Расправа с коммунистической партией

Совершив предательство интересов народов Югославии, Тито в силу обстоятельств (если он хотел остаться у власти), в первую очередь должен был расправиться с Коммунистической партией Югославии (КПЮ), с живыми коммунистами, большая часть которых была закалена в кровавой битве с фашизмом, настроена была просоветски, непоколебимо верила в справедливость социалистических идеалов. Рассчитывать на то, что их можно купить постами, карьерой - не приходилось. Разгром компартии был загодя подготовлен втихаря и с большим успехом осуществлен в 1948 -1956 годах. Из 285147 членов КПЮ, которые она имела в начале 1948 года, было исключено 218379 человек, громадное большинство которых вынесло на своих плечах всю тяжесть борьбы за свободу и социализм. Все они были репрессированы и вместе с несколькими сотнями тысяч беспартийных прошли жернова жутких концлагерей - "Голого отока", "Святого Гргура", "Билеча", "Мермера", "За-бела", "Углян", "Градишка", "Рамского Рита", "Главнячи" и других "святых" мест, входящих в систему ломки человеческой психики и воли по "демократическим" образцам и методам "цивилизованного" Запада.

Многие годы провели преданные коммунистическим идеалам члены КПЮ в титовских застенках. К прославленным партизанам, как и к десяткам тысяч сербских, черногорских, хорватских, словенских, македонских коммунистов применялись такие изощренные пытки, какие известным антисоветчикам Рыбакову, Солженицыну, Гранину, Евтушенко, Вознесенскому, М. Захарову, Аксенову, Солоухину, Сахарову, Шафаревичу и иже с ними даже в самом страшном сне не могли присниться.

Ползучая контрреволюция, организованная Тито, набирала темпы и в борьбе со своими основными врагами - членами КПЮ, перекрывала "достижения" гестапо с лихвой. Гестапо стремилось людей уничтожить, контрреволюция же Тито стремилась сломить их морально и использовать их как зверей для устрашения народа. Любой ценой сломать волю, превратить их в озверевших предателей. Об этом периоде "тихой" контрреволюции и дикой расправы над людьми "гуманный" и "очень человеколюбивый" Запад молчал и о правах человека даже не заикался. Но писатели и литераторы Москвы, России, да и того же "цивилизованного" Запада могли бы при желании узнать об этой жуткой, именно жуткой правде, прочитав ее в книгах Мирослава Поповича "Бей банду", Миливоя Стевановича "В титовских фабриках "предателей", книгах академика Драгослава Михайловича, в рассказах женщин "Женский лагерь на Голом Отоке", собранных Драгославом Симичем и Бошком Тривуновичем и других материалах живых и уже мертвых свидетелей, переживших этот кошмар.

Ни одна из этих книг, благодаря "заботам" шестидесятников, М.Горбачева, А.Яковлева и иже с ними, не переведена на русский язык. Распространение этой правды не соответствовало интересам прозападной идеологической обработки россиян, проводимой шестидесятниками, не соответствовало интересам пропаганды титовского "рыночного, гуманного" социализма на деньги Запада и планируемого шестидесятниками "реформаторства", что вкупе с другими факторами и расшатало основы советского общества.

С высоты начала XXI столетия видно, что десятки тысяч стойких югославских бойцов против фашизма, сотни героических командиров партизанских отрядов и соединений, талантливые руководители тяжелейшего боевого подполья против оккупантов, а также И.В.Сталин и советское руководство того времени недооценили сговор Черчилля и Тито 12 августа 1944 года.

Итак, оценивая создавшееся в конце 40-х и начале 50-х годов положение в компартии Югославии, необходимо подчеркнуть следующее. 76,6 процентов членов КПЮ были против политической линии Тито и всего 23,4 процента, в основном среднего и высшего партийного кадра одобряли линию его поведения или в страхе молчали. Казалось бы, что, учитывая требование громадного большинства коммунистов, руководство должно или подать в отставку или изменить свою политику. Вместо этого Тито круто повернул вправо. Вот вам и весь его "демократизм", "демократия" и будущий "демократический социализм" в понимании Тито, когда под угрозой его личная карьера, власть. После устранения 76 процентов коммунистов Тито широко открыл двери во власть антисоветским эле-ментам. Началась оголтелая антисоветская кампания на деньги Запада и постепенная американизация югославского общества, имевшая особый успех среди масс в Хорватии, Словении, Боснии. Такой политикой Тито уже тогда заложил мину замедленного действия в фундамент югославского государства, сработавшую в 90-е годы.

Сталин и Молотов предупреждали, что с такой антисоветской, антинародной политикой можно свалиться с коммунистических, социалистических позиций прямо в лагерь империализма, в лагерь врагов социалистического содружества народов. И действительно, через три года, 2 августа 1952 года в Загребе при окончательной ликвидации КПЮ и организации своего СКЮ Тито в докладе в лучшем духе антисоветизма клевещет, что СССР не защитник малых народов, не борется за победу справедливости, что это - "империалистическое государство с единственным стремлением покорить большую часть человечества".

Чем эта характеристика отличается от рейгановской, правда, более поздней характеристики СССР - "империя зла"? Вот и сомкнулись титовский ревизионизм с идеологией махрового империализма.