Удача от рождения

Душа просто пела победную песню. Жизнь приносила один приятный сюрприз за другим. Дядюшка, милый дядюшка добился перевода в Москву. Своих детей у дяди не было, и вся нерастраченная отцовская любовь досталась ему – Назару Савчуку. Сотруднику окраинского посольства в Белоруссии. Точнее уже бывшему сотруднику. Утром он улетает в Москву. А там … там головокружительная карьера в составе делегации с самим главой Окраины, Верховным Гетманом. Назару уже мерещились обложки глянцевых журналов, где запечатлен момент рукопожатия глав Окраины и ЛЕР. А на втором плане маячит его нескромная персона. Ох, и будут же головы кружиться у московских красавиц. Красавицы вообще были показателем успеха для Назара. Есть у тебя красавицы – жизнь удалась, нет – ты неудачник, приятель. Ну и машины, спортивные и непременно красного цвета. И пентхаус. Сложи все эти три составляющие и ты равен богу.

Вот и сейчас Назар, прогуливаясь по вечернему Минску, шел домой от Юленьки, существа безгранично милого и очаровательного, но настолько же безгранично меркантильного. В целом народ в Белоруссии был лишен таких пороков как меркантилизм, мании всеобщего потребительства и культа «золотого тельца». Это было заслугой жесткого, даже порой тоталитарного режима, который управлял страной на протяжении десятилетий. Здесь не было «демократий», партия была всего одна и именно из ее состава избирался глава государства – Генеральный секретарь социалистической партии. Несмотря на то, что Назар получил прозападное демократическое воспитание, находясь в Минске, он видел явные плюсы социалистической системы. Вот вроде бы минус – возможности личного обогащения для каждого гражданина были ниже, чем в той же Окраине. Но на самом деле это оказывалось плюсом – в Белоруссии отсутствовало сильное социальное расслоение населения. Не было разделения на очень богатых и на практически нищих. На Окраине, к примеру, 90 процентов национальных богатств принадлежало 3-м процентам населения. Здесь же национальное достояние было более или менее распределено между населением. Равенство было краеугольным камнем белорусской идеологии. Такова была политика правящей партии, в стране было запущено множество механизмов, которые воплощали эту политику в жизнь. Например, очень много видов деятельности, таких как казино или валютные спекуляции, были объявлены вне закона. Во многих отраслях экономики было введено государственное планирование и регулирование. И такую экономическую модель поддерживало большинство.

Но большинство это еще не все. Были и такие индивидуумы как Юленька. Природа наградила ее потрясающей красотой и непреодолимым желанием эту красоту использовать для получения всяческих материальных благ. И виды она имела на Назара нешуточные. Отбиваясь от многочисленных поклонников, Юленька отдавала всю себя юному дипломату, исполняя его малейший каприз, в тайне надеясь когда-нибудь стать женой посла. Ей снились фраки и роскошные вечерние платья, длинные черные лимузины, искрящееся шампанское в узких фужерах. Подобные видения полностью затмевали Юленьке разум и она не могла видеть, что Назар ею просто и незатейливо пользуется.

Когда  Назар рассказал ей про свой перевод в Москву и предложил отправиться вместе с ним, у Юленьки случился настолько сильный выброс гормонов счастья, что еще бы немного и ее рассудок просто попрощался со своею хозяйкой. В отместку она подарила Назару такую ночь любви, которую невозможно будет забыть и через 10 лет.

Естественно Назар не собирался ее никуда везти. И сейчас, прогуливаясь по ночной минской алее, он просто откровенно забавлялся мыслью о том, как сейчас Юленька мечется по своей квартире собирая чемоданы. Интересно, сколько она его прождет, прежде чем поймет, что это был всего лишь розыгрыш? Сутки? Или неделю?

А еще в его нагрудном кармане лежал маленький пластиковый пакетик. С кокаином внутри. В Белоруссии наркотики были признаны веществами, угрожающими безопасности страны. За крупную партию продавец мог запросто получить «вышку». Лица, употребляющие наркотики, подлежали обязательному принудительному лечению.

Но Назар знал пару мест, где можно было прикупить «порошок счастья». И вот сегодня, в ночь перед отлетом в Москву, он решил себя побаловать. Эххх … красотка Юленька, своя шикарная квартира, куда он сейчас направляется. Тепленькое место в Москве. Да он просто хозяин жизни! Может быть, стоит завтра Солнцу приказать встать на западе? Назар подумал о своих коллегах. Некоторые из них просто погибали на работе, приходя и уходя затемно. Они грезили бурным карьерным ростом. Дураки, карьерный рост и все приятное, что к нему прилагается, не заработать тяжким трудом в кабинетах. Это дается при рождении. Вложил господь бог тебе золотую ложку в рот, будешь счастливым. И у Назара эта ложка была.

- Извините, у вас не будет зажигалки?

Ну и кто посмел нарушить такой приятный ход мыслей? Назар поднял глаза. Сначала он увидел высокий каблучок, потом колготки в крупную сетку. Мини-юбку, ну ооочень мини. У Назара перехватило дыхание. А шоу, тем временем, продолжалось. Плоский загорелый животик, легкомысленный розовый топик, облегающий небольшую, но очень красивой формы грудь. Назар поднял глаза чуть выше – длинная изящная шея, огромные голубые глаза и копна огненно-рыжих волос его добила. Да за это все вместе можно зажигалку просто подарить. Даже такую замечательную, как у Назара.

Назар моментально включил одну из своих самых обворожительных улыбок и сделал несколько грациозных шагов по направлению к незнакомке. Отточенным движением достал из кармана брюк маленькую золотую безделицу, затянутую в крокодиловую кожу. Надавил на рубин – зажигалка выплюнула маленький голубой огонек.

- Прошу вас! – Назар эту фразу залил изрядным количеством меда.

Незнакомка подкурила от зажигалки длинную тонкую сигарету и с легким заигрыванием посмотрела ему в глаза. От этого вызывающего взгляда Назара прошиб разряд. Глядя на остолбеневшего «хозяина жизни», незнакомка улыбнулась и вытащила руку из сумочки. В ее ладони оказалась небольшая черная коробочка. Рыжая бестия направила ее на Назара и нажала на кнопку. Коробочка выплюнула два заостренных электрода на проводках, которые с легкостью пробили одежду Назара. И тут его прошиб электрический разряд во второй раз, но уже по-настоящему. Пятьдесят тысяч вольт это не шутка. Мышцы моментально скрутило, руки-ноги отказались повиноваться. Он начал заваливаться на девушку. Та, с неожиданной для ее комплекции силой, подхватила и уложила его на асфальт. Назар напряженно пытался вздохнуть. А незнакомка вдруг громко закричала:

- Что с вами? Вам плохо?

Назар мог только пучить глаза и невыразительно хрипеть в ответ. В это время из городского потока выскочил автомобиль скорой помощи и припарковался возле лежащего на тротуаре мужчины. Открылась дверь, и оттуда выбежали врач и медбрат. Врач спросил девушку:

- Что с ним случилось?

- Он шел, потом вдруг схватился за сердце и упал.

- Наверное, приступ. Вы его знаете?

- Нет, вижу впервые.

- Жаль, надо как-то сообщить близким, куда мы его доставим. – И уже обращаясь к медбрату, добавил. – Давай, берем. Дотащим без носилок.

Мужчины закинули руки Назара к себе на шеи и быстро поволокли  его к «скорой». Автомобиль включил сирену и понесся спасать очередную жизнь.

Через два часа, из дверей минского кардиологического центра вышел Назар. Вдохнул полной грудью, достал телефон и приложил его к уху.

- Дядюшка? Вам уже сообщили? Нет, ничего страшного. Врачи сказали, что я просто переволновался. Видимо да, из-за перевода в Москву. Спасибо вам еще раз огромное! Не переживайте, буду себя беречь, конечно. До свидания, дядюшка.

Назар убрал телефон. Вернее, уже не Назар. Из дверей кардиоцентра вышел Дима. И рыжая незнакомка, и врачи «скорой» были сотрудниками белорусской безопасности. Операция по замене Назара на Диму прошла идеально. Того отвезли в больницу, вкололи лошадиную дозу транквилизаторов, упаковали в большую коробку, вынесли через черный ход и погрузили под видом медицинского оборудования. Дима заранее поинтересовался у Глеба, что же будет с Назаром. «Добро для него сделаем, от наркомании вылечим. Ну и оставим в качестве заложника на случай осложнений» – ответил Глеб. Осложнения могли быть только в том случае, если Дима провалится. Но об этом хотелось думать еще меньше, чем о судьбе Назара.

К медицинскому центру подкатил автомобиль окраинского посольства. Водитель вышел и открыл Диме дверцу. Дима сел. Не подозревающий о подмене шофер уселся на свое сиденье. Ну вот, прошли одну проверку, но сколько их еще впереди и как же, наверное, тяжело будет жить чужой жизнью. Хоть Глеб уверяет, что в Москве не будет никого, кто хорошо знал бы Назара. Москва. Дима не верил, что уже завтра он там окажется. После тренировочного лагеря, череды пластических операций и подготовке к замене Назара, Диме жизнь в ЛЕР представлялась неясными воспоминаниями из далекого детства. И завтра придется в эти воспоминания вернуться.