Глава III
«Холодная война».

 Эпизод I. Империя под ударом

Рубеж 70–80х гг. века минувшего ознаменовался такой степенью конфронтации на мировой арене, что эти события впору отнести к полувоенным – то есть получению таких результатов, которые ранее достигались только в ходе открытых военных действий. Привычное название для этого «холодная война» не отражает полностью всех нюансов, и нам для широкого толкования потребуется ввести понятия подвидов этого штампа.

Сам автор термина «холодная война» (Cold war) Бертольд М. Барух (1870–1965) – в годы Второй мировой войны начальник снабжения армии США – употребил его впервые в своем выступлении на заседании Законодательного Собрания штата Южная Каролина 16 апреля 1947 г. в контексте сравнения со Второй мировой: «Сегодня мы находимся в состоянии холодной войны». Война эта шла со вчерашним союзником – с СССР, с Россией. В дальнейший оборот этот термин запустил публицист Х. Суоп, а уж более широкое употребление он получил благодаря статьям журналиста У. Липпманна в «Нью-Йорк трибюн», в ноябре 1947 г. они вышли отдельным изданием «Холодная война. О внешней политике США» [3.01. С. 31].

Вправе ли мы относить крупнейшую геополитическую катастрофу, каковой является устранение СССР с политической карты мира и утрата им своего политического и идеологического влияния во всем мире, к военной сфере, хотя бы и по результатам? Думается, да. До сих пор такого рода события и установление новой геополитической эпохи всегда были следствием либо одной войны, либо целой их серии, почему бы и нынешнюю ситуацию не назвать чем-то похожим на обыкновенную войну. Это только на первый взгляд может показаться, что настоящая попытка назвать произошедшее явлением близким к войне обречена на несостоятельность. На самом же деле, если тут и не было явных внешних эффектов войны – стрельбы, бомбардировок с воздуха, колонн военнопленных, оккупантов и кровавых расправ над захваченным населением (кстати, на какой-то фазе добивания страны к этому недолго и вернуться, а жители окраин некогда спокойной и безмятежной империи перенесли весь этот набор в самой полной мере), то все остальное – утрата завоеванных позиций, отвод войск сначала из стран Восточной Европы, потом их оставление на произвол судьбы на территории бывших союзных республик, жертвы и разрушения – все это является результатами действий, близких к военным.

В незаметности для широких масс населения и состоит отличие таких  паравоенных действий от обычных войн. Оружие новых «войн» заключается в их страшном разрушающем воздействии, при этом отсутствует внешний эффект. В этом их отличие. А все остальное – по изменениям в геополитической конфигурации, в разорении проигравших государств и народов – как обычно.

Что такое войны обычного характера, хорошо представляют себе все: как правило, воюют с географическими соседями через общую сухопутную границу (либо сначала завоевывают соседей или делают из них союзников и подходят к границе, как поступали Наполеон и Гитлер по отношению к России). Если агрессора и жертву разделяют моря, то значит, накапливаются достаточные силы для преодоления оных и захватчик высаживает десант. Существуют и войны, которые ведутся исключительно на море. Между началом войны и ее окончанием происходит взаимоистребление противоборствующих сторон: наступления чередуются с позиционными боями и отступлениями. Проходит какой-то промежуток времени, и война заканчивается. Победитель диктует проигравшему свои условия, на основании которых его оставят в покое. (Вариант: победитель оккупирует всю территорию проигравшего, и договор в таком случае подписывать не с кем.) Так в истории было всегда – с тех самых незапамятных времен, как прачеловек взял в руки палку, а может быть и камень, и нанес им удар по представителю соседнего племени. Никто не спорит – в значительной степени это актуально и сегодня, да так будет и всегда!

Но еще большее значение к настоящему дню приобрели другие «войны» (оставим пока вокруг них кавычки). Они уже отмечены дотошными исследователями, но пока они ещё не получили своего окончательного наименования, а носят только некие довольно условные. Разные авторы называют их по-разному, не стремясь сильно-то утвердить какое-то одно, уточняя прежнее широкое понятие «холодной»: «война без войны» [3.02. С. 3]; неортодоксальная [3.03. С. 100]; политическая [3.04. С. 46]; необъявленная [3.05; 3.06. С. 10]; разведывательная [3.07. С. 268]. Специалисты из Гудзоновского Института Г. Кана пользовались термином «нестандартные» войны. Даже ортодоксальные коммунисты, которые воспринимают происходящее только через труды К. Маркса и В. И. Ленина, и где о перестройке ни слова, признают некую новизну. Р. И. Косолапов констатирует: «Это тоже была борьба, для которой социологи и политологи еще не придумали определения» [3.08. С. 72].

На обычных войнах много стреляют и много убивают. Здесь тоже бывает, что стреляют – никто не спорит, но делается это редко и только в виде исключения. Главное здесь – достичь тех же целей, что и в обычной войне, но практически без единого выстрела – чтобы явными действиями не вспугнуть врага. Эти «войны» (далее мы кавычки снимаем и больше не применяем) не что иное, как конфликты уровня обычной войны: «Некоторые специалисты полагают даже, что мир вступает в период войн нового поколения, направленных не столько на непосредственное уничтожение противника, сколько на подрыв его военной мощи изнутри, достижение целей путем политического и экономического давления» [3.09. С. 121; 3.10. С. 3].

Для кого-то эта тема не новость, хотя бы потому, что об этом же писал еще китайский полководец Сунь Цзы: «Обычно правило ведения войны таково: важнее сохранить государство противника в целостности, чем разгромить его. <…> Поэтому сто раз вести бой и сто раз одержать победу не является лучшим из лучшего. Лучшее из лучшего заключается в том, чтобы покорить войско противника без боя. <…> Кто искусно ведет войну, тот покоряет чужие войска без сражения, захватывает чужие крепости без осады, сокрушает чужие государства без длительной кампании. Непременно сохранив все в целости, борется за господство в Поднебесной. Поэтому, не прибегая к войне, можно иметь выгоду. Это и есть правило стратегического нападения» [3.11. С. 41–42]. Как эти войны соотносятся с обычными, учитывая, что слова, приведенные нами, принадлежат человеку, жившему в VI–V в. до н. э.? Можно признать, что они во многом  параллельны, потому, что они могут вестись одновременно с основной – нисколько ей не противореча, а наоборот, ускоряя достижение целей. В древности перед битвой воины диких племен исполняли боевые танцы, заражая друг друга агрессивной энергией, лица и тела «украшались» боевой раскраской (что также исполняло роль своеобразного «мундира» на поле боя и помогая древним полководцам идентифицировать по принципу «свой – чужой»), а непосредственно перед битвой наводили ужас на противника своими леденящими душу криками, стуком дубины (потом меча) о щит, и т.д.; противник, естественно, поступал так же. Лагеря укреплялись не только частоколами и рвами, заполненными водой, но и черепами поверженных врагов, рядом с которыми всегда оставлялись пустые места – как бы говоря атакующим, что эти места вакантны. Всё это влияло на психическое состояние противника. Надо сказать, что это не было чьим-то отдельным изобретением, а было присуще всему дикому обществу.

Развитие военно-морского дела перенесло с собой такие действия на море – до конца существования парусного флота сохранилась практика наименования судов именами святых покровителей и золотые (!) украшения на верхней палубе, что составляло до 1/5 стоимости всего корабля. Эти «украшения» должны были, по замыслу кораблестроителей, повергать противника в трепет и, наоборот, укреплять дух своих моряков…

Таков вкратце исторический обзор того, что принято называть  информационно-психологической войной .

Вторая мировая война, как показывает её более пристальный анализ, была войной синтеза старых устоявшихся методов и новых, где частями единого целого выступили боевые действия обычных сухопутных войск и сил флота, воздушная война, подводная война, малая война (партизаны СССР и Югославии), пропагандистская война (министр пропаганды Геббельс против начальника Главного Политического Управления А. С. Щербакова и Лондонского радио и др.). По заданию Гитлера также пытались подорвать финансовую систему Великобритании, наладив довольно качественный выпуск поддельных фунтов стерлингов (операция «Бернхард») и даже со своими шпионами расплачивались этими банкнотами (пример турецкого подданного Эльяса Базна, инициативно предложившего свои услуги немецкому посольству в Анкаре – операция «Цицерон»), но успеха такая финансовая война не имела. Тем не менее у Геббельса зародилась идея «тотальной войны», и это не было обычным пропагандистским штампом. Тотальная война – это когда воюет вся система. Увы, по разным причинам соответствующей оценки у наших аналитиков это не получило, и Вторая мировая или Великая Отечественная рассматривалась только как война традиционная. И вот вам результат…

Эти войны, в сравнении с предыдущими, имеют качественно новое содержание. Новая динамика борьбы так повлияла на характер войн, что задела сферы, которые ранее непосредственно в столкновении не участвовали – это совсем не значит, что глубокий тыл готов в любой момент превратиться в передовую, теперь это не так – он и есть передовая. «Теперь войны включают не только армии, сражающиеся между собой на обособленных театрах войны, не только генералов, но и государственных деятелей и народ; не только стратегию, но и политику; не только военную науку, но и дипломатию, экономику и общественные науки. Тотальный характер войны, все охватывающий, всюду проникающий характер современного столкновения, ведет к тому, что все большее значение приобретают невоенные стороны войны» [3.12. С. 153]. Новым является и то, что эти войны увеличивают пространственный размах до планетарного масштаба. Весь мир, включая и околоземное пространство, вовлечен в противостояние. Осознание этого отразилось в названии одного из американских документов: «Стратегическая концепция «Всеохватывающее господство».

Временные масштабы также необыкновенно велики. Так, «холодная война» зародилась году в 1945–1946м (не будем уточнять здесь дату начала, хотя бы потому, что если для обычной войны началом можно считать переход границы, а окончанием – подписание мирного договора и т.п., то эти «войны» такого удобства лишены) и не прекращается до сих пор, хотя многие и многие задаются банальным вопросом: кончилась она или нет?! Хотите знать, спросите у жителей Югославии или Ирака. Спросите у руководства Китая, который поднял знамя, выпавшее из рук павшего Советского Союза.

Такие войны лежат где-то в диапазоне между политическим давлением обычного характера и войной в явном виде. Видимо, осознание наличия в современном обществе такого рода войн требует уточнения самой простой категории: «Мир как отсутствие войн», например, дифференциации такого рода: «Мир как отсутствие войны и мир как отсутствие процессов, подобных «перестройке»?

Именно фактор неявности этих войн (до поры, до времени), невидимости, необъявленности может являться ответом на вопрос: почему проиграли «перестроечную» войну. Потому что главный принцип в этих войнах – наступательность. Это подчеркивает, что первый успех, и причем значительный, может быть только за агрессором. А так как русские агрессорами в конфликтах практически не были, то они просто обречены на первичное поражение. (Разумеется, и обычные войны, как правило, выигрываются за счет наступательных действий. Хотя могут быть и исключения – Германия в 1918 г. признала свое поражение тогда, когда ее войска на западе находились на территории Франции, а на востоке – в России, поскольку против кайзеровской Германии была проведена нетрадиционная война под названием «революция»). Сдержать такую «войну» на границе никогда не удается. И в такой войне реванш возможен только в полном объеме, здесь не как в обычной войне: сегодня вы у меня отобрали территорию – завтра я ее верну себе. Здесь отбирается практически все или ничего.

Информационно-психологическая война: Отработка «ноу-хау»

Об этой войне, как наиболее ощутимой и к тому же занимающей наибольший удельный вес среди других подвидов, соответственно и больше литературы. Мы не станем пересказывать ее содержание, а сосредоточим свое внимание на аналитических разработках и на том, что жертвами ее атак стало не только советское общество в целом. Сконцентрированное, безошибочное, высококачественное ее наступательное воздействие было предназначено и для управленческой элиты СССР. Были разработаны, апробированы и применены  законы поведения информации при прохождении через сознание людей в сложной, динамично развивающейся, психически неоднородной (устойчивой и неустойчивой) социальной среде. Целью информационно-психологической войны было через явную – со стороны идеологического аппарата США – и через неявную – уже опосредованно со стороны непосвященной части советских СМИ –  подмену понятий добиться доведения объектов воздействия до измененного состояния сознания, сужения интеллектуальной базы, встраивания в свой контур управления.

В целом, как это хорошо известно, «психологическая война» – это в широком смысле целенаправленное и планомерное использование политическими оппонентами пропаганды и других средств (дипломатических, военно-политических, экономических и т.п.) для прямого или косвенного воздействия на мнения, настроения, чувства и, в итоге, на поведение противника с целью заставить его действовать в нужных направлениях. На практике термин «психологическая война» чаще употребляется в более узком смысле: еще недавно он трактовался как совокупность идеологических диверсий империализма против стран социализма, как подрывная антикоммунистическая и антисоветская пропаганда, как метод идеологической борьбы против социализма. Аналогичным образом понятие «психологическая война» использовалось и в рамках конфронтационного мышления на Западе как совокупность приемов, применяемых «восточным блоком» для подрыва духовно-психологического единства сторонников западной демократии [54. С. 322].

Американцы занимались разработками в этой области со времен Второй мировой войны: «В 1943 году <…> в уставном документе американской армии (наставление М33–5) впервые появилось понятие «психологическая война». Расшифровывалось оно так: «планомерное ведение пропаганды, главная цель которой заключается в том, чтобы влиять на взгляды, настроения, ориентацию войск и населения противника, населения нейтральных и союзных стран, с тем, чтобы содействовать государственным целям и задачам» [61. С. 74]. И естественно, свертывать это направление научных разработок после войны не торопились. Совсем наоборот, в 1948 г. СНБ США рекомендовал предпринять «огромные пропагандистские усилия» против СССР. Планированием зарубежной пропаганды стал заниматься специальный орган – Аппарат по связям с общественностью за рубежом. Из государственного бюджета ему было выделено в 1949 г. 31,2 миллионов долларов, в 1950 г. – 47,3 миллионов [61. С. 82].

В то время как США отрабатывали свои технологии, разворачивая их практическое применение, в СССР в этой сфере шло одностороннее разоружение, что заметно на таком конкретном примере, как закрытие Военного Института иностранных языков (ВИИЯ) ВС СССР, где на 4м факультете обучали разложению войск и населения противника [3.13. С. 175]. (Насколько важен был этот факультет, можно судить по тому, что его слушатель Ю. И. Дроздов стал впоследствии начальником нелегальной разведки КГБ СССР.) Вполне понятно, что для нашего исследования, в контексте дальнейших событий, закрытие этого учебного заведения представляется исключительно важным. Последующая замена целого научного направления пропагандистскими акциями типа книжек небезызвестного генерал-полковника Д. Волкогонова, чрезвычайно значима – в стране перестал действовать коллектив специалистов, занятых в информационной войне. А в США разработали ряд технологий.