Глава 3. М и Ж: Маргарита по имени Жанна?

 

«Женщина должна работать только для собственного удовольствия, а добыванием денег должен заниматься мужчина» Наташа Королева

 

 «Фердинанд: Не может быть! Не может быть! В небесной оболочке не может скрываться сердце дьявола» Шиллер

 

«Какой мне выкуп за свободу дать? Ведь я, как вижу, пленница твоя...

Что могут обо мне подумать люди? Все знали, что плохие мы друзья, подумать могут – я его сгубила. Уста молвы начнут меня позорить, и во дворец проникнет клевета. Вот что несет мне эта смерть. Увы мне! Быть королевою в венце позора!» Шекспир

 

 

И в книге, и в сериале присутствует мощный символ: 2 белых розы в кровавой луже вина из чаши, расколотой рабом Пилата.  Что бы это значило?

Образ двух невинных душ, погубленных игемоном: Иешуа и Иуда.

Так! Есть другие мнения?

- Есть. Версия каноническая: эти розы – знак судьбы обольщенных Воландом Мастера и Маргариты. А вино – то самое, разлитое фалернское, по причине чего Афраний и вынужден был испить цекубу.

- А если допустить, что фалернское было отравлено? Вопрос: кем – Понтием, чтоб извести Афрания? Либо, наоборот, Афранием или Каифой, чтобы покончить с Пилатом? Ясно одно: это должен был сделать слуга, но ему передалась трусость хозяина, руки затряслись, и он разбил кувшин. Тогда получается, Азазелло ничего не врал, просто взял и передал любовникам настоящее фалернское, отравленное. Отсюда - и две розы белых в вине бордовом.

- Но все-таки вино первой приняла Марго. А мужчина… тот часто делает безрассудства, если на него смотрит женщина.

- Маргарита не из тех, - подает голос феминистка. - Это перл, это жемчужина из раковины, отбросившая шлак.

Почти аксиома, кстати! Такое преподнесение образа Марго согласуется с представлением Владимира Соловьева о вечной красоте простонародной Афродиты, рожденной из морской пены, постепенно раскрывающейся, обнажающейся, чистящей кожу от водорослей и планктона. Но пена сошла, и вот перед нами обработанная жемчужина. И если в начале романа эта «простонародная Афродита» восприимчива ко лжи и злу не менее, чем к истине и добру (сострадая возлюбленному, она позволяла себе лгать мужу), то вскорости Марго перерождается. А уже к финалу она обретает нравственную силу, при помощи которой ей удается противостоять «глубинам сатанинским последних времен», по выражению Соловьева.

Ирина Галинская поэтически докончила этот духовный прогресс: «До тех пор пока Маргарита только «лживое подобие» той «Вечной красоты», она бессильна помочь Мастеру даже в самые роковые минуты. «Но, как только «все обманы исчезли» и красота Маргариты, прежде «обманчивая и бессильная», преображается в «красоту неземную», эта «непомерной красоты женщина» избавляет Мастера от страданий, способствует возрождению созданного им «слова» (т. е. романа об Иешуа) и, в конечном счете, побеждает смерть, ибо в смерти восходит вместе со своим возлюбленным к новой вечной жизни, вечному покою».

А вслед, за тем начинается ее упоительный полет в лунной ночи и подготовка к балу, и сам Великий Бал сатаны, где она хозяйка, королева…

Читаешь посвященные Маргарите страницы, и приходит соблазн назвать их поэмой Булгакова во славу своей собственной возлюбленной, Елены Сергеевны, с которой он готов был совершить, как написал о том на подаренном ей экземпляре сборника «Дьяволиада», и действительно совершил «свой последний полет». Наверно, от­части так оно и есть — поэма. Во всех приключениях Мар­гариты — и во время полета, и в гостях у Воланда — ее сопровождает любящий взгляд автора, в котором и неж­ная ласка, и гордость за нее — за истинно королевское ее достоинство, великодушие, такт, — и благодарность за Мастера, которого она силою своей любви возвращает из небытия.

Разумеется, этим ее роль не ограничивается. И лю­бовь, и вся история Мастера и Маргариты — это не одна из линий романа, а самая главная. Рождаясь, как отго­лосок бессмертной библейской истории (судьба Иешуа — судьба Мастера), она словно чистый прозрачный ручей пересекает все пространство романа от края до края, прорываюсь сквозь завалы и пропасти на ее пути и уходя в потусторонний мир, в вечность. К ней сходятся все со­бытия и явления, которыми заполнено действие, — и быт, и политика, и культура, и философия. Все отражается в светлых водах этого ручья. Но отраженное предстает в своем истинном виде без тех покровов, в какие обряжено по своей или не по своей воле. И бывший стихоплет и за­дира Иван Бездомный оборачивается натурой пытливой и подлинно поэтической, Иванушкой, Иваном Николае­вичем, а умнейший и милейший Алоизий Могарыч — обыкновенным доносчиком-Иудой, «подвижники» из МАССОЛИТА — наемниками, готовыми топтать все талантливое ради одобрения власть имущих, а сумасшедший дом — единственным приютом, где к людям, которые ограблены, как Мастер, или всей системой их бытия превращены в марионеток, как «хоровики» из Зрелищной комиссии, возвращается их человеческая сущность. – Владимир Боборыкин…

Все это, наверное, пафосно и поэтично. Но в данном случае автору роднее четкий диагноз диакона Кураева: Маргарита – это «самка, сексуально озабоченная», и сквозь эту призму весь роман выглядит, отнюдь, не гимном великой любви, а хроникой осатанения самки.

И это так. Если по фильму! Более всего тенденция заметна по мере вхождения в образ актрисы Анны Ковальчук. Ее Маргарита заиграла магическими блестками, оседлав швабру. Ведовской крем преобразил ее и как актрису. Статика перешла в динамику. Из графита вылупился брильянт, а из ракушки - жемчуг.

Не секрет, что та часть близких к православию людей, кто мало-мальски толерантен к роману Булгакова в целом, не слишком терпима к Маргарите. Их эпитеты не назовешь лестными: «Недалека, избалована и капризна. Дамочка ищет игривых развлечений и острых амурных ощущений. Чтоб на грани фола. На грани добра и зла, рая и ада. Впрочем, и эту грань она быстро перескакивает, утаскивая за собой и сексуального невольника, «моего любовника». Она безудержна, как в рефлексах, так и в страстях: если любовь, то напоказ, нагишом – в роли королевы бала самых порочных существ истории. Если месть, то без границ между правым и левым. Если милость, то хотя б и к детоубийце!»…

С особами духовного звания и их единомышленниками в корне не согласна «творческая интеллигенция»: нрав Маргариты, раскрывшийся на балу у Сатаны представляется продолжением и развитием ренессансных традиций, когда в условиях крайне нормативного государства женщина, преступающая семейный долг и ради любимого отдающая душу дьяволу, бросает вызов этому государству - гонителю ее возлюбленного. Власти предержащим сама возможность чьей-то неподконтрольности уязвляет, поэтому Воланду ясно, что счастливыми свободные люди здесь быть не могут. И он умерщвляет и Маргариту, и Мастера, предоставив им «покой» и соединив любовников навечно в иной жизни. Обоим тем самым сохраняется высшая свобода. Но Марго не сатанеющая фанатка нечисти. «Она интуитивно и сразу схватывает истину, как способен на это лишь нравственный и разумный человек с легкой душой, не отягощенный грехами. Если она по христианским догмам и грешница, то такая, которую язык не поворачивается осудить, ибо любовь ее на редкость самоотверженна, так может любить только истинно земная женщина» (В.И. Немцев «Михаил Булгаков: становление романиста»).

Весьма лояльна либеральная аудитория и к раздеванию героини. Для некоторых голая Маргарита – один из совершеннейших образов феминизма, освобождения женщины. От условностей, от патриархата, от сантиментов.

Если же отбросить фарисейские уловки и культовые заклинания, то нетрудно разглядеть весь масштаб любовного и душевного потенциала этой женщины.

Вот Маргарита оставляет в решающую минуту погибающего любовника,  и уже никакие ее предлоги и оправдания не состоятельны. Для великой любви (а любовь не может не быть великой) доводы: «не могу остаться» - не оправдание. Долг, благоприличие – это тот ошейник, который пристегивает Маргариту к рабскому столбу этикета. И это никак не стыкуется с беззаветностью, безграничностью Любви. Да, она могла какое-то время после знакомства, поддерживая видимость «семьи», оставлять мастера, но не имела права его покинуть в роковой час.

Я бы не стал так дотошничать с этим словом, да режиссер Бортко самолично пошел на обострение, подменив слова.

«Нормальный» преуспевающий человек, типичный узник карьеры, разумеется, найдет ей оправдания: «Она сделала это ради лучшего будущего для обоих», а то и «ради ухода из поганого коммунячьего настоящего». И не понять болезному, что уход-то… куда? А туда, милый, – на тот свет! Либерализм неистребим, он вопиет даже с того света.

«Слушай беззвучие, — говорила Маргарита мастеру, — слушай и наслаждайся тишиной... Вечером к тебе придут те... кто тебя не потревожит... Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак. Сон укрепит тебя, ты будешь рассуждать мудро... Беречь твой сон буду я».

Вот во что, оказывается, вылилась идиллическая картина, которую «нашептала» Маргарита своему возлюбленному... «Память мастера, беспокойная, исколотая память, стала потухать», ее заменил сон мудрого пескаря. Покой, которым «награжден» мастер, — это забвение совести, духовная смерть.

И вот, наконец, черная ермолка с желтой буквой «М» самою Маргаритой поименована тем, чем она является в действительности: «засаленный и вечный колпак». Что ж, создательнице сотканного из паутины«колпака», исполнительнице околпачивания лучше знать смысл своей черно-желтой символики. Поистине, шутовской колпак... Колпак в придачу к беззвучию.

«Беззвучие», значит? Надо б по этой теме объясниться.

Когда мы достигли духовного развития, необходимого, чтобы сознательно войти в Мир Мысли, и покидаем Мир Желаний, который является областью света и цвета, мы проходим через состояние, которое оккультный исследователь называет Великим Безмолвием. Как уже упоминалось, высшие слои Мира Желаний являют пестроту смешанных форм и звуков, но когда мы проходим через Великое Безмолвие, кажется, что весь мир исчез и Дух как бы парит в океане интенсивного света, в полнейшем одиночестве, но абсолютно бесстрашно благодаря тому, что наполнен чувством своей непоколебимой безопасности, уже не подчиненный ни форме, ни звуку, ни прошлому, ни будущему: все есть единое вечное НАСТОЯЩЕЕ. Здесь, похоже, нет ни удовольствия, ни боли, но чувство присутствует, полностью центрированное на идее: "Я есмь!". Человеческое Эго стоит лицом к лицу с самим собой, и в течение этого времени все остальное исключено. - Макс Гендель «Мистерии розенкрейцеров».

Интересный факт: именно Маргарита, то есть женщина, выступает в романе, как тайный адепт, приобщающий мастера к избранному кругу «просветленных».

С этой колокольни», неплохо бы разобраться: а могла ли женщина, наперекор алхимическим строгостям, стать полноправным членом эзотерического «управления», гностической «команды» или герметического «комитета»?

В далеком прошлом, так же как и в настоящее время, женщины достигали высоких степеней посвящения и должным образом усваивали тай­ное знание Ордена. История ни в коем случае не замалчи­вает успехи женщин в области оккультных исследований. Уместно будет упомянуть Перенелль, жену и соратника по работе Николая Фламеля, Мартину Бетеро, коллегу барона Жана де Шатле, которая умерла около 1645г., а также вдову, товарища по работе и вдохновительницу Иоганна Георга Гихтеля (впоследствии она воплощала для него Софию, Бо­жественную Мудрость) Джоанну, которая скончалась в 1700г., получив известность мистика-теософа. Современный оккультист без напоминаний прекрасно помнит великих герметисток и теософок нашей эпохи: в частности Анну Кингсфорд, которой мы лишились из-за ее преждевремен­ной смерти. Она в самом деле была озарена Светом Боже­ственного Знания Солнца. И никто, кому довелось хоть раз слышать ее лекции или обсуждения герметических докт­рин, никогда не забудет ее эрудицию и красноречие, ее кра­соту и изящество. Следует вспомнить и мадам Блаватскую. – У.  Уэскткотт «Лекция по официальной истории «Золотого Рассвета» (1891-1894).

«Что мне за дело до его свободы?». Слова еще одной Маргариты отнесенные к другому герою (Шекспир «Генрих VI») как нельзя точно  дополняют характеристику булгаковской красавицы. Трудно не согласиться с  Андреем Кураевым:

«Как видим, свой внутренний комфорт Маргарита ценит выше встречи с Мастером. Воланд предупредил, что исполнит лишь одну ее просьбу. Маргарита имеет все основания подозревать, что Мастер в тюрьме. Но просит она не за него.  За себя. За  свой покой».

Метко. Иными словами, Маргарита успешно прошла испытание Воланда. Вот если бы она бросилась сразу просить за Мастера, жертвуя собой – вот тогда она явила бы чуждость своего духа духу Воланда. А так – оба оказались одного поля ягодами. Ради себя они могут помогать людям, но ради себя же могут и перешагивать через них. Такая Маргарита Воланду понятна. Ее можно забрать с собой из Москвы.

Еще Маргарита заступается за Понтия Пилата. Но как-то очень несимпатично описывается это ее «заступничество»:

«- Отпустите его, - вдруг пронзительно крикнула Маргарита так, как когда-то кричала, когда была ведьмой, и от этого крика сорвался камень в горах и полетел по уступам в бездну, оглашая горы грохотом. Но Маргарита не могла сказать, был ли это грохот падения или грохот сатанинского смеха».

В раннем варианте рукописи есть и такие строки: «О, как мне жаль его, о, как это жестоко! – заломив руки, простонала Маргарита»…

И еще ответьте, могла ли чистая женщина столь плотоядно себя вести, как это делает Маргарита, нарушая все каноны поведения русской женщины? Да и само ее имя – сушеная смоква для русской героини.

Тогда, при первой встрече, когда Мастер сказал, что ему не нравятся эти цветы, Маргарита выбросила их. Но, как оказалось, это зловещее сочетание — желтое с черным, ассоциируемое с неверностью, изменой — было не случайным; более того, Маргарита от своей геральдики не только не отказалась, но и сшила Мастеру ту самую черную шапочку с желтой буквой "М". Что касается целомудрия Маргариты, то в это понятие никак не укладывается ее эксгибиционизм. Можно допустить, да и то весьма условно, что на балу это выглядело как вынужденный акт самопожертвования; но навязчивая демонстрация своей наготы соседу, заявления типа "Мне нравится быстрота и нагота", "Плевала я на это" (в ответ на предупреждение Мастера "Ты хоть запахнись" перед появлением Азазелло) показывают, что стыдливостью Маргарита не страдала».  

Из раннего варианта рукописи: «Гроздья винограду появились перед Маргаритой на столике, и она расхохоталась — ножкой вазы служил золотой фаллос. Хохоча, Маргарита тронула его, и он ожил в ее руке. Заливаясь хохотом и отплевываясь, Маргарита отдернула руку. Тут подсели с двух сторон. Один мохнатый, с горящими глазами, прильнул к левому уху и зашептал обольстительные непристойности, другой — фрачник — привалился к правому боку и стал нежно обнимать за талию. Девчонка уселась на корточки перед Маргаритой, начала целовать ее колени.

— Ах, весело! Ах, весело! — кричала Маргарита, — и все забудешь. Молчите, болван! — говорила она тому, который шептал, и зажимала ему горячий рот, но в то же время сама подставляла ухо".

Да, очень яркий пассаж. Но при чтении его не покидает чувство удивления — как можно после такого красочного описания поведения шлюхи настаивать на версии о том, что под Маргаритой Булгаков подразумевал свою собственную жену, даже если она когда-то и давала для этого повод (если верить В. Я. Лакшину). Ведь русский человек может поставить жене синяк под глазом, может глаз выбить; может, наконец, выгнать ее в ночной сорочке на мороз; но изобразить ее в таком виде письменно ... Нет, на такое зверство ни один русский не способен. – Андрей Кураев «Мастер и Маргарита»…           

Так ненароком и поверишь Ломброзо: «женская любовь - особый вид материнского чувства, у дам с ослаблением этого чувства развивается нравственное помешательство проституток».

Не стоит передергивать, - прервут почитатели. - А то ведь так изрядная доля «тумаков», того и гляди, перепадет супруге писателя.

Почему же ей?

А потому, что, по мнению очень многих (сформированному, разумеется, немногочисленной группой исследователей), Маргарита – это все же романтизированный образ последней жены Булгакова.

Ирина Галинская убедительно показала, что сразу после публикации романа в 1967 году в качестве прототипа верной подруги Мастера творческая интеллигенция законно восприняла еще живую вдову писателя, Елену Сергеевну. Можно припомнить также, что возлюбленной первого Фауста из книги англичанина Кристофера Марло, это 16-й век, выступает дух Елены Прекрасной, дочери троянского царя Приама. Той, которая стала яблоком раздора всех эллинов.

Согласно другому подходу свою Маргариту, динамично борющуюся за Мастера и собственное счастье с ним, Булгаков противопоставил образу Гретхен из «Фауста» Гете.

Третьим импонирует позиция самой Галинской: дескать, в образе Маргариты Булгаковым воплощена так называемая теологема Софии — вечной женственности, восходящая к гениальному украинскому философу Григорию Сковороде и нашему Владимиру Соловьеву. Указав на внешнюю сомнительность связи Софии с именем Сковороды, Галинская пояснила, что это связано с тем, что, работая над «Мастером и Маргаритой», Булгаков воспринимал некоторые постулаты философии Сковороды сквозь призму книги Николая Эрна о нем. А Эрн, утверждая, что «в высших моментах своего философского созерцания» Сковорода заговаривал о «женственной сущности мира, о таинственном отношении его к Деве, превосходящей разум премудрых», трактовал эти его воззрения как «глубочайшую основу новой чисто русской метафизики», из коей и выводил, в свою очередь, тему вечной женственности у Соловьева.

В общем, лепота и умиление, еще б два вздоха, три нюха, и полное благорастворение воздухов.

Ан нет, с почтительно-панегирическим подходом довольно резко контрастирует «чекистская версия», не шибко лояльная к светлой памяти Елены Шиловской-Булгаковой.

Автор секретного донесения в ОГПУ по поводу письма Булгакова Правительству (1930 г.) — Елена Сергеевна, его будущаяжена. Решение о его работе в МХАТ принял не Сталин, а Ягода.

…Если стать на точку зрения комментаторов романа, упорно увязывающих образы этих персонажей с биографическими чертами Булгакова и Елены Сергеевны, то, сказавши "а", надо все-таки доводить дело до логического конца. А он не совсем приятный: Маргарита предала Мастера, покинула его, и после ее ухода на встречу с теми, кто ее ждал, к Мастеру "постучали". То есть, с точки зрения биографичности, этот булгаковский пассаж не делает чести Маргарите. Елене Сергеевне, если уж становиться на точку зрения булгаковедов. А с учетом всего изложенного выше, а также того самопожертвования, на которое шла ради Булгакова Елена Сергеевна, игравшая рискованную роль двойного агента, следует признать, что в непростой психологической игре "та" сторона — в лице Генриха Ягоды — к этому агенту все же относилась более уважительно. По крайней мере, не стала обвинять его на страницах романа в своих бедах, а, наоборот, даже скрыла от общественности псевдоним, чтобы ненароком не бросить тень подозрения. Не обессудьте, господа булгаковеды, я следую вашей логике. Вы первыми затянули эту песню, а я всего лишь не выбрасываю из нее слов. И на ваше "а", раз оно так уж вам нравится, извольте получить все остальное. – Альфред Барков «Роман Михаила»…

Шестым чувством распознаю свирепые вопли попранных, униженных и оскорбленных: «Мы бы не советовали ни органам, ни легкомысленным авторам бравировать не самой стандартной логикой Альфреда Баркова, между прочим, не профессионального булгаковеда, а дилетанта из горных инженеров, кажется. Любитель, ежели попроще»…

Любители тоже не лезут за словом в карман: «Между прочим, этот любитель осуществил самую нестандартную, но и столь же убедительную реконструкцию экскурсий героев романа по улицам Москвы, которая могла прийти на ум разве только неискушенному провинциалу. Побольше б таких любителей».

Итак, Барков доказывает, что булгаковский дом «Грибоедова» – это дом ученых, который в те годы возглавляла Мария Федоровна Андреева-Желябужская, супруга пролетарского классика Горького, бывшая допреж и музой купца-мецената Саввы Морозова. По логике Баркова, высокопоставленным и богатым супругом Маргариты Николаевны и был этот спонсор первой русской революции на новый лад.

«Очень хороший и совестливый был человек, сам из трудяг, а потому нутром, утробою понимавший нужды рабочего класса», - гласит революционный миф.

Ась? Вы про кого - про Савву Морозова? Либо про Ефима Копеляна, того, что: «лошадям шампанского!» - в советском боевике «Николай Бауман»?

В 1885 году состоялась историческая стачка на мануфактуре благодетеля нашего Саввы Морозова в Орехово-Зуеве, в которой принимали учас­тие 7—8 тысяч человек… А что самое главное, это был уже не просто стихийный крик по одному како­му-то конкретному поводу - впервые рабочими был сформулирован и вручен губернатору список требований. В него входили такие пункты, как требование, чтобы штрафы не превышали 5 копеек с заработанного рубля, чтобы хозяин платил за простой по его вине, чтобы условия найма соответствовали закону и т. д.

…Как вы думаете, за что штрафовали? Во-первых, естественно, за опоздание. Завод Мартына (Харьковский округ): за опоздание на 15 минут вычитается четверть дневного заработка, на 20 минут и более — весь дневной заработок. На писчебумажной фабрике Панченко за час опоздания вычитается как за два дня работы. Но это как бы строго, но понятно. А как вы думаете, за что еще штрафовали? Впрочем, тут современной фантазии не хватит, что бы такое придумать, надо доподлинно быть «отцом» рабочих. Фабрика Пешкова: штраф в один рубль, если рабочий выйдет за ворота (в нерабочее время, ибо выход за ворота фабрики был вообще запрещен!). Мануфактура Алафузова (Казань): от 2 до 5 рублей, если рабочий «прошелся, крадучись, по двору». Другие примеры: 3 рубля за употребление непри­личных слов, 15 копеек за нехождение в церковь (в един­ственный выходной, когда можно поспать!). А еще штра­фовали за перелезание через фабричный забор, за охоту в лесу, за то, что соберутся вместе несколько человек, что недостаточно деликатно рабочий поздоровался и пр. На Никольской мануфактуре благодетеля нашего Саввы Морозова штрафы составляли до 40 % выдаваемой зарплаты, причем до выхода специального закона 1886 года они взыскивались в пользу хозяина. Надо ли объяснять, как администрация старалась и как преуспевала в самых раз­нообразных придирках?

…Контора платила рабочим, когда хотела, не признавая за собой никаких обязательств, зато рабочий был опутан договором, как сетью. - Елена Прудникова «Сталин. Второе убийство».

Однако хватит про реальных жен и мужей, переходим к романным любовникам…

В ночь, когда с мастером случилась беда…

Да не стесняйтесь слова «арест», - шепчут под локоть…

В ту ночь Маргарита не просто предала Мастера, а фактически передала его в руки тех, к кому она в самое неподходящее время уходила "гулять" и кто через четверть часа после того, как она покинула Мастера (слово "покинула" — в тексте романа!), "постучал" к нему в окна. А чтобы у читателя ненароком не возникли сомнения на этот счет, Булгаков включает в "ершалаимскую" часть фабулы методику такой "передачи" Иуды в руки палачей Низой.

Как ни крути, грешница была Маргарита Николаевна. Вот тоже бал ста королей взять. Все-все, до единого, великие грешники и злодеи ее не только своею признают, но и королевой! А никого из этой честной компании не назовешь невинно оболганным. Во всяком случае, с точки зрения современников Булгакова, все это – однозначно мерзавцы и убийцы высшей пробы. А гордая Марго, гляньте-ка, терпима к самым страшным палачам. Она идет на то, чтоб купить свое счастье, прощая или просто поощряя заглавных фигурантов зла.

Или возьмем такой аспект: у Марго страсть к тому, что сделано первоклассно. Восхищение перед блеском. Того же, что в этом она может заблуждаться, надменная дамочка даже не допускает, а за нею - и все умиленные легионы читателей-воздыхателей. Ну так получи: Азазелло преподнесет ей мастерский урок первоклассного отравления! На ус бы всем намотать. Ничуть не бывало, хор оваций не смолкает.

А я вот что еще заметил, - делится современный большевик. - У Михаила Александровича в других произведениях женские образы что ль как-то милее, человечнее что ли. Елена Турбина (Тальберг). Серафима Корзухина (Голубкова)… Их совершенно невозможно вообразить с выкрутасами Маргариты. И еще труднее, прав тут отец Кураев, представить Наташу Ростову с фаллическим подсвечником в руке, как в одной из редакций «М и М». А причина, как я понимаю, одна: воспитание другое. При том что условия первого замужества у всех дамочек сходные: у Елены Тальберг муж – важная «шишка» при штабе гетмана Скоропадского, у Серафимы – богатенький хлыщ из обозных «маркитантов», у оригинала Маргариты – красный военчин Шиловский. Но здесь все совпадения уже никак не романные. Придуманные «Дни Турбиных» были поставлены намного раньше завязки жизненного романа Михаила Булгакова и Елены Шиловской. Там тоже рыжая красавица Лена ушла от Тальберга, в фильме его играет молодой Басилашвили, к красавцу Шервинскому – Лановому. И последнее воодушевляет. Маргарита же, - усиливается акцент, - типичная современная россиянка, интеллигентка-пустомеля, злословная школярка из тех, что заполонили наши экраны, что стригут Россию по полной программе, но при этом даже на йоту не благодарны родимой стране за свое нынешнее преуспеяние. Они злобны, они плюют на «эту страну» и даже не задумаются  сдать ее цивилизаторам и с Запада, и Юга и с Востока»…

Автору ничего не остается, как привести свой давний памфлет на эту тему, опубликованный за три года до программы «демографического прорыва» Президента России:

«Вопрос:

«Что лучше: муж-китаец или муж-пьяница?» – «Трибуна», 19.03.2003.

Ответ:

Итак, ломом в лоб с высокой трибуны: «Что лучше: муж-китаец или муж-пьяница?». «Вопрос на засыпку» во всех отношениях лукав! И в том, что в «обеих альтернативах» мужу отказано в одушевленности, и он низведен до вещи, бытового приложения. Будь иначе, вместо «что» хотя б из вежливости проставили «Кто». Примечательно, что слово «пьяница» в таком контексте даже дурак и пьяница сообразит заменить на: «русский». Таков расчет. Оскорбить титульную нацию нынче - дело плевое.

А коли так, пошли тетки мазать мужиков. И не абы каких – сибирских, искони самых трудолюбивых и здоровых. Что ж тогда про остальных-то? Опровергать блиц-маразм бабьего квохтанья (за исключением, может быть, пары особ) – себя срамить. «Умнички» с блеском засыпались сами. Логические хромыли и нестыковки – через слово. А одна так, семейное счастье с деньгами, то есть китайцами, отождествив, заключила: «уж лучше пусть будут китайцы, чем женщины вообще без семейного счастья (денег! – автор) останутся». Женская логика… Как тут спорить? Невольно крякнешь: «Не зря-таки баб на Руси к управе не допускали. Екатерины Великие и Василисы Кожины у нас в раритете. Тогда как всяких Мнишек, Аликс и Таракановых – пруд пруди».

К «Трибуне» не придирайтесь. Газета, она, что? - озвучила, что заказано. Даже польза: экий «иконостасик» раскатала. К «иконушкам» претензий нет тем паче. Такие уж они в натуре, новые «ярославны». И тем, что в газету квакнули, славы точно не урвут. Похоже, наоборот, переусердствовали барышни, стирая о себе добрую память в Русской истории. Поганую ж метину не отскоблить. И поделом. Жестоко, неджентльменисто!? А «что» и «пьяница», как синонимы Русского мужчины – это разве «прекраснопольно»?

Тогда  попрошу вообразить «Плач Ярославны». Но не по Игорю, а по Кончаку половецкому. Муж-то в полоне, пошто ж теряться? И моде в унисон: на безрыбье и раком не грех… Закусить.  Подставляйся под иноземного захватчика, под смердящего охальника. Пусть гад, пусть силком, пусть рыгает, пусть залетный. Зато «прыгает» часто и «жеребит» прытко. А что не любит, да не мастерит… Велика печаль - разбоем, форцой и обманом закалымит гуще, чем «наш Ваня» трудом тяжким, честным, но… Стократ заниженным и месяцами неоплаченным! Чужак же и тесемочку расписную под колодки сладит, и хомут резьбою украсит, на выю снарядя. Не стыдно перед соседскими кобылками… тпру, товарками, погарцевать…

Вообще, спервогляду примитив-рефрен (то есть «рефрен прим ТВ») «а капелла» - сугубо житейский, семейный. А вот глубже коль копнуть, так начинка не то что с демографическим перчиком, но и с хренком самым что ни на есть геополитическим. Послушайте…

«Та часть нашей страны (Сибирь) мало освоена» (Н. Фатеева).  «Люди оттуда уезжают, на их место приходят китайцы, и это закономерно» (Т. Заславская). Лихо! Это как же вас, сударыни, понимать? Россия, значит, создавалась трудом, горбом и кровью русских. Наш народ, государствообразующая нация, значит, строил, защищал, тянул из тины чужих, воспитывал. А чуть надорвался, - на же получи! Его мигом сметают те, кого он тащил, берег, прочь гонят с обжитых земель! Это что - благодарность такая? Если – да, то более чем странно слышать ее из уст… «русских женщин». Чьи бабушки когда-то шли за мужьями в Сибирь. А эти готовы, сбагрив родименького оттуда, выскочить за китайца?! Но мало ли кто что пищит. Девьему «иконостасу» противопоставим другой.

«Бедная Россия, бедный Александр Сергеевич, если главные в ней люди из рода Нессельроде» (М.Ю. Лермонтов). Борец с чеченским сепаратизмом 1830-х, по счастью, не догадывался, что спустя 160 лет актуальнее будут не Нессельроде и Бенкендорфы, а… Казбичи и Азаматы, плюс Кимы и Цои. Знаю, сейчас в глаза учнут клевать: да ваш Лермонтов, да ваш Даль, да и Пушкин сам – корнями не русские. Да, да… Да только еще Даль (который, как теперь доказано – русский) за всех и ответил: мол, русским может считаться лишь тот, кто любит Россию всей душою, мыслит, говорит и думает по-русски. А уж в этом разрезе крепкое берет сомнение, что абреки на «русских» рынках когда-нибудь обрусеют по Далю…

«Всякая империя, исторически жизнепригодная, должна иметь национальное ядро, из которого и вокруг которого совершается ее всемирно-историческая работа» (Н.А. Бердяев).

«Национальность есть для нас и страсть, и бремя, и судьба, и долг, и  дар, и призвание, и жизнь… Даже те государства, которые в своем окончательном виде состоят из многих племен и народностей, возникли в результате государственной деятельности одного народа, который является в этом смысле «господствующим», или державным… В этом смысле Россия, конечно, остается и останется русским государством» (С.Н. Булгаков).

Теперь попробуем доказать, нет – не продвинутым леди, а обманутым их былою красотою простакам, в чем Подлая неправда подобных дамочек.  Вот потезисное растелешение лжи.

  «Пускай будет желтым, черным, коричневым…» (В. Васильева). Больно, что в блиц-засыпку о правомерности завоевания Сибири и русских женщин иноземцами включилась «героиня» старого фильма «Сказание о земле Сибирской» (для народа-то Вера слилась с кино-образом). Ах, что делает время! Вот вам зараз и драма, и фарс.

 Слово ученым. «Вся история России есть история размежевания с другими народа­ми - в особенности с народами инорасовыми... Иноземцы-завоеватели никогда не получали среди русских верноподданного населения, готового на ассимиляцию. Даже татаро-монгольское иго, которым нам тычут в лицо нечистоплотные историки, ничуть не сказа­лось на русской этнической обособленности. С врагом если и роднились, то только вынужденно и только в княжеских верхах. Россия могла склонить голову перед силой, но русские никогда не делали свой дом проходным двором, в котором смешиваются разноликие племена. В этом смысле Рос­сия выгодно отличается от Европы, не говоря уже об Америке. Русская мудрость, русская идея в самой своей сердцевине всегда были обоснованием сохранения расовой чистоты» (В. Авдеев, А. Савельев «Раса и Русская идея»).

На уже готовые выплеснуться поношения в расизме, заметим: история ХХ века убеждает, что зло – не в расовых теориях, а именно в замалчивании (вплоть до запрета) расовых особенностей и законов. В конце концов, гитлеровская расовая теория и расоведение в антропологии – все равно, что заточка против скальпеля. Так же как троцкизм – не коммунизм (в тысячелетнем идеале), а его извращенная форма.

«Ничего страшного в увеличении количества смешанных браков нет» (И. Салтыкова). Это кто ж лепечет-то, позвольте спросить: академик этнографии, Миклухо-Маклай? Хо-хо, на что нам мнение Маклаев и всяких там антропологов? Теперь гласность: у кого глотка, пардон, микрофон громче, тот и прав. И все-таки послушаем профессионалов.

 «У русских людей не было расового фанатизма, и они охотно шли на смешанные браки. Но феномен славянства состоит в том, что от смешанных браков дети очень часто остаются в лоне малых народов. Русские с удивительным спокойствием смотрят на то, что их дети становятся по воспитанию и культуре зырянами, мордвою, пермяками  - главное, чтобы они были православными. Это во многом объясняет тот факт, что славянский расовый тип сохранился у великорусов в первозданной чистоте, и, вместе с тем, расовый тип окружающих русских соседей воспринял в себя славянский компонент.

Нелепым является и утверждение о «нечистых великорусах», и убеждение в неспособности чистых этносов строить империи. История говорит о другом. И греки, и римляне начинали свою стройку великих империй, будучи народами несмешанными. Именно смешение с иноплеменными явилось главной причиной гибели и империи Александра, и гордого имперского Рима.» (Владимир Ларионов «Расовые и генетические аспекты этнической истории Русского народа»).

Да уж, в свое время хватало имперских агиток, учивших, что противиться смешанному браку – предубеждение. Сегодня осознаем: то не предубеждение. То инстинкт родового предохранения. Вид тянется к виду, род к роду, порода к породе. Стайный Волк обойдет шакала, овчарка – гиену…

«В России вообще мужчин нормальных нет» (Н. Фатеева).

На это, конечно, проще было бы ответить: все нормальные мужики, генофонд нации (Женя Родионов или псковские десантники) гибнут и калечатся в горячих точках, не в пример тем выродкам, с которыми, по собственному, так выходит, признанию, общается тетенька актриса. Так русские что от титьки – уроды?

Австрийский дипломат барон Мейерберг в XVII писал о русских: «… многие доживают до глубокой старости, не испытав никогда и никакой болезни. Там можно видеть сохранивших всю силу семидесятилетних стариков, с такой крепостью в мускулистых руках, что выносят работу вовсе не под силу нашим молодым людям… Московитяне говорят, однако ж, будто бы это больше оттого, что они пренебрегают врачебным искус­ством».

«Очень многие пьют, за работу не держатся…» (И. Соловьева).

Студентке такие обобщения простительны. Все наши доводы предназначены как раз для неопытных, наивных, обманутых, введенных в заблуждение. Вот вам по поводу «русского безделья и пьянства»: «Русские геополитические победы были возможны только потому, что русские колонисты были сильнее, трудолюбивее, умнее, сплочен­нее, чем туземцы. Их жизнеродная сила и производительность труда были выше, чем преимущественно и объясняется беспрерывное раздвижение границ Российской Империи вплоть до соприкосновения с великими цивилизациями» (Авдеев и  Савельев, указ. соч.).

«Нас обвиняют в пьянстве. Но само употребление водки появилось у нас на несколько веков позже, чем на Западе - лишь при Иване Грозном... В XVII в. немцы в сравнении с русскими пили «зело вельми». В борьбу за мировое первенство по пьянству русские включились лишь после 1953 г. - в эпоху «развитого социализма», а достигнуто это первенство было лишь после 1991 г. в результате «революционной перестройки» и «демократических реформ». В 1913 г. потребление алкоголя на душу населения было у нас вдвое меньше, чем в 1984 г. Так что пьянство не является для русских ни «национальной чертой», ни даже «глубокой историчес­кой традицией».

Нас обвиняют в беспечности, разгильдяйстве, бесхозяйственности. Но перечитайте «Домострой», Островского, Салтыкова-Щедрина. Аккордный, авральный характер русского хозяйства не мог не поро­дить бережливости, стремления создать запасы на «черный день», а чув­ство справедливости, равенства, вело к организованному общественному самоуправлению внутри артели, слободы, сельской общины. Посмотрите на наших пенсионеров, которых бессовестно ограбили Гайдар с Чубайсом. У всех до 1991 г. было накоплено по несколько тысяч брежневских рублей «на старость» и «на похороны» -  несколько десятков среднемесячных пенсий.

Такими же рачительными хозяевами были и создатели русского государства - великие князья Московские…. Такой была и наша национальная элита от Строгановых и Демидовых до Морозовых и Рябушинских.

И в советское время русские прекрасно организовывались «сни­зу» - от очередей за дефицитными товарами до первых кооперативов. Не надо забывать, что до того, как «потерять» Россию, русские все же сумели ее создать: величайшую и богатейшую державу мира - в тяжелейших климатических условиях при непрерывном отражении внешней агрессии. При беспечности, разгильдяйстве и бесхозяйствен­ности это было бы невозможно.

Нас обвиняют, что русские-де лентяи, плохие работники. Но в на­шем климате только для того, чтобы выжить, необходимо работать до смерти. Образ Емели, лежащего на печи, за которого все делается само собой, «по щучьему велению» - не от лени, а от постоянного сверхнапряжения, от мечты об отдыхе, это реакция на труд от зари до зари.

Способны ли мы, русские, к упорному систематическому труду? Посмотрите на Новгород, где дороги из десятилетия в десятилетие, из века в век мостились десятками рядов деревянных мостовых, на русские горо­да, каждое столетие по несколько раз выгоравшие дотла - и за пару лет отстраивавшиеся... Примеры систематического упорного труда всего народа - хоть строительство засечных черт против агрессии крымских татар, хоть освоение всего за 100 лет малопригодной для жизни Сибири. Русские проявляли методическую целеустремленность при строительстве флота» (Сергей Марочкин «Народ. Среда. Характер»).

«И не надо бояться потерять полстраны. Ну, будут за Уралом детки немного раскосенькие, что от этого изменится?» (Л. Рубальская).

Сей «перл» вызывает далеко не лирические ассоциации. Взяла вот так вот барски да приговорила Сибирь к раскосенькому будущему. Но кто? - поэтесса! И что? – Сибирь, воспетую лучшими стихотворцами России! Что ж, сказ пойдет о сибиряках. О том, как на самом деле народы Сибири и Севера приняли русских первопроходцев. И о том, сколь никчемные и никудышные лодыри были наши предки, умудрясь при этом освоить земли, отстоявшие за пять-семь тысяч верст от их вотчин?! А вот жившие тысячелетиями в паре сотен километров от тех же мест китайцы, корейцы и японцы все это с чего-то прошляпили! Японцы так те сподобились не «открыть» даже Сахалин! А нынче, значит, на готовый и чужой каравай свой роток разевай?!

А на деле? Оказывается, «большинство народов Севера, в первую очередь, финно-угорского происхождения, очень положительно восприняли завоевание и заселение Урала и Сибири русскими людьми… В Ермаке и казаках население Сибири видело освободителей от чуждой семитской религии ислама…

В царствование Ивана Грозного русские совершили один из самых важных шагов в истории России - после похода Ермака лавой двинулись на Восток… Почитание народами Сибири русских казаков и обожествление Белого Царя, находило приверженцев не только среди жрецов-шаманов, но и среди простого населения. Многие племена гордились тем, что их девушки рожали детей от русских, многие шаманы и местные князьки просто заставляли девушек из племени, иметь детей от посланцев Белого Царя…

В Сибири старообрядческие роды имели жестко иерархическую, клановую структуру, куда посторонним вход был практически невоз­можен Брачный выбор молодоженов был четко определен, и вместо романтики здесь главенствовали вопросы сохранения чистоты Крови и Веры. Ко всем посторонним относились весьма настороженно, по­скольку история подтвердила, что чаще всего чужой мог заразить сородичей «общечеловеческими» мирскими ценностями, что влекло разобщенность в единство кровной общности.

Как ни странно, очень сложно назвать русское заселение и осво­ение Сибири колониализмом, поскольку это не отвечает общему на­строю русских покорителей Сибири» (Филипп Феньев «Расовая экспансия России в борьбе за жизненное пространство»).

Те же староверы, прозорливо сторонясь «общечеловечинки», предвосхитили экономиста М. Леонтьева, еще в начале ельцинщины упреждавшего впавших в рыночную эйфорию россиян: не к мировой цивилизации вы подключились, а к мировой канализации. «Кстати, именно среди наиболее крепких русских субэтносов - поморов, сибиряков, казачества - больше всего старообрядцев. У старообрядцев в Латинской Америке ни в одном доме нет «телеящика», зато по 5 и больше детей, в каждом доме - трактор, у каждого мужика - автомат (от лихих людей). Старообрядцы - пример упорного систематического труда, умеренности и аккуратности, бережливости. До 1917 г. старообрядческое предпринимательство давало не менее положительные примеры, чем сейчас в Латинской Америке… В старообрядцах после 1666, в белых после 1917, так же, как в «красно-коричневых» после 1991, осталась лучшая часть русского этноса – те, кто не предавали (интересно, что нынешний красный пояс в гражданскую войну был белым – его жители сохраняют верность нашей стране)» (Сергей Марочкин).

Мы хорошо понимаем, что все эти резоны для московских блиц-кумушек – пшик. Как и для всей столичной деминтеллигенции, которая, собственно, и является тем заразным клещом, что десятилетьями ведет ядоточивое разрушение Русского мира. Процесс «гниения головы» ярко охарактеризован опять же С. Марочкиным: «Место национальной элиты постепенно занимала интеллигенция. По определению Ю.И. Мухина – «пакостная прослойка», по И.Р. Шафаревичу – «малый народ» или антинарод. Иноэлита – это химера и антисистема, или, по определению Л.Н. Гумилева, общность лиц с множественным этническим самосознанием – химероидов.

Согласно учебнику «Москвоведение. География Москвы и Московской области», химероидов в Москве гораздо больше, чем просто нерус­ских. При ничтожной рождаемости население в Москве после 1917 г. выросло в 4,5 раза - москвичи в значительной степени являются лимитой - людьми, выпавшими из вмещающего ландшафта и тради­ционной культуры, с утраченным, атрофированным этническим само­сознанием, выпавшие из этноса. Кроме того, голубые города, столицы и портовые, хорошо прикормлены. Москва - город-паразит, жирею­щий за счет посреднической деятельности и ограбления остальной быв­шей РСФСР… Это город «новых рашенов», которые потому и именуются новыми, что среди них - немного русских по происхождению (и вовсе нет русских по национально-политической ориентации) и хорошо прикормленного плебса, быдлячества.

Мы живем в оккупированной стране. По определению В.Л. Махнача, если режим подавляет национальные меньшинства, он жестокий, бесчеловечный, может быть, даже неумный, но если подавляется национальное большинство, происходит его социальная деградация и физическое выми­рание, то этот режим оккупационный»…

«Какая разница, кто твой муж – китаец или нет…»  (Н. Фатеева).  «Театральные затейницы» то ли, по недомыслию, то ли с умыслом, молчат про то, что русским не приходится ждать ничего хорошего ни от кавказцев, ни даже от «некогда братских» китайцев. Троцкистский интернационализм – химера, что зримо доказали нам, и не раз, «братья болгары», эстонцы, латыши, поляки, чехи, казахи… Известна такая вполне научная штука, как комплиментарность – взаимная симпатия между этносами. Она бывает особо положительной (братской), положительной (доброжелательной), нейтральной (нулевой) и отрицательной (вражеской).

Так вот, как не плачьте, девушки, по Кончаку, а… «отрицательную комплиментарность с русскими по стереотипу поведения имеют в первую очередь народы с кланово-племенной структурой, издревле живущие не за счет сельского хозяйства - цыганы и многие кавказцы. По бытовым наблюдениям, совпадающим с социологическими, русские плохо уживаются с цыганами и кавказцами. С точки зрения русских, и те, и другие не работают, но имеют много неправедных денег. Цыганы - увешанные золотом попрошайки, жулики, воры. Кавказцы - не только хорошо организованные спекулянты, жиреющие за счет рус­ских, но и бандиты. В СССР почти половина воров в законе были грузины - уровень криминализации в тридцать раз выше, чем у русских. Для кавказцев русские - люди низшего сорта, недочеловеки. Это небезосно­вательно: русские терпят такое обращение от превосходно организован­ных по национально-родовому признаку кавказцев. Сейчас из всех кавказ­цев наилучшая (нейтральная) комплиментарность с русскими у армян, дорого заплативших за увлечение русофобией в горбачевское время, наи­худшая (резко отрицательная) у чечен и грузин - народа русофобов, от Сванидзе и Шеварднадзе до Церетели и Гоши Гогенцоллерна. И у грузин, и у чечен власть и оппозиция соревнуются, кто более враждебен русским» (С. Марочкин).

Это вполне сопрягается и с наблюдениями Сергея Огородникова: «Южные биологически-эволюционные расы тяготеют к той или иной форме коммерческого, ростовщического интереса или откровенного (как у африканцев) паразитизма, и, соответственно, поддерживают политические течения либерализма, тогда как арийцы тяготеют к производству… и тяготеют к гражданственно-общественному национализму» («Государство и архетипические разломы»). Чего же нам, трудягам, ждать от союза с  ростовщиками, не говоря уж про паразитов? А вы, бабоньки, знай себе:

«Они красивые, добрые, умные…» (Л. Рубальская про китайцев).

Уже слышу недоуменное: отчего забыли про евреев и масоно-сионские козни? В свете сказанного нам остается лишь согласиться с пожеланием С. Марочкина, чтомы, русские, должны учиться у евреев этническому самоуважению и внутриэтнической консолидации. «Похоже, что антисемитизм - это любое упоминание о евреях без подобострастного преклонения. Сила еврейско­го народа - в традиции выступать в отношении с неевреями как единое целое. Вот чему мы должны учиться у евреев: да, Васька - пьяница, а Лебедь - предатель, но если из этого делается вывод, что русские - пьяницы и предатели, то это - РУСОФОБИЯ, которая должна пресле­доваться по статье 74 УК бывшей РСФСР. Еще нам надо учиться у евреев не чувствовать себя виноватыми перед другими народами: мы, русские, никому ничего не должны, а вот нам много кое-кто должен. И мы обязаны помнить об этих долгах так же, как евреи, которые лучше всех на свете умеют помнить обиды, нанесенные им другими народами, лучше всех умеют внушить другим народам чувство вины перед евреями и не только внушить, но и получить с этого реальные дивиденды».

Отсюда вопрос: что же так раструхлявило, изъело прочность наших уз, вековых корней? Да то как раз, к чему зовут наши кликуши-трибунарки. Послушаем же (ТЕ, КТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОЧЕТ СЛЫШАТЬ И ЗНАТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ И БЫТЬ ВЕЛИКИМ НАРОДОМ) еще раз ученого Феньева:

«Практически все империи пали благодаря тому, что старательно создавали из аборигенов колонии себе подобных людей. Дикаря на­учили пользоваться столовыми приборами, с которыми он потом по­шел охотится за европейцами. Дикари при помощи недальновидных белых политиков, которые обучали завоеванное население достижени­ям цивилизации, смогли пойти против своих учителей… Подобный гуманизм дорого обошелся Европе, особенно бывшим имперским городам. Посмотрите на Лондон, Париж, Мадрид, Лисса­бон, Копенгаген, Москву - толпы бывших аборигенов требуют исто­рической справедливости, компенсации за колониальное угнетение, и на законном основании считают себя коренными жителями Европы… России, на наш взгляд, пришлось тяжелее всего отвечать за слепоту в расовых вопросах при строительстве империи. Толпы метисированного сброда, расово неполноценных революционеров жестоко отомстили и все еще мстят России. Вся история ХХ века - подтверждение тому, как жестоко могут действовать бывшие рабы и дикари».

Между прочим, лучше всех последствия недооценки вопросов расы понимают китайцы. Недаром их Поднебесная империя насчитывает уже, минимум, 4 тысячелетия. Ввиду чего даже профессору-социологу полезно хорошенько подумать, прежде чем крякать: «Происходит взаимное соглашение между русскими женщинами и китайскими мужчинами» (Т. Заславская). Вот что констатирует Олег Гусев:

«В настоящее время, пожалуй, только Китай полностью игнорирует «ужасы» расизма. В 1995 г. российское телевидение сообщило: «В Китае 50 млн. умственно и психически больных. Правительство приняло решение об их стерилизации. Мировое общественное мнение возмущено»Мы должны осознать надвинувшуюся опасность, остановить расовую агрессию против России, спасти свой род от расового смешения, растворения и гибели» (см.: «Неандерталец: загадка исчезновения»).

«Надо больше пускать эмигрантов, как это делается во всем мире» (Н. Фатеева). Во всем мире, мадам? Ну-ну…

А вот Вадим Сидоров («Социологические основы формирования национальности») убежден, что общность национального духа является важнейшим критерием идентификации и определения национальности человека. Но это вовсе не означает расового нигилизма. Плоды расовых смешений страшны, и примеров тому – тьма: «В обеих частях Американского континента в поисках новой счас­тливой жизни высадились европейские переселенцы: германцы, с од­ной стороны, и романцы, с другой. Германцы (англосаксы, немцы, голландцы) стали ядром североамериканской нации, ассимилировав­шим прочие европейские иммигрантские фрагменты. Она сплотилась и существовала в условиях расовой сегрегации до начала политики по­строения «многорасового», «многокультурного» общества - плюра­листической политической нации американцев. А романцы в большин­стве случаев пошли по пути расового смешения сперва с туземцами, а потом и с привезёнными африканскими рабами. Новые латиноамериканские нации были созданы, но где их расовая основа?»…

Кто-то уже скривил губу: «Фи, то ж Латинская Америка». Да? В таком случае, милейшие, уясните, что сейчас конкретно уже Россия делится, как самый большой, доступный и бесхозный пирог в мире. И вряд ли сгущают краски Павел Бурдуков и Александр Орлов, когда предупреждают, что четко показывают: «конфликты, связанные с миграционно-демографическим переделом, не обязательно связаны с вооруженным конфликтом, особенно на начальных стадиях процесса (рост мусульманских общин в Германии и Франции, составляющих 10-12 % населения)… При этом, как наблюдается в Косово, конфликтный потенциал, накапливаясь по мере нарушения этнического баланса, становится политической бомбой с дистанционным управлением из третьих стран. Актуальность миграционно-демографической угрозы для России была в полном объеме продемонстрирована в Москве во время явно инспирированных извне азербайджанских волнений в начале мая 1998 года. Особую тревогу вызывает совмещение этих событий с весьма символической встречей лидеров антироссийской коали­ции на Кавказе (Азербайджан, Грузия, Турция) на юбилее Г. Алиева, а также общая эскалация напряженности на Кавказе. Малейшие сомнения в искусственном характере азербайджанских волнений в Москве развеял посол Азербайджана, официально заявивший о решимости более чем полумиллионной азербайджанской общины в Москве «защитить свои права» и впредь. Фактически России была официально предъявлена угроза начала диверсионно-террористической войны в Москве с частичной демонстрацией возможностей Баку по управлению «пятой колонной» в случае необходимости.

Это стало возможным в результате непродуманной и неэффектив­ной политики Кремля в области миграции и демографии: вблизи рос­сийской столицы и в ней самой было размещено не менее 400 тысяч иностранных граждан призывного возраста (35-40 дивизий!), содержащихся за счет российской экономики и охваченных весьма действенной системой управления. Однако данный пример - лишь частный случай более общего явления последних лет: стремительного формирования в крупных го­родах России многочисленных и хорошо организованных этнических общин, контролирующих значительную долю товарно-денежных потоков. При этом значительную долю этих общин составляют недавние переселенцы из бедных и перенаселенных стран-«метрополий» (Азербайджан, Армения, Вьетнам, Китай), прямо заинтересованных в притоке денежных средств из-за границы и вывозе излишков населения… за счет вытеснения  коренного населения из коммерческой сферы» («Демография как продолжение политики»)...

Ну и к чему, спросите, это ведет?

Во-первых, «численность иностранных этнических колоний (общин) в российских городах в ближайшие 3-5 лет по меньшей мере удвоится (миграционная экспансия) с последующим естественным удвоением за 25 лет (демографическая экспансия). Одно из отрицательных последствий неконтролируемого роста ино­странных колоний (общин) - занятие ими свободного жилищного фонда, что дополнительно способствует снижению рождаемости сре­ди коренного славянского населения. Помимо миграционно-демографической экспансии в города России, отдельно следует выделить массовую миграцию китайского населения на территорию Дальнего Востока и Сибири, где российское население уже сегодня соизмеримо с фактической численностью китайского.

В целом демографическая ситуация и демографическая политика руководства России сегодня такова, что демографически избыточные государства рассматривают Россию в качестве малонаселенной терри­тории, благоприятной для переселения туда избыточного населения (т.е. для колонизации в исходном смысле этого слова), причем масш­табы миграционной экспансии прямо коррелируют с убылью коренно­го населения в России в ходе реформ». Получается, что сегодня уже «целый ряд государств проводят на Российской территории свою демографическую политику более масштабно и целенаправленно, чем сама Россия»!

Россия, которая вымирает.

«Фактически во 2-й половине 90-х гг. ситуация в России «перевернулась» по отношению к началу ХХ века. В первой половине ХХ века вырастаемость (число ежегодных вырастаний детей до возраста 10 лет) увеличивалась с 1,3 до 2 млн. После 1953 г. – снизилась с 2 до 1,5 млн. Именно с 1950-х жизнеродность русского мира перестала следовать вековой традиции». Это уже выкладки Вениамина Башлачева. И главное «минимально необходимое условие саморазвития – это необходимость Семьи. Столетиями создавалась культура русской Семьи. Семья – это был дом, где новорожденный рос защищенным от студеных и злых ветров, окружающего Русь мира. Семья – это был институт воспитания, где воспитывали Человека, нравы которого были чище, знания и навыки шире, чем у его родителей. Без Семьи просто не могло быть саморазвития русского мира. Семья – это и был тот источник, который питал процесс удваивания русского мира» («Расовая бухгалтерия»).

Удваивания! Вот он, ключик к спасению, избавлению Русского народа от демографической катастрофы. Но! Смозгуйте, кто позволит себе роскошь в условиях нынешней России иметь четверых детей на пару родителей? Правительство РФ? Ага, как же! Кто-кто, а оно делает все, чтобы русские семьи заводили не более одного ребенка. Оно месяцами не выплачивает основному производителю всей товарной продукции - Русскому Мужику – зарплату. И он, теряя всякую заинтересованность в труде, опускается, пьет и, естественно, уже не может составить конкуренцию ушлым джигитам с Юга. Которые, ничего не производя, спекулируют, перекупают, посредничают, грабят, насилуют, бандитствуют, отсекая Русских даже от продажи продуктов своего труда на рынке (базаре, толкучке). Так кто виноват: Русский мужик или Власть, более всего озабоченная опусканием Русского и оплавляющая ему рот клеймом «национализма и шовинизма», как только он заикнется о засилье «чужеземцев», о справедливости, о притеснении коренного населения, о спасительности Русской Общины…  Так-то, мудрые вы наши примочки.

В чем же выход? В сохранении и преумножении Рода Своего! За счет чего? Рецептов много. Но вот один, обобщенный: «Только усилиями русского национального ядра, исполняющего роль малой закваски, русское мировоззрение может быть восстановлено. Для этого должно произойти воссоединение русской элиты, миссия которой состоит в том, чтобы взять на себя исполнение задачи воссоздания Русского Дома и заселения его истинно русскими людьми»  (Андрей Савельев «Русские по паспорту и русские по духу»).

И еще нужно всегда помнить, что Россия – не просто страна. Это региональная цивилизация (РЦ), которая без тяжких ран не поддается чуждым внедрениям. Любое непроверенное впрыскивание для нее - вектор слома, мутация, изнасилование. Китай, Индия, арабский пояс есть великие, но всего лишь компоненты Восточной цивилизации. Англия, Испания и даже США – лишь острова Западного архипелага. Россия – цивилизация сама по себе, не Запад и не Восток. В этом ее мощь и, одновременно, хрупкость, универсальность и уникальность.

Создатели Концепции общественной безопасности разъясняют: «Россия (СССР) в глобальном историческом процессе формировалась, главным образом, как результат упреждающего вписывания автономных регионов, а не разрушения их с последующей интеграцией обломков. Россия – большой многорегиональный блок, а не межрегиональный конгломерат. В силу этого Россия – одна из региональных цивилизаций. От прочих РЦ она отличается тем, что географически локализована в границах одного государства. Ее государственность от прочих отличается тем, что это единственная государственность, несущая на себе функцию управления цивилизацией. Все остальные государства мира сами принадлежат одной из цивилизаций, в силу чего функция управления их цивилизацией в целом не принадлежит ни одному из них (а принадлежат той самой интернациональной Закулисе-мафии, знахарям толпо-«элитарного» общества, Глобальному Предиктору)… Россия, будучи РЦ, по крайней мере в период до 1917 г., сохранила самобытные культуры всех вошедших в нее народов и племен. Латыши, эстонцы и др. сформировались как нации в ее составе благодаря, а не вопреки российскому «имперскому» мышлению» («Мертвая вода»).

Только за это – за уникальность, неподатливость Глобальному предиктору зла – Россию и пытаются на протяжении всей истории стереть с лица земли. Игорь Шафаревич довольно точно сказал еще пять лет назад: «Нам все время внушают, что самая страшная вещь – это гражданская война. А самое последнее и страшное – это покорная и тихая смерть народа».

Нравится все это кому, нет ли, - есть такая точка зрения, научно обоснованная и очень распространенная. Здесь она озвучена строго по поводу, и будет тем популярнее, чем чаще станут печатать столь «обдуманные» откровения, которые позволили себе наши самоуверенные «трибунарки». Разумеется, если все вышесказанное кому-то непонятно, безразлично или враждебно, то просвещать и, тем более, переубеждать Их без толку. Их удел - твердолобо клясть сталинизм и все, что связано с Независимой и Великой Россией. При которой ни одна держава Запада не смела творить того, что учинила Америка с Ираком. Интеллигенциозные упрямцы не перестанут твердить о «гуманно-цивилизованной Америке и рабской России», пожалуй, даже тогда, когда их будут утюжить натовские «миротворцы», как нынче иракцев. Все одно - вплоть до высокоточно-лобового попадания порода «организмов» не прервет благоговейных причитаний: «Будь проклят сталинизм с его культом и насилием. Да здравствуют, демократия и свобода, за которую борются США. Поделом нам за грехи Великой России и СССР, за то, что нас все боялись и не смели даже пикнуть о насильственном внедрении Свободы и Демократии».

Спросите, а как же Сербия? Ирак? Какой еще найти им аргумент научно-популярнее? Что еще должно произойти, чтоб пронять медные лбы: для России (СССР) нет ничего лучше кроме, как быть Великой, Могучей и Самодостаточной державой. Которая не зависит ни от кого и ни от чего, будь то лязг авианосца США, курс доллара на бирже, импорт продуктов или техники… Но без которой никто в мире не смеет и вякнуть, а не то что молотить ее стратегических союзников: Югославию, Ирак, КНДР или Кубу! И которой для этого не просто не надо воевать – достаточно всего лишь цыкнуть на наглеца… Хотя, сдается, при наметившемся брачном союзе «ярославен-марфуш» с «казбичами-кирибеевичами» Россию Америке бомбить и не понадобится. Не снадобится для России Иракский сценарий. Янки элементарно возьмут да скупят оптом за 5-10 тысяч баксов подушных «элиту» россиянских силовиков, генералитет и, чуть дешевле, офицеров (не всех – контрактников). А уж там без единого выстрела, по прямой - в Кремль…

И лишь тогда весь мир оккупантов не сразу – в ритмически совершенном темпе раскрепощающейся пружины – по ядрышку, по черепушке, по небоскребушку сполна вкусит и каждым зубом распробует сжатую в белый пульсар Месть Русского Мужика! Преданных спецназовцев, разведчиков, атомщиков, бактериологов, конструкторов – всех и враз взорвавшихся терпеливцев. Эту чудовищную Дубину партизанской войны загнанного в забойный угол Геноцида, Рабства, Отчаяния и Безнадеги (ГРОБ) Великого и Непокорного Народа… Чур-чур! - Кузьма Коловратов «Засыпались! Плач «Ярославны» по половцу».

Кажется, политические баталии затянулись, – заскучала демократическая поросль. - Спрямим допрос: была Марго ведьмой?

Однозначно. По порядку. Вот она характеризует демонам предстоящую жизнь с мастером в ихнем подвальчике. Помните слово? «Как-нибудь».

«Почему не жить как-нибудь» – классический ответ запорожца императрице Екатерине, после которого гоголевский черт сигнализирует кузнецу Вакуле: «Пора». Вот и булгаковский черт Азазелло приглашает Маргариту на настоящую прогулку. Черти любят летать.

Далее. «Мир вам». Данное приветствие, сделанное носовым голосом Азазелло обязывало насторожиться и автора романа, и сотни раз перечитавшую книгу Маргариту. Пилата отступиться от Иешуа заставил именно носовой голос из самого сильного наваждения во дворце Ирода: «Закон об оскорблении величества».

А гнусавый голос беспощадного и «безносого» Марка Крысобоя?

Еще… Не успела Марго вслух восхититься стрельбой Азазелло, которая страшит даже Фагота, а тот уж несет вино. Бортко обошел этот эпизод. То есть «классик убийства» вспоминает о «вине» тотчас, как Марго вспомнила об убийстве – меткой стрельбе. Казалось бы, вот оно – предупреждение, продирающееся из подсознания. Нет же, прохлопали оба. Впрочем, мастеру простительно. Он еще не в себе, а тут и любовница голову больную заморочила.

Марго: «Я уж, наверное, не откажусь» от роковой прогулки с Воландом. В кино это смягчено: «не возражаю». Азазелло и не сомневается, для него ведомая, даже хвостом тащащаяся, Марго не в счет. Предлагая «фалернское» вино, он «относится» персонально к мастеру, ибо тот представляет какой-никакой интерес с точки зрения здравомыслия и, стало быть, необходимости психобработки.

А азазеллов кувшин в куске «темной гробовой парчи»?! Вот уж знак, так знак!

Или вот тоже. Прогулка с Воландом! Азазелловское: «Раз-два и готово». Это ей нравится быстрота… Азазелло, наконец, бьет себя в голову, «припоминая» о «забытом» вине. Все трое потом долго любуются окном через вино, которое все окрашивает в цвет крови. А разве не «мастеру» (в кавычках) принадлежит романная метафора Иешуа о прозрачном кристалле? Но в фильме тот же Бортко мастеру, «оживленному» Азазелло, дважды (!) не дает сказать: «Теперь я понял все».

Таковы мужики. Единственная женщина отлучилась на метелке и некому реабилитировать слабый пол. Но что делать?

Считаю своим долгом вступиться за дам. Что хорошего в Маргарите? Не совсем западница! Не верите? А в определенных кругах ее даже критиковали за славянофильство. Поэтому перед Бортко, похоже, стояла задача заретушировать ее нелестные отзывы об иностранцах и ее согласие идти к черту на кулички. Из ее диалога с Азазелло в киноверсии наряду со многим иным вымарали и это.

 Заступились? А я продолжу…

О, Марго! Восхитительная, красивая женщина! Шарм, прелесть, а каков кураж... Это ж просто счастье, что Латунский не играл на скрипке Амати. Хотя и старый рояль «Беккер» тоже мало в чем виноват…

Едва ли не самую убийственно точную и едкую характеристику Марго дает мессир: «Вы, судя по всему, человек исключительной доброты, высокоморальный человек?».

По всему судя! В том числе по тому, что последней каплей стало ее трогательное участие в судьбе пустой финтифлюшки Фриды, убившей своего ребенка! Легкомысленная Марго готова не замечать все зло мира - на балу сатаны. Но она же не будет «иметь покоя всю жизнь» из-за химеры «милосердия» в отношении Фриды. Ответственность за прощение мирового зла для нее перевешена случайным обещанием помощи Фриде.

Но Марго не останавливается на этой химере, она активно внушает себе и всем, что в этом ее высший долг. И не видит, не хочет видеть куда более принципиальные вещи, нежели гипертрофированно раздутое слово, данное Фриде. Воланд же видит и высмеивает несопоставимость настоящих принципов и ложных ценностей Маргариты в вопросах милосердия, доброты, морали.

Ба, так это же застарелая беда нашей интеллигенции! Сия барышня завсегда готова плакать о «жертвах репрессий» 1930-х, которые («жертвы») теперь – добрые дедушки и бабушки достойных внуков, что устроили ад перестройки. Внуки этих «жертв» – классика и эссенция «росинтеллигенции». Они  искренне верят, что при Сталине было плохо, раз мочили таких, как они, зато сейчас – о’кей.

Вой диссидента: «Вы что будете отрицать миллионы убитых при Сталине?»

Как еще буду! Статистика давно раскрыта. Жертв не миллионы, а менее 700 тысяч расстрелянных. Не верите нашим источникам, почитайте канадские:

«…Как много людей было приговорено к смертной казни до 1953 г., в особенности, в ходе чисток 1937–1938 годов?..

Россиянка Ольга Шатуновская, к примеру, называет цифру 7 млн. умерших в ходе репрессий 1937–1938 гг. Документы, извлеченные теперь из советских архивов, говорят нам иное. Необходимо сказать, однако, что число тех, кто был приговорен к смертной казни, должно быть тщательно отобрано из разных архивов; для того, чтобы добраться до приблизительных цифр, исследователи должны иметь объединенные данные из этих различных архивов. Здесь имеется возможность завышения цифр из-за риска двойного счета, и таким образом, оценки могут оказаться выше, чем это было на самом деле. Согласно Дмитрию Волкогонову, персоне, назначенной Ельциным заведовать старыми советскими архивами, между 1 октября 1936 г. и 30 сентября 1938 года было 30 тыс. 514 человек, приговоренных к смертной казни военными трибуналами.

Другая информация идет от КГБ: согласно информации, представленной прессе в 1990 г., к смертной казни за контрреволюционную деятельность было приговорено 786 098 человек за 23 года с 1930 по 1953 гг. Из этих приговоренных, согласно данным КГБ, 681 692 были осуждены в 1937–1938 гг. Это невозможно проверить, и хотя это цифры КГБ, но последняя информация вызывает сомнения. Действительно, очень странно, что всего за 2 года так много людей было приговорено к смертной казни. Но следует ли нам ожидать от капиталистического КГБ более правильных данных, чем от социалистического? Таким образом, нам остается лишь проверить, распространялась ли статистика по осужденным за 23 года, использованная КГБ, на обычных уголовных преступников и контрреволюционеров, или же на одних контрреволюционеров, как это утверждает перестроечное КГБ в пресс-релизе за февраль 1990 г.

Из архивов также следует, что число приговоренных к смертной казни обычных уголовников и контрреволюционеров было примерно одинаково. На основании сказанного мы можем сделать вывод, что число приговоренных к смертной казни в 1937–1938 гг. было около 100 тысяч, а не несколько миллионов, как утверждает западная пропаганда. Необходимо также принять во внимание, что не все приговоренные к смертной казни были на самом деле расстреляны. Огромная часть смертных приговоров была заменена сроками в трудовых лагерях. Важно также отличать обычных уголовников от контрреволюционеров. Многие из тех, кто приговаривался к смертной казни, совершили страшные преступления, такие как убийство или изнасилование. 60 лет назад этот вид преступлений в большинстве стран наказывался смертной казнью» (Марио Соуса «Гулаг: Архивы против лжи»).

Хотя, зачем ворошить то, что вас, господа «демократы», по-настоящему никогда не пробирало? Наивно надеяться, что проберет сегодня. Или когда-нибудь. Мы иллюзий и не строим. Мы верим в железные факты и критерии.  А в мире есть только один железный критерий успешности-пользы или бездарности-преступности правителей, который расставляет все на свои места. Демографический! Это рождаемость, смертность и продолжительность жизни.

При Сталине, несмотря на трудности в преодолении разрухи после Гражданской войны, несмотря на репрессии и чудовищные потери в Великой Отечественной войне, население, как легко увидеть, росло так, как не снилось самым развитым странам. А вот в благословенные интеллигенцией 1990-е начался отсчет настоящей демографической катастрофы.

Пардон, предпосылки катастрофы обозначились раньше.

Предпосылки тем и отличаются от причин, что их вектор не поздно изменить, а зло устранить! Но перейдем к критерию... 

Доля русских в населении РФ ежегодно падает на 0,5 %.

С 1999  по 2002 гг. по самым оптимистичным оценкам демографические потери России достигли 8,7 млн. чел. 95 % приходится на долю русских.

В 1995—1997 гг. вымирание населения охватило 1 почти 70 из всех 79 регионов страны, где проживает 90% всех российцев. В 1994—2000 гг. число умерших в стра­не превышало число родившихся в 1,7— 1,9 раза. На исконно русских территориях Северо-Западного, Центрального и Центрально-Черноземного регионов, в районах с наиболее неблагоприятной демографической ситуацией — Петербург, Ленинградская, Ивановская, Новгородская, Псковская, Тульская, Рязанская и неко­торые другие области — умерших зарегистрировано в 2.1—2,8 раза больше, чем родившихся.

Показатель продолжительности жизни для всего населения России за тот же период сократился с 65,4 до 59,3 года (на 6,1 года) для мужчин и с 74,4 до 72,0 года (на 2,4 года) для женщин.

В ре­зультате, по важнейшему демографическому и социо­метрическому показателю (вместе с коэффициентом смертности ожидаемая продолжительность жизни яв­ляется наиважнейшей объективной оценкой коллек­тивного здоровья, а в конечном итоге жизнеустойчивости, «шансов» на историческое бытие этноса, нации, 1 государства) Российская Федерация оказалась отбро­шенной на одно из последних мест в мире. Например — позади Либерии. В настоящее время (конец 1994-го, начало 1995) - это наиболее низкие индексы... ожидае­мой продолжительности жизни среди всех стран, на­правляющих данные в ВОЗ.

 В 1988 г. уровень преступности в США был выше, чем в СССР: по грабежам в 7,3 раза, по изнасилованиям – в 5,1 раза, по умышленным убийствам – на 45 %.

Начи­ная с первых послевоенных лет (1945—1950 гг.) и на про­тяжении примерно 25 последующих (до 1970—1975 гг.) уровень общей смертности в СССР был самым низким в мире и постепенно снижался (с 9,7 до 7,1 промилле; в США — с 9,6 до 9,4 промилле). Характерно, что в тот период материальный уровень наших людей был низок, а некоторые бедствовали... Коэффици­ент смертности уменьшился в 2,5 раза, с 18 до 7,1 промилле. Страна, вынесшая на своих плечах основные тя­готы кровопролития и разрушений войны, много лет являлась лидером по одному из важнейших показателей социального благополучия народа. - Алексей Корешкин «Вставайте люди русские!».

Мы снова от интеллектуальных упражнений переходим к статистике. Разве конструктивно от образов Булгакова макаться в грязь политики, экономики, в эти провалы?

Господа хорошие, у Булгакова в провал канула свита Воланда. А у нас - вся Россия. И то, что в споре о Булгакове мы поднимаем такие неудобные вопросы, - не есть ли главный критерий значительности, жизненности и актуальности романа Булгакова?! Он будит любые ассоциации и темы, даже самые современные, а не только удобные и политкорректные. Высекает те искры, о которых даже не подозреваешь вначале. Худо, если бы роман «Мастер и Маргарита» годился лишь для обсасывания структуральных тонкостей в узеньком кружке эстетов. Поэтому узость кругозора и буквалистскую привязанность оставим на долю истых булгаковедов.

Но с демографией вы, Плотников, вряд ли угадали. В Швеции та же ситуация с рождаемостью. И с приростом, между прочим…

Не надо путать и темнить! В Швеции не рожают? Да, почти. Но какая продолжительность жизни! В России не только не рожают, катастрофически упала продолжительность жизни! С 1992 года у нас - абсолютная депопуляция. Верный признак вымирания страны! Смертность постоянно опережает рождаемость. В Швеции этого нет. Продолжительность жизни мужчины в России упала за 15 лет минимум на 6,1 года – до 59 лет.

Как доказывает демограф Алексей Корешкин, по сравнению с другими европейскими народами русские ис­покон веков отличались высоким уровнем плодовитости: «Наиболее демонстративно рассматриваемая особенность видна при сопоставлении ряда демографи­ческих параметров России и Швеции. Общий коэффи­циент рождаемости в нашей стране поддерживался в пределах 53,4—23,1 промилле, а в Швеции — 33,0—17,5 промилле, на 50—30% ниже. Суммарный коэффициент рождаемости, а отсюда и уровень детности (среднее число детей в русских семьях) был больше, чем у шве­дов на 75—40%. Это с запасом компенсировало повы­шенную общую и младенческую смертность. «С запа­сом», к сожалению, недолговечным».

- Ваш Корешкин – зюгановец.

- Спасибо за научную терминологию. Коммунистам мы не верим, как же! Хотя, если вспомнить их прогнозы за последние лет 15, то они посрамят самых хваленых деманалитиков, которые тем только и занимались, что высмеивали прогнозы «левой оппозиции». Как следствие, сами и оказались в жиже, что не мешает им, соврамши и обос…, пардон, командовать всякими деньжастыми институтами, фондами и центрами якобы исследований и результатов анал-изов (результатов из анала) типа Гайдара, Филатова, Ясина, Попова и прочих гавриков.

 Ни одно европейское государство не находится в таком катастрофическом положении, как Россия… Россия сокращала свое население темпами, беспрецедентными для развитого индустриального государства а мирное время, пишет английский журналист О’Махони.  Согласно современным прогнозам, численность населения России и Турции приблизительно уравняется к 2050 году. Украине прогноз ООН сулит сокращение населения на 40 %, то есть уменьшение числа украинцев от сегодняшних 50 миллионов до 30 миллионов к 2050 году. К 2050 году Россия потеряет значительную часть Сибири и будет вынуждена уйти с Кавказа. Но и золотые дни Европы позади. Нарастающая иммиграция столь радикально меняет этнический состав Ста­рого Света, что европейцы рано или поздно окажутся парализованными угрозой терроризма — и потому не пойдут ни в Северную Африку, ни на Ближний Восток, ни в Персидский залив. Они уже отказались присоеди­ниться к санкциям США против Ирана, Ирака и Ливии. По мере того как население европейских стран стано­вится все более «арабским» и «исламским», паралич ох­ватывает все большую территорию…

Вы уже презрительно скривились, господа-западники? Зря. Это констатация крупнейшего политолога Патрика Дж. Бьюкенена.Неправильный, видать, политолог, плохо говорит, того и гляди расстроит.

Ну, а Наталья Римашевская, та, само собой, куплена коммуняками. Ведь что пишет, экстремистка:рождаемость падает во всех развитых странах. Но там падает и уровень смертности, а вот в России, к сожале­нию, он неуклонно растет.

Что может быть важнее в жизни, чем сама жизнь? Пра­во полноценно распоряжаться собой, иметь детей, нянчить внуков. С начала 1990-х годов здоровье населения России стало резко ухудшаться... Увеличилась заболеваемость кро­ви и кроветворных органов на 86 процентов. Мочеполовой системы — на 37 процентов. Органов кровообращения, пи­щеварения, нервной системы на 15—20 процентов. Число вновь выявленных инфекционных больных выросло на 25 процентов, причем больных туберкулезом — на 41 процент. Распространенность ишемической болезни сердца увели­чилась... за 1985-95 гг. на 130 процентов, в том числе стено­кардия напряжения — на 72 процента, перенесенные ин­фаркты миокарда — на 338 процентов.

Выраженный рост заболеваемости способствовал то­му, что с 1992—93 гг. динамика смертности резко изменила траекторию и направилась почти вертикально вверх. Ее уровень поднялся в полтора раза по сравнению с се­рединой 1980-х годов. Наибольший рост был среди тру­доспособного населения, особенно в возрасте 20—49 лет…

Одновременно произошло невероятное снижение рождаемости. Процесс тоже носил эпидемический ха­рактер. Максимальная скорость спада пришлась на 1987—93 гг. За это время число ежегодно появляющихся на свет новых жителей РФ уменьшилось почти вдвое. В ре­зультате страна потеряла неродившимися более 12 милли­онов потенциальных граждан. Спад детородной активнос­ти наблюдался у женщин всех репродуктивных возрастов, включая молодых до 20 лет. Суммарный коэффициент рождаемости, то есть число детей, приходящихся на одну женщину 15—49 лет, критически упал с 2,2 в 1986—87 гг. до 1,2 в 2000 г. Для простого воспроизводства населения его величина должна составлять 2,3—2,5. - Иван Гундаров «Демографическая катастрофа в России».

Коренные причины этих разрушительных процессов - слом многовекового ментального строя русского народа и разрушение имперской планово-интеграционной экономики. Как показывает в своей монографии Владимир Прангишвили, сегодняшний россиянин теряет от потенциального срока своей жизни: 11,5 % - вследствие «неправильной», или же, напротив, очень продуманной, организации здравоохранения со стороны государства, 10 % - из-за коммунальной неустроенности… Еще до 10 % отнимает алкоголизм, 13 % - социальная нестабильность, 8 % - экология, 14 % - преступность… Но главный вывод ученого таков: если совсем ликвидировать административно-командное управление, оставив сугубо рыночный подход, то произойдет  значительное снижение работоспособности и эффективности функционирования общества. При этом голая конкуренция легко может перейти в конфликт с нарушением работоспособности всего коллектива. Факт и то, что в условиях непрерывной конкуренции человек выполняет свою работу на пределе физических и психических способностей. Конкуренция полезна только при условии общей лености субъектов, поскольку позволяет включить мотивационные механизмы, повышая активность именно этих субъектов. Но на производство в целом она не влияет ни существенно, ни положительно («Системный подход и общественная закономерность»).

Суммируем минусы.

Уже лет десять, минимум, честные ученые кричат, что для России с начала 1990-х установился «демографический крест». Этим страшноватым жупелом демаскируют приглаженные ученые выкладки, всячески затушевывающие процесс необратимой депопуляции русского народа. Демографический крест - это когда кривая смертности, пересекшись с рождаемостью, стремится кверху, а рождаемость – к низу. В таких условиях численность народа имеет необратимую тенденцию к сокращению, а правильнее – к вымиранию!

И только «российская интеллигенция», поклявшись в верности «принципам» демократии и, главное, свободы творчества, а еще вернее – права на самовыражение, готова этой свободой перевесить все демографические, экономические, социальные и военные достижения при Сталине. Для них личная «свобода» творчества, сильно зависящая от весьма тугих и жестких кошельков, выше нынешней трагедии миллионов россиян. У «интеллигенции», не говоря про «совковую чернь», гипертрофированы образы виртуального суррогата «добра», который они принимают и выдают за истинное добро. Вся наша культурнаяпублика, весь бизнес сегодня практикуют «спасение Фриды» и умиляются ему под душещипательными вывесками: благотворительность, спонсорство, милосердие, социальная ответственность.

Тогда как подлинное милосердие – это приближение окончательной отмены милосердия по причине его ненужности. Зато «интеллигенция»  благосклонно прощает или стыдливо «не замечает» шеренги шествующих мимо титулованных мерзавцев и злодеев, потому что на великом бале для «элиты» это неудобно, это моветон!

Не круто ли? Про интеллигенцию-то нашу, многострадальную детинушку… А слезинка ребенка Достоевского в применении к Марго? Иль запамятовали, как она, душенька, враз всю свою ярость проглотила, завидя напуганного мальчонку в доме Драмлита?

Редкостно забавная и правдоподобная, скажу вам, сцена. Особенно для женщины, которая, зная, что у нее всего одно заветное желание, молит Воланда простить Фриду, купясь опять же на слезы Фриды, убившей свое дитя! Крокодилы, говорят, тоже сентиментальны.

 «Пусть вам сопутствуют напасть и горе! Сердечная тоска и злые муки подругами пусть будут вам всегда… Пусть вас преследует тройная месть!» -  Монолог Маргариты Анжуйской в драме «Генрих VI».

Элементарная раздвоенность – норма идиота. Мастер Маргарите: «мы оба жертвы своей душевной болезни».

Раздвоенность простительна, как любая человеческая слабость.

В вашем понимании это, надо полагать,  лицемерие?

Как интеллигентный человек, я не привык к категорическим штампам. Все так неоднозначно...

Чего тут «многоозначивать»? Кого выбрала для прощения Марго? Фриду! Кто такая Фрида? Детоубийца. Точка! То бишь: Маргарита внутренне, бессознательно готова к такому повороту и в своем случае. Да, она ведь, в сущности, и угробила своего ребенка. В «новой» жизни ей и мастеру не предстоит иметь детей. 

Патриот наверняка заострит: «Ваша Маргарита – барыня, даже королева в каком-то колене. Ее прапрабабка - любвеобильная хищница 16 века Маргарита Наваррская. Та самая, которую описал Дюма-отец в «Королеве Марго». Это у нее были бессчетные любовники, которых убивали, а она, не в силах насладиться со свежими и живыми, любовалась еще и заспиртованными головами уже покойных. Воланд признал ее право требовать сначала любовников (а не возлюбленных!), а уж потом посвящать их в мастера».

«Маргаритой Наваррской, - аккуратно ввернет эрудит, - называли еще и мать Генриха Четвертого. Та не была столь порочна, проявляла немалые литературные способности и даже оставила обошедший хрестоматии сборник «Гептамерон». Что же касается генеалогии героини»…

Не уводите к генеалогии! Покончим сперва с «милосердием». Вопрос о милосердии – принципиальный. Вспомните, уличая Маргариту в лжемилосердии, Воланд прямо говорит, что она упускает великие возможности. Возможности Человека. Пусть, мол, ханжеским псевдо-милосердием занимается другое ведомство. И это ведомство – не Бог, а то, что профанировало и извратило идею Бога, подменив Веру Богу (это, когда осмысленно сверяешь свои поступки с божескими) «верой в бога» (или дьявола). И Марго употребляет эту возможность. Фрида, конечно, не в счет. Счет оплачен, когда Маргарита губит себя и мастера.

Из этой же серии внезапная «материнская гуманность» ведьмы Марго при виде ребенка. Ведь только это табу, обусловленное общественной логикой социального поведения, прервало ее эпопею по сокрушению ненавистного писательского дома. Так и кажется, что этот трюизм допущен специально ради ворошения сентиментальной струнки обывателя, любителя плакучих сериалов.

Стоит иметь в виду, что на ту же клеточку ставит Воланд и сострадание участи Пилата: «Повторяется история с Фридой». То есть повелителя теней горько забавляет космическая скорбь, искусственно приданная поступку и терзаниям Пилата. Комедия с пошлой казнью, возведенная в ранг мировой драмы! Долой дешевые эффекты, придуманные страдания и фальшивые слезы. Величие, благость и милость Бога в другом. Поэтому даже Сатана признает, что, в конце концов, «все будет правильно, на этом построен мир». Вообще, Воланд неспроста объявил полное разоблачение. Разоблачение – это и цель, и условие, и средство. Вот Марго полностью и разоблачается. Во всех смыслах, не только костюмном: «Я потеряла свою природу и заменила ее новой».

А может быть в этом оно – счастье?!

«Счастье вот оно! Вот оно счастье»...

Счастье — не просто в чувстве удовле­творения, но в реальности свободы и удовлетворения. Счастье включает знание: оно — исключительная пре­рогатива animal rationale (разумного животного). Контроль над информацией, поглощение индивида повседневностью приводят к упад­ку сознания, дозированию и ограничению знания. Ин­дивид не знает, что происходит в действительности; сверхмощная машина образования и развлечения объ­единяет его вместе со всеми другими в состоянии анестезии, из которого исключаются все вредоносные идеи. И поскольку знание всей истины вряд ли спо­собствует счастью, именно такая общая анестезия делает индивида счастливым. - Герберт Маркузе «Эрос и цивилизация».

Чредою ереси, кощунственных дерзновений и неправоумствования, - дружно возгласят отцы, - мы все равно уткнулись в сатанинский шлагбаум: дальше пути нет, там ад, там сатана. Но Марго наплевала на шлагбаум. Сбросив покровы веры, достоинства, приличий, скромности, она прорвалась в инферно. И это не разовый импульс, не эпизодическая прихоть, не временные поддавки искусу. Это долгий, тяжкий и, в чьем-то понимании, даже выстраданный выбор.

Марго сама признавалась: я несколько месяцев думала про грозу над Ершалаимом. Гроза над Ершалаимом - дьявольская стихия, ее самое мощное воплощение. В принципе, Маргарита даже не скрывает, что ее волнует не столько мастер, хотя и он, конечно, а то, что  он ей «передал», чем заразил. Ей нужен «крест», хотя она не понимает, что вместо «креста» можно заслужить другое - копыто!

Вот Маргарита, эта очень волевая и честолюбивая женщина, и вступает в схватку, мечась между светом и тьмой, находясь на грани тени и света. Там где глупость и софистика смертельно опасны, а трусость непростительна. Она же, сочтя в гордыне, что побеждает трусость, переместилась в сектор теней. «Клянусь тебе твоею (!!!) жизнью, именем угаданного тобой сына звездочета, все будет хорошо». И ровно через пару минут жизнь мастера обрывается окончательно! Настоящего мастера - не того, что впервые предстал перед Иванушкой. Мастера отравили и забрали его жизнь, которою она поклялась и поклялась, подчеркиваю, не будучи живой, а будучи клоном тогда же умирающей Маргариты Николаевны. Поэтому за свою жизнь она не боится, а клянется его жизнью. В разлив луны души обоих забирает сатана.

Непонятно, с какого здесь боку угаданный сын звездочета?

Всего лишь метафора Булгакова. Тем самым подчеркивается: это мастер угадал, ибо про Пилата на самом деле ничего неизвестно. Он угадал, что тот знаком с мистериями, как сын короля-астролога, что он живет уже 2000 лет.

Но… Пилат – отдельная тема. Чтя регламент, не будем уклоняться от Маргариты. И здесь вступаем в очень тонкие материи. Не все поняли: какие. Попробуем тонкость пояснить: двойнику Марго, чтоб окончательно обрести новую сущность, достаточно убить первоисточник – физическое тело Маргариты Николаевны. А вот, что касается мастера, то после его «оживления» (назвать этот акт воскресением, да еще в контексте христовой темы, язык не поворачивается) «вино» ему наливают еще не раз! Так?

Да ничего подобного. Мастер смышлен, он моментально понял, что мертв, но смирился, предпочтя новое состояние помешательству и дурдому. Иное дело Маргарита. Ее всегда, и даже теперь – в атмосфере отравления - больше мастера волнует роман! Мастер же волнует постольку, поскольку, он – источник и архив написанного. Как заклинание, бормочет исступленная Марго: «Ни слова, ни слова из него не забудешь… Я всю жизнь вложила в эту твою работу»… А мастер, как человек, как живое существо? А его работа? Фи, ей жалко лишь вложенную в его работу свою жизнь. Королевский эгоизм! Напрягите память: даже когда обретенный наново мастер спит, она чахнет над рукописью, не в силах насладиться. И стоит еще поспорить, чего она жаждала сильнее: возвращения мастера-любовника или мастера - автора матрицы, обусловившей появление романа, ставшего их новой жизнью.

И вот прогремел он - пароль: «Дьяволу бы я заложила душу, чтобы только узнать...». Услащенная, умиленная, увлажненная публика в рыданиях: ах, какой высокий слог, ах, на что она идет ради любви! И нет бы задать вопрос: «Но чем, чем же она тогда будет любить мастера, если душу она продает сатане?». Ибо, если не душой, то - ровным счетом тем, что она в обнаженном виде демонстрировала всей нечестивой публике на балу у сатаны! Значит, лишь плоть свою Маргарита оставляет для Мастера?

И случилось страшное  - мастер становится приложением к Маргарите: «Я хочу, чтобы мне сейчас же, сию секунду, вернули моего любовника, мастера, - сказала Маргарита, и лицо ее исказилось судорогой». Кто-то опять окислится от плача, а ведь Маргарита, если соображать без «мыла», здесь просит все же для себя и о себе, как ради своего же покоя она просила, вступаясь за Фриду. Она имеет Мастера, пользуется им, как пользовалась кремом Азазелло.

Ко всему прочему, как выяснилось из исповеди Марго перед всесильным Воландом – вот, кстати, ее исповедник – это она «нашептала» и роман, и «самое соблазнительное» своему мастеру. Сказано не для красного словца. Маргарита уже давно подсознательно предалась дьяволу и уповала на общественное признание гениальности Ее мастера. Но мастер вдруг уперся, чего-то не закончил, на что-то не поддался. Это, видимо, и удержало его от падения в провал Тьмы со свитой Воланда. То же ждало Марго, не будь мастера, и тогда не пришлось бы Левию за нее просить, уговаривая отпустить на покой с мастером. Если бы Марго сделала все только ради любви, то, заполучив любовника, она не стала бы протягивать молитвенно руки к всесильному Воланду. На этой черте ее останавливает только благоговение перед… сатаной же! И сатана одарил ее труды.

- Дети мои, развяжите узелки: сначала Пилат подарил «на память» историку Левию бумагу для истории - той, которая «отложилась» в памяти Левия. Потом игемон дарит перстень Афранию, внесшему лепту в запутывание всей ершалаимской истории. И вот уже Воланд награждает золотой подковой, но на этот раз не историка-мастера, а водившую его пером музу. Подкова – талисман-оберег. А владыка этого оберега – сами знаете Кто! Так муза и оказалась на поверку ведьмой, что признал еще один историк, профессиональный – профессор Бездомный-Понырев.

- Не было такого признания. Или вы об одной из 9 версий романа?

Не было 9 черновиков романа. Чтимая всеми Ирина Галинская доказала это, ссылаясь и на Мариэтту Чудакову. У отдельных глав было 8, 9 и даже 11 редакций, но у целого ряда - не более двух.

А ведьму Иванушка признал в спутнице мастера во время визита с ее благословляющим поцелуем в лобик экс-поэта:

«— Ах да... что же это я вас спрашиваю, — Иванушка покосился на пол, посмотрел испуганно».

У Марго не было тени! И прав брат наш Кураев: вечный покой мастера с одержимой  собственницей Марго – это, мягко говоря, не рай.

Но и не ад. Это неправославное чистилище для двоих. Уютный домик с вишневым садом и музыкой Шуберта, плюс старый слуга. Кто? Крысобой, Левий Матвей, боров Николай Иванович… Домик и мирок без творчества для всех и, значит, без почитателей. Но с миражами, навеваемыми Маргаритой. И это навсегда. Они сами выбрали приют беззвучия.

Вот емкий урок книги: нельзя стопроцентно полагаться на Сатану. Он сделает 99 % пользы ради последнего, решающего, процента вреда, который все и перевесит, затенив навсегда свет. И «райский» уголок, который князь тьмы уготовил влюбленным, скорее всего, окажется той бревенчатой избушкой в гиблом местечке, которые ужаснули Марго в одном из снов перед визитом Азазелло. Обещанный Воландом домик с Шубертом (а Шуберт, как и прочие сольно-музыкальные номера книги, не что иное, как «сатанинские трели») - это издевательская насмешка дьявола над уровнем запросов двух эгоистов.

И еще. Есть в романе, одна метафора, казалось бы, простенькая по форме, но очень безысходная, если проникнуть в суть: «Потухло сломанное солнце в окне». До этого даже самая неистовая луна все-таки ломалась, но не тухла. Теперь сломалось и потухло солнце! И в конце романа подавляюще верховенствует луна. Иначе говоря, Воланд лишил любовников прошлого и будущего. Тень, тьма все-таки накрыла их.

- Следуя теории КОБ (Концепции общественной безопасности), это сравнение можно интерпретировать, как слом толпо-«элитарной» концепции египетских жрецов Амона, которую безуспешно пытался упразднить сторонник единобожия фараон Эхнатон.

- Зачем же сгущать? Положим, солнце отнято у М и М, но нет и полной тьмы. Ведь им светит луна. Разве это конченный вариант? Мастер будет вечно - неужели вечно? – спать под засаленным колпаком жреца-звездочета? Ему предстоит сон, сон, и уже не дано прогнать Марго, ведь этот сон будет беречь она сама...

- Королева Марго, ха-ха! Велика честь. Монархиня в почивалках…

Напрасный смех. Маргарита из династии Валуа упомянута не всуе. Тут проглядывает разветвленная связь с тамплиерами и розенкрейцерами, уже называвшимися альбигойцами и еще не затронутым Приоратом Сиона, одной из самых секретных организаций в истории.

К династии Валуа, к определению ее исторической судьбы был весьма близок Рене Анжуйский (1408-1480). Вот лишь частица его титулов: граф де Бар, Прован­сальский, Пьемонтский и де Гиз, герцог Лотарингский, король Венгрии, Неапо­ля и Сицилии, Арагона, Валенсы, Майорки и Сардинии. Наконец, король Иерусалима, чисто номинальный, но признанный всеми правителями Европы. Майкл Бейджент и соавторы по «Святой крови» называют Рене важнейшим лицом времени, предшествующего эпохе Возрождения.

Одна из дочерей Рене Анжуйского в 1445 году вышла замуж за Генриха VI Английского и стала ключевой фигурой в войне Алой и Белой Розы.

Опять розы, чуете?

Согласно «документам Сионского Приората», Рене стал великим магистром Сиона в 1418 году, десяти лет от роду, и тогда же стал членом ордена Белой Борзой - видимо, одно из обозна­чений ордена Сиона. В 1448 году он основал уже свой собственный ор­ден — орден Полумесяца, его первыми рыцарями были Франческо Сфорца, герцог Миланский и граф де Ленонкур - отец покровителя Леонардо да Винчи. Наконец, именно Рене Анжуйский сконструировал современный Лотарингский крест с двумя горизонтальными планками - воплощение «Свободной Франции» во время Вто­рой мировой войны.

При чем тут Рене, какая связь между этим Рене и Булгаковым?

Без горячки, добрая душа, мы по порядку. У этого Рене Анжуйского была очень известная дочка, которая опосредованно участвовала во всех наших дискуссиях. И автор имеет основания предполагать, что она не могла не послужить одним из прообразов главной героини романа. В самой грандиозной, трехчастной, драме Шекспира действует дочь Рене Анжуйского Маргарита. Она становится королевой Англии и супругой Генриха Шестого. В отличие от робкого мужа, Марго Анжуйская решительна, умна, страстна и… предана своему гибнущему любовнику, которого, каков шарм, она предпочитает могущественному мужу-монарху. Женщина-полководец, лидер «Алой розы» - партии Ланкастеров! Воплощая знаки двух августейших родов Англии (розы здесь – эмблема, как всей трагедии Шекспира, так и истории Англии пятнадцатого века), этот цветок символизировал долгую, великую и кровопролитную войну Алой и Белой Розы – Ланкастеров и Йорков. Не исключено, что высокий «королевский» стиль обращений Коровьева и Кота к Марго - не пародия, а почти дословное заимствование дворцовых обращений из шекспировской пьесы «Генрих шестой».

Не зря говорят, кто владеет информацией, тот владеет миром. А самая ценная информация – историческое знание.   

И самая закрытая. Но на данный момент существеннее то, что Рене Анжуйский был ко всему прочему одним из творцов ореола славы вокруг имени Жанны д'Арк. Еще одним другом, ближайшим помощником, если не ведущим кукловодом Орлеанской Девы был легендарный злодей, на счету коего, опять же, согласно легендам, сотни замученных детей.

Жиль де Лаваль барон де Рец, кардинал и маршал Франции, он же «Герцог Синяя борода». Демоническая личность, гениально разносторонняя и не менее известная в качестве загадочного посвященного – эмиссара «Сионского братства».

- Жиль де Рец прославился тем, что отыскал «эликсир вечности». И, знаете, в чем?

- В потребляемой им крови и плоти людей. Правда, если память не врет, эти поиски лишь приблизили конец кардинала - физический. Но не от дряхлости, а тот самый, искусственный, который он сам практиковал в отношении своих «доноров». Знаменитого мужа сожгли на площади в Нанте.

- Однако никак не уловлю, господин коллективный Шарль Перро,, что за связь между этими недюжинными эзотериками и Маргаритой?

Маргаритой из рода Валуа, осмелюсь напомнить…

Директор Львовского ин­ститута антропологии из­вестный хирург-ортопед, Сергей Горбенко помог французам «разобла­чить» Жанну д'Арк.

После кропотливых ис­следований в усыпальнице Валуа в Орлеане Сергей Горбенко сделал сенсаци­онное заявление: имя ле­гендарной Жанны д'Арк носила внебрачная дочь короля Карла VI Маргари­та де Валуа.

Когда английский ко­роль Генрих V заявил о своих притязаниях на французский престол и ввел войска на север стра­ны, то для поднятия духа у защитников родины был создан патриотический миф. Аристократические круги внушили простым людям, что избранная Бо­гом безвестная девушка из Восточной Франции обла­дает провидением, именно ей суждено спасти страну. Девушка, нареченная Жанной д'Арк, в семнад­цать лет возглавила штурм Орлеана.

После освобождения го­рода от англичан в 1429 году ее и стали называть Орлеанской девой. Под ее руководством армия одер­жала немало побед. Народная героиня затмила своей славой мечтавшего о престоле Карла VII. Этим же она спровоцировала недовольство знати.

Как известно, Жанна д'Арк была схвачена пре­дателями; продавшими ее англичанам. Те объявили девушку ведьмой, обвини­ли в ереси и после суда 30 мая 1431 года сожгли на костре. Украинский уче­ный, получив поддержку французских коллег, на основе всестороннего ана­лиза архивных сведений пришел к выводу, что истинная Орлеанская дева оказала на инквизиторов такое сильное впечатление, что ее оставили в жи­вых. Вместо нее на костер была отправлена другая женщина, обвиненная в колдовстве. По передавав­шимся из поколения в по­коление свидетельствам ее лица перед казнью никто не видел.

По мнению Горбенко, Маргарита де Валуа, она же Жанна д'Арк, провела всю оставшуюся жизнь в тюрьме. Несколько чело­век, знавших правду о ее происхождении и выдаю­щейся роли в националь­но-освободительной борь­бе, похоронили женщину в фамильной усыпальнице Валуа — базилике Нотр-Дам де Клери в Орлеане. Скрупулезно исследовав останки, украинский хирург-ортопед пришел к выводу, что она была хоро­шо развита физически, ча­сто ездила верхом, носила металлические доспехи.

Из истории мы знаем, что в 1456 году Жанну д'Арк реабилитировали на судебном процессе, а в 1920-м католическая цер­ковь причислила ее к лику святых. Так, может, не столь уж важно, если это всего лишь псевдоним Маргариты де Валуа? Главное, что потомки воз­дали ей за совершенные подвиги. - Юрий Кириллов «Знакомьтесь: Орлеанская дева».

Эффект был велик! Вована несло… Только это ничего не доказывает, т-щ Плотников. Версия свежевыписанная, а это значит, что Булгаков с нею не был знаком.

Осмелюсь возразить. Да, есть проверенные факты, как есть не нуждающиеся в доказательствах аксиомы. Реже попадаются и доказанные теоремы. Но есть ведь еще интуитивные предугадания или хотя бы подходы к ним.

Булгаков намекнул на Маргариту Валуа, и вот вам самая яркая, одержимая и загадочная из этих, по минимуму пяти «прото-Маргарит», - под кодовой кличкой «Жанна». Ж-на, Жем-чу-жи-на, же-на, жен-щи-на...

Неубедительно. На «ж» есть много чего другого. Так что, куда не плюй, а все упрешься в нехорошее имя: Мар-га-ри-та.

Имя «Маргарита» чаще всего сулит М, дегра­дацию, дегенератизацию. М в сочетании с Р (МР, РМ) — «мор», «смерть», more (лат. смерть), жмурик, одно­значно. Производные—уморить, дурман, армия, морда, ром, мрак. МР буквально — «явление дегенератизации». Итак, Маргарита (МР-ГР) — «ускоренная смерть», «процесс обнажения сути дегенератизации». С каким иным именем мог искать Воланд королеву для всепланетного шабаша? Впрямую было произнесено, что главная сатанистка может носить имя только «Мар­гарита». Теоретически, МР может быть и «проник­новением к смыслу жизни. – Алексей Меняйлов «Сталин. Культ Девы».