7. ЭТНИЧЕСКАЯ ДЕДОВЩИНА

 

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА:

 

Май 2004 года. Самара

 

Зайцы без бороды. Из воинской части в Самаре сбежали «деды», спасаясь от военнослужащих из Дагестана (издание «Газета»)

 

Все больше военных аналитиков сходятся во мнении, что в ближайшем будущем проблемой номер один для Российской армии может стать этническая дедовщина. В воинских частях растет число инцидентов, которые имеют под собой национальную окраску. Военнослужащие земляки, объединяясь в сплоченные национальные группы, выстраивают в армейских подразделениях параллельную силовую вертикаль, насаждая собственные правила и понятия. В основном речь идет о военнослужащих, призванных из республик Северного Кавказа. Проблема развивается по нарастающей, и причиной тому – демографические процессы и особенности воспитания нового поколения. Уже сегодня двухмиллионный Дагестан поставляет в Вооруженные силы почти столько же призывников, сколько 12 миллионная Москва. Очередной побег на почве этнодедовщины случился недавно в Самаре. Из воинской части внутренних войск сбежали двое военнослужащих. В тот же день они пришли на пресс конференцию, на которой заявили, что однополчане их не только били и унижали, но и заставляли совершать преступления против жителей Самары. Военная прокуратура возбудила уголовное дело по 4 статьям. Арестован рядовой, призванный из Дагестана, Арслан Даудов.

 

Разговор с националистом о пауках

 

«1. Шеф прав. 2. Шеф всегда прав. 3. Шеф не спит – он отдыхает. 4. Шеф не ест – он укрепляет свои силы. 5. Шеф не пьет – он дегустирует. 6. Шеф не флиртует с секретаршей – он поднимает ей настроение. 7. Если шеф не прав – см. пункт 2».

Шеф – это Олег Киттер. Кроме плаката «Регламент шефа» в его приемной советские и царские флаги, запрещенная законом об экстремизме литература и собственный портрет в спасательном круге вместо рамки. Киттер – русский националист и этого не скрывает. «Я националист», – произносит он так же, как другие говорят: «Я водитель троллейбуса» или «Я ветеринар». К приемной националиста примыкают его оружейный магазин, охранное агентство и правозащитный центр, защищающий права только русских.

В прошлом у Киттера – погоны капитана милиции, неудачная попытка избрания в мэры Самары и два уголовных дела за разжигание межнациональной розни. Первое закончилось оправдательным приговором, второе еще тянется, но на всякий случай газета Киттера «Алекс информ» теперь выходит со сноской отмазкой на первой полосе: «Под жидами следует понимать международную прослойку людей, живущих за счет труда и способностей других».

Побег из воинской части № 5599 внутренних войск МВД России рядового Станислава Андреева (русского) и младшего сержанта Азамата Алгазиева (казаха) – это первый случай в истории Российской армии, когда, спасаясь от неуставных отношений, беглецы обращались за помощью не в Военную прокуратуру и не в Комитет солдатских матерей, а к махровому националисту.

– Слово «националист» сильно извращено, – пожаловался мне Киттер. – Национализм – это просто следующая ступень родства после семьи, он не может разжигать никакой розни, если только не оскорблять этого родства. А настоящим разжигателем национальной вражды как раз является интернационализм. Потому что именно принудительное выравнивание неравного приводит к недовольству национального большинства и развращению национального меньшинства.

– Олег Вячеславович, а вы не пробовали быть хитрым националистом? Не статьи про жидов публиковать миниатюрным тиражом, а поднимать свой бизнес, налаживать связи в администрации, в силовых структурах, в той же прессе. Плетите паутину влияния и потихоньку лоббируйте интересы своей нации. Сначала в Самаре, потом в Москве, а там, глядишь, и международный русский заговор организуете.

– Знаете анекдот про бородатых зайцев? – сказал мне в ответ Киттер. – Короче, завелись в лесу бородатые зайцы. Везде ходят стаями, всех бьют, грабят, насилуют. Весь лес от них уже воет, а справиться никто не может. Вроде обычные зайцы, но уж слишком их много и очень они сплоченные. Лиса пыталась с ними разговаривать – теперь в больничной норе лежит, волк выяснял отношения – в реанимацию попал, даже медведь чуть живой ушел от бородатых зайцев. Осталась у зверей последняя надежда – лев. Приходят к нему всем лесом, падают в ноги: «Лева, житья нет от бородатых зайцев. На тебя последняя надежда, ты же все таки царь, спасай нас, сил больше нет терпеть». «Легко, – отвечает лев. – Чо я, зайцев, что ли, мочить не умею?» Забивает с ними «стрелку» на большой поляне. Приходит – а там тьма тьмущая бородатых зайцев. Все такие мускулистые, подтянутые, суровые, глаза горят. «Ладно, – думает лев, – сначала поговорю с ними по человечески». «Мужики, – говорит, – вы чего вообще творите то? Побойтесь Бога!» «А ты вообще кто такой то?!» – отвечают льву бородатые зайцы. «Я?! Я лев!» – «Какой еще лев?» – «Как какой? Царь зверей!» – «Не е! Это Масхадов царь зверей. А ты – просто животное».

– Это вы так от ответа уходите?

– Нет, это и есть ответ. В борьбе животного и зверя всегда побеждает зверь. Чтобы победить зверя, нужно самому быть зверем. Чтобы плести паутину влияния, нужно быть пауком. Русские не умеют быть пауками. Русские умеют быть зверями, но их заставляют быть животными.

– Кто заставляет?

– Те, кто плетет паутину.

– Какая то причудливая фауна у вас получается, Олег Вячеславович. Между прочим, те, кто умеет плести паутину, уже давно бы отвезли нас в ту часть, где сейчас содержатся Андреев с Алгазиевым. Журналистов к ним не пускают, а друзьями прикинуться нам без вас не удастся, потому что мы их в лицо не знаем. Вы нам помогли, мы вам помогли – вот уже и паутина. Давайте попробуем.

 

«Это у них называется „джамаат“

 

Рядовой Андреев и сержант Алгазиев после побега из воинской части сначала содержались в полку МЧС, потом их перевели в часть при областной Военной прокуратуре. Обоих Киттер опознал возле КПП. Но Алгазиева тут же сцапали приехавшие на свидание родители. Они как то косо посмотрели на националиста и приказали чаду не говорить ни слова. Националист, постояв с нами на улице минут 5, сказал, что ему холодно, он пойдет греться в машину. Но нас обязательно дождется, потому что мы русские. Через час, когда мы вышли из КПП, оказалось, что националист обманул, не дождался.

Станиславу Андрееву 22 года. До армии он выучился на сварщика, потом закончил юридический колледж и факультет уголовного права в Тольяттинском университете. Поэтому говорить умеет.

– В полк меня привезли 25 декабря 2002 года. Уже на КМБ (курс молодого бойца. – «ГАЗЕТА») из 90 человек было 45 дагестанцев и ингушей. Те, что городские и с высшим образованием, еще более или менее. А которые с гор и сразу после школы – просто мрак. После КМБ в нашей роте их человек 10–15 было – аварцы, даргинцы, ингуши, кумыки, но держались все вместе. Это у них называлось «джамаат» – община по нашему. Вместе молились в каптерке, вместе решали проблемы, вместе бизнес наладили.

– Какой бизнес?

– Разбойничий. Сначала вроде как по дружески: мол, ты местный, помоги, на курево денег нет. Принеси 50 рублей, я тебе потом отдам. Раз 50 рублей, два 50 рублей, потом 100, потом 200. А когда предыдущий призыв уволился, а с новым земляков пришло еще больше, они уже стали не просить, а требовать. Вымогательство как то очень быстро стало системой. Нас просто обложили данью. Формы изобретали разные. Например, так называемый косяк. За любую самую мелкую провинность на тебя вешают определенную сумму – от 50 до 1000 рублей. Косяк от 50 до 200 рублей могли вменить за что угодно, предугадать, что ты через минуту сделаешь не так, было невозможно. Они могли обвинить тебя даже в том, что ты просто медленно среагировал на их требования. Более серьезные суммы, как правило, назначались по существу, но дагов – мы их между собой так называли – не интересовало, что мы уже получили наказание от командиров. Они выстроили параллельную систему власти. Однажды я, сержант Кузьменко и младший сержант Гроздин отклонились от маршрута патрулирования, чтобы позвонить домой, нас заметил полковник Лазарев и сообщил дежурному по части. Когда мы вернулись, Аслан Даудов позвал меня и сержанта Кузьменко и сказал: «На вас косяк». Мы сначала: «Ну косяк так косяк, понесем наказание от офицеров». А он: «Не, от офицеров – это само собой. А от нас – отдельно. Короче, с вас 1000 рублей». Тогда за нас отдал сержант Кузьменко. Взял деньги у родителей и отдал.

– Сержант отдал рядовому?

– А там уже давно не важно, рядовой ты или не рядовой. Среди своих даги придерживаются субординации, все остальные для них – никто. Старших офицеров еще более или менее чтут, и то не всегда, а на лейтенантов и даже капитанов уже давно забили. Могут матом послать, и те все это терпят. А что им еще делать? Даги уже так обнаглели, что поставить их на место можно теперь только через большую бучу, а командование части не хочет выносить сор из избы. Осенью прошлого года командир взвода роты материально технического обеспечения лейтенант Солдатов сделал рядовым ингушам замечание и был избит. Никаких последствий не было. В декабре прошлого года рядовые Шакреев, Евлоев и Ужахов, все трое из Ингушетии, пытались в столовой избить заместителя командира полка по тылу майора Леонова. Также ничего не произошло. Представляешь, рядовые – майора? Есть такой анекдот – про бородатых зайцев.

– Знаю уже.

– Один к одному. Только бритые. Многие офицеры просто боятся с ними связываться и предпочитают закрывать глаза на самые грубые нарушения. Бесятся от бессилия и все зло срывают на нас. На малейшие проступки отвечают грубостью и оскорблениями. Чтобы хоть как то контролировать ситуацию, ставят самих же дагов замкомами взводов и старшинами, потому что русского они слушаться не будут. Пока таких замкомов двое, но еще нескольких уже отправили на учебу. Это создает видимость тишины и спокойствия, но на самом деле проблемы только усугубляются. Под командованием своих земляков служба у кавказцев и вовсе превращается в курорт, на котором солдатам всех остальных национальностей отводится роль обслуживающего персонала.

– Кроме косяков что еще облагалось данью?

– Увольнения. Вернуться надо было или с деньгами, или с телефонной карточкой. Смотря на сколько уходишь и насколько богатые у тебя родители. Доходило до 600 рублей за день. Даже сама служба облагалась данью. Наша часть патрулирует улицы города, помогает милиции, у нас и форма похожа на милицейскую. Короче, каждый патруль должен приносить им из города по 100 рублей в день. Солдатам приходилось вымогать деньги у горожан, а иногда и грабить. Я серьезно говорю. В основном имели дело с пьяными. Они откупались от нас, чтобы не попадать в вытрезвитель. А упитых до бесчувствия просто обворовывали. Проблем потом не было, потому что пострадавшие думали, что мы – милиция, и жаловались на ментов. Если ты приходил с патруля с пустыми руками, долг оставался за тобой. А иногда и счетчик включали. Наша рота патрулировала город 4 раза в неделю. Каждый день по 9 патрулей. А всего в полку 200 человек ежедневно. Вот и посчитайте. Плюс косяки. Плюс увольнения. Да, еще положенное бесплатно обмундирование они нам продавали. Например, тот же Даудов заставлял нас покупать берцы по 200 рублей. И это только денежная повинность.

– А еще какая?

– Трудовая. Заправка постели, стирка, уборка помещения – это они считают женской работой, говорят, что традиции им не позволяют ее выполнять. Поэтому все это приходилось делать нам. Ремонт помещения – мужская работа, но и ремонт они заставляли делать нас. Русские пацаны, бывало, всю ночь не спят, делают ремонт. Даги подключаются только к приходу командира. А тот их еще нахваливает: «О, молодцы джигиты, хорошо сделали». Малейшее недовольство их требованиями – начинают бить. Но даже если ты все исполняешь, это не спасает от побоев. Бьют за все. Постирал плохо – избили, постриг плохо – избили. Они чувствуют себя абсолютными королями. В столовой сидят, едят: «Принеси чай, принеси вторую порцию». Откуда? Не волнует. Свою неси. Смотрят телевизор: «Принеси подушку!» Они любят сидеть, обложившись подушками. Курорт. За территорию выходят, когда захотят. Покупают себе одежду гражданскую, ходят гулять на набережную. Когда у кого то из дагов день рождения, мы скидывались. Гражданской одежды у них гардеробы целые. И неважно, первогодка ты или второгодка. Главное – с Кавказа ты или нет. Они когда демобилизуются, у них вот такие баулы с кроссовками, куртками, спортивными костюмами, туфлями, мобильниками. Они возвращаются с курорта. Там, у себя на родине, они даже деньги платят, чтобы их в Россию направили служить, а не на Кавказ. Они этого даже не скрывали. Хажуков, дагестанец, лично мне говорил, что он на призывном пункте заплатил 5 тысяч рублей, чтобы его сюда направили.

– Зачем?

– Да потому что среди своих придется реально служить. И постель заправлять, и унитазы драить. А представь, назначат тебя сержантом и придется командовать представителем кого нибудь знатного рода. На кровную месть нарваться можно. Да и родители там рядом, старейшины – не побалуешь. Они всего этого очень боятся. Когда к ним сюда родственники приезжают, они даже курить бросают.

 

«Наши жопы чище ваших лиц»

 

– Вы пробовали жаловаться командиру части? Или он тоже их боится?

– Нет, не боится. Но сделать ничего не может. Жаловались, но все уходило в песок. Ну выстроит полковник их на плацу, поорет – дескать, переведу всех в другие части, Сибирь большая, – они сделают вид, что боятся, а через час так изобьют жалобщика, что до следующего призыва все заткнутся. Одного рядового, не буду называть его фамилию, после такого случая избили, а потом заставили чистить туалет своей зубной щеткой. Командование всякий конфликт старается не решить, а замять. Зачем им проблемы по службе? Только один раз осудили дагестанца из нашей части за сломанную челюсть. И то на 2 года условно. Хотя сломанных челюстей было много. И пальцы ломали. Но вообще то они стараются бить грамотно – не оставляя следов. Ладонями били, мокрое полотенце на кулак наматывали или били по передней части голени – чтобы можно было сказать, что человек сам упал и ушибся.

– А своим родителям ты рассказывал?

– Нет, расстраивать не хотел. А другие – да, рассказывали. Родители приходили к командиру роты, части, плакались. Иногда их детей переводили в другие подразделения, где нет кавказцев.

– А почему у вас их так много скопилось?

– Наш полк головной в бригаде, из всех других полков их сюда сбрасывают от греха подальше. Командир части все время грозится, что призыва с Кавказа сюда больше не будет, но меньше их здесь не становится. Против реальности не попрешь. У русских рождаемость падает, а на Кавказе демографический бум и 100 процентная явка на призывные пункты. Там уже наш полк давно прославился, и многие прицельно идут именно сюда.

– Слушай, половина – это все же не большинство. Вы пытались оказывать сопротивление?

– Некоторые пытались – безрезультатно. Они знаешь как говорят? Не сможет один сломать человека, сломаем всем джамаатом.

– А вы не пробовали всем джамаатом?

– Не пробовали. Что то мешает нашим объединиться. Не знаю что. Вот вены вскрывать не боятся – только при мне три случая было. Один еще на курсе молодого бойца, фамилию не помню. Потом рядовой Измайлов из второй патрульной роты, у него 2000 рублей вымогали. А третий – у нас в роте вскрыл себе вены рядовой Романцев. Я писарем командира роты работал, поэтому знаю все это точно. Слава богу, все остались живы. Мы с Азаматом тоже терпели до последнего. Мне еще полгода оставалось, а он и вовсе 27 мая должен был увольняться. Но нам обоим на день побега срок выплаты назначили – по 500 рублей. Они так нам сказали: «Не отдадите – узнаете, что такое ад». За месяц до того мы патрулировали станцию метро рядом с офисом Киттера, я тогда с ним случайно познакомился. Поэтому когда пришел конец терпению, мы решили бежать именно к нему.

– Слушай, а Алгазиев ведь мусульманин. Он для них свой.

– Свой?! Смешно. Ему еще больше меня доставалось, хоть он и сержант. И по почкам, и губы оттягивали, и уши выворачивали. Накануне нашего побега его жестоко избил старший сержант Магомедов. В ту ночь Азамат был дежурным по роте, а Магомедов и еще трое – рядовые Шакреев, Таршхоев и Алиев – в классе боевой подготовки пили водку. Когда им стало совсем весело, они заставили русских рядовых Трошкина и Левченко 2 часа подряд танцевать перед ними лезгинку. Когда Азамат попытался возразить, его избили, отняли штык нож и пообещали зарезать его этим штык ножом, если он его не выкупит за 500 рублей. Азамат все это в заявлении написал. Для них мусульмане только те, которые с Кавказа. Казахи, башкиры, татары для них – такие же свиньи, как русские. Потому что они водку пьют и свинину едят.

– А сами они что, водку не пьют?

– Еще как пьют. Но свинину не едят. И подмываются каждый день. У них традиция такая, – они туалетной бумагой не пользуются. Они так и говорят: «Наши жопы чище ваших лиц». Антирусские настроения у них очень сильны. Почти все слушают песни певца Тимура Муцураева. Там прославляются шахиды и прямо целый план расписывается, как моджахеды станут властителями мира. Мне запомнилась одна песня про то, как в горное село приходит трусливый русский солдат. Я их спросил, про какое это село. Они говорят: «Карамахи». А альбом этот называется «Держись, Россия, мы идем!».

– А в боевых действиях на стороне чеченцев там никто не участвовал?

– Я такого не слышал. Но вот что поразительно. У нас в роте было двое чеченцев. Из Урус Мартана. Два брата – Хасан Басаев и Рамазан Басаев. Они выросли во время войны, видели и бомбежки, и все на свете. И у них таких наклонностей, как у этих дагов, нет. Они не слушают Муцураева, не называют нас свиньями и в вымогательствах не участвуют. Более того, если они видят, что на русского наезжают уж совсем по беспределу, заступаются. Особенно Рамазан. И их боялись. Они единственные, кто как то сдерживал дагов.

– А чего остальные с вами не побежали?

– Испугались. Это же внутренние войска, там много местных служит. А у дагестанцев в Самаре большая диаспора. Вы бы видели, как дембеля из нашей части увольняются. Втихаря. Одежду и деньги получили – и бочком, бочком, пока не отняли. А многие форму свою заранее прячут за территорией у знакомых, чтобы потом переодеться.

– Ты, наверное, теперь тоже националист, как Киттер?

– Да нет. Я только латышей не люблю. Мне за Прибалтику обидно.

 

«Быть сильным не запретишь»

 

Военный прокурор Самарского гарнизона Сергей Девятов назначен на эту должность недавно. Он приехал из другого региона и не перестает удивляться нравам местных призывников. Люди из его окружения в конфиденциальных разговорах признаются, что прокурор уже испытывает давление дагестанской диаспоры в Самаре. Но на прямой вопрос об этом Девятов ответил отрицательно:

– Сейчас самая большая проблема для следствия – это получить показания сослуживцев Андреева и Алгазиева, – вздыхает прокурор. – Никто не хочет. Все боятся.

– Конечно. Если там половина военнослужащих с Кавказа.

– Да какая половина! 20 процентов. Мы проверяли. Наверное, тем, которые сбежали, просто стыдно признаться, что они терпели от кучки людей. А большинство там из Самары и области. Это единственная воинская часть в регионе, где разрешается служить не по экстерриториальному принципу. Именно поэтому все как воды в рот набрали. Предпочитают терпеть, лишь бы их не услали куда нибудь в Бурятию или еще хуже – в Чечню. А арестованный Даудов, естественно, все отрицает. Командиры? А что командиры? Кому охота портить себе отчетность? Мы то дело в суд передадим уже в июне, а что будет дальше – не знаю.

Воинская часть № 5599 расположена в самом центре Самары, в двух шагах от берега Волги, между городским парком и пивзаводом «Жигули». На проходной стоит молодой дагестанец в гражданском. Мимо проходит солдат. Парень хватает его за руку:

– Эй, стой. Слушай, вон в том корпусе на втором этаже двое прапоров. Скажи им, чтобы срочно сюда шли. Скажи, их Рамазан ждет. Понял? Срочно.

Солдат не переспрашивал.

Командир части полковник Громов производит впечатление человека, который в сложившихся обстоятельствах делает все, что может, но понимает, что обстоятельства сильнее и приходится под них подстраиваться. Долго спрашивал меня: «А что Киттер поет? А что Андреев поет?»

– В моем полку служат солдаты 56 национальностей, и для меня неважно, кто какой. Все граждане России. Хотя, если честно, у военнослужащих с Кавказа уровень боевой подготовки гораздо выше. Они физически сильнее, инициативнее, тот же Даудов за неделю до ареста в метро смог в одиночку задержать двоих преступников, которые пытались ограбить гражданина. Когда они патрулируют город, я абсолютно спокоен.

– А когда они в казарме?

– Здесь не закрытый режим. Все наши военнослужащие ходят в патрули, очень часто видятся с родственниками. Если их здесь так унижали, почему они молчали? Лично мое мнение, что это все политические интриги Киттера. Про него что то давно никто не вспоминал, вот он и решил пошуметь.

Когда я выходил, на проходной вместе с Рамазаном уже тусовалось человек 5 земляков. Вместо ответа на мои вопросы он дал мне телефон главы дагестанской диаспоры в Самаре Абдул Самида Азиева.

Абдул Самид сам военный, полковник медицинской службы в отставке, поэтому смотрит на ситуацию не только как дагестанец, но и как кадровый военный советской закалки.

– У нас тут в области полтора года назад в учебном центре 20 призывников из Дагестана написали жалобу, что их заставляют делать работу, которую им не позволяют делать традиции. Я тогда с ними встречался и говорил: «Не придумывайте! Никаких таких традиций на Кавказе нет и никогда не было. И в Коране об этом тоже нигде не написано. Хотя я его не читал. У себя дома – да. Там мужчина должен делать более тяжелую работу, 1а женщина – заниматься хозяйством. Но в армии мужской коллектив и вы не птички, которые летают и не оставляют грязи на полу. Поэтому будьте добры нести те же обязанности, что и остальные».

– А что делать с Даудовым?

– Мне удалось с ним коротко побеседовать. Он утверждает, что никого не бил и кругом невиновен. Я не думаю, что это правда, но и не уверен, что, если его посадить, от этого будет польза. Обозлится его мать, обозлится село. Надо искать другой выход. Когда все это случилось, я говорил офицерам: «Дайте мне адреса этих ребят, откуда их призвали. Правильное воспитание нужно начинать еще на этих призывных пунктах и на уроках военной подготовки в местных школах. Потому что наверняка сейчас уже туда возвращаются с военной службы ребята и хвастаются, что вот, мол, они в армии полы не мыли и картошку не чистили. И с них будут брать пример следующие призывники, сложится традиция, которую потом будет трудно перебороть. И еще – надо что то делать с мужским воспитанием в России. Ну разве это нормально, что 80 процентов военнослужащих части не смогли дать отпор 20 процентам ребят с Кавказа? Мужской коллектив есть мужской коллектив, там всегда идет борьба за власть и контроль. И если большинство оказалось слабее меньшинства, то стоит о чем то задуматься.

Лидия Гвоздева, председатель самарского Комитета солдатских матерей, рассказала по этому поводу анекдот. Не про бородатых зайцев.

– «Граждане! Завтра всем явиться на Красную площадь. Будем вешать. Вопросы есть?» – «Есть. А веревку с собой приносить?» Проблема есть, и она усложняется. Я не понимаю, что происходит. Доходит до смешного. Двое дагестанцев бьют одного русского, а еще четверо в очереди стоят. Уж сколько раз нашим солдатам говорили, что надо держаться вместе, про веник рассказывали – они в ответ только мычат, но все без толку. На днях мне звонит мама: «Ради бога, переведите моего сына в другую часть, там их кавказцы терроризируют». Начинаем выяснять – оказывается, в их подразделении двое поставили под контроль целую роту. Двое! Я ей говорю: «Мамаша, лучше идите и объясните своему сыну, что свое достоинство в этой жизни нужно отстаивать. Иногда с кулаками. Пусть они объединятся, один раз отметелят тех двоих и все встанет на свои места».

– Вы же боретесь с дедовщиной в армии! Как вы можете такое советовать?

– А это и есть борьба с дедовщиной. Среди запорожских казаков, например, не было дедовщины, потому что там все были мужчинами. А если теперь наши ребята вырастают такими зайчиками, то чего удивляться, что их бьют. Дедовщину создают слабые, а не сильные. Мы делаем все возможное, чтобы сильных усмирить, но против природы не попрешь, человеку невозможно запретить быть сильнее тебя, можно только самому стать сильнее. Сколько раз приезжала сюда Тайганат Байсултанова – председатель махачкалинского Комитета солдатских матерей, очень достойная женщина – беседовала с ними, с собой старейшин привозила. Причем обычно это выглядит так: сначала мы беседуем с дагестанскими солдатами все вместе, а потом делегация из Махачкалы говорит с ними отдельно. Какие слова находит Тайганат, я не знаю, но после ее визитов на несколько месяцев удается решить проблему.

– Странная у вас позиция. Обычно ваши коллеги склонны во всем винить командиров.

– С этой частью мы работаем с 1994 года и имели дело со всеми ее командирами. Полковник Громов – самый достойный из них. Знаете, что было до него? Разруха полная. Наркоторговцы сверлили в заборе дырки и через них наркоту продавали, а при Громове даже пьянство там под реальным запретом. Три года назад, когда мы ехали с их эшелоном в Чечню, я потихоньку попыталась справить в вагоне свой день рождения. Он сказал: «Прекратить. Или сейчас же все бутылки перебью». Можно, конечно, ругать командиров, можно даже их увольнять и сажать, только легче от этого не станет. Вы подождите, сейчас подрастет поколение, которое родилось в девяностые, во время демографического спада. Тогда проблема дедовщины будет уже не только в армии, но и в обществе.

 

ПО МАТЕРИАЛАМ СМИ:

 

Август 2001 года. Самарская область

 

72 солдата срочника дезертировали, не выдержав притеснений со стороны выходцев с Кавказа («Коммерсант»)

 

«Массовый побег из мотострелковой части №4322, дислоцированной в Самарской области, совершили 72 военнослужащих. Его причиной стали притеснения со стороны призывников с Северного Кавказа», – сообщает газета «Коммерсант».

Как пишет издание, 72 военнослужащих срочной службы покинули военную часть в поселке Рощинский Самарской области 22 августа вечером. К утру следующего дня все они были возвращены в часть. Последние шестеро участников этой акции протеста вернулись добровольно вчера вечером. Семь военнослужащих дагестанцев находятся под арестом, проводится проверка.

Как удалось узнать журналистам, конфликт в части назревал с 15 августа. В этот день в нее привезли сразу 70 солдат. Прибывшие были в основном дагестанцами. Кроме того, к тому моменту в части уже проходили службу около 100 человек с Северного Кавказа. «Они сразу же объединились по принципу землячества и принялись наводить свои порядки», – пишет газета. Например, могли сильно избить за малейшую провинность любого русского солдата. Отнимали личные вещи, сигареты, всячески унижали как молодых бойцов, так и дедов. На многочисленные жалобы солдат командир части никак не реагировал.

Решив устроить акцию протеста, совершить побег, русские, прежде чем покинуть часть, написали коллективное письмо командиру, в котором изложили все, чем были недовольны. Оружия беглецы с собой не взяли принципиально, чтобы подчеркнуть мирный характер акции.

Как уже выяснилось, охрана части не препятствовала дезертирам, солдатам удалось с ней договориться. Прибывшим на место происшествия военным беглецы объяснили, что направлялись в штаб округа, чтобы рассказать о том, что творится в их подразделении. При задержании беглецы не сопротивлялись. Единственное, о чем просили солдаты, не возвращать их в ту же часть.

На данный момент беглецы изолированы от кавказцев. Военные заявляют, что солдат наказывать не будут, поскольку в происшествии есть и вина командования.

 

Декабрь 2002 года. Приморский край

 

Дагестанские срочники обложили офицера данью (газета «Ежедневные новости»)

 

В ночь на 22 декабря в одной из воинских частей гарнизона Лазо в Дальнереченском районе солдат срочник, дагестанец по национальности, вместе со своим земляком, еще недавно служившим в той же части, жестоко избили двух молодых офицеров, сообщает приморская газета «Ежедневные новости».

С недавнего времени здесь служат в основном представители северокавказских народов. Как утверждают местные жители, они буквально терроризируют всю округу. Но если деревенские парни дают им отпор, то армейские командиры уже не знают, что с ними делать. По словам коллег избитых офицеров, командование и особый отдел не хотят выносить сор из избы, поскольку боятся пристального внимания правозащитников. По мнению командования части, те не преминут заступаться за «обиженных» представителей нацменьшинств и обвинят военных в национализме и ксенофобии.

Что касается этого конкретного случая, то он поражает своей жестокостью и… коммерческим уклоном. Избив лейтенанта, да так, что тот до сих пор находится в госпитале с тяжелой черепно мозговой травмой, его обидчики, по словам сослуживцев пострадавшего, уже наведались к нему в палату и, пригрозив здоровьем детей и жены, потребовали… ежемесячную дань в 100 долларов.

Это не первый случай попытки рэкета по дагестански в части. Офицеры и прапорщики гарнизона рассказали корреспонденту «ЕН», что готовы отстаивать свою честь уже с оружием в руках.

 

Июль 2004 года. Воронежская область

 

20 новобранцев жестоко избили 2 студентов, проходивших военные сборы (газета «Коммерсант Черноземье»)

 

Вчера в Воронежском военном гарнизонном суде началось слушание по делу солдата из Республики Дагестан Шервана Мейриева, который обвиняется в том, что вместе с земляками избил двух студентов Воронежского государственного университета (ВГУ) во время прохождения военных сборов. По словам студента Михаила Олейникова, его били 20 дагестанцев.

Произошло все так. 30 июня военная кафедра Воронежского государственного университета объявила плановые сборы среди своих выпускников – студентов 4 го курса. 150 студентов отправили на военный полигон в 248 й мотопехотный полк, который дислоцируется в пригороде Воронежа. В тот же день в часть прибыло пополнение – 50 новобранцев из Республики Дагестан.

Получив обмундирование, 5 студентов ВГУ пошли в столовую части за минеральной водой. Одного из них, Александра Нечипоренко, возмутило то обстоятельство, что новобранец из Дагестана без очереди купил пачку сигарет. Студент сделал ему замечание. В ответ дагестанец предложил выйти и поговорить вне заведения. На выходе из столовой Александра Нечипоренко уже поджидала группа прибывших в часть новобранцев. Дагестанцы набросились на студента и выбежавшего ему на подмогу приятеля Михаила Олейникова. В силу численного превосходства студенты оказались в проигрыше. Больше всех досталось господину Олейникову, которого дагестанцы били ногами и руками. Его спас солдат из столовой, который буквально вынес его из под ударов. Студенты пошли к своим, но дагестанцы догнали их и опять начали избивать. «Меня поставили ласточкой на колени и били ногами по голове», – рассказал на суде господин Олейников.

В результате Михаил Олейников попал в госпиталь с сотрясением мозга, разбитым лицом и множеством мелких травм. Сразу после происшествия он обратился с заявлением в прокуратуру Воронежского военного гарнизона с требованием наказать виновных. Прокуратура провела расследование обстоятельств инцидента и выявила зачинщика драки со стороны дагестанских новобранцев – Шервана Мейриева. Остальные участники межнациональной стычки выявлены не были и вообще исчезли из уголовного дела. Оказалось, что господа Олейников и Мейриев в тот день еще не приняли военную присягу, поэтому драка не может быть квалифицирована как неуставные отношения. Студенту посоветовали обращаться в военный суд с частным обвинением.

Как вчера рассказал на суде адвокат студента Олейникова Юрий Астафьев, Шервану Мейриеву предъявлено обвинение по ст. 115 УК РФ («Причинение легких телесных повреждений»), то есть ему грозит лишение свободы на срок до одного года. Как выяснилось на заседании, показания господ Олейникова и Мейриева разнятся. Михаил Олейников настаивает на том, что дагестанцы начали драку первыми и их было 20 человек. Обвиняемый Шерван Мейриев утверждает, что студент Олейников первым ударил его ногой, а в драке участвовали только он и студент.

В прокуратуре Воронежского военного гарнизона отказались от официальных комментариев случившегося, но на условиях анонимности рассказали корреспонденту «Ъ», что с новобранцами из кавказских республик в воронежских частях есть проблемы. «Они бьют российских солдат, не подчиняются приказам, «посылают» командиров, а сделать с ними ничего нельзя, так как в армии даже гауптвахту отменили», – сообщил «Ъ» источник. По его словам, есть примеры, когда в часть, где служат 300 русских солдат, приходят десять дагестанцев – и «все русские ходят перед ними на коленях».

 

Август 2005 года. Ленинградская область

 

В Приозерском районе произошла массовая драка между офицерами и военнослужащими, призванными из Дагестана («Известия», «Независимая газета»)

 

Массовая драка между офицерами и рядовыми, призванными с Северного Кавказа, произошла в ночь с пятницы на субботу в поселке Саперное Ленинградской области. По предварительным данным, в конфликте участвовало несколько десятков человек. Четыре лейтенанта получили серьезные травмы и находятся сейчас в военном госпитале.

Поселок Саперное – это закрытый военный городок. Ранее здесь квартировала Иркутско Пинская дивизия, но в начале 90 х ее расформировали. Гражданское население поселка насчитывает 5 тысяч человек. Большинство жителей когда то было связано с армией. Есть в Саперном и свои национальные диаспоры. Одна из самых многочисленных – дагестанская. В нее входят бывшие военнослужащие, оставшиеся здесь на гражданке, а также их земляки, приехавшие с Кавказа в поисках работы. Сейчас в поселке расположено несколько небольших воинских частей – база хранения техники и вооружения, противотанковый дивизион и пехотный батальон. Месяц назад в часть прибыло пополнение – около 30 молодых лейтенантов. Их разместили в военном общежитии.

По данным «Известий», конфликт начался в пятницу в 2 часа ночи в местном баре «Уют», где отдыхали несколько представителей дагестанской диаспоры поселка. В неформальных беседах военные сообщили, что зашедшие в бар лейтенанты обнаружили в этой компании своих подчиненных – троих солдат дагестанцев срочной службы. Срочники были в гражданской одежде. Офицеры потребовали от солдат отправиться в казармы, однако за последних вступились земляки. Перепалка мгновенно переросла в стычку. Обе стороны отправились за подмогой. В итоге около 3 х ночи у бара началась массовая драка с участием нескольких десятков человек.

В ход пошли подручные средства – вырванные из забора колья. Военным ввиду неравенства сил пришлось отступить к общежитию. Через несколько минут туда ворвались дагестанцы и принялись избивать всех встречавшихся на пути…

В результате ночного побоища 4 лейтенанта – Павел Казаков, Сергей Иванов, Виктор Богданов и Антон Арсеньев – оказались в местном военном госпитале. Диагнозы, которые поставили им врачи, – разорванная селезенка, выбитый глаз, сотрясение мозга, черепно мозговые травмы. Двоих пострадавших должны перевезти на этой неделе в петербургский окружной госпиталь. Им предстоят тяжелые операции. Еще около десяти человек получили менее серьезные травмы.

Интересно, что ни военные, ни гражданские власти поселка не предприняли никаких мер, чтобы остановить драку. В военном общежитии телефон не работает уже третий год, поэтому вызывать милицию пришлось из соседнего здания. Не успела своевременно отреагировать и комендатура. Только утром в поселок приехали следователи из Приозерского ОВД, тогда же появился и местный участковый. Дагестанцев увезли в райотдел милиции.

Ответственные лица пока воздерживаются от подробных комментариев.

«Конфликтная ситуация в Саперном действительно была, – заявил «Известиям» начальник пресс службы ЛенВО Юрий Кленов, – туда выехал заместитель начальника управления по воспитательной работе ЛенВО».

Уголовное дело по факту избиения представителями дагестанской диаспоры офицеров воинской части было возбуждено через несколько дней. Об этом сообщила «Независимая газета».

Как сообщил помощник прокурора ЛенВО по связям с общественностью подполковник Андрей Гаврилюк, пострадавшими являются 6 военнослужащих русской национальности. Двое из них были госпитализированы с травмами средней степени тяжести. Первые показания они смогли дать только спустя 3 дня. При этом никто из военнослужащих дагестанской национальности не пострадал.

По горячим следам задержаны трое участников драки, решается вопрос об их аресте. Еще четверо находятся в розыске. Не исключено, что они будут пробираться в Дагестан в надежде отсидеться там и избежать наказания. Случившееся квалифицировано как «хулиганство, совершенное группой лиц с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».

Как рассказали «НГ» в военной прокуратуре ЛенВО, внутриармейские конфликты в последние годы претерпели определенную эволюцию: если раньше наблюдалась просто дедовщина, то теперь она приняла этнический характер. Если половину или даже одну четвертую часть роты, дивизиона или батареи составляют дагестанцы, аварцы, кабардинцы и т д., то молодой солдат с Кавказа, только что прибывший в часть, может понукать дембелем из Костромы или Тулы, рассчитывая на поддержку земляков. А о том, что будет с дисциплиной в армии в ближайшие годы, учитывая прогнозируемый учеными в ближайшее десятилетие предстоящий демографический обвал, в военной прокуратуре ЛенВО даже боятся говорить.