Роль субъективного фактора в подготовке разрушительных процессов

В послевоенном периоде 1945 - 1948 г Югославия пользовалась большим уважением среди стран Восточной Европы. Это было естественно, ибо народы Югославии под руководством Компартии были не только активнейшими участниками борьбы против гитлеровской Германии, но и свою борьбу, охватившую миллионные массы трудового народа, связывали с построением, после победы над нацистским рабством, более справедливого социалистического общества. Именно поэтому резкий ревизионистский поворот руководителя КПЮ и президента Югославии Тито, осуществленный в 1948 году в сторону сотрудничества с руководящими империалистическими странами, и отход от совместного строительства нового общества со странами социалистического содружества привел к трагическим экономическим и политическим последствиям (разговор о которых пойдет ниже), которые обеспечили империалистическим агрессорам возможность разрушить в считанные дни СФРЮгославию в начале 90-х годов уходящего столетия.

Если проанализировать югославскую проблематику, ее послевоенный период после 1948 года, то необходимо отметить сейчас уже очевидную истину, что сокрушительный удар по начавшемуся социалистическому строительству в Югославии был нанесен не зарождавшейся социалистической бюрократией. Там управленческий аппарат только-только становился на ноги, целиком зависел от успехов строительства социализма и не помышлял даже во сне о какой-то контрреволюции и реставрации капитализма.

Удар в 1948 году был нанесен субъективным фактором - культом личности Тито. Централизация власти была, культ процветал, а ограничительных действенных механизмов не было, и все зависело от того, куда субъективный фактор, конкретная ведущая личность, поведет государственный корабль, под какие ветры подставит он паруса.

Заигрывание талантливого стратега Запада Черчилля с руководителем югославских коммунистов Тито началось, конечно, не в 1948 году, а несколько раньше. Шустрые биографы Тито об этом пишут в духе западной дезинформации - довольно туманно и противоречиво. Сам Форин Офис и его верный помощник Сикрет Интеллидженс Сервис (СИС) по этому вопросу вот уже более полувека ни слова. Однако, как говорят в народе, шила в мешке не утаишь. Достаточно сопоставить факты, которые с течением времени просочились по независящим от СИС обстоятельствам, и становится понятным нормальному человеку поведение Тито в 1948 году. Вот некоторые из этих удивительных фактов, а читатель сам рассудит.

Очень пунктуальный исполнитель директив Коминтерна (железная дисциплина была отличительной чертой коммунистического движения в то далекое время) генеральный секретарь ЦК КПЮ Тито, находясь в глубоком подполье, тем не менее в 1940г. устанавливает секретную радиостанцию, поддерживающую связь с Коминтерном, в доме тайного сотрудника СИС В. Велебита(?!).

9 мая 1941 года Тито нелегально переходит из Загреба в Белград и живет в фешенебельном буржуазном районе Белграда в виллах проанглийски настроенных буржуа - Рибникара, Савичевича, Петровича и оттуда руководит подпольем.

Как известно восстание югославского народа против оккупантов началось непосредственно после 22 июня 1941 года. Сразу была освобождена большая территория Сербии. Руководили восстанием члены ЦК КПЮ, которые после совещания 22 июня разошлись по своим регионам и были в гуще событий. Тито "запоздал" с выходом на свободную территорию на три месяца и прибыл в Колубарский партизанский отряд в Западной Сербии только 18 сентября 1941 года.

15 октября 1941 года Тито приезжает в освобожденный г.Ужице, где находится Главный штаб партизанского движения. К этому времени английская подлодка высаживает на черногорское побережье Адриатики делегацию британского Генштаба. В делегацию входили капитан Хадсон от СИС, два майора британской королевской армии и радист В. Драгичевич. Они через освобожденную партизанами территорию Черногории приезжают в Ужице, где их принимает Тито. О чем говорили Тито и Хадсон, неизвестно. На следующий день капитан Хадсон и оба майора ушли к руководителю четников Драже Михайловичу, впоследствии предателю, а радист В.Драгичевич остался при Тито для поддержания связи с Коминтерном.

В конце ноября 1941 года немецкое командование предпринимает большое наступление на свободную партизанскую территорию и 29 ноября атакует Ужице. Главный штаб и остатки защитников города отступают на Юг в горный массив Злати-бор и останавливаются в местечке Палисад, так как Тито нигде не было и все опасались, что он остался в городе. И вдруг после полуночи появляется Тито в сопровождении капитана Хадсона, и, как пишут историографы, он задержался с Хадсоном в подвалах ужицкого банка. Откуда и как там оказался Хадсон - неизвестно.

Основные партизанские силы отступили в горы Боснии и Герцеговины вместе с Тито и ему в Боснии 25 февраля 1942 года из Черногории сообщают, что вторая миссия британской разведки ищет связи с Тито и, что они прибудут 19 марта 1942 года. Членами делегации были британский майор Т. Атертон, радист Донован и генерал Неделькович. 16 апреля 1942 года британская делегация ушла к Д.Михайловичу.

Весной 1943 года основная группировка партизанских соединений, отступая перед наступающими карательными дивизиями гитлеровцев, итальянцев, болгар, усташей и четников, оказалась в горных районах Черногории вблизи горы Дурмитор. Главный штаб партизан получил достоверные сведения, что немецкое командование собирается предпринять генеральное наступление (так называемую 5-ю офанзиву) с целью окружить партизанские соединения, сконцентрированные в районе Дур-митора, и, сжимая кольцо, полностью их уничтожить. Необходимо было до 20 мая уйти из опасного района, пока каратель- ные дивизии не замкнули кольцо окружения. Однако Тито, находясь на плато в районе Черного озера, вопреки мнению генштаба, не соглашался на своевременный уход партизанских соединений из предстоящего немецкого кольца. Он ждал 3-ю британскую военную миссию, которая должна была прилететь и спуститься на парашютах на плато. Миссия опоздала на восемь драгоценных дней. Каратели кольцо захлопнули и укрепили. Наконец, делегация на парашютах приземлилась в 2 часа ночи 28 мая 1943 года. В миссии было шесть человек. Руководителями миссии были майор В.Стюард и капитан Дж.Дикин, который был личным приятелем и советником Черчилля. Только на следующий день был дан приказ соединениям о прорыве немецкого кольца. Вермахт имел достаточно времени, чтобы завершить окружение, потери партизанских соединений при прорыве были огромные. Более 10.000 погибло при штурме и прорыве вражеских позиций. Несколько тысяч раненых партизан было добито карателями.

В марте месяце 1944 г. в освобожденный партизанами г. Дрвар премьер Великобритании Черчилль направляет к Тито свое доверенное лицо - сына Рандольфа Черчилля, который остается у Тито до мая месяца, а затем возвращается к отцу с подробным докладом о проделанной работе.

В августе 1944 года премьер Великобритании Черчилль, будучи в Италии, приглашает Тито посетить его. Генеральный секретарь Компартии Югославии с радостью принял приглашение. Вот что пишут титовские биографы, известные историки И.Божич, С.Чиркович, М.Экмечич и В-Дедиер, подробно рассказывая об этих встречах: "Черчилль и Тито встретились трижды в течение двух дней. Самая важная встреча была первая, и состоялась она 12 августа 1944 года с 12 до 13 часов 15 минут. С югославской стороны присутствовала только Ольга Нинчич, которая помогала при переводе и поэтому не успела составить никакой документ о содержании разговоров. С английской стороны кроме Черчилля присутствовал английский дипломат Пирксон Диксон, который вел свой протокол. На остальных встречах Тито и Черчилля присутствовали с югославской стороны и ряд других деятелей. От них только исходят дополнительные сведения о самих встречах и о том, что они в кулуарных разговорах узнали, о чем собственно говорилось на первой встрече Черчилля и Тито. Кроме того некоторые сомнительные, отрывочные сведения о личных переговорах Черчилля с Тито в изложении анонимного лица частично приведены в книге В. Дедиера "Новые приложения к биографии И.Б.Тито", Риека, "Либурния", 1981г., стр. 1081-1085.

В связи с вышесказанным естественно возникают как минимум два вопроса:

- Кто такая Ольга Нинчич, что только ей доверялось присутствовать на первой (как биографы говорят) исторической встрече Черчилля и Тито, хотя рядом находились известнейшие руководители народноосвободительного движения и члены Политбюро ЦК КПЮ?

- О чем все-таки шла речь в таком засекреченном первом разговоре между Черчиллем и Тито.

Оказывается, что Ольга Нинчич, сотрудница Тито - дочь известного буржуазного деятеля Югославии, который был министром иностранных дел в правительстве его королевского величества Александра первого в двадцатые годы. Король Александр даже был ее кумом и нарек ее красивым именем Ольга. Отец ее был также министром иностранных дел Югославии в правительстве генерала Симовича, осуществившего с участием Интеллидженс Сервис про-английский переворот в Белграде 27 марта 1941 года. После оккупации Югославии Вермахтом в 1941 году он оказался в Лондоне в югославском эмигрантском правительстве. Будучи дочкой преуспевающих родителей, Ольга получила не только соответствующее образование, но и имела возможность в тридцатые годы посещать специальные школы для молодых девушек в Лондоне. Здесь, очевидно, она пополняла свои знания не только в английском языке, но и в других сферах политико-общественной деятельности. В 1942' году Ольгу арестовывает Гестапо, но она самостоятельно убегает из тюрьмы, а затем переходит в партизаны и сразу оказывается в Верховном штабе партизанского движения. Каким-то образом через Ватикан и Лиссабон связывается с родителями в Лондоне и обменивается с ними несколькими письмами. "А когда (как пишут биографы Тито) появилась английская военная миссия в Верховном штабе Тито, связь Ольги с родителями была постоянной". В 1944г. Ольга-личный секретарь Тито.

Поэтому, естественно, что она вполне удовлетворяла не только соответствующие требования Черчилля, но и СИС, обеспечивающих такую во всех отношениях ответственную, секретную и историческую встречу. Не вызывает удивления и Черчилль, который после официальной встречи во дворце Королевы Виктории в Неаполе "нежно подарил Ольге медальон на золотой цепи с собственноручным посвещением". Неудивительно и то, что она в течение ряда последующих десятилетий ни словом не обмолвилась о существе разговоров этой первой встречи Черчилля и Тито.

По существу самих разговоров на первой встрече Черчилля и Тито по крупицам разрозненных сведений, кулуарных разговоров, воспоминаний и реальных последующих поступков этих деятелей историографы сошлись во мнении, что Черчилль и Тито обсудили следующий круг вопросов. Прежде всего Черчилль был очень заинтересован в правильном, по его мнению, будущем общественном устройстве новой Югославии и реализации его стратегии. Тито по данному вопросу дал исчерпывающие объяснения. Придя к обоюдному согласию, был подробно рассмотрен вопрос - что и как по этой встрече можно сообщить Сталину и Рузвельту. Ведь надо было учитывать, что Красная Армия вот-вот вступит на Балканы. Был рассмотрен вопрос о политическом устранении Д.Михайловича, теперь уже не нужного англичанам, о его сотрудничестве с оккупантами, а также решение вопроса с эмигрантским королевским правительством Югославии в Лондоне.

Военные вопросы сотрудничества в различных аспектах рассматривались уже на двух других встречах в присутствии генералов партизанского освободительного движения.

Учитывая вышесказанное, не так и удивительно поведение Тито в послевоенные годы, конечно, при условии, что человек не поддастся невероятному количеству вымыслов, политической болтовни титовских и западных историографов. О начальном периоде строительства социализма в 1945 -1947 годы подробно рассказано в книге "Шесть агрессий Запада против южных славян в XX столетии". Там не упоминалось о различных мероприятиях и конкретных шагах Тито, которые указывали на его постепенную подготовительную работу, направленную на отрыв Югославии от социалистического содружества народов.