"Мерседес-600"


Малыша в коляске яркой,
словно мед в пчелиных сотах,
раздавили иномаркой -
мерседесом шестисотым.
А в салоне чуть качнуло
для подъема настроенья,
да чуть выше подмахнула
жрица заднего сиденья.
Мерседесы девяностых,
как в года сороковые
"Мессершмитты". Дранг нах остен...
Бомбы - цены ломовые.
Мерседес - он тот же мессер,
только вместо крыльев скаты.
В нем бандит с банкиром вместе,
потому все банки взяты.
Голый зад ночного клуба,
словно солнце для неспящих.
Погибают под Бамутом,
Под Москвою строят дачи,
Честь и совесть - от "Плэйбоя".
От политиков - продажность.
Продаешься - значит, понял
своего плебейства важность.
Мерседесы-мессершмитты.
За рулем сидят бандиты.
Новорусская элита.
Вместо лбов - затылки бриты.
Где таланты? Где поэты?
Звезд никто не открывает.
"Воровским авторитетом"
диктор сволочь называет.
Журналеры душегуба
наградили званьем "киллер".
Пахана преступной группы
величают в прессе "лидер".
Мерседесы-мессершмитты.
За рулем сидят бандиты.
Узколобая элита.
А менты - заместо свиты.
Бизнесмены, как сексоты,
лижут пятки рэкетирам.
Ты шманаешь, шестисотый,
по карманам и квартирам.
Я с таким отменным гадом
не разъедусь на дорогах.
Тормозить, пальцатый, надо,
если я уперся рогом.
Ты на руки мне не пялься -
в них ни грамма музыканта.
Раскулаченные пальцы
самоучки-дуэлянта.
От удара я разобран.
Не узнают - быть богатым.
Но обломки своих ребер
я вонзаю мерсу в скаты.