Допрос Пранайтиса

 

 

 

Прокурор: Скажите, ...с какого года вы состояли лектором древне­еврей­ского языка в Духовной академии?

 

Пранайтис: С 1884 по 1902 гг.

 

Прокурор: Вы специально интересовались вопросом ритуальных убийств христианских детей евреями? Это ведь, собственно, не касается кафедры еврейского языка.

 

Пранайтис: Этот вопрос меня всегда интересовал, и я о нем слышал с самого детства, т. к. там, где я вырос, все уверены, что это так и есть. Когда я поступил <учиться> в Академию и слушал <профессора> Хвольсона, у меня явилось желание исследовать этот вопрос. Мои разговоры с Хвольсоном меня еще более в этом убедили, ибо сколько раз я ни обращался к нему с этим вопросом, он всегда выходил из себя... говорил, что все, кто утверждает о наличии ритуальных убийств — дураки, что они будто бы не знают ни одной буквы по-еврейски...

 

Прокурор: Хвольсон был тоже профессором по кафедре еврейства?

 

Пранайтис: Да, он был крещеный еврей и всегда защищал еврейство...

 

Прокурор: Скажите, все тексты Талмуда ясны, или же их можно истолковывать соответственным образом?

 

Пранайтис: Каждый раввин может одно и то же место в Талмуде толковать <как ему вздумается>, толковать <как сказано в Талмуде же> — 49 раз...

 

Прокурор: Есть в Талмуде такой текст, что “дозволено приносить в жертву нееврея даже в день прощения обид, приходящийся на субботу”?

 

Пранайтис: Такой текст есть. ...В Талмуде сказано, что все жертвоприношения после разрушения <иерусалимского> храма заменены жертво­приношением иноплеменников...

 

Прокурор: Можно ли сказать, что заповедь Библии “не убий” <евреи> истолковывают лишь как “не убий еврея”?

 

Пранайтис: Да, все, что говорится о “ближних”, относится только к евреям, а остальные не только не считаются ближними, но даже не считаются людьми.

 

Прокурор: Вы уже говорили, что все раввинские школы... сходятся в общей ненависти к христианам и что избиение и умерщвление христиан считается подвигом, богоугодной жертвой. Есть ли, например, такой текст <в Талмуде>: “Отнимай жизнь у нечистого, убивай его, тогда Царь Небесный засчитает это тебе наравне с воскурениями и жертвами”?

 

Пранайтис: Да, такой текст есть.

 

Прокурор: Есть ли затем еще другой текст: “Кто проливает кровь нечестивых, тот столь же угоден Богу, как приносящий жертву”?

 

Пранайтис: Это написано в Талмуде.

 

Прокурор: Есть ли такой текст в “Зогаре” (книга Каббалы): “Нет у нас иной жертвы, кроме той, что состоит в уничтожении нечестивого”?

 

Пранайтис: Такого текста я не помню.

 

Прокурор: Вы говорили о “неохасидах”; значит, есть и просто “хасиды”?

 

Пранайтис: Хасиды как секта появились в XVII столетии. Неохасиды считают раввинов воплощением божества...

 

Прокурор: Эти преступления с вытачиванием крови из детей.., ведь они начались очень давно, с XII в., даже раньше... Выяснилось ли в судебных процессах, что речь шла <только> об определенной секте?

 

Пранайтис: Никаких сект установлено не было. Кровь <всегда> употреблялась, и до появления хасидов. ...Я не допускаю <в этом отноше­нии> существования особых сект, это все — развитие одного и того же раввинизма.

 

Прокурор: Насколько я понимаю, ваше положение сводится к тому, что человеческие жертвоприношения <у евреев> вытекают из основного их закона о том, что жертва должна быть и что она очищает от грехов?

 

Пранайтис: Да...

 

Прокурор: В “Зогаре” ...говорится о “смерти ихам-хаарец” — что это означает?

 

Пранайтис: “Ам-хаарец” — неуч, невежда, в переносном смысле — всякий нееврей. Об их смерти говорится: “и смерть их пусть будет при заткнутом рте, как у скота, который умирает без голоса и речи”. В молитве же <при убийстве> резник должен говорить: “Нет уст, чтобы отвечать, нет чела, чтобы поднять голову”... потом <делается> 12 “испытаний ножа” и удар ножом, т. е. всего 13 ударов...

 

Прокурор: Значит, ритуальные убийства должны происходить при заткнутом рте... и требуется при этом 13 уколов — так что убийство Ющинского соответствует этим требованиям и признакам?

 

Пранайтис: Да...

 

Прокурор: Скажите, в Саратовском деле не было ли установлено пока­занием свидетеля, еврея Кригера, что 2 бутылки с кровью <убитых мальчиков> были доставлены любавическому раввину (Шнеерсону)?

 

Пранайтис: Да, было установлено...

 

Карабчевский (защитник Бейлиса): Прошу занести в протокол, что здесь ссылаются на другое судебное дело.

 

Председатель суда: Но суд разрешил делать исторические ссылки, если эксперту такое дело известно.

 

Карабчевский: Но не свидетельские показания...

 

Прокурор: Но ведь это установлено самим приговором <по Саратов­скому делу> и всеми обстоятельствами дела, а не только свидетельскими показаниями... Иначе мы будем лишены возможности вообще задавать вопросы относительно процесса.

 

Маклаков (защитник Бейлиса, лидер кадетов): Но это — наводящие вопросы.

 

Прокурор: Было ли установлено в Саратовском деле, что любавическому раввину Шнеерсону, которого мы теперь хорошо знаем, в 1853 году были отправлены две бутылки с кровью?

 

Пранайтис: Да, были...

 

Прокурор: Затем, были ли при обыске найдены куски полотна, пропитанные кровью?

 

Пранайтис: Да.

 

Прокурор: Не был ли еще найден особого вида кривой нож, именно в том месте, где хранились Тора и свитки?

 

Пранайтис: Да, были найдены.

 

Прокурор: Вы подтверждаете, что по Саратовскому делу евреи Шлиферман, Берлинский, Юшкевич и еще четвертый еврей были осуждены за убийство двух христианских мальчиков, с причинением им обрезания и мучений?

 

Пранайтис: Да.

 

Прокурор: Затем, вы говорили, что поВелижскому делу (в 1823 г.) состоялся оправдательный приговор... по недостатку улик?

 

Пранайтис: Да.

 

Прокурор: Но не состоялась ли по этому делу резолюция императора Николая Павловича, не можете ли вы ее воспроизвести?

 

Пранайтис: “Разделяя мнение Государственного Совета, что в деле сем, по неясности законных доводов, другого решения последовать не может, ...считаю, однако, нужным прибавить, что внутреннего убеждения, что это убийство евреями совершено не было, я не имею и иметь не могу. Неоднократные примеры подобных убийств, с теми же признаками, но всегда непонятных (в смысле поводов к убийству)... и даже ныне производимое, весьма странное дело в Житомире, доказывают, по моему мнению, что между евреями существуют, вероятно, изуверы или раскольники, которые считают христианскую кровь необходимой для своих обрядов”.

 

Шмаков (поверенный гражд. истицы, материЮщинского): Не помните ли вы, какое первое убийство христианского ребенка <евреями> занесено в анналы истории?

 

Пранайтис: Это было в XI в. ...

 

Шмаков: А не было ли <такого случая уже> в 415 г., в Малой Азии? Не было ли <там случая> распятия младенца?

 

Пранайтис: Было.

 

Шмаков: ...Не помните ли вы об убийстве Клементия?

 

Пранайтис: Этот <случай> я помню, его убили <евреи>. Нашли ребенка брошенным в реку; когда расследовали, то оказалось, что виновными несомненно были евреи, главным свидетелем <против них> был мальчик, сын того самого еврея, который убил <ребенка>... Потом этот мученик был причислен к лику святых...

 

Шмаков: Относительно убийства девушки Агнесы Грузы (в Польне, в Богемии, в 1899 г.)*, не можете ли вы объяснить суду, какое значение Каббала придает убийству <христианских> девушек?

 

Пранайтис: Убийство <невинных> девиц считается жертвой в каббалистическом смысле, путем такого убийства ускоряется пришествие Мессии...

 

Шмаков: Не сказано ли в Талмуде, что евреям дозволяется как угодно обманывать неевреев и вредить им, лишь бы гои, т. е. неевреи, не узнали, что еврей лжёт?

 

Пранайтис: Я уже говорил, и еще раз повторяю, что всякий обман, ложь — все допустимо, лишь бы “не было поругано имя Божие”, т. е. чтобы это не стало известным...

 

Шмаков: Скажите, ведь из основного положения Талмуда, что мы (т. е. христиане) — не люди, не следует ли заключить, что евреи (с их точки зрения) юридически неспособны совершить по отношению к нам преступление?

 

Пранайтис: Да, разумеется, раз <жертва> не считается человеком, то убивается не человек, а животное. ...Евреи считают также, что имущество неевреев <в действительности> есть собственность евреев, и когда еврей берёт чужое, он не ворует, а лишь берет обратно своё.

 

Председатель суда: Г-н поверенный, ...такого рода вопросы не относятся к <настоящему> делу.

 

Шмаков: Все мои вопросы касаются того, как в Талмуде определяется отношение <евреев> к неевреям.

 

Председатель суда: Г-н поверенный... это не имеет прямого отношения к нашему основному вопросу...

 

Шмаков: Вы говорили, между прочим, о стремлении евреев к <миро­вому> господству. Нет ли в Талмуде указания, что это стремление будет продолжаться, “пока мы не истребим правителей акумского (т. е. христиан­ского) народа”?

 

Пранайтис: Я уже говорил, что главное внимание <и ненависть> обращено здесь на правителей...

 

Шмаков: Не можете ли вы объяснить нам значение <упомянутого вами> слова “акум”?

 

Пранайтис: Это слово составлено из начальных букв слов “Абоде Кохабим Умаззалиот”, что означает “поклонники звезд и планет” (первоначально оно обозначало язычников). Со времен Маймонида (еврейский знаменитый талмудист XII в.) это слово относится ко всем неевреям, поскольку в ту эпоху уже никаких идолопоклонников <в окружении евреев> не было.

 

Замысловский (поверенный матери Ющинского): У меня только один вопрос: о папских буллах. Вы говорили, что не нашли булл, которые осуждали бы обвинение евреев в ритуальном убийстве?

 

Пранайтис: Да, таких булл нет.

 

Замысловский: А есть только булла папы Иннокентия IV о том, чтобы евреев не обвиняли без доказательств, по одному только предрассудку?

 

Пранайтис: Да, и чтобы не наказывали без разбирательства дела.

 

Замысловский: Такие буллы есть, но они истолковывались в другом смысле?

 

Пранайтис: Да, их <евреи> толковали так, будто бы они прямо запрещали даже верить такому обвинению и чтобы никогда впредь таких обвинений не было; будто бы папы наперед запретили возбуждать такие вопросы, т. к. это якобы невозможно.

 

Замысловский: Не известно ли вам, что в одном судебном деле о ритуальном убийстве было указано, что кровь убитого была употреблена для окропления при закладке синагоги?

 

Пранайтис: Есть такое указание, что кровью окропляли синагогу...

 

Грузенберг (защитник Бейлиса): В какой книге вы нашли проповедь, что евреи учат убивать девушек?

 

Пранайтис: В книге Хаима Витала.

 

Грузенберг: Как эта книга называется?

 

Пранайтис: “Сефер Галикутим”. ...Есть еврейские книги, которые издаются целиком, а есть — с пропусками. Есть Талмуд полный, а в позднейших изданиях есть пропуски.

 

Грузенберг: Вы сказали, что евреям разрешается колдовство и волшебство. Не указано ли в Библии прямо, что кто занимается колдовством и волшебством, подлежит смертной казни?

 

Пранайтис: Что написано в Библии (т. е. в Ветхом Завете), то для евреев <теперь> не обязательно. Они имеют Библию, но они ее не понимают. Все колдовства прямо записаны в Талмуде, и по Талмуду они этим и занимаются. ...

 

Прокурор: Не можете ли вы вспомнить... как смотрел <Мартин> Лютер на ритуальные преступления?

 

Пранайтис: Лютер сначала против евреев не выступал, но потом стал самым ярым их противником, доказывая, что евреи употребляют христианскую кровь.

 

Прокуpop: Нет ли у Лютера указаний на то, что <убийство> совершается посредством швайки, убийство христианских детей?

 

Пранайтис: Помню, что <в одном месте> сказано об употреблении швайки...

 

Прокурор: Есть ли в Талмуде текст “Сефир”, в котором указывается, как должны совершаться жертвоприношения? Сколько лиц должны принимать в этом участие? ...

 

Пранайтис: Должны присутствовать 6 человек...

 

Грузенберг: ...вы сказали, что есть еврейские издания, в которых пишется все, и есть особые издания, где опасные места опускаются. Я хотел бы вас спросить: по каким же книгам вы ознакомились с этими опасными местами? У вас были в руках эти особые издания?

 

Пранайтис: Да, были. Я знакомился с Талмудом на основании текстов величайшего ученого, знатока Талмуда И. Буксдорфа. Три поколения этой семьи, отец, сын и внук, занимались Талмудом и были профессорами <германских университетов>. По их указаниям я познакомился с редчайшим изданием Талмуда, которое имеется в Санкт-Петербургской католической академии, изданием 1644—46 гг. Это издание — без всяких пропусков. Потом у меня есть еще Бердичевское издание 1894 г., и там именно тех мест, которые имеются в Амстердамском издании 1644 г., нет.

 

Грузенберг: Значит, ...ваши ссылки на Талмуд вполне соответствуют действительности, значит, мы можем их проверить?

 

Председатель суда: Г-н присяжный поверенный, показания эксперта мы проверять не можем. Вы можете ставить эксперту вопросы, а проверкой его ответов суд заниматься не может — это ведь не богословский спор. Эксперт сообщает, что он читал, какие сведения он имеет, где и откуда он их почерпнул; вы можете, для разрешения сомнений, обращаться к другим экспертам, а уже дело суда поверить тому, что сказал эксперт, или нет...

 

Грузенберг: Скажите, ...Неофит, на которого вы ссылались, он из евреев?

 

Пранайтис: Да, из евреев... но я уже вам говорил, что были крещеные евреи, которые стали христианами по <искреннему> убеждению, а были и такие, которые крестились лишь для того, чтобы еще более вредить христианам...

 

Замысловский: Известно ли вам, что <во время Велижского дела> все синагоги в Велиже были запечатаны по повелению императора Александра I и много лет стояли закрытыми?

 

Пранайтис: Помню, читал <это>.

 

Замысловский: ...Не известно ли вам, что Велижское дело было возбуждено по личному повелению имп. Александра I после того, как он, через несколько лет после совершения преступления, проезжал через Велиж и велижские женщины-христианки обратились к нему с челобитной просьбой?

 

Пранайтис: Да, помню.

 

Замысловский: И что государь император назначил специального флигель-адъютанта для наблюдения за производством дела и для непосредственного доклада <ему>?

 

Пранайтис: Да, помню, читал...

 

Грузенберг: Не известно ли вам, что тогда же (очевидно, в период разбирательства по Велижскому делу) министерство внутренних дел повторило опять Высочайшее повеление от 6 марта 1817 г. .., чтобы не ставить дел по обвинению евреев в ритуальном убийстве единственно потому, что <люди> верят этим убийствам, а требовать для этих убийств таких же улик, как и для других убийств?*

 

...Пранайтис: <ПослеВелижского дела> последующие процессы не могли возбуждаться или же кончались таким же образом <как иВелижское дело, оправданием по недостатку улик>. Их часто даже не решались возбуж­дать, т. к. спустя некоторое время свидетели устранялись, <дело прекраща­лось> по недостаточности улик, а потом наказывались те, которые доносили (т. е. якобы за клевету на евреев). Когда однажды было доказано, что совершено убийство, и не могло быть никакого сомнения в том, что имело место именно ритуальное убийство, дело пришлось отложить, т. к. главные свидетели исчезли. Потом это дело было возбуждено вторично, но по недостатку свидетелейвелено было его прекратить... а настоятель <монас­тыря>, принимавший в нем участие, чуть-чуть в Сибирь не попал.

 

Карабчевский: ...Вы читали это дело?

 

Пранайтис: Я читал материалы дела... а потом мне свидетель говорил, который сам присутствовал на процессе.

 

Председатель суда: Ввиду ходатайства прокурора и представителей гражданских истцов... суд определяет огласить письменные показания эксперта Пранайтиса.

 

“Пранайтис был допрошен судебным следователем в Петербурге с 15-го по 23 ноября 1912 г. и, между прочим, показал следующее:

 

Я нахожу необходимым привести хотя бы несколько фактов убийства евреями христиан и христианских детей...

 

В своей “Истории Церкви” (книга VII, гл. 13) Сократес пишет, что в 418 г. евреи устроили христианский погром в Александрии, а в 419 году распяли христианского мальчика в Имностаре, близ Антиохии.

 

Клювериус пишет, что в 614 г. евреи откупили у персидского царя Хозроя II 90 000 пленных, главным образом христиан, и умертвили их жесточайшим образом.

 

В более поздние времена, начиная с XI в., всемирная история знает многочисленные случаи убийств евреями христиан с ритуальной целью, сопровождавшихся распятием на кресте, источением крови, обрезанием жертвы. Об этом свидетельствуют самые достоверные источники: Бароний, болландисты, св. Фома Аквинский и др. Среди замученных евреями <детей> есть и такие, как, например, Симон Тридентский, которого католическая церковь, нескорая в вопросах канонизации, признает святыми. Акты Тридентского процесса находятся в Ватикане.

 

Известный польский историк-писатель XVI в. Петр Скарга в конце жизнеописания св. Симона Тридентского приводит случаи ритуальных убийств в его время в Польше.

 

В Западной Европе в 1485 г. евреями был убит с ритуальной целью даже великий инквизитор Петр Арбуэс, он был также канонизирован в 1865 г.

 

В Сандомирском соборе есть в алтаре образ, изображающий убиение евреями христианского мальчика. До недавнего времени там еще сохранялась скамья, предназначенная для делегатов от еврейского кагала, которые обязаны были присутствовать при проповедях по поводу этого злодеяния.

 

В Ленчице Варшавской губ. сохраняется в ризнице до сих пор маленький гробик с останками умерщвленного евреями ребенка. Стены ризницы в этом храме расписаны другими сценами убиения евреями христианских детей.

 

История знает также достаточно случаев убийств этого рода с последовавшими по суду наказаниями виновных. В 1182 г. за убийство в Понтуазе (Франция) 12-летнего мальчика евреи были изгнаны из Франции. <Французский король> Филипп-Август за распятие евреями христианина приказал сжечь одновременно 85 евреев.

 

В 1293 г. вКремсе (Австрия) два еврея были приговорены к смерти за убийство христианского ребенка.

 

В 1305 г. в Вейсензее (Бавария), за убийство евреями, перед их пасхой, мальчика Конрада евреи были осуждены и казнены.

 

В 1331 г. в Юберлингене (на Боденском озере) христианский мальчик был распят евреями, а его тело, исколотое и покрытое множеством мелких ран, было найдено в колодце. Осужденные по этому делу евреи были казнены.

 

В 1380 г. в Гагенбахе (Швабия) евреи похитили мальчика и мучили его; они были пойманы на месте преступления, по приговору суда их сожгли на костре.

 

В 1401 г. в Диссенгофене, в Швейцарии, был убит христианский мальчик Конрад Лора, 4 лет, неким Иоганном Цаан по подговору еврея Виттельмана, купившего у него кровь ребенка за 3 гульдена. Оба были казнены.

 

В 1442 г. в Линце, в Тироле, евреи похитили в Страстную Пятницу 3-летнюю девочку Урсулу, выпустили из нее кровь посредством множества уколов и ранок, а труп бросили в воду; виновные были найдены, осуждены и казнены.

 

В 1470 г. в деревне Эндлинген, в Бадене, за умерщвление целой семьи нищих — отца, матери и трех детей — евреи, уличенные и сознавшиеся, были приговорены маркграфом Карлом Баденским к сожжению.

 

В 1476 г. в Регенсбурге евреями была собрана кровь 8 христианских детей для каббалистических целей; в подвале дома еврея Иоселя были найдены останки этих детей и окровавленный камень-жертвенник; 17 евреев были осуждены и казнены.

 

В 1514 г. в Саксонии, в Гальте, еврей Пфефферкорн сознался, что похитил двух детей, причем одного он успел продать другим евреям и вместе с ними замучил.

 

В 1540 г. в Гейнингене, близ Нейбура, евреи привязали мальчика Михаила, 4 с половиной лет, к столбу вниз головой, всячески его мучили, искололи и изрезали; часть извлеченной из тела крови была найдена у евреев в другом городе. После трехдневных истязаний ребенок был убит, тело брошено в лесу и завалено листьями, где оно и было найдено. Преступление имело место перед еврейской пасхой, осужденные евреи были казнены.

 

В 1572 г. в Берлине евреи купили ребенка у нищего и замучили его, воспроизведя страдания Спасителя на кресте; виновные были найдены, осуждены и казнены в 1573 г.

 

В 1598 г. в Вязниках был замучен и умерщвлен младенец Альберт. Участ­ники убийства, будучи допрошены порознь, дали аналогичные показания: младенец был похищен перед пасхой, евреи Ицик, Залман, Мошко и Аарон замучили ребенка, исколов его и вскрыв вены, затем сообща задушили его. По объяснениям убийц, кровь ребенка была употреблена для теста опресноков (маца) и примешана к вину. Еврей Аарон признался, что евреи всегда употребляют кровь подобным образом, когда могут ее достать. Труп ребенка был выброшен в болото, на вопрос, почему евреи его не зарыли, еврей Ицик — один из убийц — ответил, что этого делать нельзя, погребать гоя — нечистое дело, т. е. тяжелый грех. Осужденные в Люблине, все евреи были казнены.

 

В 1610 г. еврей Шмуль (фамилий у евреев не было) похитил в местечке Сташне мальчика и продал его евреям в Шидловаце; последние приступили к истязанию ребенка, но были застигнуты на месте преступления, осуждены и казнены.

 

В 1669 г. еврей Рафаил Леви в Меце (Лотарингия) похитил мальчика, другие же евреи его умертвили. Останки замученного ребенка были найдены в лесу по указаниям заподозренных евреев, причем ими утверждалось, что мальчика заели волки. Платье на трупе оказалось целым, одетым после убийства, на платье не было никаких следов крови. Евреи были признаны виновными в убийстве и казнены. Было перехвачено письмо Леви на имя старейшин синагоги в Меце, в котором он просил помочь его семье: “Я поставил себя в это несчастное положение для <целей> общины”, говорилось в письме, и Леви требовал, в случае его казни, погребения по еврейскому обряду, иначе он не простит <им>.

 

Убийство в Саратове двух мальчиков в 1853 г. сопровождалось их обрезанием, евреи были полностью изобличены и осуждены в каторжные работы (смертной казни за уголовные преступления в России не существовало уже с середины XVIII века).

 

В 1881 г. в Галиции была зверски умерщвлена евреями девушка Франциска Мних, труп ее был брошен в овраг. Трое убийц-евреев были приговорены судом к смертной казни; кассация приговора повлекла за собой пересмотр дела, суд в новом составе вновь приговорил их к смерти. Еврейские и либеральные депутаты австрийского парламента возбудили ходатайства перед министром юстиции, в результате смертная казнь была заменена пожизненным заключением.

 

В 1899 г. еврей Гюльзнер был двумя судебными разбирательствами признан виновным в соучастии в убийстве 19-летней Агнесы Грузы и приговорен к смертной казни, которую имп. Франц-Иосиф заменил пожизненным заключением, которое Гюльзнер отбывает до сего дня (см. выше: освобожден в 1918 г. и прославлен венскими евреями как герой).

 

Карабчевский (защитник Бейлиса): Вы говорили о процессах прошлых столетий. Не можете ли вы одновременно перечислить процессы ведьм и колдунов, которые также были сожжены?

 

Пранайтис: Не знаю таких процессов...

 

Грузенберг (защитник Бейлиса): ...В Саратовском деле, известно ли вам мнение Госуд. Совета от 26 марта и 16 мая 1860 г., что Госуд. Совет отстраняет от себя рассмотрение вопроса о догмате крови <у евреев>... и обращается только к обстоятельствам дела об убийстве?..

 

Шмаков (поверенный гражд. истицы): В том определении, о котором только что говорил прис.пов. Грузенберг, Госуд.Совет решал вопрос о наличии ритуального убийства или же сказал только, что отклоняет решение этого вопроса?

 

Пранайтис: Госуд. Совет не брался решать вопрос о существовании ритуальных убийств, он сказал лишь, что устраняет этот вопрос...

 

Шмаков: Скажите, отец Пранайтис, были ли по Саратовскому делу установлены признаки ритуальности?

 

Пранайтис: Специальных признаков часто нельзя определить, поскольку они не всегда и всюду одни и те же; но по обнаруженным ранам и по обрезанию жертв это можно заключить...

 

Замысловский (поверенный гражд. истицы): По поводу Саратовского дела министру народного просвещения было направлено письмо <еврея профессора> Левинсона, в котором он писал: “Если это дело окончится, как я вполне убежден, тем, что возводимое на евреев обвинение окажется ложным, то осмелюсь высказать свое сердечное пожелание, чтобы оно (дело) было раз и навсегда уничтожено и чтобы правительство не позволяло впредь принимать подобных ложных доносов и придавать им значение дел судебных, исполнение же этих постановлений оградить всей строгостью закона и наказанием за его нарушение”. Известно ли вам такое письмо Левинсона министру?

 

Пранайтис: Да, я это читал.

 

Карабчевский: Да, конечно, чтобы устранить ложные доносы.

 

Замысловский: А ведь дело то кончилось не оправданием, а осуждением...