Глава 8.
Алкоголь и здоровье нации.

Большинство больных, заболевших по вине алкоголя, не понимает, в чем причина их тяжкой болезни. Об этом лучше всех знают хирурги, оперирующие больных, и патологоанатомы, вскрывающие тело погибшего.

Как и всякий другой яд, алкоголь, принятый в определенной дозе, приводит к смертельному исходу. Путем многочисленных экспериментов установлено наименьшее количество яда из расчета на килограмм веса тела, которое доводит до отравления и гибели животного. Это так называемый токсический эквивалент.

Из наблюдений над отравлением людей этиловым спиртом выведен токсический эквивалент для человека. Он равен 7. 8 г на кг веса. Для человека весом 64 кг смертельная доза равна 500 г чистого спирта. Скорость введе­ния алкоголя оказывает существенное влияние на ход отравления. Медленное введение уменьшает опасность, но не снимает ее. При поступлении в организм смертельной дозы температура тела снижается на 3-4 градуса. Смерть наступает через 12-40 часов.

Если сделать пересчет на водку, окажется, что смертельная доза равна 1200 г.

Ядовитость алкогольных напитков, богатых примесями (типа «бормотухи»), выражена сильнее из-за большо­го количества в них так называемых сивушных масел, но все же основную отравляющую силу составляет спирт, то есть как острое, так и хроническое отравление происходит в основном за счет этилового спирта.

Ядовитость алкоголя тем сильнее, чем больше его концентрация. Этим объясняется более неблагоприятное влияние крепких алкогольных напитков на развитие алкоголизма.

Проведенное статистическое исследование внезапных алкогольных смертей показало, что во второй половине XIX века в России 91.18% таких смертей приходилось на мужчин и 8.82% - на женщин.

Внезапные алкогольные смерти во Франции за период с 1830 по 1895 гг. распределялись следующим обра­зом: мужчины - 86.98%, женщины - 13.02%. Женщины во Франции умирали от острого алкогольного отравле­ния в полтора раза чаще, чем в России.

Острое алкогольное отравление, или так называемая опойная смерть, в современных статистиках не учитыва­ется, поэтому о частоте его мы можем судить только по дореволюционным статистическим данным. Смерть от опоя находится в прямой зависимости от душевого потребления спирта.

Во 2-й половине XIX столетия душевое потребление алкоголя снижалось из года в год. Параллельно с этим уменьшалось количество алкогольных смертей.

В 1870 г. от болезней умерло 66,4%, от пьянства -33,66%; через 18 лет, в 1887 г. от болезней - 73,86%, от пьянства - 26,14%. Если В 1870 году опойная смерть составляла одну треть от общего числа внезапных смертей, то в 1887 - немногим более одной четверти, и это в точности соответствовало уровню душевого потребления алкоголя. В 1863-1866 гг. оно составляло 4,55 литра, в 1893 - 2,46 литра.

В России с 70-х годов постепенно уменьшалось потребление спиртных напитков, и в такой же степени уменьшалось количество алкогольных смертей. Тем не менее, оно все же оставалось высоким.

Анализ внезапных и случайных смертей показывает, что алкоголь как причина несчастных случаев занимает одно из ведущих мест.

Согласно данным, полученным из «Сборника статистических сведений о России» (СПб, 1890, с. 20-21), за пе­риод с 1870 по 1887 гг. были следующие несчастные случаи, закончившиеся смертью: заедено зверями - 1246, убито молнией - 9908, сгорело - 16280, замерзло - 22150, лишило себя жизни - 36000, убито другими - 51200, умерло от опоя водкой - 34217, утонуло - 124500 человек. Из этих данных видно, что алкоголь является страш­ным убийцей, от которого гибнет людей больше, чем от рук настоящих убийц, от зверей, от молний и от пожа­ров, вместе взятых. А если учесть, что среди сгоревших, замерзших, лишивших себя жизни и утонувших значи­тельная часть погибла в пьяном виде, то роль алкоголя станет еще больше.

Смерть от опоя в России случается в 3-5 раз чаще, чем в других европейских странах. Так например, расчеты показали, что утопленников на миллион населения приходится во Франции 7.7, в России - 8.1; погибают от уда­ра молнии, соответственно, 8 и 6. Что касается алкогольных смертей, то здесь данные другие: во Франции 11.5, а в России - 55.2 смерти на миллион населения. Исходя из этих данных, ученые делают совершенно справедливое заключение, что в нашем отечестве существуют особые условия, вызывающие беспримерную в сравнении с другими странами алкогольную смертность даже при более низком среднедушевом потреблении алкоголя.

Вредное действие алкоголя зависит прежде всего от количества принятого внутрь напитка в пересчете на чистый спирт. В смысле вредного воздействия на мозг и другие органы человека ядовитое действие алкоголя зависит от ядовитости его примесей, от количества принятого в пересчете на чистый спирт алкоголя, от крепо­сти напитков (чем крепче, тем - при прочих равных условиях - он вреднее). Но кроме того ядовитость алкоголя зависит в очень значительной степени от климатических условий, в которых проживает человек, употребляю­щий спиртные напитки.

Детальное изучение острых алкогольных отравлений По губерниям дало возможность установить, что их ко­личество не совпадает с уровнем потребления алкоголя в том или ином регионе. Так например, в западных и южных губерниях среднедушевое потребление спирта (4.55 и 4.05) почта вдвое больше, чем в северных и вос­точных регионах (2.46 и 2.33 литра). Между тем, если в первых на миллион населения приходится 15-17 опойных смертей, то в северных и восточных регионах это число достигает 90-92. Уровень смертности находится в прямой зависимости от среднегодовой температуры в данном регионе. В южных и юго-западных губерниях среднегодовая температура равнялась 9.1-7.9о, в северных и восточных - 1.25-1.98о (И. Л. Сикорский. «Яды нервной системы», Киев, 1900 г., кн. 4, с. 134-176).

Эти исследования И.А. Сикорского дали возможность установить, что более теплый климат уменьшает опас­ность употребления алкоголя, а холод чрезвычайно усиливает возможность отравления. Низкая температура в такой степени усиливает действие алкоголя, что внешний холод равносилен удвоенной дозе алкоголя. Поэтому употребление спиртных напитков в холодных странах вдвое опаснее, чем в теплых.

В народе существует убеждение, что спиртные напитки особенно необходимы в холодном климате. На самом же деле при понижении среднегодовой температуры па 5° в 10 раз увеличивается опасное действие алкоголя на человеческий организм. Учитывая наш холодный климат, мы должны знать, что русский народ для своего само­сохранения должен быть более трезвым, чем другие народы, живущие в более теплых климатических зонах. А для Сибири, северных и северо-восточных районов необходимо специальное решение, жестко ограничивающее или полностью запрещающее употребление алкоголя в этих регионах.

Для смягчения остроты алкогольного отравления имеет значение одновременный с приемом алкоголя прием обильного количества пищи, особенно жирной. Прием крепких напитков без хорошей закуски приводит к смер­тельному отравлению гораздо быстрее.

В одном из ресторанов Москвы к столику присел человек небольшого роста и довольно слабого телосложе­ния. Он заказал сразу две бутылки водки и очень скудную закуску: соленый огурец, лук и черный хлеб. Соседи но столу решили, что он приготовил эту выпивку для целой компании. Однако он, никого не ожидая, налил себе стакан водки и выпил се залпом. Закусив соленым огурцом, тут же налил второй стакан, так же залпом выпил и закусил луковицей. Затем, посидев немного, в два приема выпил и вторую бутылку. Закончил свою скудную трапезу, откинулся на спинку стула и, казалось, уснул. Затем медленно стал клониться и вдруг упал ничком на пол. Официант и соседи по столику подошли к нему, потрогали. Он был мертв.

Такие трагедии в последнее время встречаются не так редко, но они почему-то ничему не учат пьющих лю­дей. Ибо мы часто слышим, как тот или иной человек хвастается, что выпил дозу водки, которая должна бы быть смертельной, а он остался жив. Этому можно найти объяснение: возможно, смертельная доза была принята не сразу, а в течение длительного времени -когда часть алкогольного яда уже успела вывестись из организма; может быть, употребление яда сопровождалось обильным приемом жирной пищи. Имеет значение и привыка­ние к большим дозам спиртного, возрастание переносимости этого яда. В некоторых случаях появившаяся рвота спасает человека, может быть, от неминуемой смерти.

В Киренске в те времена, когда была разрешена свободная торговля водкой, жил учитель приходской школы, где я учился, тунгус по национальности, носивший длинные черные закинутые за спину волосы. Он поспорил с приятелем, что выпьет четверть водки. Это составляет пять бутылок - две смертельные дозы. Он выпил всю водку, закусывая ее ветчиной. Едва он закончил пить, как у него началась сильнейшая рвота, которая продолжа­лась целую неделю. Он долго болел, сильно похудел, но остался жив.

Такие отдельные примеры внушают некоторым иллюзии, что можно безнаказанно принимать большие дозы алкоголя. Но это заблуждение. Хотя у нас нет точных статистических данных о количестве опойных смертен в наше время, отдельные примеры говорят, что с ростом душевого потребления спиртных напитков растет и ко­личество алкогольных смертей.

Передо мной письмо из Орши и комментарии к нему писателя П. Дудочкина и социолога И. Красноносова, которые подтверждают, что подобные трагедии происходят сейчас много чаще, чем сто лет назад.

«Дорогой Федор Григорьевич!

Очень прошу прочитать эти три страницы и мысленно представить: вся Россия может стать, как Новая Орша, и кое-где уже стала такой. Жду Вашего слова.

Поклон всем!

П. Д.

12. 03. 1982 г., Тверь.»

Из дневника писателя.

Пришло письмо с почтовым штемпелем на конверте: «Орша».

Я бывал в этом тихом уголке Тверского края, что от города Калинина в получасе езды на автобусе. Поселочек в несколько пересекающихся улочек. Всех жителей -и старых, и малых - 2700. Природа со всеми среднерусски­ми благодатями и живописностями. Поблизости речушка Орша, тихоструйная, с рыбными заводями в низких кустистых бережках. Окрест сосновые боры и смешанные перелески, клюквенные болота, царство непуганых птиц. Дачная тишь. Издревле здесь крестьянскими занимались делами. Почитались огороды с садами и пасека­ми. Что ни хозяйство - с коровой, с мелкой живностью. От дачников отбою не было в любой сезон. Потом за околицей начались торфоразработки. Появились во главе с поселковым советом разные конторы, магазин, шко­ла, клуб, больница, ясли, автобусная связь с городом. Живи, трудись. Все это я знал и, конечно же, с радостью распечатал письмо. Но первые же строчки повергли душу в озноб. Вот оно полностью, оршинское письмо -вопль раненого честного сердца.

«Гор. Калинин, Свободный пер., 30, кв. 72. Земляку писателю Дудочкину Петру Петровичу от Героя Совет­ского Союза Николаева Александра Петровича (Калининская обл., пос. Новая Орша, ул. Ленина, 10. кв. 14).

Петр Петрович! Спасибо Вам за напечатанную статью в журнале «Наш современник», № 6, 1981 г. Эта тема актуальна и необходима в современных условиях. Пока не поздно, пьянству надо дать решительный бой сверху донизу. Пьяным людям не должно быть места ни на работе, ни в партии, ни в комсомоле. Они губят не только себя, но и свои семьи, мешают спокойно жить и работать своим коллективам. Прилагаю список жителей нашего поселка Новая Орша, которые, сгубленные водкой и вином, ушли на тот свет от пьянства за пять* лет (с мая 1975 г. По сентябрь 1980 г.)

1. Сычев И. В. - с перепою разрыв сердца; 2. Хрящов М. И. - инфаркт во хмелю; 3. Абрамов В. Н. - повесился в пьяном состоянии; 4. Лавров О. И. - тоже напился и повесился; 5. Ахматов Е. А. - удавился пьяный; 6. Кротов Н. Ф. - пьяный задавлен на работе.... и т. д. (всего в списке 29 человек). Возраст всех этих двадцати девяти сгинувших (24 мужчин и 5 женщин) был от 28 до 55 лет; из них 27 рабочих и 2 и. -т. р. Все были семейные. Сиротами осталось 49 детей. Государство оказывает им помощь.

Петр Петрович! Товарищ П. П. Дудочкин! Прошу от всех сознательных граждан нашего поселка Новая Орша, от всех семей погибших и страдающих от пьянства; поднимите непримиримую жестокую борьбу! Поднимите Правительство и весь народ против «зеленого змия». Ведь он может проглотить не только нас живущих сейчас, но - еще хуже - наших потомков. С искренним С уважением к Вам. Герой Советского Союза А. П. Николаев. 10 марта 1982 г.»

Факты жуткие! Тяжко читать! А каково об этом писать человеку, не снимавшему шинель в окопах долгие че­тыре года, шесть раз раненому, а по выздоровлении сызнова бросавшемуся в бой ради того, чтобы на всей ро­димой земле и, конечно, в его Новой Орше всем жилось по-человечески, в добром здравии, счастливо!? Каково ему видеть такое, чего в довоенную пору не бывало во всей округе на десятки верст окрест, а теперь в одном небольшом поселочке творится прямо на его глазах в семьях соседей? Прославленному командиру легендарной роты автоматчиков 118-го гвардейского стрелкового полка, главе незабываемых прорывов на Одере, несчетно выходившему победителем в кромешном аду войны - каково ему под мирным небом на родных улицах быть свидетелем бессмысленной гибели людей, своих земляков, соотечественников, за счастье которых он, изувечен­ный в сражениях, сам непередаваемо страдал - исстрадался, полным сердцем хлебнул народного горя, стольких похоронил друзей? Каково жить в такой жизни? Почему она такая стала - жизнь? Да-да, почему? Кто-то же обя­зан думать - задуматься? И отвечать за это кто-то должен?!..

Скажите, добрые люди, что дальше делать?

Письмо А. П. Николаева жуткое. Я сразу же послал копию социологу И. А. Красноносову, многолетнему не­примиримому борцу за трезвость. От него вскоре получил копию ответа Петру Петровичу Дудочкину. Он очень обстоятельный, содержит полную программу отрезвления народа, и я его помещаю ниже. Но в письме Николае­ва чувствуется некая пассивность, надежда на Правительство. А где же сами люди, где учителя, врачи, родите­ли, дети которых, глядя на эту картину, сами заражаются пьянством? Неужели нет сознательных людей, кото­рые бы объединились и подняли борьбу за трезвость? Почему эти люди во главе с Героем Советского Союза Николаевым не проведут разъяснения? Ведь никто не заставляет этих людей пить... Это не то, что при цело­вальниках, которые заставляя пить, никого не щадили и непокорных побивали насмерть.

Сейчас все люди грамотные. Где же у них свой ум? Почему они ведут себя как серая, неграмотная, безыни­циативная

масса? Неужели среди 2700 человек не найдется группа сознательных людей, которая бы показала пример безалкогольных торжеств, начала бы борьбу за трезвую жизнь? Почему надо ждать, чтобы кто-то сверху, как несмышленышей, обучал нас элементарным вещам - жить трезво и разумно?!

Письмо И. А. Красноносова Петру Дудочкину.

Орел, 16. 03. 1982 г.

Вы прислали мне письмо из Орши, уважаемый, Петр Петрович,..

То, что пишет Александр Петрович Николаев, - дело, ставшее обычным и у нас, в Орловском крае. Мне дове­лось работать в колхозах и совхозах. Труженики, которые работают в первую половину дня, во вторую все -поймите меня правильно - все, поголовно под хмелем. И кто в силах хоть что-то продолжать делать, ходят с глуповато-блаженной «наркотической» улыбочкой, как очумелые, едва передвигаясь и шевеля руками. Началь­ство - оно поумнее: со второй половины дня не появляется на поле - все-таки стыдно... Они после обеденной выпивки - по домам, с глаз долой. Мне приходилось слышать раздирающий душу рев не доеных коров, брошен­ных пьяными доярками...

Наши исследования показали, что каждый шестой-седьмой механизатор колхозов и совхозов Нечерноземья -больной уже (алкоголик) или почти больной (пьяница).

Пьянство нависло над нами дамокловым мечом. Как в августе 1942 года под Сталинградом: «Дальше отсту­пать некуда!» Ведь - подумать только! - один А. П. Николаев в небольшом поселке Новая Орша за пять лет пе­речислил 29 погибших от пьянства - это то, что явно, что знает он сам. Это много или мало? В среднем в стране умирало в 1975-1980 гг. ежегодно 9, 75 человек на тысячу жителей. Значит, в этом поселке из ежегодно уми­рающих 26 человек 6 умирают от алкоголя (каждый пятый - 20% алкогольной смертности!). Но ведь и это не полные данные.

Заглянул я в нашу Большую Медицинскую энциклопедию (т. 1, с. 736), в статье «Алкоголизм» прочитал: «...Алкоголизм является причиной каждой третьей смерти, если не учитывать частоту смертей среди злоупот­ребляющих спиртными напитками от сердечнососудистых заболеваний, болезней печени, желудка, почек, а также венерических болезней, травматизма -особенно транспортного - в состоянии опьянения, самоубийств». Это написано в 1974 году. С тех пор пьянство усилилось, душевое потребление алкоголя, как в стране, так и в Новой Орше, возросло.

За четыре года Отечественной войны преждевременно погибло 20 миллионов человек. За тридцать последних лет (1950-1980 гг.) от алкоголя преждевременно погибло более 20 миллионов наших сограждан. Каждая третья смерть прямо или косвенно связана с употреблением алкоголя. По оценке японцев и американцев в Хиросиме погибло от атомной бомбы 75 тысяч человек. Сразу! Потом постепенно гибли другие, отравленные радиацией, потом гибнут их потомки... наследственно! В 1980 году в СССР погибло от алкогольного фактора 908 тысяч че­ловек. Это двенадцать таких (по убойной силе) атомных бомб, как сброшенная на Хиросиму!

А за тридцать последних лет как бы 267 таких бомб сброшено на страну, и они унесли преждевременно более 20 миллионов жизней. А потомки погибших? Послушайте великого соотечественника, академика Бехтерева: «От алкоголиков родятся (на каждые 100 человек) десять уродов, восемь идиотов, пятнадцать больных падучей, пять алкоголиков. Из ста самоубийц - половина алкоголики...» Слова эти напомнил нам Г. Балеяш в своей книге «Бехтерев в Петербурге - Ленинграде» (Лениздат, 1979, с. 296). Чем больше в среднем на душу населения по­требляется спиртных напитков (в пересчете на 100% спирт), тем больше смертей, потерь, бед.

По моей оценке, подтвержденной обследованиями и расчетами, в 1980 году в среднем на душу населения приходится 18,5 л выпитого спирта. При таком потреблении мы обогнали все пьющие страны мира, а общее число злоупотребляющих (больных - алкоголиков и заболевающих - пьяниц) по данным «Хроники ВОЗ» (Моск­ва, 1976, № 10) составляет в стране приблизительно СОРОК МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК. Это просто рассчитать

А если учесть, что в 90-е годы душевое потребление спирта достигло 29 литров, то можно представить, что делается сейчас с народом...

Понятно, что это самый важный, самый главный и всем очевидный виновник не только гибели людей, но и разлада дисциплины труда, снижения темпов роста предметов народного потребления и продовольствия.

Думаю, Петр Петрович, что любую оздоровительную программу, будь то продовольственная или любая дру­гая, начинать надо со всесоюзной программы «Трезвость». Об этом думают и говорят теперь многие.

Идеология программы всеми доступными средствами массовой информации переориентировать народ с «пи­тейной запрограммированности» на «трезвенническую», как и предусмотрено постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 21.09.1977 г. «О мерах по дальнейшему улучшению здравоохранения», ориентирующим на «искорене­ние вредных для здоровья привычек: курения и употребления алкоголя.

Основные направления программы:

а) сокращать ежегодно производство и продажу спиртных напитков с тем, чтобы новая пятилетка стала трез­вой;

б) отказаться от завоза спиртного из-за рубежа, а также оборудования для его производства;

в) изымать из доходной части госбюджета «алкогольную добавку» и снять зависимость местных бюджетов от продажи спиртного;

г) выдвигать на всех уровнях на руководящую работу людей трезвых, не зависимых (не втянувшихся физиче­ски и морально) от алкоголя. Снимать с руководящих постов приверженцев спиртного, тем более пьяниц и ал­коголиков (личный пример трезвости - самый безотказный метод отрезвления коллектива);

д) возродить закон 1926 года (запреты торговли спиртным) и Всесоюзное общество «Трезвость».

Из письма Николаева видно, что из 29 человек, погибших по вине алкоголя, у 14 была опойная смерть. Если сравнить данные с теми, что имели место в конце XIX столетия в северных областях, где было 90 опойных смертей на миллион населения, то в Орше на миллион населения в год будет более тысячи человек.

Кажется, страшнее картины не придумаешь. Но вот передо мной письмо Л. А. Ивановой из Миницкого сель­совета Новгородской области. Письмо под заголовком: «Этого могло не быть». Вот часть этого письма. «На территории Миницкого сельсовета в двух населенных пунктах количество населения 700 человек. За период пяти последних лет (1979-1983 гг.) от алкоголя трагически погибло 26 человек. Нельзя вспомнить без содрога­ния все эти случаи».

Приводя примеры тяжелых последствий пьянства и алкоголизма, должен тут же оговориться, что для обще­ства, для народа не меньшим злом является потребление спиртных напитков в компании, за праздничным сто­лом, в торжественных случаях и т. д.

Веселые застолья, обставленные красиво и празднично, толкают молодежь на повторение таких встреч с ви­но-питием в своей компании и нередко являются началом увлечения спиртным с печальным исходом. А самое главное - такие «культурные» застолья часто приводят к катастрофам, и так как их устраивают миллионы лю­дей, никто не посчитал, что приносит больше несчастий и трагедий - пьянство алкоголиков или так называемые «культурные» застолья.

Меня возмущают так называемые «ученые», которые с умным видом доказывают безвредность «умеренных доз». Возможно, они и безвредны в том смысле, что не вызывают смертельного отравления немедленно. Но ал­коголь непременно принесет вред здоровью: вызовет интоксикацию - необратимую гибель клеток коры голов­ного мозга - или спровоцирует несчастный случай, которого с трезвым человеком не случилось бы.

Прием даже небольшой дозы алкоголя лишает человеке способности правильно ориентироваться, у него воз­никает излишняя самоуверенность, не обеспеченная умением и опытом, и он значительно чаще, чем трезвый, попадает в беду. Как же можно считать безвредными даже малые дозы алкоголя, если они во всех случаях без исключения потенциально вредны и опасны и если не привели к катастрофе со смертельным исходом, то при­несли страдание миллионам и миллионам людей!

* * *

Однажды, когда мы находились на отдыхе в Ессентуках, местные пятигорские врачи в воскресный день при­гласили нас за город на пикник. Мы с удовольствием согласились. Кроме нас с женой, из отдыхающих поехал Николай Иванович Потапов, находившийся с нами в одном санатории. Он, как и мы, не пьет, и поэтому мы спо­койно ехали за город, зная, что эта поездка нам не повредит. Среди местных врачей, пригласивших нас, была заведующая курортным отделом вместе с мужем-ренттенологом. Оба средних лет, интересные, жизнерадостные люди, с которыми было приятно и поговорить, и повеселиться.

Пикник был организован с шашлыком. Мясо готовилось заранее, здесь же, в поле, его жарили на костре. На траве разложили кушанья, которые принесли в нашу компанию представители местных национальностей - все то, что, по их мнению, украшает стол. Выла и выпивка, без которой, к сожалению, ныне не обходится ни одна встреча знакомых. Больших любителей спиртного среди нас не было, все пили умеренно - можно сказать, что пили мало. Тем не менее, нам, совершенно трезвым, было заметно, как изменяется настроение людей, развязы­ваются языки, слабеет самоконтроль, затормаживаются движения. Пока все было пристойно и интересно.

К нашей компании подошел объездчик, ведя под уздцы красивую лошадь. Его пригласили к столу, угостили (в том числе, и коньяком). Кому-то пришла в голову идея покататься на лошади. Моя жена очень любит лоша­дей, она всегда мечтала когда-нибудь покататься верхом. Зная, что она абсолютно трезвая, я не стал возражать. Она спокойно проехала верхом несколько кругов, но, конечно, при этом не гнала лошадь. После нее захотел по­кататься врач-ренттенолог, большой мужчина, несколько грузный, но мускулистый и сильный. Он был слегка навеселе. Мы пытались его отговорить, но он был настойчив. Жена его, зная, что он умеет обращаться с ло­шадьми, не беспокоилась за мужа. Он же, решив показать свои кавалерийские способности, сел па лошадь и сразу же начал ее взбадривать, чтобы она выше держала голову и могла показать «класс». Лошадь действитель­но стала беспокойно кружиться. В это время хозяин лошади, также слегка выпивший, сильно ударил ее бичом. Лошадь сразу с места взяла в галоп. Седок, у которого от вина все реакции были замедлены, не смог мгновенно сориентироваться, снопом свалился с лошади и вдавил левый локоть в землю. Когда мы его подняли, оказалось, что у него открытый вывих локтевого сустава, причем кости разорвали все связи и кожу и обнаженные и окро­вавленные вошли в землю. Суставные концы костей и вся рана были загрязнены.

Попадание земли в любую рану во всех случаях представляет смертельную опасность, поскольку в земле на­ходятся микробы столбняка и газовой гангрены. Малейшее попадание земли в рану грозит больному гибелью, а здесь большая рана и сустав были все в земле. Мы знаем, что сустав вообще чрезвычайно чувствителен к ин­фекции - в несколько раз чувствительнее любой раны. Даже простой прокол сустава требует исключительной асептики, иначе в него могут попасть гноеродные микробы, ничтожное количество которых может привести к катастрофе не только для сустава, но и для жизни человека. А здесь весь сустав, в котором находятся концы трех костей, полностью обнажен и загрязнен землей! Было от чего прийти в ужас, тем более, что почти все при­сутствующие, в том числе, и жена рентгенолога, были врачами и все это представляли себе совершенно ясно. Сразу все сникли, настроение было у всех отравлено случившейся бедой.

До больницы было километров пятьдесят. Мы тщательно обмыли сустав, смазали рану йодом, оказавшимся в машине, наложили повязку и срочно выехали в Пятигорскую больницу. Николай Иванович Потапов, перво­классный шофер, как правило, всегда ездил осторожно, избегал быстрой езды. Но сейчас он сел за руль и, на­прягаясь до предела, чтобы не случилось нового несчастья, гнал машину на максимальной скорости. Больной сидел, откинувшись на спинку сидения, а жена держала его за руку, тщательно оберегая от толчков.

В больнице мы сразу вызвали хирургическую бригаду во главе с заведующим отделением, и в течение не­скольких часов рану тщательно обрабатывали и дезинфицировали, удаляя участки тканей с малейшими призна­ками загрязнения. Вместе с заведующим отделением мы очистили рану, тщательно уложили на место суставные поверхности костей, сшили все связки, удерживая их в нужном положении, засыпали всю рану пенициллином, опрыскали раствором пенициллина все глубокие слои, ушили рану и, уложив руку в физиологическом положе­нии, наложили гипс, оставив отверстие напротив раны для контроля. На следующий день у больного температу­ра поднялась до 40°. Нам же надо было уезжать, так как заканчивался срок путевок. Я договорился с женой по­страдавшего о том, что если назначенное лечение окажется неэффективным, она привезет мужа в Ленинград. Поездка сама по себе для больного не легка, поэтому мы решили предварительно все необходимое сделать на месте.

Несколько дней подряд они звонили мне и консультировались заочно. Первые несколько дней положение было очень тревожным. Создавалось впечатление, что начинается сепсис, то есть общее заражение крови. Было назначено самое энергичное лечение. Постепенно состояние улучшилось, опасность для жизни миновала. Но что будет с рукой? Вот вопрос, который нас беспокоил. К счастью, рана зажила без нагноения. Оставался вопрос - как быть с суставом? Чтобы не наступил анкилоз, то есть неподвижность, необходимы ранние движения в сус­таве. Но движения могут вызвать обострение дремлющей инфекции и вспышку гнойного воспаления. Осторож­но, контролируя температуру и состав крови, начали разрабатывать сустав, с каждым днем все энергичнее. Больной проявил большую настойчивость и волю к победе.

Через год я осмотрел его. Все было в порядке. Рука нормальная, все движения в полном объеме. Результат редкий в таких случаях. Но какой ценой он был получен? И почему вообще произошел этот несчастный случай? Можно не сомневаться, что виной всему этому «умеренная» доза алкоголя. Как человек, умеющий ездить вер­хом, он и в тот раз прокатился бы на лошади совершенно спокойно. Но алкоголь сделал свое дело. Он притупил природное чувство осторожности; человек не мог критически оценить свои возможности. У хозяина лошади тормозные реакции были тоже притуплены под действием алкоголя. У него возникло желание похвастаться сво­ей лошадью... В результате по вине людей, вовсе не пьяных, а просто выпивших небольшие дозы алкоголя, слу­чилось большое несчастье. Оно было бы еще более серьезным, не окажись рядом квалифицированных хирургов, которые, мобилизовав все силы, предупредили роковой исход.

* * *

В наш век мощного технического перевооружения, при больших скоростях механизмов прием любых доз ал­когольных напитков грозит принести несчастье не только тем, кто выпил, но и окружающим.

** *

В связи с развитием быстроходного транспорта алкоголь особенно опасен на шоссейных дорогах у водителей автомобилей. Более сорока лет я сам вожу машину; как хирург постоянно встречаюсь со случаями дорожного травматизма - и все больше убеждаюсь, что большинство автомобильных катастроф происходит из-за того, что водитель или пешеход были в нетрезвом состоянии. При современных скоростях движения транспорта реакция на изменение ситуации должна быть мгновенной. Между тем, после приема алкоголя даже в минимальных до­зах наступает замедление, а затем и притупление ответной реакции. Чем больше принятая доза, тем более запо­здалой становится реакция на раздражитель. Отсюда и возрастание числа катастроф у водителей, употребляю­щих алкоголь.

Виною автомобильных катастроф является не алкоголизм, не пьянство, как утверждает большинство авторов статей и брошюр. Виновато само потребление алкоголя. Многие приписывают все беды злоупотреблению алко­голем и, прикрываясь этим, культивируют употребление. Но никто и нигде не провел границы, где кончается употребление и начинается злоупотребление. Никто не подсчитал, что больше приносит бед человечеству: употребление или злоупотребление?

Пьяница редко садится за руль. Управляют машиной те, кто, по их мнению, выпил «культурно», «умерен­ную» дозу. Вот после таких доз чаще всего и совершаются аварии, ибо «безопасные» дозы существуют лишь в воображении пьяниц и их покровителей. На самом деве таких доз не существует. Любая доза вредна и опасна как для самого выпившего, так и для окружающих.

В самом деле, что может быть более умеренной дозой, чем кружка пива? А она, оказывается, увеличивает опасность автомобильной катастрофы в семь раз! Подумать только - в семь раз!

В некоторых странах выносятся решения, чтобы у водителей проверялось содержание алкоголя в крови, и ес­ли оно превышает определенный уровень, шофер подвергается штрафу. По этому поводу в журнале «Здоровье мира» (1973 г., № 10-11) от имени ВОЗ совершенно справедливо пишется: «Требовать от водителей, чтобы ал­коголь у них в крови не превышал определенной концентрации, в то время, как они не знают, что это такое, рав­носильно тому, чтобы требовать придерживаться определенной скорости, не разрешая смотреть на спидометр».

В то же время разрешение употреблять какое-то количество алкоголя дает возможность пьяницам-шоферам нарушать закон трезвости.

Если же всерьез говорить о защите людей, то мы все должны знать, что после употребления даже малых доз алкоголя функции высших отделов мозга приходят в норму только через 18-20 дней! Это доказано и в опытах на животных, и специальными экспериментами на людях.

И. П. Павлов на собаках показал, что рефлексы гаснут или нарушаются не только в день приема «малых» доз алкоголя, но и спустя 6-12 дней после.

Мне думается, что более гуманным является закон, принятый в Японии, по которому водитель, совершивший в нетрезвом виде аварию с человеческими жертвами, приговаривается к смертной казни.

По данным ВОЗ; свыше 50% случаев травматизма на автомобильных дорогах связано с употреблением алко­голя. Ежегодно на автомобильных дорогах погибает 250 тысяч человек; кроме того, 10 миллионов получают травмы, после которых остаются инвалидами. В восемнадцати обследованных странах Европы среди постра­давших было от 20 до 50% людей в возрасте от 15 до 25 лет. Неудивительно, что с годами значительно увеличи­вается число лиц со стойкой нетрудоспособностью. Люди молодого возраста имеют больше шансов выжить по­сле травмы отсюда увеличение числа инвалидов, в том числе, молодою возраста.

Создается впечатление, что все постепенно привыкают к гибели людей от травм. Подумать только: в год 250 тысяч убитых и 10 миллионов получивших травмы! Сколько трагедий, сколько поломанных судеб! И виной этому в большинстве случаев является алкоголь!

В ФРГ в 1975 году на одну смерть на дорогах приходится 42 ранения. В США на один случай со смертель­ным исходом приходится 100 случаев травмы, требующих госпитализации или длительного домашнего лечения. Среди них немало таких ранений, после которых люди умирали через несколько лет от болезней, явившихся отраженными последствиями несчастных случаев.

В значительной степени это относится к сердечно-сосудистым заболеваниям. Пострадавшие от несчастных случаев на дорогах нередко умирают от инфаркта через год-два или от гипертонии через несколько лет. Отме­чено, что после травм черепа в большом проценте случаев наблюдается повышение давления уже в молодом возрасте. Кстати, ранняя гипертония отмечена и у боксеров как результат частых травм черепа. Так что смерт­ность от травматизма значительно выше, чем указано в отчетах.

В 1975 году, по расчетам нашего крупного ученого Б. Урланиса алкоголь унес на нашей планете 3.5 миллиона человек. Это на 300 тысяч больше, чем от военных действий, неблагоприятной наследственности, стихийных бедствий, терроризма, ожирения, преступности и хулиганства вместе взятых! Пьянство «перетянуло» все упо­мянутые бедствия и продолжает нарастать -особенно в экономически развитых странах.

Здесь мы коротко упомянули лишь о последствиях автомобильных катастроф по вине алкоголя. А сколько несчастных случаев на производстве и в быту в результате пьянства, сколько драк и побоев...

* * *

Мне как врачу при повседневной работе и в дни скорой помощи часто приходится иметь дело с больными, у которых заболевание пищеварительного тракта связано с частым употреблением алкоголя.

При приеме алкоголя внутрь страдает прежде всего желудок. Чем крепче принимаемые напитки, тем скорее развивается заболевание и тем тяжелее оно протекает.

Под влиянием алкоголя происходят глубокие изменения во всем железистом аппарате пищеварительного ка­нала. Железы, расположенные в стенке желудка, вырабатывают желудочный сок, содержащий пепсин, соляную кислоту и различные энзимы, необходимые для переваривания пищи. Под влиянием раздражения они сначала выделяют много слизи, а затем атрофируются. Пищеварение становится неполноценным, пища застаивается или не переваренная поступает в кишечник. Возникает гастрит, который, если не устранить его причину и не лечить его, может перейти в рак желудка. В настоящее время твердо установлено, что люди, употребляющие крепкие спиртные напитки, чаще заболевают раком желудка, чем тс, кто пьет более слабые напитки, или - тем более -непьющие.

Некоторые заядлые пьяницы говорят, что выпив, они чувствуют облегчение. Это чистейший самообман, вы­званный параличом центров внимания и самоконтроля. От принятого алкоголя больной впадает в состояние эй­фории и ему все, даже его собственная болезнь, представляется в розовом цвете. На самом же деле прием алко­голя лишь усугубляет процесс и приближает трагическую развязку.

Ни один глоток вина не проходил без того, чтобы не причинить вред человеку. Правда, природа, предусмот­рев возможность человеческой глупости, снабдила наш организм мощным защитным и компенсаторным меха­низмом.

Этим и объясняется тот факт, что человек не погибает сразу после приема наркотического яда. Но чем силь­нее этот яд, чем чаще употребляется, тем слабее действуют защитные силы и тем больше вреда приносят спиртные напитки.

При повторных приемах алкоголя защитные и компенсаторные механизмы выходят из строя, и человек пол­ностью попадает под алкогольную зависимость.

Проходя через печеночный барьер, этиловый спирт пагубно влияет на клетки печени, которые погибают под его разрушительным действием. На их месте образуется рубец, не выполняющий функций печени. Печень по­степенно уменьшается в размерах, то есть сморщивается, сосуды печени сдавливаются, кровь в них застаивает­ся, давление поднимается в 3-4 раза. И если происходит разрыв сосудов, начинается кровотечение, от которого больные часто погибают. По данным ВОЗ около 80% больных умирает в течение года после первого кровотече­ния.

Изменения, описанные выше, носят название цирроз печени. По количеству больных циррозом печени опре­деляют уровень алкоголизации той или иной страны. По данным ВОЗ наиболее высокий процент алкогольного цирроза наблюдается во Франции, где душевое потребление алкоголя самое высокое. Наиболее низкий показа­тель цирроза в Финляндии, где душевое потребление спиртных напитков в несколько раз меньше, чем во Франции.

Во Франции употребляют главным образом виноградные вина. По мнению некоторых «ученых» они являют­ся полезными. В Финляндии употребляют преимущественно крепкие напитки. Тем не менее, цирроз печени во Франции встречается во много раз чаще, чем в Финляндии. Почему? А потому, что все дело в количестве при­нимаемого спирта, в каком бы виде он ни употреблялся. Все дело в его душевом потреблении. Те, кто настойчи­во рекомендует пить сухие вина, хорошо знают это. Зачем же они рекомендуют? А если не знают -зачем пишут по вопросу, с которым не знакомы?

Алкогольный цирроз печени - одно из самых тяжелых и безнадежных в смысле их прогноза заболеваний че­ловека. Кто хоть однажды наблюдал желудочное кровотечение при циррозе, тот навсегда сохранит самое тяже­лое впечатление об этом.

Алкоголь вызывает также склеротические изменения в поджелудочной железе, интимно связанной с пищева­рительным трактом. Вскрытия лиц 30-40 лет, употреблявших алкоголь в больших дозах или длительное время, показали глубокие изменения в поджелудочной железе. Этим и объясняется, почему пьющие люди так часто жалуются на плохое пищеварение, на резкие боли в животе и т. д. Это панкреатит - воспаление поджелудочной железы.

У этих же больных часто наблюдается диабет из-за гибели особых клеток, расположенных в поджелудочной железе и вырабатывающих инсулин. Панкреатит и диабет на почве алкоголизма - явления, как правило, необра­тимые, Такие больные обречены на постоянные боли и недомогания.

При вскрытии умерших от причин, связанных с употреблением алкоголя, поражает глубина и распространен­ность тех изменений, которые происходят в организме и тканях погибшего. Эти изменения наблюдаются прак­тически во всех жизненно важных органах И иногда патологоанатому трудно сказать, какое из них оказалось несовместимым с жизнью. Нередко возникает вопрос: как этот человек мог еще жить, если у него не осталось ни одного органа, не поврежденного настолько, что он уже не в состоянии выполнять положенные функции?

* * *

О влиянии алкоголя на сердечно-сосудистую систему известно давно. Обычно поражение сердца наблюдает­ся у людей, пьющих много лет. Чем в больших дозах и чем более длительное время человек принимал алкоголь, тем тяжелее изменения в сердце. Однако поражение сердца может наблюдаться и при кратковременном упот­реблении алкоголя и даже после эпизодической выпивки.

Поражение сердечно-сосудистой системы при употреблении спиртного наблюдается в виде алкогольной Ги­пертонии или в поражении миокарда.

В основе алкогольного поражения мышцы сердца лежит прямое токсическое действие спирта на миокард в сочетании с изменениями нервной регуляции и микроцикуляции. Развивающиеся при этом глубокие нарушения внутритканевого обмена ведут к развитию очаговой и диффузной дистрофии миокарда, проявляющейся в нару­шении ритма сердца и сердечной недостаточности.

Я специально остановился более подробно на последних научных данных о пагубном влиянии алкоголя на сердце, потому что среди обывателей бытует мнение о том, что алкоголь расширяет коронарные сосуды и тем предупреждает инфаркт. Люди, которые пьют и курят, иногда заявляют: если я выкурю папиросу, под действи­ем которой коронарные сосуды сужаются, а потом выпью рюмку коньяка, который расширяет сосуды, их дейст­вия взаимно нейтрализуют друг друга, и сосуды останутся в норме. Это примитивное суждение в корне оши­бочно. Выкуренная папироса действительно сужает крупные коронарные сосуды, а коньяк расширяет средние и мелкие сосуды сердца. Следовательно, оба эти яда - спирт и никотин не нейтрализуют, а дополняют друг друга в своем губительном действии на сердце, хотя выпившему и кажется, что ему стало лучше.

* * *

Если пьющий человек не попал в автомобильную катастрофу, не слег в больницу с кровотечением или забо­леванием желудка, не погиб от инфаркта или гипертонии - он часто становится инвалидом от какой-нибудь бы­товой травмы или погибает в пьяной драке. Пьющий человек, как говорят, обязательно найдет причину, от ко­торой он станем инвалидом или умрет преждевременно.

Очень часто алкоголь резко изменяет характер пьющего - иногда до такой степени, что человек перестает быть самим собой и превращается в зверя.

К нам в клинику доставили женщину в бессознательном состоянии. Лицо ее представляло собой сплошной синяк, огромные кровоподтеки были не только под глазами на лице буквально не было ни одного участка нор­мальной кожи, Все было в кровоподтеках. Глаза закрыты опухшими веками, состоящими из синяков. Оказыва­ется, она была избита пьяным мужем, который бил эту женщину не только кулаками, но и ногами по лицу.

Долгое время она была без сознания. Затем, когда очнулась, долго не могла поднять веки. Когда же после длительного лечения лицо се стало принимать нормальный вид, мы увидели перед собою красивое и очень ми­лое существо.

До какой же степени деградации может дойти мужчина, если он способен поднять руку на женщину, на сла­бое существо, да еще так безжалостно ее избить?! Пользуясь своей силой и безнаказанностью, бить того кто слабее тебя - как это подло!

Я часто думаю об этой несчастен женщине. Не могу без содрогания вспомнить ее изверга-мужа. Но в то же время невольно появляются другие мысли: разве общество, в котором случается такое, может называться куль­турным? До каких пор люди будут терпеть свободную продажу и массовой распространение наркотика, потреб­ление которого убивает в человеке все человеческое? Л сами пьющие? - Неужели их мозг настолько залит алко­голем, что они не понимают: пора пересилить себя и встать на путь трезвой жизни, пока не случилось непопра­вимое.

У меня есть знакомый мастер - золотые руки, который пил систематически и много. Он с утра выпивал 500 г водки, а днем еще добавлял. Но вот однажды он обнял своего трехлетнего сына И скачал ему: «Довольно, Ми­ша! Пока я не погубил себя и тебя - даю тебе слово, что больше пить не буду». И с того дня не выпил ни капли -уже больше 15 лет. За это время побывал в Антарктиде, постоянно работает мастером на подземных работах. И ничего хмельного в рот не берет. Он, как человек с сильной волей, избавился от этой страшной привычки. Но его пьянство все же дало ростки: хотя он сам и живет трезвенником, его сын чуть подрос и стал прикладываться к рюмке.

Думаю, что каждый должен решить для себя и сказать твердое «нет!» этому страшному злу.