10. ВАНДАЛИЗМ

 

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА:

 

Декабрь 2002 года. Республика Татарстан

 

В Набережных Челнах националисты разрушили православный храм («Известия»)

 

В самом центре города Набережные Челны, население которого на 43 процента состоит из татар, на 47 процентов из русских и еще из 86 национальностей, средь бела дня была разрушена строящаяся церковь святой мученицы Татьяны. Никто из сотрудников многочисленных татарских культурных центров, расположенных в городе, ответственности за происшедшее на себя не берет, но все они морально оправдывают разрушение храма. Федеральные СМИ этого события не заметили. Такова обратная сторона толерантности, международный день которой отмечался в субботу. Соблюдение прав нацменьшинств – это проверка демократии на прочность. А национальное большинство все стерпит.

 

Серые дома и горячие люди

 

На воротах церкви Косьмы и Дамиана, главного православного храма Набережных Челнов, призыв: «Русь святая, храни веру православную!». Красными пролетарскими буквами. Местному благочинному отцу Олегу Богданову недоброжелатели из мусульманского стана любят припоминать его комсомольское прошлое – когда то он был комсоргом Автозаводстроя. Общаться с прессой батюшке недавно запретил архиепископ, роль споуксмена от благочиния теперь выполняет его секретарь Виталий Сидоренко, молодой человек без бороды.

– В тот день мне позвонил неизвестный и сказал: «Вы знаете, что у вас тут церковь ломают?!» – «Как ломают?» – «Очень просто. Ломами». – «Кто?» – «Какие то молодые ребята». – «Вы можете подождать там, на месте, я сейчас приеду». – «Не могу. Некогда мне». И повесил трубку. Я вызвал милицию и выехал сам. Когда добрался до церкви, кладка, достигавшая примерно метра от фундамента, была разрушена, а возле развалин я увидел наряд милиции и трех старушек, которые утверждали, что это их рук дело. Милиция уже собиралась отпустить бабулек на все четыре стороны, но я настоял на том, чтобы их задержали и составили протокол. Милиционеры нехотя это сделали, хотя бабушки и сопротивлялись: «Что же вы, ребятки, своих арестовываете, вы же должны нас, татар, от русских защищать!» Очень долго не хотели возбуждать уголовное дело, но когда с заявлением выступил патриарх Алексий, сделать это пришлось. А после «Норд Оста» двоих старушек даже взяли под стражу, но через 4 дня по решению республиканского суда отпустили. И все таки я уверен: не приди я тогда на место вовремя, все спустили бы на тормозах: ну, подумаешь, опять церковь разрушили…

– Почему опять?

– Это далеко не первый случай. В августе 1996 года в Набережных Челнах спалили крест, установленный на месте будущего православного комплекса имени Георгия Победоносца. В сентябре того же года то же самое случилось с крестом на месте строительства храма Серафима Саровского. В 1999 году там, где теперь разрушили кладку храма, стояла Татьянинская часовня – ее тоже сожгли. Все эти события центральные СМИ обошли молчанием. Только зарубежные журналисты этим интересовались.

Если не знать, что Набережные Челны имеют репутацию гнезда татарского национализма, ни за что в подобное не поверишь. По дороге к месту происшествия – один и тот же пейзаж: современные девяти , двенадцати , шестнадцати – и двадцатиэтажки, серые стены которых оживляет лишь надпись: «Досуг. 21 00 31», которая встречается в городе на всех стенах, заборах и автобусных остановках. Жители этих серых домов в подавляющем большинстве молятся не Аллаху и не Господу Богу. Они молятся на КамАЗ, потому что даже после троекратного сокращения рабочих мест на нем работают 50 тысяч человек и вся экономика города на 100 процентов зависит от завода. И в благочинии, и в соборной мечети признают, что активной религиозной жизнью в городе живут по 2 3 тысячи человек с каждой стороны. И тем не менее этого количества достаточно, чтобы высечь искру, из которой может разгореться пламя большой межнациональней вражды.

– Вот, полюбуйтесь – Виталий притормозил возле бетонного забора, черного от надписей типа: «Это земля ислама. Крестам здесь не стоять!» За забором на фундаменте уже выросла новая кирпичная кладка. Запирая ворота стройплощадки, Виталий несколько раз перекрестил тяжелый амбарный замок.

 

Асия, Наиля и Марбия

 

Процедура опознания одной из старушек в кабинете следователя прокуратуры длилась больше часа. Когда она наконец закончилась и следователь вышел в коридор, он облегченно вздохнул. А Виталий Сидоренко вытер пот со лба.

– Опознал то я ее быстро, чего там опознавать. А все остальное время ушло на митинг. Особенно досталось местной телекомпании, которая показала, как эта самая старушка говорит: «Ломали и будем ломать!»

Из кабинета в сопровождении адвоката показалась та, о ком шла речь. Старушка как старушка. Даже добрая на вид. Представилась: «Наиля Фазлыева». – «А по отчеству?» – «Сергеевна. Но по отчеству не надо. Мой отец был из крещеных татар, а я приняла ислам. Просто Наиля».

Наиля назначила встречу на следующий день. В ее квартире, окна которой выходят прямиком на строящуюся церковь, собрались все три подозреваемые в разжигании межрелигиозной розни бабушки. Остальных двух зовут Асия Зиннорова и Марбия Шакирова. С ними были также два старичка, один из которых представился юристом Закарием Ахметшиным.

– Вот Генплан города, он был утвержден в 1973 году кабинетом министров РСФСР, – юрист развернул передо мной огромный лист бумаги. – Вот видите, здесь Парк Победы, а здесь, прямо рядом с нынешней церковью, запланирован театральный комплекс.

Я выглянул в окно. Вместо парка – редкий березнячок, выросший за 30 лет сам собой, вместо театральной площади – пустырь, на котором кроме подрастающей церкви уже давно выросла автостоянка и мойка машин, а на месте театра. – заброшенный котлован со сваями.

– Нам неважно, церковь здесь строят, мечеть или автомойку, – подхватила Наиля. – Мы и с автомойкой уже второй год судимся. Просто мы не хотим, чтобы это место засорялось лишними постройками. Это Парк Победы. Победу одержали не православные и не мусульмане, а весь советский народ. Ведь даже русские говорят: «На братских могилах не ставят крестов». Если рядом с этим парком будут звенеть колокола, это будет уже православный парк и мусульманам здесь будет не место.

– Наверное, вы правы, Наиля Сергеевна…

– Просто Наиля.

– Извините, просто Наиля, наверное, вы правы, но зачем было храм то ломать. Это же незаконно. Вы же судитесь с автомойкой, судились бы и с церковью.

– Да кто ее ломал то? Асия облокотилась на стену, и пара кирпичей из свежей кладки упала. А шуму то!

Молчавшие до этого Асия и Марбия подключились к разговору. И стало понятно, что Наиля и старичок юрист – это умеренное крыло, а Асия и Марбия – радикальное.

– Это Татарстан, в конце концов, здесь татары живут! – Асия говорила быстро и громко. – Мы еще год назад голодовку объявляли. Целый месяц сидели. Не пускали машины с цементом к стройплощадке. С нами была Сания Сабетовна, ей 80 лет, она легла прямо на стройплощадке и сказала: «Не дам строить на исламской земле православную церковь». А отец Олег ей: «В Монголии ваша земля!» Потом какие то ребята взяли ее за руки за ноги и вынесли оттуда. С этого момента нас стали ребята из татарского центра охранять. Ваш поп Олег хочет здесь вторую Чечню устроить? Он устроит.

 

«Я бы их собственными руками!»

 

Встречи с мэром Набережных Челнов я дожидался в кабинете его помощника Фаниса Нуруллина. В этом кабинете нет портрета Путина, а на столе – сувенирный глобус доколумбовской эпохи. На нем Америка и Индия – это одно и то же, а вместо России – Татария.

Мэр Набережных Челнов Рашит Хамадеев производит впечатление человека жесткого, но умного, и в межрелигиозных вопросах демонстрирует тактику равноудаленности:

– Мы уже один раз переносили эту стройплощадку. Тогда эти люди кричали, что не допустят храм на улице, которая носит имя татарской героини, боровшейся против русских завоевателей, – царицы Сююмбике. Я тогда собрал у себя мусульманских и православных священнослужителей и говорю: «Раз такое дело, давайте перенесем церковь немного в сторону, ближе к Парку Победы. Есть возражения? Нет возражений». Город понес расходы – около 400 тысяч рублей, – фундамент перенесли. И что? Теперь церковь им портит Парк Победы. Я понял, что это конфликт надуманный. Эти старушки и Татарский общественный центр во главе с Рафисом и Нафисом Кашаповыми, который за ними стоит, не выражают ни мнения мусульман, ни мнения татарского народа. Это малочисленные шовинистически настроенные круги, для которых разногласия – хлеб. Братья Кашаповы – они начинали как рэкетиры еще в конце восьмидесятых, Рафис даже отсидел за убийство. Известно, что они поддерживают связь с чеченскими бандитами, грузы туда возили. Но даже после захвата заложников в Москве Кашаповым здесь ничуть хуже не стало. Я все больше убеждаюсь, что «Норд Ост» не послужил для России уроком. Так и напишите: не послужил.

 

Добрая ссора

 

В гостях у братьев Кашаповых (они, оказывается, еще и близнецы) я побывал и даже встретил в их штаб квартире старушек погромщиц. Разговор с Рафисом и Нафисом зашел в тупик уже на второй минуте. Любой вопрос упирался в захват Казани Иваном Грозным. Но упертость Кашаповых не пугает: ничего другого от них и не ждешь.

Гораздо более тягостным оказалось впечатление от разговора с главой альтернативного кашаповскому Татарского общественного центра Фаиком Тазиевым и председателем движения «Миллийорт» Рауфом Газатуллиным. Их мне рекомендовал мэр как образец цивилизованного подхода к возрождению татарского народа.

Фаик и Рауф имеют интеллигентный вид, производят приятное впечатление. Но разговор начался за упокой. «От Кашапова мы отличаемся по форме, но не по содержанию…» – начали Фаик и Рауф.

– … Под эгидой православия происходила колонизация татарского народа, – не глядя на меня, говорил Рауф, – и мы не хотим, чтобы на нашей земле опять поднимала голову православная культура. Ведь в Москве на Красной площади нет мечети. Значит, и здесь в центре города не должно быть православных храмов.

– Кроме церкви Татьяны отец Олег хочет строить православный комплекс имени Георгия Победоносца на берегу Камы, – продолжил Фаик. – Мы против. Потому что под знаменами Георгия Победоносца происходило завоевание Казани и насаждение на нашей земле православия. Этот комплекс, если его начнут строить, мы будем рассматривать как форпост российского неоколониализма. Отец Олег во всем пытается показать татарам Набережных Челнов, кто в городе хозяин. И это не только черта его характера. Это характеризует православие в целом – религию, поощряющую имперский подход: «Я и сам жить не буду, и другим не дам».

Еще немного, и можно было бы ответить на это, что ислам – религия терроризма. Еле сдержался.

 

Худой мир

 

Перед отъездом начальник управления по информации Валентина Нурмухаметова с красивым отчеством Аблакатовна сводила меня в городской Дом дружбы народов. В нем у каждой общины города есть своя комната. Всего 18 дверей – башкиры, украинцы, кряшены, немцы, евреи, грузины, есть даже корейцы и чеченцы. И все, как утверждает Валентина Аблакатовна, друг друга любят. Я зашел в комнату чеченцев. На почетном месте – цитата из Виссариона Белинского: «У всякого народа своя жизнь, свой дух, свой характер, свой взгляд на вещи, своя манера понимать и действовать. Мы думаем, что лучше оставить всякому свое и, сознавая собственное достоинство, уметь уважать достоинство других». Очень красиво. Портит впечатление только то, что на еще более почетном месте – Дудаев, Масхадов и флаг с волком.

Я, конечно, понял, что городской Дом дружбы народов – это потемкинская деревня. Идея всемирной или хотя бы всероссийской толерантности – тоже потемкинская идея. Этим она бывает неприятна. Но лучше все таки жить в мирной потемкинской деревне, чем в настоящей, но дымящейся после пожара войны.

 

ПО МАТЕРИАЛАМ СМИ: Июнь 2004 года. Воронеж

 

На городском кладбище совершен акт вандализма. Пострадали могилы погибших в Чечне милиционеров (интернет издание «Газета ру»)

 

В Воронеже на Коминтерновском кладбище разрушены три могилы бойцов воронежского ОМОНа, погибших в Чечне. Выйти на след преступников не удалось.

 

Май 2005 года. Волгоградская область

 

Осквернение цыганами русского кладбища привело к межнациональным столкновениям («Волгоградская правда»)

 

О том, что в хуторе Новая Паника Фроловского района творится что то неладное, впервые стало известно еще год назад. На одном из совещаний руководство Фроловского РОВД рассказывало о том, что там начали скупать фактически брошенное жилье цыганские семьи. И буквально сразу на очень мирный в криминальном плане хутор обрушился вал краж птицы, скота, черного и цветного металла. Стала появляться оперативная информация, что туда зачастили наркоманы. На поверку оказалось, что поселившиеся в Новой Панике цыганские семьи имеют богатое криминальное прошлое и с этим прошлым расставаться не собираются.

Неожиданное продолжение эта ситуация имела на майские праздники. По райцентру поползли слухи, что вечером в Пасхальный день в Новой Панике приключилась крупная драка между местной молодежью и цыганами, закончившаяся перестрелкой. В правоохранительных органах официально подтвердили факт драки и наличие пострадавших. Сразу после майских праздников коренные жители хутора Новая Паника созвали общий сход, пригласили на него руководителей района, правоохранительные органы и прессу. И на сходе потребовали от власти выселить цыганские семьи из хутора. Был я на этом сходе. Впечатления далеко не из лучших. Местное население действительно доведено до предела. С одной стороны, явно вызывающим поведением отдельных цыганских семей, с другой – бездействием власти. С самого начала на сходе звучали призывы к «топору и вилам» и походу на цыганские дома. Выступление начальника милиции разрядило обстановку и повернуло ситуацию в конструктивное русло. Чем больше выступали люди, тем отчетливее приходило понимание: их возмущение оправданно. Некоторые вещи и меня повергли в шок.

Знаете, что стало причиной «пасхальной» драки с цыганами? В канун, как говорят, Пасхи цыганята на местном погосте повалили на нескольких могилах надгробные кресты, а на некоторых памятниках написали: «здесь лежит лох». Бабушки видели, чьих рук это дело. Именно это и стало причиной общественного взрыва.

Согласно официальным данным, озвученным сотрудницей сельской администрации, в хуторе Новая Паника зарегистрированы четыре цыганские семьи общей численностью 18 человек. Фактически же в хуторе проживает более 50 цыган. И именно они, не имеющие официального статуса, больше всего и хулиганят, третируют местное население. На сходе рассказывали о случаях угроз местному населению с применением пистолета, например, продавцу местного магазина.

Выступление главного милиционера района на сходе было достаточно резким. Жители хутора не обратились в милицию после надругательства над могилами на местном кладбище. А ведь это деяние Уголовный кодекс трактует как преступление с достаточно жесткими мерами наказания. После схода жители хутора, могилы чьих родственников пострадали от варварства малолетних негодяев, подали соответствующие заявления местному участковому уполномоченному. Люди начали разговаривать и обсуждать законные варианты нормализации ситуации, приведение ее в правовое русло.

Через несколько дней милиция провела в хуторе спецмероприятия. Я стал их непосредственным свидетелем. Результаты впечатляющие. Изъяты наркотики, и не абы что, а героин! Сотовые телефоны неизвестного происхождения. На вопрос, что это за телефоны, цыгане дружно отвечали, мол, подарили неизвестные. Похоже, так везет не всем. В одном из домовладений в куче предъявленных для проверки паспортов были обнаружены документы о сдаче в ломбард, расположенный в Михайловке, значительной партии золотых украшений. Как объяснили оперативники, в последнее время во Фролово участились случаи краж сотовых трубок, изъятые телефоны проверят по базе данных. Золотые украшения мошенническим путем зачастую выманиваются у доверчивых граждан в обмен на гадание. Золотыми украшениями, нередко похищенными у родных, расплачиваются за дозу и наркоманы. Дальше это все будет тщательно проверяться.

Несколько граждан цыганской национальности оказались не зарегистрированными вообще нигде! Глядя на все это, я невольно задавался вопросом. Если эти люди нигде не работают, не возделывают во дворах грядки, не держат домашнюю птицу и скот, то на что они живут, чем питаются, во что одеваются, на какие деньги покупают машины? Я пытался задавать им этот вопрос. Мне смеялись в лицо и говорили, что, мол, родственники помогают.

 

Март 2005 года. Астраханская область

 

Передано в суд дело о погроме на кладбище села Яндыки (РИА «Новости – Юг»)

 

Как сообщает пресс служба областной прокуратуры, предварительным следствием установлено, что в ночь на 22 февраля в селе Яндыки Лиманского района Астраханской области трое молодых людей чеченской национальности 20 24 лет – Иса Магомадов, Юсуп Абубакаров и Адлан Халадов – в нетрезвом виде проходя через сельское кладбище, руководствуясь мотивом религиозной ненависти, а также ненависти к лицам русской и калмыцкой национальности, повредили несколько надгробий: поломали 17 деревянных могильных крестов и повалили на землю гранитный памятник.

Прокуратурой Лиманского района Астраханской области по данному факту возбуждено уголовное дело, и по ходатайству прокурора 24 февраля 2005 года Лиманским районным судом в отношении задержанных была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Осквернение могил вызвало негодование жителей Яндыков, собравшихся 27 февраля на сельский сход, чтобы осудить акт вандализма и выразить свое возмущение подобной безнравственностью. Особенно возмутило сельчан то, что разрушенный памятник был установлен на могиле солдата, погибшего при исполнении служебных обязанностей на территории Чеченской Республики – единственного в селе, кто не вернулся со службы домой живым. Часть собравшихся даже требовала выселения родственников задержанных из села.

Расследование было проведено в кратчайшие сроки, и 31 марта уголовное дело по обвинению И. Магомадова, Ю. Абубакарова и А. Халадова в совершении преступления, предусмотренного пп. «а» и «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ – уничтожение, повреждение мест захоронения и надмогильных сооружений, совершенное группой лиц по предварительному сговору, по мотиву национальной и религиозной ненависти, – направлено в Лиманский районный суд для рассмотрения по существу.

 

Август 2005 года. Астраханская область

 

Кладбищенские вандалы отделались условным наказанием (ИА REGNUM)

 

10 августа Лиманский районный суд вынес приговор троим жителям села Яндыки, разгромившим сельское кладбище. Все участники ночного погрома приговорены к 2 годам условно.

 

Август 2005 года. Астраханская область

 

В селе Яндыки вспыхнул серьезный межнациональный конфликт (интернет портал «Страна ру»)

 

Десятки избитых людей, восемь сожженных домов и порядка полутора тысяч сотрудников милиции, окруживших место массового побоища, – таков итог межнационального конфликта, вспыхнувшего в астраханском селе Яндыки. Жители села готовы устроить самосуд и требуют выселить чеченские семьи. Между тем этнические конфликты уже не первый год периодически вспыхивают в Ян дыках, однако местные власти предпочитали не замечать их до тех пор, пока дело не дошло до настоящих погромов.

Как рассказали «Стране ру» в УВД Астраханской области, «война» между калмыками и русскими с одной стороны и чеченской диаспорой с другой началась из за событий, произошедших еще полгода назад, – в конце февраля трое пьяных молодых чеченцев (Иса Магомадов, Юсуп Абубакаров и Аллан Халадов) устроили погром на местном кладбище. Ночью 22 февраля они вырвали из земли и разбросали по кладбищу 17 крестов и повредили около двух десятков надгробий, в том числе памятник одному из военнослужащих, погибших в Чечне. Однако суд посчитал, что погромщики заслуживают снисхождения, и огра­ничился условным наказанием.

Жители Яндыков затаили обиду на чеченских односельчан, и между соседями стали возникать постоянные конфликты и драки, одна из которых закончилась убийством 24 летнего Николая Болдырева – калмыка по национальности. 18 августа состоялись его похороны, и после траурной церемонии, на которую собрались порядка 300 человек, друзья покойного и жители села, подогретые спиртным, решили отомстить обидчикам. Они двинулись по деревне, избивая чеченцев, попадавшихся им на пути. Впрочем, массовым избиением дело не закончилось. Разгоряченные люди принялись поджигать дома чеченцев и крушить автотранспорт, стоявший во дворах. От огня пострадали 8 домов, шесть из которых сгорели дотла.

Местный сотрудник милиции, вызвавший помощь из района, до приезда коллег пытался вразумить и остановить разбушевавшуюся толпу, но сам стал жертвой выплеснувшейся агрессии. Его вместе с несколькими десятками жителей Яндыков доставили в районную больницу с многочисленными травмами после того, как прибывшее подкрепление остановило разбушевавшуюся толпу.

В настоящее время прокуратура Лиманского района Астраханской области возбудила уголовные дела по трем статьям УК: ст. 109 («причинение смерти по неосторожности»), ч. 2 ст. 212 («массовые беспорядки») и ч. 2 ст. 167 («умышленное уничтожение или повреждение имущества»). Один человек арестован (по подозрению в убийстве Николая Болдырева), еще 11 задержаны за административные правонарушения.

Между тем жители оцепленного села собрались в пятницу утром на очередной сход и потребовали от руководства области, прибывшего в «горячую точку», выселить из села некоторых «людей, которые прибыли сюда на постоянное жительство в последние годы». Речь идет об избитых чеченцах погорельцах. Однако глава администрации области Константин Маркелов заявил, что «власти будут действовать, руководствуясь только законом».

 

Март 2006 года. Астрахань

 

Результаты конфликта: чеченцам дали от 2,5 до 5 лет, калмыку – 7 (ИА «Аверс»)

 

Во вторник в Советском райсуде Астрахани вынесен приговор 12 чеченцам, участвовавшим в массовых беспорядках в селе Яндыки в августе 2005 года. Подсудимые признаны виновными в хулиганстве и приговорены к лишению свободы на сроки от 2,5 до 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. На днях за участие в массовых беспорядках и призывы к активному неподчинению представителям властей на 7 лет лишения свободы был осужден калмык Анатолий Багиев. Еще один подозреваемый в рамках этого дела, брат Багиева, находится в розыске.

Накануне вынесения приговора чеченцам в Астрахани были усилены меры безопасности, в частности, в город введены бронетехника и отряды ОМОНа из других регионов. Руководство ГУВД ожидает новых межэтнических столкновений, поводом для которых может послужить недовольство вынесенными приговорами.

 

Сентябрь 2005 года. Республика Алтай

 

Поджог православного храма в Республике Алтай обострил межконфессиональные отношения (ИА REGNUM)

 

Руководители патриотических общественных организаций Республики Алтай обратились к правоохранительным органам с требованием активизировать работу по расследованию поджога Свято Пантелеймоновской церкви в селе Балыктуюль. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, инициативная группа распространила 15 сентября заявление, что «поджог этой церкви направлен на обострение межнациональной и межконфессиональной обстановки в Горном Алтае».

По данному факту правоохранительными органами было возбуждено уголовное дело. По мнению авторов обращения, данный акт вандализма свидетельствует об обострении межнациональных и межрелигиозных отношений в регионе. Более того, подписанты называют имена людей, ответственных в этом обострении: это пенсионер Валерий Сат, предприниматель Василий Кудирмеков и главный редактор газеты «Алтаидын Чолмноны» Татьяна Туденева.

«В тот же самый день, когда была подожжена церковь, в «Алтаидын Чолмоны» вышла статья Кудирмекова «Братья и сестры, остановитесь!», – сказано в обращении. – Конкретным объектом нападок в этой статье выступала именно Свято Пантелеймоновская церковь в Балыктуюле. Многие верующие республики считают, что это отнюдь не простое совпадение».

К сожалению, говорится в обращении, до сих пор не установлены подозреваемые в совершении поджога и складывается впечатление, что оно просто спущено на тормозах.