Аннотация. Григоров Сергей. Русская доля (этюды и реплики).

Русский мир в кризисе. Почему мы допустили распад великой державы, выбрав в удел нищету и презрение? Что мы, русские, за народ? Что таится за привычным «загадка русской души»? Что нам сейчас делать?

Для ответа на эти вопросы предлагается посмотреть шире. Постараться понять, что представляет собой человек как разумное существо, какова его роль в Мироздании. Очертить реальные возможности науки и религии. Представить историю цивилизации как единое целое… И при этом постоянно помнить, что всякая человеческая правда отягощена ложью.

 

Вводная реплика

Господа-товарищи, не плюйте в автора – он пишет как может. Я знаю, что язык мой коряв и несовершенен. Однако в окружающей действительности вижу столько несуразиц, что просто не в состоянии заткнуть свой фонтан. Будьте великодушны.

Вначале я робко и ненавязчиво раскидывал критические заметки и зарисовки по тексту прежних своих книг, но со временем понял, что подобные комментарии необходимо собрать воедино. Так появилось данное произведение. Я считаю его художественным. Главный герой его, однако, не Джордж или Юра, Варя или Барбара, а человечество в целом. Основная цель повествования – назвать все вещи своими именами, и я честно старался исполнить авторский долг. При этом я опускал слова-паразиты типа «иногда», «кое-где у нас порой», «в некоторых случаях», «определенные люди», «представляется правдоподобным» и так далее. Поэтому возможно… нет, не возможно, а наверняка мои высказывания чересчур резки и безапелляционны, а общий тон изложения – раздражительно менторский. Прошу извинить.

Многое из написанного покажется кому-то банальным, другому спорным или неочевидным. Третьи разглядят в тексте что-то знакомое, а то и свое, личное, выстраданное.

Банальности, конечно, мешают, но что делать? Коли мы, русские, живем в Европе и Азии, то согласитесь, не мог я сказать, если это потребовалось, например, для связности текста, что место нашего обитания – Африка.

С неочевидными утверждениями сложнее. Естественно, я опирался на чужие плечи. Большинство знаний не высосано мною из пальца, а получено из различных письменных источников. На память я никогда не жаловался и посему вычитанные когда-нибудь мысли мог изложить в форме, близкой к той, что была в оригинале. Чтобы избавиться от необоснованных подозрений, заявляю: при окончательной отработке текста я удосужился разве что сверить некоторые собственные имена и даты, не претендую ни на какую научность, ни на какие откровения, ни на какой приоритет в формулировках истин и заблуждений. Прошу также принять во внимание мое убеждение в том, что идеальное художественное произведение должно представлять собой лепнину из прописных истин и легко узнаваемых фраз. Только так можно достичь максимума ассоциаций и контекстной глубины.

Этот опус предназначается для массового читателя, не искушенного в словесной эквилибристике. Поэтому я стремился будить побольше эмоций, пусть даже в ущерб точности формулировок и доказанности отдельных утверждений. При этом – быть предельно лаконичным, не растекаться мыслью по древу и не вдаваться в несущественные частности. Каждый имеет свои представления об окружающем мире, и если прочитанное соответствует его мировоззрению, он, я надеюсь, получит удовольствие. Если же написанное идет вразрез с его внутренними установками – пусть возмущается.

За все ошибки и неточности готов нести персональную ответственность.

Выражаю благодарность Малахову Александру Ивановичу, в начале 2008 года сподвинувшему меня на написание данной книги.