12. СОПРОТИВЛЕНИЕ. НЕЗАМЕЧЕННЫЕ БУНТЫ

 

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА:

 

Август 2000 года. Волгоградская область

 

Станица Клетская ответила на убийство казака античеченским бунтом («Известия»)

 

Кавказский погром вспыхнул в станице Клетская Волгоградской области после того, как двое чеченцев убили на дискотеке русского парня. Милиция вовремя перекрыла дороги и не пустила в станицу чеченскую подмогу из других районов. Иначе не обошлось бы без серьезных столкновений.

 

«Прыщавый и с глазами волка…»

 

На дверях захолустной районной гостиницы уже несколько дней висит табличка «Мест нет». Я стоял перед гостиничной дверью секунд десять, пока поверил. Ясность внесла горничная: «Милиция живет. Приехала из Волгограда нас от чеченцев защищать. Так что идите ка вы в рабочее общежитие». Но и в общежитии живет милиция. Омоновцы. Одного из них я увидел выходящим из душевой с автоматом.

В единственном на двухэтажное здание туалете обрывок газеты «Дон»:

 

«Чеченец совершил убийство,

не в Грозном, не в своих горах,

без всяких слов и без витийства

он на Дону посеял страх.

Прыщавый и с глазами волка,

он грабил казачат не раз.

Ему семнадцать. Значит, долго

пугать и мучить будет нас…»

 

Стихотворение называется «На смерть Романа Лопатина», автор – Н. Дранников.

Роман Лопатин – это убитый. Главные же герои поэмы – Хизар Мальсагов и его брат Ибрагим. Хизар вызвал Романа с дискотеки поговорить с глазу на глаз. От предложений друзей о физической поддержке Рома отказался: он дрался неплохо. Но «разговор» оказался не один на один: за углом районного ДК их поджидал брат чеченца. Когда друзья Романа, услышав крики, выскочили на улицу, тот уже лежал со сломанным позвоночником. Хизар и Ибрагим этой же ночью были арестованы.

Поминки по убитому переросли во всестаничный сход. На площади перед администрацией собралась половина населения станицы – 3 тысячи человек. Сход потребовал от властей: 1) в трехдневный срок выселить с территории района всех лиц чеченской национальности; 2) навсегда запретить регистрацию и прописку в районе чеченцев, приостановить регистрацию лиц прочих кавказских национальностей; 3) предложить семье отца убийцы Вахи Мальсагова в добровольном порядке выселиться из станицы; 4) областному прокурору и начальнику УВД взять под личный контроль расследование уголовного дела по убийству Лопатина, а руководству районной милиции, не обеспечившей охрану дискотеки, уйти в отставку.

Не дожидаясь ответа властей, толпа тут же ринулась исполнять принятые решения. В окна домов, где живут «хачи», полетели камни. Досталось не только чеченцам, но и прочим кавказцам. А ближе к ночи вспыхнуло общежитие районного комитета по культуре. Полностью сгорели четыре квартиры. Когда горячие головы остыли, выяснилось, что среди погорельцев лишь одна чеченская семья, три русские.

На следующий день в станицу по тревоге приехал вице губернатор Владимир Кабанов в сопровождении руководителей всех силовых ведомств. Делегация два дня вела прием населения, после чего снова собрала на площади народ и огласила вердикт: удовлетворить все требования схода, кроме одного – о выселении всех чеченцев.

В местном РОВД уволена вся верхушка, решается вопрос о работнике угрозыска чеченце Амалаеве. На помощь поредевшему составу пришло подкрепление из областного УВД. Кроме проверки всего чеченского населения района установили диктатуру закона по всем фронтам – от ПДД до рынка. Станичники теперь ропщут: «Мы их позвали чеченцев мочить, а они нас, пьяных за рулем, ловят!»

Сначала по клетским чеченцам «отработали» омоновцы из тех, что только что вернулись из Чечни. Потом их сменили просто омоновцы. Я провел с ними полдня в хуторе Логовской, который здесь называют «маленьким Грозным» за то, что в нем живет 80 процентов всех клетских чеченцев. Задержали мы двоих – одного без паспорта, другого – с грузовиком черного лома, происхождение которого хозяин не смог объяснить.

 

«Их не переделать!» 

 

Уже через день жизни в Клетской начинаешь воспринимать происходящее не через призму Конституции или Закона Божьего, а с точки зрения первобытной этнической конкуренции: два народа открыто враждуют, все больше освобождая себя от комплексов, навязанных цивилизацией. На каждое напоминание о том, что надо сохранять человеческое лицо, ответом будут десятки примеров того, как человеческое лицо не соблюдает враг, а значит, и нам можно. Дежурные правозащитные призывы к политкорректности в поступках и суждениях здесь воспринимаются как советские тезисы про «миру мир» и «дружбу народов». После убийства Романа станица Клетская оказалась по ту сторону политкорректности.

Проблема, к сожалению, в самом чеченском народе, – вздыхает Владимир Моторкин, глава района.

А председатель сельсовета, по совместительству атаман, Василий Иванович Фролов говорит еще откровеннее: «Как должностное лицо я должен соблюдать закон, но как человек я понимаю, что чеченцев не переделаешь, их можно только выселить».

В патологическом национализме казаков заподозрить трудно: в районе мирно живет 20 национальностей, у того же Ромы лучший друг был азербайджанец. Клетских чеченцев 300 человек. Большинство из них живет здесь уже не первое десятилетие. В советское время они держали овец, были неплохими чабанами в колхозе и особых беспокойств не причиняли. Но с появлением частной собственности появились проблемы. Главная – потравы, то есть порча сельхозугодий. Чтобы держать скот, нужно заготавливать корма, а чеченцы выпускают свой скот на чужие посевы и считают, что так и надо. В некоторых хозяйствах в этом году испорчено до 40 процентов посевов. Моторкин не раз говорил с чеченцами на эту тему – и по хорошему, и по плохому, они кивают, извиняются и продолжают делать по своему.

Другая чеченская проблема – кража скота. В 89 м году в Клетской уже был всестаничный сход по этому поводу. Кроме того, почти все чеченцы формально безработные, а на деле активно занимаются коммерцией, не регистрируя свой бизнес и не платя налогов. Наконец, этой зимой 53 летний чеченец изнасиловал четырехлетнюю русскую девочку, и суд по этому делу все никак не состоится.

А в этом году появилась новая чеченская проблема, о ней мне рассказал брат Ромы (теперь единственный сын у матери) Дима. И это имеет прямое отношение к убийству.

Этой весной клетские чеченцы вдруг перестали здороваться. Потом начали задевать плечом на улице. А летом стали требовать дань. Делалось это так: засылали они вперед восьмиклассника Тимурчика, он нарывался, а потом чеченцы за него как бы вступались и говорили: «Ты нам теперь должен по 50 рублей каждый месяц». За короткий срок им удалось поставить «под крышу» половину подростков станицы. Когда к «подданным» приезжали гости, с них тоже требовали дань. Это иго распространялось лишь на сверстников.

А Рома – он был лидером в «лягушатнике» – так здесь называют улицу Гученко, где он жил. Во первых, Рома лучше всех на улице дрался. Во вторых, классно танцевал рэп и хорошо разбирался в музыке, без которой жить не мог. В третьих, был личным шофером главного агронома района. Рома сказал чеченцам, что «лягушатник» платить дань не будет. За два дня до убийства дело чуть было не дошло до массовой драки, но на стороне Ромы был его друг Юра из другого района, он кикбоксер, поэтому чеченцы отступили и заключили мир. «Поэтому то в тот вечер на дискотеке Рома и пошел на разговор с Хизаром легко, не ожидая подвоха. А они решили, видимо, просто разделаться с нами поодиночке», – сжимает зубы Дима.

Эта информация – слухи, не имеющие подтверждения, – дал комментарий Геннадий Скориков, замначальника областного МОП, командированный из Волгограда возглавить сводный милицейский отряд. – Ни один из подростков не подтверждает факта вымогательства. Боятся? Может быть, но мы ничего поделать не можем.

 

«Казаки после двухсот граммов» 

 

Казаки станицы Клетской на все сто оправдывают определение Льва Гумилева: «народ с надломленной пассионарностью». На вопрос, кто у вас тут казаки, атаман Василий Иванович отвечает: «Все. После двухсот граммов». Ясно, что клетские чеченцы пытаются жить по законам гор на русской равнине, стоит ли говорить, что с этим надо бороться? История знает два способа такой борьбы. Первый – дикий, когда чужаков выживают всеми доступными способами, как русских выживали из Ингушетии (тоже, кстати, после дискотечного инцидента). Второй – путем цивилизованного поглощения и адаптации. Беда казаков в том, что они не способны ни на то, ни на другое. Для цивилизованного подхода не хватает привычки к диктатуре закона, а по дикому пути идти мешают известная русская отходчивость, замешенная на алкоголе, и полнейшая разобщенность.

«Крышу», про которую рассказал Дима, в сущности, называли чеченской лишь потому, что там заправляли несколько чеченских парней. Численное же большинство в банде составляли… русские. В поэтическом опусе упомянутого Н. Дранникова об этом есть отдельная строфа: «Убийце было очень сладко:/ ведь в стае с ним – славяне сплошь!/ Они ему лизали пятки,/ станичников не ставя в грош». По слухам, среди «чеченских славян» были и дети районных милицейских шишек.

Способность к самокритике вернулась к станичникам через неделю после погрома, в местной газете появилось первое читательское письмо в защиту уже изгнанного Мальсагова, написанное русской рукой: «Меня поражает такой вопрос: ведь он прожил среди нас больше 20 лет, его знает почти каждый. Сначала он работал заготовителем, бабушки звали его Васей и думали, что он русский. Затем его поставили директором хлебокомбината. О его щедрости и гостеприимстве знают многие. Да, произошло убийство. А недавно у нас в Клетской зверски убили девочку из ПУ, но почему же никто не потребовал выселения семьи Тарасовых, родителей Оксаны Борисюк?»

Меня познакомили с двоюродным братом Вахи, которого зовут так же, как убитого, – Роман. Даже самые ярые чеченоненавистники соглашаются: этот живет своим горбом. Роману 45 лет, у него трое детей инвалидов. Сначала, как и брат, работал заготовителем, а когда сократили, взял в аренду гараж и стал чинить машины. Убийство, совершенное его племянником, он называет «несчастным случаем» и утверждает, что оно было неумышленным.

Еще одного чеченца, которого здесь называют хорошим (видимо, за то, что пострадал), я обнаружил рядом с полусгоревшим зданием общежития. Он спал под навесом на открытом воздухе. Зовут его Султан Эжгериев – глава той самой чеченской семьи, которая погорела вместе с тремя русскими. На восстановление жилья пострадавшим семьям область выделила 800 тысяч рублей, но пока помогают только люди (в основном русские). Султан живет под навесом, а жену Асет с двумя детьми устроил к знакомым. Пока мы разговаривали, на пепелище пришли Меляевы – русские братья Эжгериевых по несчастью. Между ними полный интернационал.

 

ПО МАТЕРИАЛАМ СМИ: 

 

Март 2001 года. Ростовская область 

 

По Дону прокатилась волна столкновений между казаками и чеченцами (ИА «Россия. Регионы», интернет издание «Страна ру»)

 

Бытовой конфликт в селе Богородицкое Песчанокопского района Ростовской области завершился побоищем между казаками и недавно поселившимися здесь чеченцами. Все казачьи округа Войска Донского были приведены в готовность, чтобы немедленно выдвинуться на помощь населению Песчанокопского юрта. Пострадали, по меньшей мере, 10 человек.

Как утверждает главврач Песчанокопской больницы Владимир Безручко, к ним поступило шесть человек, четверо – госпитализированы. С черепно мозговой травмой один человек, он находится в тяжелом состоянии. Четверо чеченцев обратились за помощью в поликлинику села Богородицкое с рублеными ранами головы и множественными ушибами тела. От госпитализации отказались.

На следующий день, 11 марта, в воскресенье, после ЧП состоялся сход местных жителей, на котором было принято решение снять с занимаемой должности главу администрации села Богородицкое и выселить с территории района чеченцев, принявших участие в побоище, а также не имеющих постоянной прописки.

«Чеченцы были вооружены металлическими прутьями, трубами, топорами, слышались даже выстрелы. Милиция подтвердила, что изъяла у них оружие», – прокомментировал ситуацию Виктор Водолацкий, заместитель губернатора Ростовской области, который является и атаманом Войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское».

Совет атаманов закончился массовыми беспорядками в станице, толпа кинулась крушить дома и машины, принадлежащие чеченцам. Станица была оцеплена подразделениями ОМОН и СОБР, прибыли представители областных властей, ФСБ. Беспорядки перекинулись на другие районы Дона, где проживают чеченцы. На совещании руководства Ремонтненского района с представителями казачества и чеченской диаспоры первый заместитель главы местной администрации Владимир Блохин сообщил о 60 пострадавших, обратившихся в больницы Песчанокопского и Ремонтненского, а также Мартыновского, Дубовского, Заветинского и Зимовниковского районов.

Восток Ростовской области всегда представлял проблему для властей с точки зрения межнациональных отношений. Здесь среди крепкого казачества проживают мощные диаспоры чеченцев, даргинцев, аварцев и армян. Конфликты на этнической почве возникают перманентно и порой доходят до открытых столкновений с человеческими жертвами. В прошлом году в Дубовском районе в результате поножовщины между чеченцами и даргинцами были убиты два человека. В Сальске только в 2000 году трижды ситуация доходила до открытых столкновений между чеченцами и русскими. В Веселовском районе жители уже принимали решения выселить всех чеченцев. Положение осложняется тем, что большая часть беженцев из Чечни проживает на этих территориях без регистрации и их пребывание здесь никак не отслеживается правоохранительными органами. Их поведение, как правило, и приводит ко всем осложнениям.

Страсти не улеглись и спустя более недели после побоища в Богородицкой. В больницы продолжают поступать люди, утверждающие, что получили травмы в столкновениях на межнациональной почве. На сегодняшний день снят с работы глава администрации станицы Богородицкая: областные власти считают его виновным в попустительстве конфликту. Арестованы зачинщики беспорядков. Часть незарегистрированных чеченцев, по сведениям ГУВД, покинула область. Сами чеченцы утверждают, что не местные, а именно приезжие чеченцы явились виновниками столкновений. Пока еще рано говорить, что инцидент исчерпан. В таких щекотливых вопросах, как межнациональные конфликты, ни власти, ни милиция оптимистичных прогнозов не дают.

 

Март 2002 года. Челябинская область 

 

Гулянка бывших чеченских боевиков в поселке Черниговский стала причиной серьезного межнационального конфликта (газета «Челябинский рабочий», заявления потерпевших)

 

Поводом послужила драка на новогодней дискотеке возле поселкового Дома культуры. В ней участвовали молодые парни из чеченской семьи, живущие в соседнем поселке Магнитный.

Из Докладной записки от 31 января 2002 года на имя атамана Второго Казачьего отдела Оренбургского Казачьего Войска Казанцева А. Н.: «… беспричинно, по видимому, считая 16 летнюю Женю Лошкину своей собственностью, лица чеченской национальности выволокли вступившегося за нее 15 летнего Антона Седого на улицу, где в присутствии большого скопления людей начали избивать его, крича, что пристрелят любого, кто попытается им помешать… Рассвирепевшие чеченцы, заведя мотор машины «ВАЗ 2101», въехали на автомашине в толпу молодежи, вследствие чего под колесами оказалась несовершеннолетняя Лилия Попова. Седов, вырвавшись из рук нападавших, скрылся в доме Коротковых. где с него сняли окровавленную одежду и тайком доставили домой».

Спустя неделю все те же лица чеченской национальности снова приехали отдохнуть в Черниговский. Веселье закончилось жестоким избиением местного жителя Андрея Савельева. Ему нанесли несколько ножевых ранений. Удар ножом в подбородок получил находившийся на дискотеке кадет Верхнеуральского казачьего лицея Миша Дьяченко. В стычке ранения получил бывший солдат срочной службы Андрей Хилько.

Из прошения на имя полномочного Представителя Президента России П. М. Латышева пострадавшего А. Хилько:

«Чеченцы с целью разжигания межнациональной розни и запугивания людей начали выкрикивать ваххабитские лозунги, угрожали устроить в нашем селе вторую «чечню», публично заявляли о том, что они резали и будут резать «русских свиней», хвастливо утверждали, что у некоторых из них на снайперской винтовке зарубок от убитых русских больше, чем у каждого из присутствующих волос на голове…»

По свидетельству очевидцев, чеченцы вели себя уж слишком вызывающе. Разнять молодежь было некому. Участкового инспектора Сергея Шубенкова в тот вечер в поселке не было. Чуть позже потерпевшие заявили ему о случившемся. Однако служебного рвения милиционер не проявил, дознание и опрос свидетелей проводить не стал. Савельев подал заявление в милицию 9 января, зарегистрировали его лишь 12 го, и только на 25 января парень получил повестку явиться в милицию для дачи показаний.

Из документа к главе администрации Агаповского района от жителей поселка Черниговский (87 подписей): «Родители потерпевших позвонили в дежурную часть Агаповского РОВД, прося защиты от вооруженных преступников, но нам было отказано в помощи, дежурный мотивировал отказ тем, что нет свободных машин и бензина. Жители поселка Черниговский пытались вызвать из своего дома участкового милиции Шубенкова С., но он отказался выйти на улицу».

Чеченцы из Магнитного между тем пообещали скоро вернуться в Черниговский и еще раз поговорить с недовольными. В ответ кто то из обиженных обратился за помощью к казакам. Те не заставили себя долго ждать. В ночь с 11 на 12 января в поселок Магнитный приехали станичники из Магнитогорска во главе с атаманом Андреем Савкиным, в прошлом сотрудником МВД. Они учинили свой суд и расправу в семьях Алама Ибрагимова и его зятя Ислама Усманова.

У нас нет ненависти к чеченцам вообще, – объясняет произошедшее Андрей Савкин. – Есть только накопившееся возмущение тем, что приехавшие на нашу землю гости с Кавказа ведут себя так нагло. Разговора с ними не получилось. В наш адрес зазвучала вызывающая оскорбительная ругань. Ну парни и не сдержались.

Из взрослых мужчин в тот вечер в семье Усмановых был только брат главы семейства Рамзан. «Они приставили к головам женщин оружие, – рассказывает Рамзан. – А меня били резиновыми дубинками по голове, пока я не потерял сознание».

В довершение ко всему казаки побили стекла припаркованных легковых автомобилей и изрубили шашкой выдернутую из салона машины магнитолу. Не тронули лишь престарелого Алама Ибрагимова. На этот раз милиция сработала на удивление оперативно. Казаков задержали. Многие из них были в изрядном подпитии. По словам начальника Агаповского РОВД Алексея Тараторина, во время досмотра в автомобилях казаков были обнаружены не только газовые пистолеты и нагайки, но и радиотелефон, принадлежавший одному из чеченцев. После того как хозяин опознал свою вещь, дело приняло совсем другой оборот. Против казаков возбуждено уголовное дело. Впрочем, сами нападавшие утверждают, что им этот телефон подкинули.

Как рассказал корреспонденту «Челябинского рабочего» председатель отдела по работе с казачеством администрации области Юрий Горшков, через несколько дней в Черниговском прошел сельский сход, на котором действия казаков по отношению к чеченцам были одобрены. Было решено предъявить требование к районным властям выселить чеченские семьи куда подальше. Свою солидарность с казаками Магнитного, по словам Горшкова, выразили жители соседних поселков Наваринка и Горный.

Комментируя ситуацию, прокурор Агаповского района Александр Шустиков сказал, что против чеченцев, затеявших драку в Черниговском, возбуждены отдельные уголовные дела. А казакам инкриминируются порча имущества, хулиганство и разбой.

Этот факт в области не единственный. В стычке казаков с представителями армянской диаспоры в Верхнеуральском районе приняло участие несколько сотен человек. У многих при себе имелось огнестрельное и холодное оружие. До выстрелов и поножовщины, слава Богу, не дошло, казаки ограничились парой тройкой перевернутых автомобилей. В Пласте – серьезный конфликт горожан с цыганами, которых местные жители обвиняли в распространении наркотиков. Нарастает напряжение в Уйском районе, где вот вот может разразиться конфликт – настолько местное население возмущено поведением представителей азербайджанской и дагестанской диаспор. Серьезные претензии к кавказцам высказывают жители Брединского и Чесменского районов. Можно по разному оценивать происходящее, но бесспорно одно: пришло время властям вплотную заняться «национальным вопросом».

 

Май 2002 года. Курганская область 

 

Причиной вооруженного межнационального столкновения стало вымогательство со стороны приезжих чеченцев (интернет портал «Страна ру»)

 

В райцентре Частоозерье вспыхнул межнациональный конфликт, вылившийся в вооруженные столкновения между чеченской диаспорой и местными жителями. Вопрос уже взят на заметку областной думой Зауралья и полпредом президента в Уральском федеральном округе Петром Латышевым. Эксперты отмечают, что чрезвычайщины могло бы не быть, вмешайся в ситуацию своевременно правоохранительные органы и власти.

Порохом в Частоозерье запахло еще в апреле этого года. По информации замначальника УВД Курганской области Владимира Старкова, причиной конфликта стало избиение рабочего местного колбасного завода Зырянова. Он был избит чеченцем Зелимханом Башаевым. Приезжий с Кавказа заставлял Старкова купить ему в местном баре водки в качестве «компенсации за войну в Чечне» и был очень недоволен, когда получил отказ. Служебная проверка показала, что оперативный дежурный по РОВД Александр Зуденков своевременно не зарегистрировал этот инцидент. Факт избиения был зафиксирован только сутками позже, 8 апреля. По возбужденному в связи с этим уголовному делу дознаватель Галина Гусева опросила Зелимхана Башаева лишь как свидетеля, даже не установила его личность и избрала меру пресечения – подписку о невыезде. В итоге Зелимхан скрылся из села, и его местонахождение неизвестно до сих пор.

Александр Ильтяков, курганский бизнесмен, который вместе с братом Дмитрием организовал в Частоозерье колбасный цех, ставший едва ли не единственным источником доходов местного бюджета, на совещании 8 апреля у главы администрации района Сергея Бекишева высказал недовольство такой работой Частоозерского РОВД и заявил, что если не будет наведен порядок, он будет разбираться своими силами.

Угрозы оправдались. Не дождавшись реакции властей, Ильтяковы, собрав 20 крепких парней, на 10 автомашинах из Кургана выехали в Частоозерье. О предстоящей стычке духовный лидер местных чеченцев Жандар Амадиев предупреждал заранее и прокурора района, и РОВД, заявляя, что старейшины не хотят никакой драки и просят власти принять своевременные меры. Но правоохранительные органы бездействовали.

В 18 часов в дежурную часть РОВД поступил сигнал о стрельбе на ул. Карла Маркса. В больницу поступил первый раненый – Жанар Али Амадиев. Только после этого в УВД сообщили о ЧП, был введен план «Сирена», в Частоозерье был направлен ОМОН и милиционеры из Макушинского и Петуховского РОВД. Только к полуночи, после оцепления села, удалось навести порядок, и то с помощью стариков, которые вывели разбушевавшуюся толпу соплеменников из села в соседний лес, где 28 молодых чеченцев были блокированы.

Приказом начальника УВД Курганской области полковника Сергея Федосова от 10 июня начальнику Частоозерского РОВД Александру Топорищеву за недостаточный контроль за действиями подчиненных объявлен строгий выговор, наказаны также Белобородов, Гусева, Зуденков и Язовских.

По мнению братьев Ильтяковых, в районе сложилась обстановка попустительства к хулиганским действиям некоторых представителей чеченской диаспоры – переселенцев из Чечни. Как сообщил Александр, обычными в Частоозерье стали случаи вымогательства под угрозой насилия крупных сумм денег, так называемых боевых, у местных парней, вернувшихся со службы в Чечне. С жалобами частоозерцы к властям не идут, они боятся мести чеченцев. В итоге нарушители закона чувствуют себя вольготно, безнаказанно диктуя свою волю. По официальным данным УВД, в Зауралье зарегистрировано около тысячи чеченцев. Где они живут и чем занимаются, точно сказать никто не может.

 

Июль 2002 года. Ярославская область 

 

Межнациональный конфликт в Угличе сорвал проведение кинофестиваля (радио «Свобода», ИА «RedNews»)

 

В городе Угличе на импровизированные митинги вышли сотни горожан. Люди требуют выселить из города всех чеченцев. Незадолго до этого во время массовой драки был убит 17 летний русский юноша Константин Блохин. После убийства неизвестные сначала подожгли дом, в котором жила чеченская семья, а затем в чеченцев начали стрелять. Начальник городского отдела внутренних дел Леонид Гоменюк заявляет, что в эту ночь был ранен гражданин чеченской национальности, он получил огнестрельное дробовое ранение в ноги.

Вслед за этими событиями поддержку местным чеченцам решили оказать их земляки из Ярославля, Твери, Москвы. В Углич чеченцы въехали колонной из 40 машин. В небольшом Угличе это вызвало шок. Мэр города Элеонора Шереметьева – президент Конгресса муниципальных образований и завсегдатай всевозможных европейских симпозиумов на тему толерантности и прав человека – звонила в Ярославль губернатору Лисицину и кричала, что их захватили кавказцы, что происходит второй Буденновск. Впрочем, проехав через город с зажженными фарами, чеченцы удалились. Угличане тоже решили продемонстрировать свою силу. Начальник городского отдела внутренних дел Леонид Гоменюк рассказывает, что колонна автомобилей с российскими флагами и плакатами «Углич – русский город» была довольно внушительной. По городу ехали в три ряда. Кто то поджег дом, в котором проживала чеченская семья.

В Углич срочно стянули милицию со всей области. Прибыл рыбинский ОМОН. Горожане обратились с официальным заявлением в окружную администрацию, они настаивают на том, чтобы чеченцев выселили из города. В свою очередь представители чеченской диаспоры требуют от местных властей призвать к ответственности организаторов митингов и обращений, разжигающих национальную рознь. Пресс секретарь главы Угличского административного округа Антонина Шичанина утверждает, что чиновники делают все, чтобы погасить конфликт.

Из за этого межнационального конфликта в Угличе не смогли открыть Пятый детский фестиваль «Киноёжик». На фестиваль были приглашены многие известные актеры, в том числе Николай Караченцов и Наталья Варлей.

Относительно большая (более 100 человек) чеченская диаспора появилась в Угличе в последние несколько лет. Обосноваться здесь им помог живущий в городе уже более 20 лет чеченец Хамзат Исламов, ныне являющийся довольно крупным предпринимателем и весьма уважаемым в городе человеком.

Корреспонденту ИА «RedNews » удалось встретиться с представителями чеченской диаспоры. Почти все они живут компактно в селе Чуряково, которое сливается с городом. Причем все чеченцы, живущие в данном селе, являются родственниками. У них общее, достаточно большое стадо, общее пастбище, выделенное им местным сельскохозяйственным кооперативом (бывшим колхозом) «Родина». В самом колхозе чеченцы не работают. К рабочим колхозникам, которые гнут спину на Курицина за полторы тысячи рублей, относятся с явным презрением. У чеченцев свой «колхоз»; и видимо, куда более справедливый к своим пайщикам. Нанимают чеченцы и батраков из местных. Чеченские юноши почти поголовно занимаются спортом – борьбой. По окончании школы детей стараются устроить в вузы или техникумы.

Разговор с чеченцами получился откровенный. Они признали, что занимают более высокий социальный статус, чем большинство местных жителей. Объясняют это тем, что не пьют и много работают. Признали они и очень распространенное среди чеченцев и северокавказцев вообще пренебрежительно презрительное отношение к русским, как к людям более слабым, часто не способным защитить себя и доказать собственное достоинство. Способствует воспитанию чувства превосходства над русскими и более высокий социальный статус чеченцев.

В мэрии корреспонденту ИА «RedNews » сказали, что чеченцы контролируют местный порт, который летом работает с большой нагрузкой, ежедневно принимая большое количество теплоходов с туристами, путешествующими по «Золотому кольцу». Правда, что значит «контролируют» – никто объяснить не смог. Особенной любви к чеченцам в мэрии не проявляют, но и каких то античеченских акций проводить не собираются. Для власти важно, чтобы в городе все было тихо мирно.

 

Август 2005 года. Ростовская область 

 

«Комсомольская правда», «Южный репортер»

 

Казаки Всевеликого войска Донского намерены собственными силами разрешить национальную проблему на востоке Ростовской области. Поводом для экстрен­ного сбора казачьего круга в Ремонтненском районе области стало изнасилование дочери атамана одного из юртов.

Казаки из Ростова на Дону, Таганрога, Азова и других городов стали съезжаться в Ремонтненский район области в минувший четверг. Акция сопровождалась заявлениями, которые не оставляли сомнений в трактовке казачьих намерений. «Местные власти бездействуют, – лаконично оценили они ситуацию. – Мы расцениваем случившееся изнасилование как месть казакам и намерены сами разобраться с этой ситуацией».

ГУВД Ростовской области настоятельно просило казаков проявить терпение и не раздувать межнациональный конфликт. Однако, по словам непримиримого начальника идеологического управления Владимира Воронина, «тлеющие угли надо тушить водой». Лишь бы вода в данном случае не оказалась кровью…

20 летняя Анна Глушко успешно сдала сессию в гуманитарном институте Ростова и приехала в родное село на каникулы. 4 августа девушка допоздна засиделась с подругами, а утром следующего дня в местном отделении милиции уже лежало заявление об изнасиловании. Папа Ани – местный атаман Василий Гаврилович – сообщил о случившемся в милицию. Жуткая новость в мгновение ока облетела всю Ростовскую область. Подзадоривало казаков и то, что милиция искать насильника не спешила.

Всего в поход на чеченцев двинулось 400 казаков. В считаные часы воины, вооруженные плетками, наводнили село Ремонтное. Вот вот – и началась бы кровавая рубка. Но милиция сработала оперативно – виновника конфликта успели запереть в камере.

29 летний Адам Батаев был лучшим другом Виталия Глушко – брата пострадавшей. В школе сидели за одной партой, позже вместе работали в совхозе, хороводили с девушками. Год назад Адам развелся, от брака у него осталось двое маленьких детишек. Аню Глушко он знал с десяти лет.

В ту ночь Адам изрядно нагрузился водкой и на своей «десятке» отправился «по девочкам». Увидев Аню, он предложил ей сесть в машину. Привыкшая доверять Адаму, она послушалась. Тронувшись с места, чеченец сразу предложил ей заняться сексом. Девушка отказала. И тогда пьяный Адам вконец озверел. Он резко развернул машину и поехал в сторону местного пляжа, где насильно овладел Аней.

Сначала Адам оставил ее, избитую и измученную, на пляже. Но потом вернулся и затолкал в машину. По пути Аня на полном ходу выбросилась из «десятки». Насильник подобрал чуть живую девушку с асфальта и отвез. К калитке дома своего лучшего друга…

Когда я увидела Анну, мне аж плохо стало, – говорит главный акушер гинеколог ремонтненской больницы Елена Михайлова. – Она едва держалась на ногах, не могла говорить, а все ее тело было в ссадинах. Предплечья рук были темно синие – так насильник ее хватал. Пока нет сомнений в том, что Аня сможет в будущем иметь детей. Только как она будет воспринимать мужчину после того, что с ней произошло?

По этому факту местная прокуратура возбудила уголовное дело. Но дикий случай с Анной Глушко напугал и одновременно обозлил весь район. Это изнасилование оказалось уже третьим за последний месяц, и во всех преступлениях неизменно фигурировали чеченцы…

 

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА: 

 

Ноябрь 2005 года. Новосибирская область 

 

Жители города Искитим жгут цыганские особняки. Других способов избавиться от наркотиков местные жители не видят («Известия»)

 

На днях лидеры Федеральной автономии цыган России при консультационной поддержке Московской Хельсинкской группы подали в суд на телекомпанию НТВ. По их мнению, 10 февраля 2004 года в программе «Кома» были озвучены высказывания, разжигающие межнациональную рознь. «Языком ненависти» правозащитники считают упоминание о том, какую роль в наркокатастрофе города Кимры Тверской области сыграл расположенный в городе цыганский табор. Между тем в Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков признают, что за последние 10 лет цыганские общины действительно стали эффективным инструментом наркоторговли в России.

Безо всякого воздействия со стороны СМИ антицыганские настроения в стране достигли критической отметки. Вот неполный список за минувшую осень. В Калининграде по решению суда полным ходом идет снос незаконно построенных цыганских особняков. Аналогичное решение уже принято властями Архангельска. Случаи избиения и погромов цыган зафиксированы в Санкт Петербурге, Пскове, Кургане, Белгороде, Екатеринбурге. Своего рода генеральное сражение между правами человека и правом жить без наркотиков развернулось в городе Искитим Новосибирской области.

За последний год здесь сожжено 16 цыганских домов. В ноябре в результате последнего поджога погибла 8 летняя цыганская девочка. Суд над погромщиками, скорее всего, станет очередным «делом Ульмана». Спецкор «Известий» побывал в этом городе и попытался разобраться в причинах цыганофобии.

 

Ядерный щит на игле 

 

Искитим – очень жирная точка на маршруте мирового наркотрафика. Отсюда по всей Западной Сибири расползается ханка. Так наркоманы называют наркотик, изготовленный на основе сока опийного мака. Люди, убитые искитимской ханкой, лежат в радиусе нескольких сотен километров от Искитима. По информации правоохранительных органов, опорой наркотрафика в Искитиме всегда была местная цыганская община.

Рассказывает начальник 1 го отделения межрайонного отдела Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Роман Матюшенко:

Цыгане появились здесь в 80 х годах, когда по всей стране шла кампания по принуждению их к оседлой жизни. В Искитиме тогда появилось самое крупное в области поселение – около 500 человек. Как только их закрепили за землей, началась перестройка, и следующий этап ассимиляции не состоялся. Цыгане стали зарабатывать как умеют: сначала торговали паленой водкой, в начале 90 х – марихуаной и гашишем, а в середине 90 х перешли на опий. Сегодня на нашей территории они играют основную роль в распространении наркотиков. Да, мы ловим не только цыган. Но когда начинаешь раскручивать цепочку, все равно упираешься в табор.

Судя по словам замначальника областного управления ФСКН Андрея Дмитриева, ситуация в целом по области аналогичная:

К сожалению, этнический фактор в нашей работе невозможно не принимать во внимание. У нас в управлении создан даже специальный «цыганский» отдел – по другим этническим группам отделов нет. Не мы виноваты, что такова реальность. Не учитывать ее было бы с нашей стороны признаком непрофессионализма. Меня однажды спросили на пресс конференции: «Но ведь есть цыгане, которые опием не торгуют?» За мой ответ меня потом ругали, но я его все равно повторю, потому что это правда: «Да, в Новосибирской области есть цыгане, которые не торгуют опием. Это те цыгане, которые торгуют героином. Остальных цыган – единицы».

Показатели борьбы с наркоторговлей постоянно растут. За 9 месяцев этого года всеми правоохранительными органами области изъято 1,2 тонны наркотиков (в прошлом – 667 килограммов). Всего возбуждено 4065 уголовных дел (в прошлом – 3494). Но переломить ситуацию законными методами не удается. Виной тому, по мнению Дмитриева, слишком мягкое законодательство.

Первый звоночек прозвенел пару лет назад – и не в Искитиме, а в поселке Пашино. Здесь расположена Глуховская дивизия ракетных войск стратегического назначения. Таких подразделений во всей России единицы, и на них держится оборона страны. В конце 1990 х рядом с ракетами начали селиться цыгане. Сразу после этого в Пашине произошел резкий всплеск наркоторговли. Однажды в поселок стройно въехала большая колонна крутых иномарок. Из них вышли люди с серьезными лицами, несколько минут пообщались с ромалами, и на следующий же день те стали срочно покидать поселок. В тот же день наркоторговля рядом с дивизией РВСН прекратилась. Новосибирские газеты расценили это событие однозначно: кто то наверху пришел в ужас, представив себе рядом с ядерной кнопкой офицера под кайфом. И дал команду: если нельзя изгнать цыган законными методами, то надо поручить это дело соответствующим структурам. Операция по спасению ядерного щита Родины прошла успешно.

 

«Они почувствовали себя хозяевами города» 

 

В Искитиме ракет стратегического назначения нет. Там живут просто люди. Но у каждого человека тоже есть «кнопка», на которую лучше сильно не давить, а то будет плохо.

Улица Ермака, дом 14, самое сердце Аула. Так называют место компактного проживания цыган. Бывшее. Вот дом, где торговали наркотиками 4 цыганки: Гутя, Миля, Роза и Христина Степановы. Это одна из многих десятков наркоточек. Мы едем вместе с опером ФСКН Анатолием (фамилию он попросил не называть) по заснеженной проселочной дорожке.

А в прошлую зиму она была накатана так, что можно было на коньках кататься, – вспоминает Анатолий. – Каждую минуту по ней машины ездили. Все таксисты в Искитиме на нарков работали.

Иногда по ошибке наркоманы ко мне приходили, один раз даже чуть не ограбили, – вздыхает соседка Галина Федоровна Осипова. – А позапрошлой зимой я у себя в огороде пакет нашла с порошком, когда снег расчищала. Я его за забор выкинула, а потом смотрю – Гутя с Розой в этом сугробе роются, как сумасшедшие. Это я потом поняла, что они на моей территории наркотики прятали, чтобы если что – меня посадили, а не их.

Осенью прошлого года сюда стали приезжать машины посерьезней. Из них выходили люди с серьезными лицами и делали цыганам «первое и последнее» предупреждение. Не подействовало. Тогда через какое то время люди с серьезными лицами стали врываться в цыганские дома. Они стреляли очередью в потолок, чтобы все выбежали на улицу, и наркоточки вспыхивали. Иногда – до четыре за ночь.

Обугленные дома стоят на улицах Уклонной, Болотной, Нагорной. Нигде никто по цыганам не плачет. Рассказывают, что, когда приезжали пожарные, кто то перекрывал подъезды к домам. Впрочем, огнеборцы и сами не торопились выполнять свою работу.

В нашем городе нет ни одной семьи, которой не коснулась бы эта беда, – рассказал мне один из пожарных. – Прямо как во время Великой Отечественной. Какую фамилию ни возьми – везде есть погибшие.

Никто в Искитиме не верит, что цыгане торговали без прикрытия. Жители уверены, что «крышует» их милиция. Источник информации – дети наркоманы. Расходятся только в том, на каком уровне эта «крыша» находится.

Пообщаться на эту тему с самой милицией мне не удалось. В районном ОВД только что закончилась областная проверка, и начальство по этому поводу расслабляется. Ответственная за связи с общественностью Алина Белых в течение двух дней уверяла меня, что пытается выйти на руководство, но безуспешно. Когда я узнал, что начальник РОВД – ее родной отец, то перестал настаивать.

Любовь Хлюстина – бывший опер, проработала в милиции 30 лет. Уволилась из органов после того, как цыгане в зверской форме (подробности не для печати) изнасиловали и убили ее дочь. Накануне трагедии Любовь Викторовна задержала крупную партию ханки.

На уровне рядового и среднего состава цыган никто не «крышует», – заверила меня бывший опер. – Есть ли покровительство на более высоком уровне? Я не могу этого ни подтвердить, ни опровергнуть. Скажу одно: вели они себя очень уверенно. Фактически почувствовали хозяевами города.

О массовом исходе цыган местные газеты писали как о победе сборной России в Кубке кубков. Не сдержались даже многие чиновники. «Я благодарна тем, кто решился вытеснить цыган с территории города, пусть даже таким способом, – публично заявила в прессе заведующая районным отделением «Скорой помощи» Наталья Григоревская. – Мы наконец то вздохнули с облегчением».

После исхода из города цыган количество передозировок по району уменьшилось в 7 раз, – признает Роман Матюшенко. – На 70 процентов уменьшилось количество краж и грабежей. Но в последнее время, – вздыхает Матюшенко, – эти показатели опять стали расти. Цыгане возвращаются.

 

«Не надо делать из них Робин Гудов!» 

 

Покидая свои дома, ни один из погорельцев не подал заявления в милицию. По фактам «неосторожного обращения с огнем неустановленными лицами» прокуратура возбудила уголовные дела, но они были приостановлены за неустановленностью лиц. По всей видимости, искитимские события и дальше развивались бы по сценарию пашинских, если бы в дело не вмешался председатель комиссии по правам человека Томской области Борис Крейндель. В своем регионе он давно и успешно защищает права цыган. Томская область – один из немногих регионов, где милиция не решается проводить антинаркотические операции «Табор», и в этом его заслуга. Понятно, почему новосибирские цыгане решили обратиться со своими проблемами не по территориальному принципу.

Борис Максович, вы побывали в Искитиме? – спросил я у правозащитника,

Нет. Зачем? Я ведь не следователь. Я это слышу с 94 го года: «Вы не были в Чечне, поэтому не можете судить о том, что там происходит». Могу. Для этого достаточно понимать, что такое права человека.

Неужели вам не захотелось на месте разобраться, как так получилось, что абсолютное большинство жителей Искитима поддерживают поджо­ги? Не могут же все жители города быть сплошь расистами?

Очень даже могут. На это давно и успешно работают наши средства массовой дезинформации. Идет планомерная обработка населения. А на самом деле цыгане торгуют в Искитиме только травкой.

Борис Крейндель убежден в своей правоте. Последовали соответствующие обращения от Европейского центра по защите прав цыган, от 16 американских конгрессменов и от Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина. После столь серьезного нажима дела по поджогам сдвинулись с мертвой точки. Сразу нашлись подозреваемые. Ими оказались пятеро жителей соседнего с Искитимом города Бердска. Операция по их задержанию была похожа на войсковую: 11 мая около 40 собровцев в масках под командованием офицера из УБОПа ворвались в кафе «Дюна», где проходил день рождения пятилетней племянницы одного из задержанных – Александра Григорьева. Дети были смертельно напуганы, взрослые – арестованы.

Григорьев (Гриня) – человек непростой. Скажем так: это человек, который в Бердске «решает вопросы». За свои 40 лет сидел трижды, все 3 раза по статьям средней тяжести, не связанным с наркотиками. Григорьев, как и многие люди с его биографией, уже давно называет себя бизнесменом, но в городе, да и в области его уважают, и время от времени вопросы он продолжает решать. Один из вопросов, которые Гриня в своем городе решил давно и окончательно, – это наркотики.

Рассказывает один из ближайших друзей Александра Григорьева, пожелавший остаться неизвестным:

Александр – человек не безгрешный, но что касается наркоты – тут я могу дать руку на отсечение, что он абсолютно чист. Понимаете, в Бердске еще с советских времен – сильнейшая школа греко римской борьбы. Там зарегистрирован молодежный спортивный клуб нашего земляка Александра Карелина. А Гриня к спорту всегда относился с почтением. И когда из за ханки спортивные традиции Бердска стали трещать по швам, он ввел на наркотики жесточайший запрет. Но, к сожалению, рядом с Бердском есть несчастный город Искитим. И вся бердская молодежь ездила за наркотой туда. Последней каплей для Александра стало то, что от передозировки умер его приемный сын. Тут у него просто сдали нервы.

Арестованным по искитимским пожарам вменяются уже не поджоги, а организация преступного сообщества и бандитизм. Уголовное дело расследуется на самом высоком уровне. Начальник следственной части Главного следственного управления областного УВД Валерий Ларин настроен решительно. Опасается он лишь суда присяжных. В этом случае дело Григорьева станет вторым «делом Ульмана».

Не надо делать из них Робин Гудов! – сказал мне Ларин. – Это сплоченная преступная группировка. Вооруженная. И никакие благородные мотивы не могут оправдать преступление, которое квалифицируется как тяжкое. В январе феврале мы передаем дело в суд и уверены в успешном исходе дела.

Конечно, Валерий Ларин прав. И Борис Крейндель – тоже. Закон есть закон. Права человека – святое. Но жителям Искитима уже давно плевать и на то, и на другое. Они просто хотят жить без наркотиков. Парадокс сложившейся ситуации в том, что и закон, и права человека против них.

 

«Зачем меня уговорили вернуться?!» 

 

Почувствовав поддержку власти, цыгане во второй половине лета потихоньку стали возвращаться в Искитим. Вместе с ними в город стали возвращаться наркотики.

Теперь они селятся не в отдельных домах, а в съемных квартирах, – рассказывает опер ФСКН Анатолий. – Так безопасней. Тактику продаж тоже изменили: торгуют не со стационара, а по телефонному звонку, и только через доверенных бегунков наркоманов. Но… Поджоги продолжаются. Судя по почерку, это уже не бердские. Возможно, кто то из местных «вдохновился опытом».

В ночь на 9 ноября с интервалом в 20 минут вспыхнули еще две цыганские квартиры. Второй пожар закончился трагически: на улице Карьер Цемза вода от ожогов погибла 8 летняя цыганская девочка Анжела Зайкова.

Ее мать Светлана лежит с ожогами 4 й степени в областной больнице. Она говорит, что понятия не имеет, за что ее подожгли. Что ханку только в телевизоре видела. Это неправда. За сбыт наркотиков она села в тюрьму в 2001 году, в начале 2005 го досрочно освободилась. Осенью вернулась в Искитим. Первые несколько месяцев пыталась работать на птицефабрике, но потом уволилась и вернулась к прежнему бизнесу. Об этом мне рассказал Сергей Кайгородов, который сдавал Зайковым квартиру. Об этом знают все соседи по дому.

Я как чувствовала, – плачет на больничной койке Светлана Зайкова. – В последние дни наглядеться на Анжелу не могла. Теперь каждый день во сне ее вижу. Ей ангелы корону на голову надевают. Я боюсь, что теперь всех детей возненавижу! Зачем я вернулась в этот город? Зачем меня уговорили?!

Жалко Светлану Зайкову? Очень жалко.

Галину Петровну Горшкову тоже очень жалко. У нее было 2 сына. Одного уже совсем нет, другого – почти нет. Виновата ханка.

Когда я узнала, что они сели на иглу, то схватила бутылку с ацетоном и побежала жечь Аул, – рассказывает Галина. – Меня догнал сын и силой вернул домой. Сейчас я хожу в группу анонимных матерей наркоманов, это помогает. К нам часто приходят по военному настроенные матери и предлагают идти жечь цыган. Мы их так и называем – «военные».

Не меньше жалко и Ольгу Глибину из пригорода Искитима, поселка Лебедевка. У нее был сын. С 5 го класса увлекся греко римской борьбой. Занимал первые места на международных соревнованиях. Когда ему исполнилось 18, весь спортивный кружок Лебедевки начал колоться.

Он стал все тащить к цыганам, – плачет Ольга Владимировна. – Даже наши обручальные кольца. Я много раз ходила ругаться, но они меня прогоняли.

Сын Глибиной умер. Его бывшие друзья по спорту еще живы, но стали похожи на тени. Наркоман Воронов, через которого все они брали у цыган ханку, умер страшной смертью. Отец одного из пострадавших от него детей запер Воронова в подвале своего дома, бил два дня, потом привязал к ноге кусок рельса и утопил в выгребной яме. Воронов – русский. Отцу сколотого сына было все равно, кто он по национальности. Был бы цыган – убил бы цыгана. Парадокс в том, что первое преступление назвали бы просто убийством, а второе – убийством на национальной почве.

Наркотики – ад. К сожалению, понимает это только тот, кто столкнулся с этим адом сам. Количество таких людей неумолимо растет. Уже 6 миллионов россиян наркоманы. Это значит, что в России еще 30 40 миллионов тех, кто пытается вытащить из этого ада своих родственников. Большинство из них испытывают ненависть к цыганам, потому что каждый день видят, у кого покупают наркотики. Бороться с этим при помощи «красного петуха» столь же недопустимо, как и защищать права цыган, игнорируя права тех, кто стал их жертвой. Проблема требует предельной честности всех сторон конфликта.

Для начала нужно признать: незавершенная кампания по приучению цыган к оседлой жизни привела к тому, что они стали серьезным инструментом наркобизнеса. Ради решения этой проблемы правоохранительные органы и общественные организации должны не конфликтовать, а объединиться. Иначе ею займутся более грубые силы.

 

ПО МАТЕРИАЛАМ СМИ: 

 

Май 2001 года. Тверская область 

 

Межнациональные столкновения произошли под стенами Калининской АЭС (из доклада эксперта общества «Мемориал» Ольги Череповой, газета «Завтра»)

 

Удомля – городок в Тверской области, где расположена одна из крупнейших атомных электростанций Центра России. В ночь с 9 на 10 мая здесь произошли стихийные, но довольно мощные антикавказские выступления.

Началось же с банальной драки на ночной дискотеке в кинотеатре «Звездный». Молодую русскую девушку оскорбил армянин, русский молодой парень заступился и был зарезан. После этого около 250 молодых удомельцев двинулись по главному проспекту в сторону городского рынка. Буквально за час толпа обошла полгорода, разгромив все «кавказские» ларьки и магазины на своем пути. Около двух часов ночи на пути погромщиков встали поднятый по тревоге весь местный состав милиции (132 человека), батальон внутренних войск (95 человек) и личный состав местного отдела пожарной службы. Никаких силовых действий к «восставшим» не предпринималось: милиция лишь безрезультатно уговаривала их разойтись по домам.

К месту событий спешно прибыли глава района А. Кушнарев и начальник ГОВД А. Воробьев. Их уговоры тоже практически не возымели действия. Толпа тем временем разгромила еще один киоск, и один из кавказцев встал на защиту своей собственности с ножом в руке. В результате один из удомельских парней получил ножевое ранение в область сонной артерии. С окраины погромщики двинулись на принадлежащий кавказцам торговый центр «Русь». Однако на подходах к нему, уже где то к 5 утра, боевой пыл молодежи сошел на убыль…

Ни один из пострадавших торговцев в милицию не обратился. В медсанчасть были доставлены еще несколько человек с ножевыми ранениями и ушибами, в основном из местных.

Всего в Удомле проживает 35 тысяч человек. Молодежи до 20 лет – треть населения. Удомля – некогда ударная стройка, город многонациональный. Представители более 60 народов со всего Советского Союза когда то приехали сюда, чтобы остаться работать и жить. Однако кавказские торговцы отнюдь не наследие былой дружбы народов: большинство из них перебралось сюда лишь в годы ельцинских «реформ». Этнической преступности, как уверяет милиция, в Удомле нет.

Особую обеспокоенность конфликт вызывает в связи с тем обстоятельством, что произошел он под стенами крупнейшей в Центральной России атомной станции. «Розни в городе мы не допустим, – говорит ее директор Игорь Гребешев. – Если будет недостаточно сил органов внутренних дел, вызовем «Вымпел», находящийся в распоряжении Минатома».

На следующий день в Удомлю прибыли начальник областного УВД генерал Б. Кузнечик, представитель президента по Тверской области Корякина, из Твери прибыл ОМОН, подкрепление из милиции Бологого и Вышнего Волочка. 14 мая на Аллее Славы собрался многотысячный митинг. В отличие от большинства нынешних российских митингов, на улицу вышла в основном молодежь. Очень много и горячо говорили о наглом и беспардонном поведении местных чеченцев, азербайджанцев и армян. На расширенной сессии городского совета выступавшие местные жители всю вину возложили на кавказцев. Главный врач больницы депутат Ямской вспомнил о баркашовцах, которые одни способны навести порядок. Количество кавказцев в городе за эти дни сократилось более чем в 6 раз.

 

Май 2002 года. Краснодарский край 

 

Убийство русского подростка спровоцировало армянский погром (радио «Свобода»)

 

Очередная вспышка затяжного противостояния между казаками и армянами на Кубани произошла в Анапе. В селе Варваровка на дискотеке поссорились двое подростков, началась драка, и армянин ударил по голове палкой 17 летнего русского юношу. Через два дня пострадавший скончался в больнице. Слухи о преступлении взбудоражили весь район. Казаки не стали дожидаться, пока милиция найдет виновного. 30 мая в армянское село Гайкадзор ворвалась колонна из полутора десятков легковых машин. Люди в камуфляжной форме перекрыли улицы и начали избивать нагайками и дубинами всех мужчин и подростков. Машины, в которых сидели армяне, останавливали, пассажиров вытаскивали и жестоко избивали. Когда в селе появились милиционеры из райотдела, погромщиков уже и след простыл. За медицинской помощью в сельскую больницу в тот день обратилось 16 человек, пострадавших от избиений. А поздней ночью витрины армянских магазинов и кафе были разбиты, на заборах и стенах домов появились надписи: «Кубань для кубанцев» и «Армяне, вы загостились». За последние 10 лет Анапа пережила несколько серьезных столкновений на межнациональной почве. Причем, как правило, с обеих сторон были убитые и раненые.

 

Ноябрь 2003 года. Архангельск 

 

На местном рынке произошла массовая драка между русскими и азербайджанцами (ИА «Русский север»)

 

Как стало известно ИА «Русский север», на территории оптового рынка на проспекте Московский в Ломоносовском округе Архангельска произошла драка, причиной которой стало вымогательство азербайджанскими бандитами денег за торговлю капустой. В итоге гости с Кавказа госпитализированы с различными травмами в больницу, русским медицинская помощь оказана амбулаторно.

 

Май 2004 года. Орловская область 

 

После убийства земляка жители села Знаменское потребовали выселения инородцев (ИД «Провинция»)

 

10 мая около полуночи между жителями деревни Федосеевка Волховского района братьями Пролеткиными и Мамедовыми случилась драка. Причину ссоры милиция не может установить. То ли кто то кому то не уступил дорогу – то ли кто то кому то слово грубое сказала. Как бы там ни было, Юрий умер от удара ножом, которым режут скотину. После этого работники местной агрофермы «Заря» отказались выходить на работу.

На территории нашей администрации проживают люди разных национальностей. Все живут в мире и согласии, национальной подоплеки в этом событии нет, – уверяет глава Новосенецкой сельской администрации Владимир Гелашвили. Иной точки зрения придерживается знакомый Юрия, Геннадий Парфенов.

Мне довелось, – говорит Геннадий, – привозить и гроб, и тело Юрия. Увидев Мамедовых, подошел к ним и спросил: «Как же вы так могли?» На что отец Елбруса в присутствии работников милиции ответил: «Ты нам угрожаешь? Будешь следующим». О Юре могу сказать, что он был мастером по строительству. Работая в Волхове и Орле на шабашке, построил новый дом родителям, купил мотоцикл младшему брату, в общем, помогал семье. Был сильным. При необходимости мог нескольких уложить.

На сходе селяне потребовали выселить Мамедовых. Как можно выселить стариков и детей, даже если учесть, что все Мамедовы имеют лишь временный вид на жительство? Живут то они в Федосеевке уже восемь лет, купили дом, завели хозяйство. Но жителей села это не волнует. Они готовы идти стенка на стенку. Подозреваемый в убийстве Елбрус Мамедов арестован.

 

Сентябрь 2004 года. Республика Удмуртия 

 

Торговля паленой водкой и наркотиками в кафе, принадлежащем азербайджанцам, спровоцировала жителей Малой Пурги на погром («Удмуртская правда»)

 

В ночь с 11 на 12 сентября в районном центре Малая Пурга произошла драка между местной молодежью и азербайджанцами. По данным правоохранительных органов, против выходцев с Закавказья выступило 50 70 человек. Всего же в конфликт было втянуто до 150 человек. Чтобы разогнать толпу и остудить горячие головы, милиционерам пришлось стрелять из табельного оружия в воздух.

Директор местного лицея Л. Ильина отмечает, что столкновения между местными жителями и азербайджанцами происходят уже не первый раз, причины – разные представления об этикете, правилах и нормах поведения в общественных местах и быту. Причем, как правило, инициатором конфликтных ситуаций выступает азербайджанская сторона, которая «лезет в чужой монастырь со своим уставом».

Более серьезные претензии в адрес азербайджанской диаспоры были высказаны рабочими нефтеперерабатывающей станции. Работники предприятия считают, что в кафе «Кристалл» «торгуют наркотиками и продают паленую водку». По их мнению, некоторые азербайджанцы совершали противоправные действия, однако районные правоохранительные органы «закрывали на это глаза» и отказывались принимать заявления потерпевших.

Заместитель главы районной администрации В. Панфилова и редактор местной газеты Н. Мешин не столь категоричны в оценке событий. Представитель СМИ отмечает, что факты торговли наркотиками не доказаны, а за торговлю некачественной водкой хозяина кафе неоднократно штрафовали. Злополучное кафе, ставшее яблоком раздора, распоряжением местной администрации временно закрыли.

За прошедшее десятилетие в Удмуртии изменилась этническая структура населения, в районных центрах появились диаспоры азербайджанцев, армян, чеченцев и других этнических групп со своими социально экономическими и этнокультурными проблемами и интересами. В экономической инфраструктуре районов они занимают весьма заметное положение: сфера торговли, предприятия малого бизнеса, лесопереработка и др., как правило, находятся под их контролем. Естественно, южная напористость, обычаи и образ жизни далеко не всегда нравятся местному населению. Вот и возникает проблема «чужого монастыря» и «своего устава», и с этой реальностью муниципальным и республиканским органам власти, правоохранительным структурам уже давно необходимо считаться.

 

Октябрь 2004 года. Самарская область 

 

В многонациональном селе Сухие Аврали запахло порохом («Российская газета», «Парламентская газета»)

 

За последние годы в старой деревне Сухие Аврали, где всегда мирно уживались русские, чуваши и мордва, число азербайджанцев мигрантов превысило 10 процентов. В начале октября трое юных джигитов лошадьми затоптали местного мужика. Начались массовые драки, причем с применением огнестрельного «оружия. В схватке сошлись местные и приезжие парни. Побоище победителей не выявило. На помощь местным жителям пришла подмога из соседнего села, причем исконно татарского. Во время очередной рукопашной уже прогремел выстрел из охотничьего ружья: кто то из приезжих азербайджанцев прострелил ногу единоверцу татарину. Следствие по этому делу еще идет, виновный пока не найден. Но воздух пахнет порохом.

Первым из азербайджанских переселенцев здесь появился Эльман Керимов, он вместе с семьей перебрался сюда из независимой Грузии. Начинал в дышащем здесь на ладан, как почти треть областных сельхозпредприятий, СПК «Восток» скотником, но потом ушел, поняв, что коллективным трудом семью не прокормишь. Перепробовал еще несколько работ. В конце концов стал частным предпринимателем – животноводом. Сейчас Эльман, избранный старостой азербайджанской общины, говорит, что до прибытия сюда его земляков семья Керимовых жила как в раю. Местные жители искренне сочувствовали беженцам, помогали им всем, чем только можно. Керимовы платили тем же. Но все это кончилось, когда число беженцев горцев стало расти. Вновь прибывшие неизвестными путями без оформления каких либо юридических документов приобретали жилье. Вид на жительство и тем более гражданство приобретать не спешили. Скотоводством занимаются без всяких на то юридических оснований и, естественно, не платят налоги. Скот разводят без какого либо контроля со стороны ветеринарной службы, не делают никаких необходимых прививок, а численность поголовья скрывают от учета со стороны волостной администрации. Переселенцы годами не платят за электричество, газ, воду. Дети не ходят в школу, не проходят медицинское обследование, как, впрочем, и родители. Покшиванов возмущается: практически никто из приезжих перед забоем скота не вызывает ветеринара, чтобы поставить на тушу первичное клеймо, без которого ни одна рыночная лаборатория не имеет права принимать его к детальной проверке, но все нужные справки на рынке получают без промедления. А в последнее время в поселке появились еще и наркотики.

Леонид Давидюк, до недавнего времени бывший в Сухих Авралях участковым инспектором, рассказывает, что регулярно составлял протоколы на переселенцев, не имеющих российских и вообще каких либо документов, и передавал их в райотдел. Но дальнейших мер не последовало. Похоже, что елховская милиция испытывала непонятную снисходительность к нелегальному положению переселенцев отнюдь не от высокого уровня толерантности. Но почему то не замечал этих демонстративных нарушений и прокурор района, чья жена служит в РОВД начальником паспортного стола.

Как же так, – говорит деревенский староста Сухих Авралей Иван Тюмченков, – для нас одни законы, а для них почему то другие. У нас наказывается любое отклонение от нормы, а им, получается, все можно. И благоденствуют они именно за счет нарушения законов.

Губернатору Константину Титову было направлено письмо, в котором шестьдесят авралийцев некорректно требовали: «выселить террористов и бандитов из нашего родного села». Встревоженная ситуацией областная власть создала межведомственную комиссию по урегулированию конфликта. В нее вошли сотрудники миграционной и паспортно визовой служб, ГУВД, областной администрации, регионального управления Минюста и регионального духовного управления мусульман. Был поставлен крайний срок легализации живущих в Авралях переселенцев – конец этого года.

Увы, прежняя власть в районе, которую мы сменили летом этого года, то ли была не информирована о ситуации в Сухих Авралях, то ли просто закрывала на это глаза и потому не принимала никаких мер для ее разрешения, – говорит председатель межведомственной комиссии, замглавы Елховского района по социальным вопросам Игорь Зотов. – Но мы вовсе не хотим, чтобы они уезжали. Места у нас много, земли – тоже. Практически все переселенцы – люди трудолюбивые. От них нам нужно только одно: легализация и законопослушание.

С Игорем Зотовым во многом согласен и староста азербайджанской общины Эльман Керимов. И он искренне не понимает своих соплеменников, которые не хотят выполнять даже его распоряжений. «Оторвавшись от родной земли, – говорит он, – они почему то забыли и законы наших гор, и законы наших предков, когда слово старшего обсуждению не подлежит. Мне очень трудно сейчас разговаривать со своими земляками и порой очень стыдно за них».

 

Январь 2005 года. Пензенская область 

 

Татарское село Средняя Елюзань терроризирует соседние русские деревни (газеты «Молодой ленинец», «Известия»)

 

Новогодние праздники в русском селе Архангельское закончились кровопролитием. 2 января 2005 года толпа хулиганов из самого крупного в Европе татарского села (10 тысяч человек) на десятках автомобилей без номерных знаков, вооруженная карабинами, бейсбольными битами и прутами, въехала в Архангельское. Они жестоко избили местных жителей, стреляли, крушили автомобили.

То же самое повторилось в селе Чаадаевка. Несколько человек получили серьезные ранения. В том числе и огнестрельные.

В больнице в отделении лицевой хирургии лежит пострадавший Евгений К. У него сломана скула, сильное смещение лицевых костей. Просто чудо, что он не потерял зрение, хотя правый глаз пока не видит, а левый едва открывается. «Мы с другом сидели в моей машине на окраине села, когда рядом остановились четыре автомобиля, – рассказывает пострадавший. – Они специально встали так, чтобы мы не смогли уехать. Я вышел, чтобы выяснить, в чем дело, и в этот момент получил удар бейсбольной битой в лицо. Помню только хруст, потом потерял сознание. Позже мне рассказали, что мой знакомый успел запереться в машине. Но елюзанские разбили стекло, вытащили парня из автомобиля и так отделали, что он угодил в городищенскую районную больницу».

Александр Р. вспоминает: «Вечером ждали открытия клуба. Но появились «гости» из Елюзани. Они появились неожиданно на нескольких машинах. Одного из ребят сбили «Жигули», он отлетел в сторону. А остальных ослепили фарами, выскочили и стали лупить всех подряд. Я не успел толком сообразить, что происходит. Тут раздался выстрел, и я почувствовал в ноге жгучую боль».

Заряд картечи, состоящий из дроби и нарубленных гвоздей, разворотил Александру полноги. Только благодаря профессионализму хирургов областной больницы ногу удалось спасти.

После новогодних погромов жители Чаадаевки и Архангельского собираются организовать самые настоящие отряды самообороны. Составляют списки мужиков, способных сойтись врукопашную. Приводят в порядок охотничьи ружья, затачивают колья, вилы. «А что делать, если власти не могут обуздать елюзанских, – говорят ополченцы. – На кого нам рассчитывать, если наших детей калечат. Вот мы решили взять правосудие в свои руки».

Это продолжается не один год. Летом 2002 года доведенные до отчаяния очередным погромом жители Чаадаевки «забили елюзанским «стрелку». Те приехали, но не одни, а со взводом омоновцев. «Отцы и матери ребят вышли на улицу с вилами и кольями, – вспоминает местная жительница. – У нас все кипело. Но милиционеры так и не дали сойтись нам с елюзанскими. Омоновцы держали нас под прицелом автоматов, а татары за их спинами спокойно разгуливали по селу».

Официально мотивы новогоднего нападения не установлены. Поэтому уголовное дело возбуждено по статье «Хулиганство». Судят шесть человек, еще трое объявлены в розыск. Остальных злоумышленников изобличить не удалось. На месте погромов обнаружено много пуль и гильз. Баллистическая экспертиза показала, что стреляли из незарегистрированных карабинов. Но если в событиях 2 января участвовали сотни вооруженных людей, то сколько же в Елюзани нелегальных стволов помимо тех 800, что состоят на учете? Впрочем, и эти 800 прокурора не радуют. Правда, сделать он ничего не может. Ведь тревоги прокурора – не повод для изъятия оружия у гражданина.

На всякий случай в Среднюю Елюзань корреспондент «Известий» поехал в сопровождении сотрудника областной милиции. В штатском, но с пистолетом. Потому что Елюзань – самое вооруженное село в районе. Уже дважды сюда приходилось вызывать областной ОМОН. Пообщаться с местными с первого раза не удалось. Раздраженно поглядывая на нас, они что то отвечали муфтию по татарски, даже из вежливости не переходя на русский. «Они изолируются от нас, – говорит милиционер. – Самоизолируются. И потому, что мы власть, и потому, что мы русские».

Внешне село выглядит не просто благополучным, а зажиточным. Дома не деревянные, как в соседних русских деревнях, а сплошь кирпичные, очень нарядные, украшены орнаментом. Газ проведен. В основном село живет торговлей. В правоохранительных органах говорят, что большинство коммерсантов не зарегистрированы, налогов не платят. Во дворе РУВД стоит «КамАЗ» с высокими бортами. Со второго этажа видно, что в кузове лежит цистерна, люк прикрыт автомобильной покрышкой. В таких «КамАЗах» перевозят краденые нефтепродукты. В этом году обнаружено семь криминальных врезок, совсем как в Чечне. Возбуждены уголовные дела, но злоумышленников пока не поймали. Милиционеры говорят, что в Елюзани процветает и еще один традиционный для Чечни бизнес – угон скота с сопредельных территорий.

Село фактически бесконтрольно, – говорит районный прокурор Александр Наливаев, – на 10 тысяч человек 2 участковых. До райцентра около 40 километров. Я писал в областное УВД о необходимости создания в Средней Елюзани полноценного отделения милиции, установки поста ДПС. А вот ответ: «Средств нет». Во сколько обойдутся доставка ОМОНа и солдат, компенсации пострадавшим, если ситуация взорвется? Видимо, в МВД уже забыли про дагестанские села Карамахи и Чабанмахи, где при полной бесконтрольности возникли ваххабитские очаги. Забыли, как потом, в 1999 м, перебрасывали войска и артиллерию. И как штурмовали эти села, и какой ценой далось наведение конституционного порядка.

А недавно к проблемам с оружием и торговлей крадеными нефтепродуктами прибавилась еще одна – старики уверяют, что в селе обосновались ваххабиты и обострение на религиозной почве может вылиться во что угодно. Лидерами ваххабитов муфтий Аббас хазрат Бибарсов называет трех местных жителей, прошедших обучение в Саудовской Аравии. Вернувшись, они развернули активную деятельность. Четыре из семи (!) действующих в селе мечетей, по словам муфтия, уже находятся под их контролем. В 2003 м они открыли медресе.

Ведь я сам им помогал, – сокрушается престарелый священнослужитель, – переводил документы на арабский язык, когда они собрались на учебу в Саудовскую Аравию. А там из них ваххабитов сделали.

Сам ректор медресе Хайдар Курмашев свою причастность к ваххабизму категорически отрицает. Он лишь посмеивается: «Конфликт?! Что вы, какой конфликт! Ну разве что спор между отцами и детьми. Старики не всегда понимают молодых».

У умеренного Аббас хазрата в мечети молодых лиц нет. Сплошь старики да пара мужчин среднего возраста. На вопрос, почему молодежь не ходит в мечеть с отцами, они лишь угрюмо молчат. Муфтий взывает: «Не молчите! Скажите правду, ведь вы сами каждый вечер только об этом и говорите. Вы домолчитесь, что они придут и выкинут нас из этой мечети. Вот, Ислям, ты скажи! У него два сына пошли к ваххабитам».

А чем вас ваххабиты не устраивают? – это уже из моего разговора с ректором злополучного медресе Курмашевым. – Камнями они уже никого давно не побивают, хотя норма осталась. А руки рубят единицам, но выигрывают от этого миллионы. Но это я так, интересуюсь… Мы же не ваххабиты!

Формально все, что происходит в Средней Елюзани, пока что находится в законных рамках. 800 стволов? Но они зарегистрированы, народ увлекается охотой. Семь мечетей на одно село? Но люди здесь очень религиозные. Торгуют? Да все сейчас торгуют! Так и в Чечне, и в Ингушетии все тоже началось не в один день.

Когда районный прокурор Александр Наливаев говорил о необходимости устроить в Елюзани полноценное отделение милиции и восстановить полноценный отдел ФСБ, я спросил: не опасается ли он, что молодые мусульмане из Елюзани, да еще вооруженные, на появление силовиков отреагируют, как в Ингушетии и Кабардино Балкарии.

Это как?

В леса уйдут, партизанить.

Да, леса тут дремучие, – ответил задумчиво прокурор.

 

Май 2005 года. Екатеринбург 

 

В столице Урала один за другим вспыхивают антитаджикские акции протеста (сайт общественной организации «Город без наркотиков»)

 

В Верх Исетском суде Екатеринбурга судья Морозов Н. А. вынес приговор двум таджикам Курбонову и Ибрагимову, которые в апреле прошлого года напали на жительницу поселка Широкая Речка и пытались ее изнасиловать. После этого случая на Широкой Речке состоялся «антитаджикский» митинг.

Судья осудил каждого таджика к 7 годам лишения свободы плюс штраф в размере 20 тысяч рублей за ущерб здоровья потерпевшей.

Женщина сопротивлялась отчаянно и, получив множество ножевых ранений, смогла рукой (!!!) сломать лезвие ножа. Нападавших нашли – милиция и разъяренные местные жители ворвались в подсобку, где прятались подонки, и обнаружили там еще 70 таджиков нелегалов. Разумеется, единственным источником их «заработка» была продажа героина нашим мальчишкам и девчонкам.

10 мая прошел многотысячный митинг, на котором жители Екатеринбурга требовали от властей остановить таджикское нашествие. Сколько было грязи вылито некоторыми СМИ на людей, пришедших на митинг! Их называли погромщиками и фашистами. В Екатеринбург даже приехал посол Таджикистана в РФ Сафар Сафаров – нет, не призвать зарвавшихся соотечественников к порядку. Сафаров обвинил уральцев в агрессивности и национализме. Чуть позднее в Екатеринбург приехал посол России в Таджикистане Максим Пешков и – тоже обзывал россиян обидными словами, заступаясь попутно за нелегалов.

Годом раньше, в начале мая 2003 го, в Екатеринбурге таджик Содонов зарезал четырех русских мальчишек в подъезде дома на «Химмаше». На следующий день население «Химмаша» вышло на улицы и начались беспорядки, на подавление которых были направлены милицейские подразделения.

Фонд «Город без наркотиков» со всей ответственностью заявляет: в Екатеринбурге сложилась критическая взрывоопасная ситуация. Она вызвана массовым переселением на наши территории жителей Таджикистана и ввозом таджикского героина. Наши власти бездействуют. Еще несколько лет – и Урал станет Косовом номер два. На митинге было заявлено, что если наши власти не примут в ближайшее время радикальных и ответственных решений, жителями Екатеринбурга будут созданы народные дружины. Дружинники начнут самостоятельное патрулирование улиц и районов Екатеринбурга.

По итогам опроса, проведенного Центром мониторинга и стратегических экспертиз, 80% горожан поддерживают срочный ввод визового режима с Таджикистаном, а 60% предлагают и вовсе начать депортацию таджиков. По мнению депутата Госдумы от города Екатеринбурга Евгения Ройзмана, это естественная реакция людей на проблему: из 150 тысяч таджиков, проживающих в Свердловской области, официально зарегистрированы всего 500. Кроме того, согласно отчету таможни екатеринбургского аэропорта Кольцове на долю граждан Таджикистана за два последних года пришлось 92% всех задержанных наркокурьеров.

Вместо того чтобы прислушаться к голосу народа и вглядеться в эти цифры, власти возбудили против организаторов антитаджикских митингов уголовные дела по статье 282 УК («Возбуждение национальной розни»).

 

Ноябрь 2005 года. Москва 

 

По мнению суда, Вера Пестрякова не должна была сопротивляться насилию (издание «Газета»)

 

1 год и 11 месяцев лишения свободы получила по приговору Симоновского суда столицы 26 летняя Вера Пестрякова, убившая таксиста частника, пытавшегося ее изнасиловать. Суд пришел к выводу, что девушка превысила пределы необходимой обороны. Это дело напоминает историю москвички Александры Иванниковой, убившей в состоянии аффекта таксиста частника Андрея Багдасаряна. Однако в отличие от Иванниковой, которую суд оправдал, Вере Пестряковой повезло меньше.

На нее тоже нападал уроженец Армении – 40 летний Михаил Мкртчян, занимавшийся в столице частным извозом. Пестрякова даже была с ним немного знакома – как то раз он уже подвозил ее. Спустя год, 25 декабря 2003 года, Мкртчян заметил Веру на остановке и предложил подвезти. Совместная поездка, по словам подсудимой, и закончилась попыткой изнасилования. Мкртчян, как рассказала Вера, заехал в подворотню и потребовал «расплатиться». Невысокого роста (154 см) девушка, отбиваясь, нащупала между сиденьями нож и нанесла насильнику удар в область сердца. Несмотря на шок, Вера затем сама села за руль и отвезла раненого в больницу. Во время операции Мкртчян умер.

Первоначальный приговор был еще более суровым – Пестрякова получила 6 лет лишения свободы за «умышленное убийство». Однако защита обжаловала это решение в Мосгорсуде. Оперируя фактами (в частности, телесные повреждения Веры и порванные джинсы), адвокат Евгений Храмцов утверждал, что его подзащитная действовала в рамках необходимой обороны и должна быть оправдана. Но Мосгорсуд снизил наказание всего на год – до пяти лет. Однако адвокат добился того, что в апреле этого года президиум Мосгорсуда отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение.

Повторный процесс был объявлен закрытым. Потерпевший – брат убитого, требовавший на первом процессе самого сурового наказания, – теперь (судя по всему, после шума вокруг «Дела Иванниковой») был согласен уже на 3 года. Гособвинитель не мог не признать, что, возможно, попытка изнасилования действительно имела место, в связи с чем просил квалифицировать действия подсудимой как «убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны» (эта статья предусматривает наказание до двух лет лишения свободы) и назначить ей наказание сроком один год и 10 месяцев. Этот срок Вера уже отсидела, находясь в СИЗО с декабря 2003 года. Однако суд дал на месяц больше. Поэтому на свободу Пестрякова, которая находится сейчас в следственном изоляторе в Печатниках, выйдет только в конце ноября.

 

Июнь 2006 года. Республика Коми 

 

Попытка изнасилования на рынке Сыктывкара дочери священника спровоцировала массовые межэтнические волнения (газета «Зырянская жизнь»)

 

22 июня сотрудниками милиции Сыктывкара на городском рынке были задержаны активисты праворадикальных организаций, пришедшие «разобраться с кавказцами» за то, что они накануне «чуть не изнасиловали» на рынке девушку. Поводом для выяснения отношений стало происшествие 21 июня, когда 15 летняя дочь священника РПЦЗ едва не подверглась насилию со стороны одного из продавцов рынка, выходца из Азербайджана.

На следующий день отец пострадавшей девочки о. Максим вместе с дочерью и группой поддержки пришли «поговорить» с хозяином торговой точки, продавец которой приставал к девочке. Бытовой конфликт очень быстро принял межнациональный характер.

По сообщению очевидцев, всего на рынок пришли около 30 национал патриотов. Почти все участники акции были задержаны оперативно прибывшим отрядом ОМОН, вероятно, вызванным продавцами. В результате 4 участника акции получили 3 5 суток административного ареста, а один арестован на 10 суток. К гражданину Азербайджана, спровоцировавшему конфликт, у правоохранительных органов претензий не возникло.

Из открытого письма священника Русской зарубежной православной Церкви (РЗПЦ) иерея Максима (Савельева):

«К написанию данного документа меня вынудили события, невероятные по своему цинизму, свидетелем и непосредственным участником которых я стал…

21 июня около 15 часов дня моя 15 летняя дочь находилась на центральном городском рынке с двумя школьными подругами. Одна из девочек остановилась ответить на звонок по мобильному телефону, а моя дочь принялась от нечего делать рассматривать выставленные на витрине ларька модели обуви. К разговаривающей девочке подошел молодой мужчина кавказской национальности крепкого телосложения и со словами: «Пойдем я покажу тебе новые модели» – внезапно сильно схватил ее за плечо и повлек в складскую часть ларька, где, перегородив ей выход, показал на коробки. Мой ребенок, опешив от такого обращения, стала отнекиваться, пытаясь выйти. Тогда со словами «Посмотри еще там» затолкнул ее в самую глубь бытовки, после чего схватил обеими руками, привлек к себе и стал целовать в лицо. Дочь от ужаса на мгновение оцепенела, потом вскрикнула: «Убери свои руки», вырвалась из объятий и, оттолкнув насильника, сумела выскочить из подсобки.

Для моего ребенка это был настоящий шок, так как она воспитывается в совершенно иной психологической атмосфере. Она очень много читает серьезной литературы, хорошо знает английский язык, в 15 лет учится в 11 классе, а в 16 собирается поступать в медицинский вуз. Закончила музыкальную школу по двум отделениям – хоровому и фортепианному…

После звонка дочери по мобильному я приехал в совершенно смятенном состоянии. Я решил не заходить в таком разгневанном виде на рынок, чтобы не наломать дров. Двое моих знакомых молодых ребят предложили сходить с дочерью на рынок вместо меня, чтобы найти точное место, где это произошло. Ребята нашли это торговое место и, так как этого человека не оказалось, вежливо попросили находившегося там продавца найти того, кто его подменял, завтра к 17 часам, к концу рабочего дня, объяснив ему, что произошел неприятный инцидент.

Город у нас небольшой, поэтому слух быстро облетел многих. Несколько человек предложили мне свою помощь, так как понимали щекотливость данной ситуации, учитывая, что я священник и банальный скандал с мордобоем не соответствует моему сану.

22 числа в 17 часов я пришел на рынок. Со мной были: моя дочь; крестный моей дочери, настоятель мужского монастыря, архимандрит Стефан, знающий мою дочь с младенчества иеромонах Афанасий; псаломщик моего прихода Сергей Абрамов (бывший спасатель, совершивший более 800 прыжков с парашютом, в том числе и в горящую тайгу); прихожанин нашего храма Александр Иванов и руководитель регионального отделения Национально Державной Партии России, кандидат в депутаты по Лесо заводскому округу Сыктывкара Евгений Чеглаков.

Когда мы вошли на рынок, нас удивило большое количество сотрудников милиции. На наш вопрос они ответили, что проводят рейд по нелегальным иммигрантам. Ко мне внезапно подошли сотрудники РУБОП и спросили, что мы собираемся предпринимать. Я удивился их неожиданной осведомленности и ответил, что мы хотим поговорить с представителями азербайджанской диаспоры, рассказать им о случившемся и предложить им самим разобраться в инциденте, например, депортировать этого человека на родину, раз он не умеет себя вести. Я предложил милиционерам участвовать в этой встрече в знак миролюбивости наших намерений.

В этом составе мы подошли к торговой точке. К нам присоединилось еще несколько молодых людей из патриотической организации Союз Национального Возрождения. Я попросил продавца пригласить хозяина ларька и других представителей диаспоры, а также привести обидчика, о чем с ним вчера договаривались. Подошел хозяин. Ему изложили, что произошло. Он стал объяснять, что данный человек не является его продавцом, а как бы он рекламный агент у многих, за что имеет процент с продаж. И они якобы не смогли его за сутки разыскать. Вокруг нас собралась толпа молодых кавказцев, человек около 300, у некоторых из них в руках были металлические прутья с крючками на концах, которыми они снимают одежду с верхних вешалок. В узком проходе, учитывая их менталитет и темперамент, разговор получился немного разгоряченный, но без осложнений, тем более что с нами были сотрудники РУБОП, предъявившие свои удостоверения, которые также убеждали кавказцев сохранять спокойствие и разыскать виновного, для того чтобы диалог был конструктивным.

То, что произошло дальше, совершенно необъяснимо.

Меня с дочерью сзади грубо отпихнул в сторону сотрудник ОМОНа, так что я упал в какой то ларек. Когда я выбрался из тряпья, первое, что увидел – это была моя рыдающая навзрыд дочь, которая кричала: «Что же вы делаете, ведь они пришли меня защитить!» На асфальте передо мной лежал Александр Иванов, с рассеченной головой, лицо исказила гримаса боли, на нем сидели два омоновца в «сферах» и бронежилетах и выламывали ему руки (левая рука впоследствии оказалась сломана). На асфальте в грязи лежали также Сергей Абрамов и Юрий Екишев, с омоновцами на спинах. У Екишева были сломаны очки, и один боец, сидя у него на голове, душил его коленями. Он продолжал душить его до тех пор, пока у пострадавшего не вывалился язык и не появились другие признаки удушья, лишь после этого омоновец, испугавшись, прекратил. Но как только Юрий пришел в себя, они снова на него набросились, причем с таким остервенением, что его головой снесли несколько торговых витрин. В тесном проходе началась неразбериха и толкотня. Люди пытались встать, моя дочь, рыдая, пыталась закрыть Ю. Екишева собой и все время умоляла омоновцев прекратить, взывая к их совести, но все было тщетно. Мне один из омоновцев пытался сломать палец, так как я, обхватив О. Екишева руками, хотел защитить его от их остервенелых нападок. Никаких предупреждений перед применением силы с их стороны не было. Судя по всему и как потом показали дальнейшие события, их действия были подчинены заранее спланированному сценарию с целью спровоцировать сопротивление со стороны застигнутых врасплох людей, которые обороняются инстинктивно. Я увидел боковым зрением, как волокут архимандрита Стефана. Как один из них пытается заломать отца Афанасия, который спокойно ему объясняет, что это какое то недоразумение. Даже кавказцы отпрянули, не ожидавшие такого поворота событий. Надо сказать, что ни к одному из них ОМОН даже не подошел. Меня, видимо, не забрали только потому, что дочь обхватила меня руками, сильно плакала и кричала: «Уберите руки от моего отца». Меня с дочерью отвели в дежурную часть по настоянию сотрудников РУБОП, а остальных в наручниках отвезли в камеры, завезя по дороге А. Иванова в травмопункт, так как сильно повредили ему руку. До меня стали смутно доходить опасения, что мы стали жертвами какого то невообразимого политического фарса с самыми неприятными последствиями.

В фойе дежурной части неизвестный мне капитан милиции, который даже не представился, его данных не было указано и в объяснениях, взял с моей дочери показания. Свои объяснения я писал собственноручно, находясь в состоянии шока и испытывая сильную боль от перенесенного удара в живот.

Я спросил сотрудников милиции, могу ли я написать заявление по факту домогательств к моей дочери. Два сотрудника милиции долго вертели мои объяснения в руках, перешучивались и пожимали плечами, говорили что то вроде того: «Надо бы кодекс полистать… А он ей что нибудь говорил, когда лапал? Вот если бы говорил, дескать «давай» или типа того, тогда это были бы сексуальные домогательства, а так… вряд ли вы чего нибудь добьетесь, вы так и пишите в объяснении – «со слов дочери, вроде бы ничего не говорил». Выходит, с нашими детьми можно делать что угодно, только молча? Я благодарю Бога, что моя дочь отделалась, если вообще так можно сказать – «легким испугом»… С ужасом думаю о том, что бы было, если бы она не сумела вырваться.

В окне дежурной части мне и подъехавшим родственникам объяснили, что остальные задержаны за разжигание национальной розни и сопротивление ОМОНу.

Представители власти плевать хотели на моего ребенка, который проплакал два дня от увиденного. И в детском сердце которого навсегда останутся два неизгладимых рубца – БЕЗНАКАЗАННОЕ НАСИЛИЕ над личностью и еще более страшное и еще более безнаказанное – над теми идеалами, в которых она воспитывалась. Идеалами ЧЕСТИ и ДОСТОИНСТВА.

В завершение добавлю, что все эти дни мне звонил хозяин палатки на рынке и на ломаном русском извинялся от себя лично и от всех остальных, говорил, что у него тоже есть дочь, и обещал найти и покарать обидчика, и что у него нет никаких претензий к нам и сожалел о ребятах. Но самое главное – его и еще многих кавказцев каждый день вызывают в прокуратуру и убеждают, чтобы они дали показания. что мы якобы выкрикивали какие то националистические лозунги. Во время допросов свидетелей следователь все время склоняет версию следствия к якобы имевшей место националистической ненависти.

В поданном мною заявлении в прокуратуру по факту развратных действий в отношении несовершеннолетней следователь также не усматривает состава преступления. На мой вопрос: «Значит, согласно действующему в стране законодательству любой негодяй может брать любого ребенка и удовлетворять свои прихоти?» – следователь ответил утвердительно.

Представитель ОМОНа и представитель РУБОПа высокопарно мне заявили, что если бы с их детьми произошло подобное, они пришли бы разбираться единолично, не устраивая при этом беспорядков. Хорошо рассуждать, когда в кармане корочка, которую можно вытащить в критической ситуации. А что делать нам – обыкновенным родителям, не защищенным законом? Когда даже самую робкую попытку разобраться и урегулировать конфликт представители власти будут растаптывать сапогами своих амбиций. Для того, чтобы отрапортовать в вышестоящие инстанции об «успешной борьбе с проявлениями национализма и экстремизма».

Что будет с нашими детьми, если они вырастут в атмосфере абсолютной незащищенности, какими людьми они вырастут? Каким будет наше завтра?

С уважением, иерей Максим».

 

{mospagebreak title=Вместо эпилога }

Вместо эпилога

 

«России пора вразнос… Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше являться национальным государством, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев. Нет у русского патриота инстинкта продолжения рода и инстинкта самосохранения, а есть инстинкт бессмысленного уничтожения чужих со значительными потерями для себя».

Публицист Валерий Панюшкин

 

«Господи, какие же вы все, русские, крутая сволочь – либералы, фашисты, коммунисты, демократы – без разницы! Пороть вас до крови, сжечь вас в печах – и то мало будет – вы миру не даете ПРОСТО ЖИТЬ. Вы все – одна большая РУССКАЯ сволочь! Чтобы вам сдохнуть – и никакого вам Нового года».

Илья Кормильцев, глава издательства «УльтраКультура», автор текстов ранних песен группы «Наутилус Помпилиус»

 

«Ни о какой новой волне антисемитизма речи не идет. Особое отношение к евреям, у русских в крови, и говорить о снижении или усилении антисемитских настроений нельзя…»

Игорь Яковлев, директор НИЦ Московского городского университета управления Правительства Москвы

 

«… И вот уже на всех федеральных каналах выходит заказуха о том, что рядовой Сычев «сам себя высек», а избиения никакого не было. Но нет сомнения, что наш пакостный народец, оправдывающий убийц в суде присяжных, проглотит всю эту туфту и не подавится».

Александр Мельман, обозреватель «МК»

 

«Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же блядским, как народ, тупым, как народ, таким же отсталым, как народ».

Татьяна Толстая, писатель и телеведущая

 

«Гражданские права существуют для людей просвещенных, сытых, благовоспитанных и уравновешенных. В зоне все откровеннее. Там есть права для всех, кроме как для «опущенных», «для петухов». И дело здесь не в физиологии, а в силе духа, в моральном уровне. Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества. Так что апартеид – это правда, а какие то всеобщие права человека – ложь. Русские в Эстонии и Латвии доказали своим нытьем, своей лингвистической бездарностью, своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали. А когда Нарва требует себе автономии, для меня это равносильно требованию лагерных «петухов» дать им самоуправление».

Валерия Новодворская, публицист

 

«… Концепция «русской нации» является искусственным, надуманным образованием, не имеющим опоры в реальности и в реальной истории».

Равиль Гайнутдин, председатель Совета муфтиев России, член Общественной палаты РФ

 

«… а быть русским – когда быть русским в глазах совестливых людей означает быть нациствующим милитаристом, невежественным, трусливым, норовящим сделать любую гадость, если будет гарантия безнаказанности?»

Яков Кротов, обозреватель радио «Свобода»

 

«Такие вот люди называются быдлом – которые завидуют, ненавидят меня… И эта черта, кстати, свойственна именно русским…»

Ксения Собчак, телеведущая

 

«–… А мужчины русские и чеченские сильно отличаются?

– Это да. Наш маленький этнос все еще живет на своих аятах законах, по которым мужчина должен быть суперхрабрым, суперблагородным. Наши мужчины более активные по жизни, очень любвеобильны. Может быть, у них больше гормонов. Любят поухаживать красиво.

– А если бы кто то решился, вы бы вышли за него замуж? Или никогда?

– Никогда не говори «никогда». Но мысли у меня такой, не в обиду русским мужчинам, не было. Мусульманские женщины могут выходить только за мусульман.

– А за русского выйти – позор?

– Видимо, да… Если она переступает запрет, это считается осквернением».

Айсет Вацуева, телеведущая НТВ

 

«– Если бы моя воля была, вот я серьезно попросил бы каждого состоятельного человека, чтобы они женились, чтобы у них было у каждого по три четыре жены. Это не руководства мнение, это лично Рамзана Кадырова мнение.

– А если русский человек приедет в Чечню найти вторую, третью жену?

– Нет, я категорически против этого.

– Почему?

– Не знаю почему. У нас по обычаю нет этого.

– Но есть же! Чеченки выходят замуж за русских, и чеченцы женятся на русских.

– Не, чеченцу на русской можно жениться, но чеченка – я категорически против, чтобы вышла замуж за других».

Рамзан Кадыров, премьер министр Чеченской Республики

 

«Патриоты» добились именно того, чего желали: условный приговор Александре Иванниковой сначала и неизбежное оправдание сейчас, когда Генпрокуратура потребовала пересмотреть приговор. И, что самое главное, выставили либералов кучкой беззаконных, бандитствующих, русофобов любителей девочек легкого поведения. Тем временем отголосок этого дела виден и в других сферах жизни, например, ЛДПР недавно выступила с законодательной инициативой о лишении российских женщин гражданства в случае, если они выходят замуж за иностранцев. Похоже, времена, когда русская девушка запросто делала минет, прошли».

Анна Арутюнян, корреспондент газеты «TheeXile»

 

1 Под понятием «русская национальность» здесь и далее имеется в виду не чистота крови, а ментальность и самоидентификация большинства населения России.

1 Наурский и Шелковской районы Чечни до 1957 года входили в состав Ставропольского края.

1 Этот конфликт с правоохранительными органами у Зелимхана Кадырова был далеко не первым. Осенью 2000 года в Аргуне он был задержан за незаконное ношение огнестрельного оружия. Вместо того чтобы понести наказание, он был назначен ответственным за подбор кадров для службы безопасности главы республики. Потом в том же Кисловодске он отметился в масштабной драке с дагестанцами, и опять безнаказанно. Описанный выше конфликт в гостинице Кисловодска также разрулил президент Чечни Ахмад Кадыров. Всю вину за содеянное мужественно взяли на себя охранники его сына. Зелимхан умер в июне 2004 года в результате сердечного приступа. В прессе, со ссылками на врачей, звучали предположения, что причиной этой смерти могло стать употребление наркотиков.

2 В качестве комментария: «Районные отделы внутренних дел Грозного на 60% укомплектованы бывшими или действующими участниками незаконных вооруженных формирований, а в отдельных ОВД Чечни эта цифра достигает 80%. С таким утверждением выступил сегодня заместитель генпрокурора России Владимир Колесников на заседании «круглого стола» по вопросам законодательного обеспечения борьбы с терроризмом. Колесников подверг критике некоторые принципы формирования органов внутренних дел в Чечне. По словам замгенпрокурора, «зачастую районные ОВД укомплектованы по родственному и тейповому принципу, без достаточной проверки их на причастность к незаконным вооруженным формированиям». Колесников считает, что в таких условиях крайне проблематично успешное раскрытие и расследование дел террористической направленности следователями постоянных органов внутренних дел (опубликовано в июне 2003 года интернет изданием «Лента ру»).

1 Через 2 месяца прокуратура все же отказалась от своих претензий, сославшись на то, что в Уголовном кодексе РФ нет статьи, по которой можно предъявить такие обвинения. В то же время, как сообщило информационное агентство «Ислам инфо», «в прокуратуре пообещали всячески поддержать мусульман в случае, если они сами обратятся в судебные инстанции по данному вопросу».

1 Вспомним бравые отчеты в выпусках новостей о том, как государство за свой счет депортирует нелегалов на родину. Даже в этом праве – быть выброшенной с исторической родины не за свой счет – Людмиле Журавлевой было отказано.