавок № 4. Да и чем пародия на Анискина хуже праведника Иешуа, тот ведь тоже - лишь пародия на Иисуса?»

Очень жаль, что Христос в исполнении Безрукова не пояснил Пилату: и за всё, что мы делаем, отвечать будем тоже вместе. Странно, что Безруков в фильме один: без Космоса, Пчёлы и других балбесов. А ведь могли бы успешно составить бригаду Воланда – наш зритель был бы счастлив… Крайне убедителен врач в исполнении Василия Ливанова. И в то же время люди, идущие по улице и создающие видимость жизни – совершенно очевидно, что бездарные актёры, настолько искусственно всё выглядит. В третьей серии, кстати, дело пошло на лад: сцена с врачом и санитарами в стенах дурдома сделана отлично. Но всё в целом – не впечатляет. - Коломенский форум > Мастер и Маргарита.

Ну, что тут еще добавить? Возможно, авторам киноверсии нужно было пойти на какой-то нетривиальный шаг, на экспериментальный кастинг. Например, подобрать не узнаваемых, а наоборот, не растиражированных актеров, а на главные роли – вообще неизвестных. То есть искать новые тропы, новые лица, новые приемы.

Хотя, возразят и будут правы, кто ж нынче даст денег под еще нераскрывшегося «Смоктуновского 21 века»? И все-таки! Отважно выставленный Козинцевым не раскрученный 40-летний Смоктуновский дал культуре большее – Гамлета. Так же, как нетипичный Ливанов – Шерлока Холмса!

Есть категория зрителей, готовая дерзить: «Давайте уже не будем щадить Владимира Бортко. Он снимал далеко не подстрочник, как уверяют с чьей-то не очень легкой руки».

Да, режиссер делал совсем другую «строчку». И это заметили не ученые, а рядовые зрители…

Почему глаза арестанта перестали выражать испуг, как только прокуратор заговорил с ним по-гречески? Это, правда, не реплика (глаза перестали выражать), а как бы мимика глаз, мимическая реплика, но - главное - что невпопад. С какой стати он перестал бояться? - А мы уже знаем. Это ж не просто доверчивый человек: достаточно было прокуратору перейти на греческий (что означало его желание, несмотря на болезнь, все же разбираться), как появилась надежда, что тот разберется. Перед нами еще и самонадеянно доверчивый, ввиду своей философской веры, что все - добрые. И прокуратор - тоже. Вот - доказательство, мол, налицо.

И если кто из нас в ту же секунду не понял, для того Булгаков через четыре слова выдал от имени Иешуа: "- Я доб..."

Прокуратор заметил и пропажу испуга в глазах, и едва не оговорку и понял, что у арестанта эта идея добра человеческого очень глубока. Но не подал виду. Это понял про Иешуа и секретарь. Потому он удивился. Роль секретаря тут очень велика. Если понял секретарь, то уж Пилат - тем паче. Обе их реплики немые - впопад. Но контакт душ прокуратора и секретаря с душой арестованного произошел.

Бортко достаточно было это просто перенести в кино мгновенно чередующимися крупными планами лиц: Иешуа (для "глаза его перестали выражать испуг"), Пилата (для "Другой глаз остался закрытым") и секретаря ("Удивление "). И все было б в порядке. Но. Секретарь вообще тут был забыт. У Иешуа - однообразное страдальческое выражение. У Безрукова нет того, чтоб "ужас мелькнул в глазах арестанта оттого, что он едва не оговорился". Я понимаю Булгакова так, что Иешуа на секунду ужаснулся своему мозгу, успевшему забыть побои Крысобоя. Он всмотрелся с ужасом в себя. А у Безрукова не глаза играют. Нет, он и страх в них сделал, и оглянулся на Крысобоя. Даже мгновенный крупный план лица Крысобоя дан под этот страх. А зря…

Второе крупное отступление от Булгакова - отказ Лавровым играть следующее: "Наступило молчание. Теперь уже оба больных глаза тяжело глядели на арестанта". Лавров, наоборот, вместо молчания через долю секунды после Безрукова вступает со словами: "перестань притворяться сумасшедшим". Причем не произносит булгаковский текст: "-- Повторяю тебе, но в последний раз", - и отказывается по-булгаковски назвать Иешуа: "разбойник".

Зачем эти купюры? Бортко убрал первый упрек в притворстве ("Не притворяйся более глупым, чем ты есть"):

"Прозвучал тусклый больной голос:

-- Имя?

-- Мое? -- торопливо отозвался арестованный, всем существом выражая готовность отвечать толково, не вызывать более гнева.

Прокуратор сказал негромко:

-- Мое -- мне известно. Не притворяйся более глупым, чем ты есть. Твое".

Соответственно, не понадобилось Бортко потом "Повторяю..."

Но зачем все купюры?..

Создается впечатление, что Бортко ничегошеньки у Булгакова не понял. Потому и выглядит вся ершалаимская сцена не как выходящая из ряда вон, а как нечто заурядное. И отвращает от всего сериала. Но я его досмотрел. - Соломон Воложин «Булгаков и Бортко».

Еще пример. Не только Бортко, но и многие зрители с читателями не придали значения такому красноречивому персонажу, как ласточка, которая трижды обозначает свое присутствие, и всякий раз оно знаменует важный этап нравственного преображения Пилата. Впрочем, вру, ласточке внимание уделялось. Ольга и Сергей Бузиновские в книге «Тайна Воланда» прилет ласточки интерпретируют, как алхимическое преобразование человеческой «меди» в божественное «золото», что якобы подтверждается идолами из  золота на крыше дворца: «медь-низ» и «золото-верх». Плюс восседающий на крыше Румянцевской (Ленинской) библиотеки Воланд.

«- Ты знаешь, - говорила Маргарита, - как раз когда ты зас­нул вчера ночью, я читала про тьму, которая пришла со Среди­земного моря... и эти идолы, ах, золотые идолы. Они почему-то мне все время не дают покоя».

Кстати, в Средиземноморье в эпоху античности ласточка считалась птицей Исиды (в Египте) и Афродиты-Венеры (в Греции и Риме). Не претендуя, впрочем, на чужие лавры, сошлюсь на версию брошюры «Мастер и Маргарита: гимн демонизму? Либо евангелие беззаветной веры».

По мнению ее авторов, Булгаков писал своего рода богословский трактат, но в иносказательно-притчевой форме литературного романа, понятного его современникам. То есть все знаки, которые подает автор, предназначены не для его персонажей, а, в первую голову, читателю. Так сказать, информация для размышления. Стало быть, ласточка действительно знаменует определенный психологический поворот и всякий раз при своем появлении приносит какое-то иносказание.

Скажем больше, последовательность появления ласточки в сюжете романа соотносится с последовательностью упоминания этой птицы в Библии. Библейские же тексты, в свою очередь, поясняют происходящее в сюжете романа. Итак, появление № 1. Пилат препятствует беседе Иешуа и Марка Крысобоя. Первому появлению ласточки соответствует следующий текст в Библии, объясняющий суть того, что мог бы сделать Иешуа, и в чем ему препятствуют синедрион, лично Каиафа, лично Пилат и им подвластные:

«4. И птичка находит себе жилье, и ласточка гнездо себе, где положить птенцов своих, у алтарей Твоих, Господи сил, Царь мой и Бог мой! 5. Блаженны живущие в доме Твоем: они непрестанно будут восхвалять Тебя». - Псалтирь, псалом 83.

Второй раз: только в сознании Пилата сложилась лживая формула, объявляющая Иешуа сумасшедшим, и возникло решение изолировать его от общества, как тут же «крылья ласточки фыркнули над самой головой игемона, птица метнулась к чаше фонтана и вылетела на волю». А вот второе упоминание ласточки в Библии: «Как воробей вспорхнет, как ласточка улетит, так незаслуженное проклятие не сбудется». - Притчи Соломоновы, 26:2.

Перед третьим появлением ласточки Пилат решает утвердить смертный приговор Иешуа, вынесенный синедрионом: «Молчать! — вскричал Пилат и бешеным взором проводил ласточку, опять впорхнувшую на балкон…». Третье упоминание ласточки в Библии: «Как журавль, как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь; уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! тесно мне; спаси меня». - Исаия, 38:14…

Как говорится, похвальная эрудиция, если это не конъюнктурный прием подгонки Библии под удобную концепцию. Как известно, этим приемом владели все: от Пифагора до Гайдара, не к ночи буде помянут.

Добавим, это не последнее появление ласточки в Писании. И если в романе ласточка упорхнула навсегда, то в Библии она упомянута еще, минимум, дважды. И, если использовать термин «подгонка», оба раза посредством птички библейские тексты характеризуют то, с чем осталось человечество, отвергнув учение Христа.Вот так комментируют прилет ласточки авторы указанной книги.

Подумаешь, тонкости! Публика прямолинейная, отмахнувшись от щепетильных штудий, рубанет с плеча: «Экранизация – провал, успех тут не ночевал, он тут невозможен даже в проекте. Мы атеисты, люди прямые, и для нас всякие байки о таинственном роке, мешавшем в постановке разных телеверсий, - тьфу. Провален сам роман! А его создатели скрупулезно запротоколировали нудные детали этой писанины. Об исторической правде, типа Берии в исполнении Гафта – этаком Бергафте - разговор особый. Да и православию Булгаков крупно подгадил. Нет, к религии мы относимся с…  уважением, ибо атеизм – та же религия. И там, и тут есть символы и реликвии, а это святое. Булгаков же решил пересмотреть все эти символы и евангельские притчи: переиначить и, наверное, осовременить, приделав к старой версии свои уши. То есть он ни много, ни мало претендует на собственное писание. Ради этого он даже имена святых переврал. Зачем? Да чтоб сделать из них таких же грешных смертных. А Христос, как и Ленин – это выше, это то, что нельзя рушить ни за что и никогда. Иначе – обвал и разруха».

Верующий, разумеется, такому подходу не обрадуется. И  это его право.

У автора несколько иной взгляд. И он стоит оговорки.

Говорят, Бог есть. Я тоже допускаю это. Но не могу, как бы не просили, допустить, что у столь совершенного существа та же жажда всеобщего рабского преклонения, которую ему постоянно приписывают и демонстрируют. Бог есть, и Он так велик, что, наверное, недоступен. Но зачем же плодить искусственных, появившихся совсем недавно идолов и пророков?

Представьте, на протяжении миллиардов лет люди обходились без всяких пророков, как вдруг нате вам - целая россыпь, и меньше чем за пару тысяч лет! Неужели сторонники культов в факте смехотворной и концентрированной плодовитости не видят всей нелепости, фальши и заведомой конъюнктурности всей этой «селекции», этого «культиватора нимбов»? Откуда это маниакальное желание помимо Абсолютного Закона Вселенной – Бога, придумывать его пророков на кресте ли, на костре ли? Откуда такая узость, фанатически инквизиторская воля к насаждению своего «сына бога»? Своего - регионального, национального, эпохального? Иисус? У нас, в России, в Европе, - да. Но в огромном поясе арабских стран – уже Магомет? Чем их правда, их пророк хуже нашего «сына бога»?

А что скажете насчет межпланетных гуманоидов, кого им аттестуете в качестве приоритета для поклонения: Магомета, Христа или более древнего Брахмана? Или все зависит от места приземления: сядут пришельцы в Аляске – сойдет и великий Эскимо?

Предвижу реакцию клира: «На глупости отвечать не желаем». Известное дело, так проще. Потому как сказать-то и нечего! Или мы что, будем предлагать поверить в Христа цивилизации пришельцев, даже несмотря на то, что она 2 тысячи лет назад была уже на тысячу веков старше и развитее нас духовно, интеллектуально, нравственно и, ко всему прочему, никогда не ведала войн, зависти и других наших пороков? Реакция на это легко предсказуема «Таких не бывает. Наш путь – общий для всех и единственный».

Поэтому продолжим монолог. Мы еще сидели на деревьях, а пришельцы уж бороздили космос. Но мы все равно будем упрямо рекомендовать им Христа и даже навязывать, как это делали миссионеры Кортеса. Мы, козявки, посмеем учить богов? А если таких великих иноземных цивилизаций - океан, и каждая в тысячи раз древнее нас, не абсурдно ли требовать от них принятия нашего, молоденького и по-землянски антропоморфного Христа? И плевать нам, что они, вдобавок, в нем давно не нуждаются или даже никогда не нуждались, поскольку их понятие нравственности на порядок выше нашего нравственного опыта, заключенного в идее Христа? Ну, как быть, если их история не знала той крови, низости и подлости, как наша, а потому ей и не понадобился столь жестокий и уже поэтому не могущий претендовать на совершенство образец, как Христос на кресте!

Оглохни ухо мое...

Это само собой. Вот из-за глухоты своей такие «верующие» и не вырываются лет уже 1900 за рамки звериной нравственности землян, коей обязательно потребны крест, меч и жертва!

И ведь не придет в голову апологетам, что инопланетянин возьмет да на все это недоуменно спросит: «Котёнок, ну почто ж ты с эдаким упорством учишь меня не писать в тапочки? Наша цивилизация никогда до прилета к вам не знала человека на кресте. Мы сроду даже не додумались бы, что такую страшную вещь с живым, претендующим на разум существом можно сотворить, не говоря про то, чтоб сделать этот кошмар эталоном, образцом  для преклонения и сверки поведения всего человечества. Вы, ребята-зверята, как я погляжу, просто неразумны, а потому и погибнете. Иного просто не дано тем, кто добровольно выбрал себе за идеал подражания страждущего, умирающего в страшных муках лучшего из вас. С такою верой и иконой вы просто обречены на крест, что и подтверждает то состояние нравственного, физического, политического и экологического катастрофизма, в каком задыхается ваша планета, ваше общество».

Все равно, у Христа есть чему поучиться. Его духовность недосягаема и совершенна.

А великая цивилизация нам на это: «И вы ставите нам в учителя того, слепая вера в кого не избавила вас от страшных трагедий, не научила вас ничему, кроме зависти, корысти и властолюбия, кроме религиозной розни и мировых войн, кроме доведения своей чудной планеты до глобального кризиса и ядерного кошмара? Вы ставите одного из своих «юных» пророков в учителя нам, архидревним, сто миллионов лет живущим в совершенстве, гармонии, взаимопонимании и бессмертии?» Если вообще не скажут: дескать, все ваши пророки – Кришна, Будда, Христос, Магомет, Маниту - были нашими посланцами, трансляторами, пытавшимися хоть чуть-чуть образумить, очеловечить, смягчить вас. Но вы, неподдающиеся и неисправимые земляне, не вняв ни разу, всех их – на крест загоняли и в пекло. Да еще присвоили себе право вещать, судить и карать от имени пророка, сына бога, уча других и навязывая сие «учение» в тысячу раз более нравственным, мудрым, прогрессивным Людям, народам и даже цивилизациям?! Горе вам, несчастные и упертые, коим невдомек, что, настаивая на учении Христа как истине в последней инстанции, вы ставите точку на любом прогрессе. Вы даже не сообразите, что конечная точка  невозможна нигде и никогда, ибо тогда забуксует эволюция ума и духа в то время, как развитие Вселенной не знает остановок.

Будет! Цыц! Изыди, я не сторонник фантастики - ни социальной, ни научной.

Но ведь тогда и царство божие – образец моральной утопии.

Это все ребячьи глупости. Нет никаких инопланетян, есть только грешные люди и святая церковь.

Удобно, но плохо, плохо, но простимо не видеть того, чего не дано видеть. Но никогда нельзя простить того, кто не хочет, кто упорствует узреть и признать очевидное и при этом колет в глаз узревшего.

Невежество и богохульство! Сатанинские нападки? Вы – кощунник,  богоборец и скрытый коммунист.

 На это ответим: негоже, батюшки, собственным заблуждением заражать паству. Между коммунизмом, которого никто и никогда не видел, и между опытами Маркса, Троцкого или Мао Цзэдуна такое же сходство, как между реальным Иисусом и историческим иезуитом Игнатием Лойолой…

И вот что знаменательно: менее всего придирок - к музыке Игоря Корнелюка. Это весомый плюс. Остается пожалеть, что на этот раз не вышло столь же удачного тандема, как режиссура и музыка другого классического сериала – о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Хотя по душу Игоря Корнелюка тоже наведывались разбойнички. На ТВ им просто не позволили добраться до этого «плагиатора, этого банд-петербургского тапера». Но в Интернете не раз сравнивали его «псевдобулгаковские пассажи - это гнетущее демоническое крещендо - с артефактовой первоосновой из американского блокбастера «Омен»».

Хм, почему, в таком случае, не с какой-нибудь мессой Баха, Генделя или той же «Фантастической симфонией» Берлиоза? При желании и заданном программировании там тоже нетрудно отыскать «демонический архетип» (или «архетипический демонизм»). От полного «демо-магнетизма» проигрыш Корнелюка спасает хотя бы то, что вся пресловутая «зловещесть» мягко скрадывается иронией переходов…

Однако не пора ли унять страсти. Объять тему достоинств и недостатков  телеверсии «М и М» – задача непосильная в рамках целой энциклопедии. Посему Баста. Подведем промежуточные итоги.

Знакомство прошло в режиме активной учтивости. Что касается общей оценки сериалу и роману, вывод прост и утешителен. Даже некоторые, пусть и не очень лицеприятные, выпады в адрес писателя Булгакова и его романа лишний раз отчеркивают их значительность. Если бы вещь была никакая, реакция была бы аналогичной. А насчет Бортко…

В следующей главе предлагаем подступить к проблеме, связанной с двойниками и дубль-ситуациями…