Тоска по народу


Я оглох от высокого слога.
Мне не в мире бы жить, а в миру.
По обруганным русским дорогам
возвращаюсь на колком ветру.
И роняю им тихое слово
в благодарность за тот поворот,
за которым увижу я снова
распростертые крылья ворот.
За бревенчатой чуткой стеною
свет полночный не буду гасить.
Вся Россия, прожитая мною,
соберется ко мне погостить.
Образа переглянутся строго
И сочтут, что без тяжкой вины
Я прокладывал линию Бога
на рабочей ладони страны.
Из цепей на Владимирском тракте
до ракет во вселенской глуши
вырос кряжистый русский характер -
брат загадочной русской души.
И загадочна наша дорога
тем, что есть у нее поворот.
И важнее явления Бога
то, чтоб снова явился... Народ.