Высшее образование

Разумеется, ни одно государство не может существовать без своей полноценной системы высшего образования. В интересующий нас период, высшая школа активно развивалось, что является общеизвестным фактом. Сапрыкин опять ничего нового не поведал.  Тема была подробно и детально изучена признанным специалистом в данной области - А. Е. Ивановым, в его фундаментальном труде «Высшая школа в России конце XIX - начала XX века» (М. 1991 г.). По его данным в 1913/1914 учебном году численность студентов составила  123 532 по всей империи (135 065 к 1917 году). Его статистические данные принимаются целым рядом авторитетных учёных, так, например, на него ссылается профессор Жуков В. И. (См: «Высшая школа России: история и современные сюжеты»  М. 2000).

Но Сапрыкин и эти данные ставит под сомнение: «Подсчет А.Е.Иванова дает несколько меньшую сумму – 123,5 тысяч студентов. Однако, по целому ряду позиций (например, военным и военно-морским учебным заведениям) он сильно занижен. Это объясняется, на мой взгляд, тем что А.Е.Иванов опирался, в основном, на данные «Отчета Министра народного просвещения за 1913 год». (Пг., 1916, ведомость № 6). А данные одного ведомства в дореволюционной статистике всегда требуют корректировки в сравнении с данными других ведомств. По-видимому из подсчетов здесь выпали военные училища (исходя из российского законодательства, аналогии с гражданскими вузами, соотнесения программ и сроков обучения их очевидно нужно относить к высшим учебным заведениям), а самая большая Военно-медицинская академия попала в другую категорию. Кроме того, существуют методические проблемы: например, следует ли считать некоторые общественные учебные заведения для женщин, где обучались после окончания гимназий к высшим учебным заведениям? Наша таблица сведена из разных источников по категориям и все учебные заведения послегимназического уровня рассматриваются как «высшие». Безусловно, и эти данные не являются окончательными, а требуют дальнейшего уточнения. Окончательные данные могут измениться на несколько тысяч учащихся в ту или другую сторону».

Можно ли считать вышеперечисленные учебные заведения (которые почему-то всегда относились к средним) собственно высшими – это отдельная тема, к которую сейчас затрагивать не будем. Остановимся на другом. Когда Сапрыкин сравнивает систему высшего образования России и, скажем, Англии, то включает в подсчёт для России всё, вплоть до курсов иностранных языков. А вместе с тем в Англии в тоже время помимо "университетов" существовала широкая сеть так называемых Further Education Institutes, которые готовили специалистов по конкретным специализациям и также имели статус высших учебных заведений[145].

Систему образования следует считать полноценной и адекватной времени, ни тогда, когда о ней пишут хвалебные панегирики, а когда она в состоянии обеспечить страну достаточным количеством компетентных специалистов. Чего, конечно же, не было.

Об острой нехватке специалистов докладывал сам П. Н. Игнатьев в 1916 году: «…я почитаю долгом привести справку, что в то время как в Англии, во Франции и других странах Западной Европы один врач приходится примерно на 1400-2500 жителей, у нас число это возрастает до 5450. По собранным мною данным только для удовлетворения наиболее скромных требований, обеспечивающих население врачебной помощью, при котором один врач приходился бы на 3900 человек - существующее число врачей должно было бы увеличиться на 12800 человек, для чего потребовалось бы открытие по крайней мере 10 новых медицинских школ. В нелучшем положении находится и постановка ветеринарной помощи. По данным, собранным Министерством внутренних дел, для более или менее правильного устройства ветеринарного надзора потребовалось бы по меньшей мере 8000 ветеринаров, в то время, как их имеется немногим более 3000 человек и существующие 4 ветеринарных института не в состоянии значительно увеличить свои выпуски. Наконец, недостаток специально образованных фармацевтов поставил нашу фармацевтическую промышленность в полную зависимость от иностранных рынков» - далее министр указывает на необходимость дальнейшего расширения системы образования «Между тем, в то время как число высших специальных школ только за последние 25-30 лет увеличилось на 15 учебных заведений, число упомянутых факультетов остается без изменений с 1876 г., т.е. с открытием Новороссийского университета, т.к. учрежденные после него университеты Томский и Саратовский существуют до сих пор без этих факультетов. Наконец, многообразные потребности государственной и общественной жизни требуют участия в разного рода государственной и общественной деятельности лиц с высшим юридическим и финансово-экономическим образованием. Таким образом, для удовлетворения изъясненных неотложных потребностей страны в лицах с высшим образованием, возникает необходимость прежде всего в открытии высших медицинских и физико-математических, затем историко-филологических и, наконец, юридических школ»[146].

Об острой нехватке квалифицированных кадров писали и многие историки. Дефицит кадров привёл к тому, что правительство вынуждено было принимать на низшие должности лиц, не имевших высшего образования[147]. А с началом войны дошло до того, что врачей и разного профиля инженеров стали обучать по сокращённым программам и выпускать досрочно[148]. Т.е. ситуация значительно ухудшилась. На самом деле такие факты были нередки и ранее, например, Костенко Владимир Полиевктович вспоминал в своих мемуарах эпизод, когда в годы Русско-японской войны пришёл «приказ  Главного Морского штаба, предлагающий немедленно подготовить весь состав старшего курса механического отдела к досрочному производству в инженер-механики флота. Воспитанники выпускного курса механического отдела будут выпущены во флот без всяких экзаменов и защиты дипломных проектов» [149].

Почему же система образования России была не способна обеспечить страну достаточным количеством квалифицированных кадров? Ответ прост и совершенно очевиден всем, кроме Сапрыкина -  соотношение населения/численности студентов были не в пользу России.

Если, например, в Германии с населением в 66,9 миллионов человек в 1913 году было достаточно системы высшего образования, способной вместить в себя 139 000 студентов[150] (выходит 20,7 студентов на 10 000 от всего населения), то для Российской империи с населением более 170 миллионов (три Германии подряд) системы высшего образования, способной обучать одновременно 123,5 тыс. студентов, было явно недостаточно. И даже 145 тыс. было бы тоже совершено недостаточно. Надо было как минимум 300 000, чтобы гарантировать такую же обеспеченность квалифицированными специалистами, как у Германии.

Чтобы не быть голословными, приведём некоторую статистику. В 1890 году численность студентов высших учебных заведений на 10 000 человек составляла: в России - 1, в тоже время в Австрии этот показатель составлял 7, в Великобритании - 4, в США – 10, в Германии - 6, во Франции – 5, в Японии – 4. К 1914 году этот показатель составил: в России - 8 (сравните с США 1890 года?!), в Австрии - 14, в Германии - 12, во Франции - 11, в Японии - 11[151].

Более наглядное сравнение количественных показателей дают в своей статье современные экономисты  С. Пястолов и А. Шатин (см. график) [152]:

 

Как видно, хотя количественный рост и шёл (опять же Япония развивалась ещё быстрее), российская система высшего образования по количественным показателям и близко не подошла к передовым державам того времени.

Следовательно, точка зрения Сапрыкина совершено необоснованна, и, в частности, его критика позиции учёных: «странный вывод о том, что «В высшем образовании Россия отставала от Германии в 3,4 раза, а в университетском – в 6 раз» в свою очередь сама весьма странна.

Стоит также сообщить, что кроме количественных показателей известный исследователь этой области А. Е. Иванов  указывает на такой негативный аспект, как институциональное отставание отечественной системы высшего образования. По его мнению: «российская высшая народно-хозяйственная школа не могла предоставить абитуриентам того изобилия необходимейших российской экономике специализаций, которые предлагались западноевропейской». Так как «Их оперативно корректируемая многофакультетная структура была очень гибко приспособлена к потребностям капиталистической экономики». Кроме того в России не прижились так называемые смешанные университеты[153].

Как видно, даже в высшем образовании всё было далеко не так радужно, как пытается убедить нас Сапрыкин.